Вход
Текущее время Пт Апр 19, 2019 9:24 pm
Найти сообщения без ответов
Джон Ди
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Terra Monsalvat -> Персоналии
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Сб Дек 08, 2007 8:24 am
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Фронтиспис книги Артура Ди «Химический сборник» («Fasciculus Chemicus»)

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Blind
Рыцарь Царственной Секиры


Зарегистрирован: 25.09.2007
Сообщения: 405
Откуда: Северо-запад России.

СообщениеДобавлено: Ср Дек 12, 2007 11:35 am
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Доброго времени суток.

Есть ли эти книги на русском?

The Enochian Evocation of Dr. John Dee
edited and translated by Geoffrey James
ISBN #0-935214-06-2
Publisher: Heptangle Books and Gillette, 1984.


The Hieroglyphic Monad
by Dr. John Dee and translated with commentary by J.W. Hamilton Jones
ISBN #0-877-28-276-5
Publisher: Samuel Weiser, Inc., 1975



A True and Faithful Relation of What Paffed for many Yeers Between
by Meric Casaubon, D.D.
ISBN #0-939708-01-9
Publisher: Magickal Childe Publishing, Inc., 1992. Original text first published in 1659.

_________________
"Учись сохранять молчание, чтобы ты мог знать, как говорить".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вт Янв 22, 2008 10:11 am
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

2 Blind
Цитата:
The Hieroglyphic Monad
by Dr. John Dee and translated with commentary by J.W. Hamilton Jones

В точности этой книги нет, но на первой странице в этой теме имеется ссылка на русский перевод "Иероглифической монады"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вт Янв 22, 2008 10:14 am
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Джон Ди и тайные общества

Рон Хайслер


Джон Ди – ученый и выдающийся маг, ведущий английский математик на протяжении двух десятилетий, лишь в последние годы его репутация стала надлежащим образом освобождаться от напраслины, возведенной эрой воинствующего рационализма на те печально известные эпизоды вызова ангелов, в каковые он был вовлечен в 1580-х годах. Отвратительная редакция ангелических дневников Ди, осуществленная Мериком Касобоном в 1659 году, которая включает не все сохранившиеся книги, дает нам ненамного больше, чем впечатление от патетического стремления Ди к общению с ангелами с разочаровывающее скромными результатами. Мне хотелось бы установить политическое и религиозное значение этих эпизодов, а также найти те ключи к культуре тайных обществ позднеелизаветинской эпохи, которые они дают.
Религиозные воззрения Ди всегда были раздражающе темны. Не вызывает сомнений, что он был своего рода протестантом. Во времена Эдуарда VI он был связан с реформаторами. Курьезный случай в период правления королевы-католички Марии, когда в 1555 году в ходе расследования Court of Requests (комиссия Звездной Палаты) его обвинили в том, что, имея злой умысел, он составил гороскоп королевы и ее испанского супруга, сомнителен, ибо некоторые из его сотоварищей по этому потенциально преступному предприятию впоследствии доказали, что являются самыми что ни наесть преданными слугами католической монархии. 1

Прошел ли Ди через фамилизм? Мы знаем о его тесных связях с книготорговцем Арнольдом Биркманном, ибо в своем письме, датированном 1604 годом, Иоганн Радермахер упоминает об их встрече в лавке Биркманна более чем за сорок лет до этого. В 1577 году Ди сообщает картографу Абрахаму Ортелиусу (фамилисту), что корреспонденция в Антверпен могла бы быть доставлена слугами Биркманна. 2 Последнего долгое время подозревали в принадлежности к «Семье Любви» (Family of Love) – тайному обществу с несколькими уровнями членства, каковые, очевидно, имели спиритуалистический характер и занять которые могли в равной степени как католики, так и протестанты из Англии, стран Бенилюкс, Германии и Франции. В 1585 году лондонская лавка Биркманна перешла в руки фамилиста Арнольда Милия, который женился на его дочери. 3 Ди жадно исследовал все пограничные области знания, и флирт с фамилизмом должен был быть для него вполне типичным. Один из сотоварищей Ди по учебе, сэр Филип Сидни, был очарован этой сектой: имеется письмо к Сидни его близкого друга, французского ученого Юбера Ланже (Hubert Languet), присланное из Антверпена, где Ланже гостил у печатника Кристофера Плантина, наиболее на сегодняшний день памятного фамилиста. 4 Самым значимым покровителем Ди была королева Елизавета, а факт того, что после смерти ее обвиняли в приверженности этой секте, остался на удивление незамеченным. 5

Был ли Ди когда-либо посвящен во франкмасонство? Нет ничего, что говорило бы в пользу этого, хотя он, очевидно, энергично интересовался вопросами архитектуры, сферой, каковая в Англии была весьма неразвита даже к середине XVI века, если судить по недостатку печатных работ, доступных на английском языке. У Ди было пять изданий Витрувия; его экземпляр 1567 года испещрен заметками, касательно архитектуры. Мы не располагаем прямыми доказательствами какого-либо интереса к тайнам, связанным с Храмом Царя Соломона. С другой стороны, в 1576 году он написал «Историю Царя Соломона, всех трех лет, его путешествия в Офир, со множеством иных редкостей», 6 фрагменты которой были напечатаны Пурхасом (Purchas) год спустя. 7 Упомянутые путешествия были предприняты моряками Соломона, которого обучили искусству мореплавания мореходы Хирама из Тира, без чьей помощи никогда не был бы, конечно, построен Великий Храм Иерусалимский, что известно каждому масону. В 1590-х по возвращении (весьма благоразумном) после злоключений в Богемии, где по обвинению в ложной трансмутации томился в тюрьме Келли, финансовое положение Ди было довольно шатким. Он неустанно искал службу, которая принесла бы ему финансовую стабильность. Запись в его дневнике от 7 декабря 1594 года гласит: «И на восьмой день, побуждаемая Лордом Адмиралом и отчасти Лордом Бакхерстом, Королева повелела Лорду Архиепископу, чтобы я занял место доктора Дэя в церкви Св. Павла». 8 Чарльзу Говарду, лорду Адмиралу, и Томасу Сэквиллу, лорду Бакхерсту, отводится важная роль Новой книгой конституций (1738) Джеймаса Андерсона: оба они названы Великими Мастерами масонства.

Дабы проникнуть в смысл печально известных сеансов 1580-х, думаю, необходимо в первую очередь взглянуть на коллег Ди. Долгое время игнорировались некоторые моменты переписки Ди с Роджером Эдвардсом, чьи полномочия остаются несколько туманными. Тем не менее, у Эдвардса были весьма обширные связи: среди его покровителей были граф Херефорд, лорд Берли (Burleigh) и, как кажется, сама королева. Существует письмо к Берли, датированное 13 апреля 1574 года, в котором Эдвардс описывает ситуацию в странах Бенилюкс. 9 Книга истинно Благочестивых Псалмов, единственное изданное его произведение посвящено Летиции Деверьё, виконтессе Херефорд. Дочь сэра Фрэнсиса Кноллиса, она была матерью злосчастного Роберта, будущего графа Эссекского. В своем посвящении Эдвардс упоминает, что был «вассалом» графа Херефорда. 29 марта предыдущего года Эдвардс послал Берли трактат для вручения его в подарок королеве. Два месяца спустя, 28 мая, он хвалится мистеру «Марчу», что книга «с благосклонностью была принята» ею. 10

Разум Эдвардса постоянно одолевали апокалиптические настроения. В 1580 году он написал «Фантастическую книгу» (так озаглавил ее позднейший владелец манускрипта) об «Обращении иудеев», от коего события будет зависеть наступление миллениума. Манускрипт Эдвардса оказался среди бумаг лорда Берли. 11 То, что осталось от его с Ди переписки, датируется промежутком между 13 июля 1579 года и 16 июля 1580. В одном из писем Ди обращается к нему как к «моему возлюбленному другу Р. Эдвардсу». Это было одно из тех писем, что предположительно принадлежало кругу, в чей состав входили «Томас Линкольн» (по-видимому, епископ Линкольнский) и «У. Сестрен». В поврежденном письме, в котором пропущены весьма важные слова, Эдвардс ссылается на «Уильяма Герберта», относительно которого неясно, кто имеется ввиду: граф Пембрукский или апокалиптический поэт. 12 Возможно, последний: Уильям Гарберт из Сейнт-Джиллима, коего Ди упоминает в своей дневниковой записи от 1 мая 1577 года, как приславшего ему некоторые замечания, касательно Monas Hieroglyphica. 13 Гарберт, который в своей поэме поносит и Шекспира, и Самуэля Даниэля, 14 был другом Джошуа Сильвестера, лучшего переводчика Божественных недель дю Барта (Du Bartas); сам Гарберт сделал потерянный ныне перевод Uranus дю Барта, каковой преподнес лорду Ламли. Где-нибудь в другом месте я покажу, что популярность дю Барта в позднеелизаветинскую эпоху основывалась на гугенотском масонском резонансе: его Божественные недели были квазимансонским текстом. 15 В Пророчестве Кэдволлера, последнего Короля Британцев поэт из Уэльса изображает Якова I в образе второго Брута, который вернулся, чтобы вновь объединить королевство британцев, столь лихо разделенное на три части королем Лиром. Как полагает Гарберт, «расчлененная… падением своей первой монархии», Британия будет восстановлена королем, что «объединит три в одном и одно в трех», ознаменовав, тем самым, новый золотой век, в котором война будет посажена на цепь. 16

Схожие милленаристские настроения никогда не были чужды и рассудку Роджера Эдвардса, что можно было бы увидеть в Благочестивых Псалмах, где он изображает «святой град новый Иерусалим» и переносится мысленно на «новые небеса и новую землю». Эдвардс, несомненно, повлиял на Ди, коему 24 марта 1583 года дух подробно поведал о движении природы и разума, рассказав как «из этого возникают Новые Миры. Новые Пути; Необыкновенные Люди…» 17 Возможно, утопия шекспировской Бури была изготовлена именно в духовной мастерской круга Ди.

Апокалиптический этос 1580-х достиг к тому моменту исключительного напряжения – или устрашения, ибо победа Антихриста, Римского Папы, была центральным пунктом, вокруг которого была закручена интрига событий, вкупе с поражением Испании. Джон Эйлмер, ставший лондонским епископом, предложил королеве Елизавете мессианскую задачу по уничтожению в Британии Антихриста, позднее в 1576 году Джеймс Сэндфорд в своем переводе Дома Отдохновения Гвиччардини развил данную тему, видя в Елизавете «более божественных качеств», нежели «в королях и королевах иных стран». 18 Ее миссией было установление нового золотого века. Сэндфорд, который глубоко верил в эпоху или «статус» миллениума, был, вероятно, «мистером Сэндфордом», о котором упоминается в ангелических дневниках Ди. 19 Он перевел Откровение Св. Иоанна (1582) Джакопо Брокардо. Последнего справедливо рассматривают в качестве важного предшественника розенкрейцеров: 120 лет, что пролетели между смертью легендарного Кристиана Розенкрейца и обнаружением его могилы, были предсказаны Брокардо в его теории трех стадий, ведущих к низвержению Антихриста. Стадии – каждая по сорок лет – представлены Савонаролой, Лютером и борьбой с Папой/Антихристом. 20 Конечная цель должна быть достигнута в году 1600-м, но розенкрейцерские манифесты сместили веху к 1604 году, когда была открыта гробница Розенкрейца. Спасаясь от инквизиции, Брокардо отплыл из Венеции и направился на север Европы. Будучи в 1577 году в Англии, он почти наверняка познакомился с кругом Ди – Сидни.

Теперь нам стоит бегло взглянуть на оккультное окружение, коему Ди наследовал, на те общества с эзотерическими и скрытными пристрастиями, что были в моде в утонченной Европе. Итальянские Платоновские академии по-прежнему процветали и продолжали множиться. Во Франции поэты и интеллектуалы стекались в Pléiade, центр платонизма (дом Даниэля Роджерса, ami Ди и сэра Филипа Сидни), до тех пор, пока Генрих III, монарх из рода Валуа не основал сначала свою Дворцовую Академию, о которой Вальсингам имел повеление в феврале 1576 года, и затем в 1583 в Винсене загадочное Братство Иеронимитов ("Confrèrie d'Hieronymites"). Начавшись с двенадцати участников, оно было средоточием экспериментов с наркотиками. Братство было продолжением более раннего Ордена Святого Духа, основанного в 1578 году, к которому принадлежал французский посланник в Англии, утонченный Мишель де Кастельно де Мовисьер, в лондонском особняке коего два года гостил Джордано Бруно. 21 Семья Любви, каковая стала вызывать опасения у властей отчасти потому, что пополняла свои таинственные ряды в значительной степени за счет недворянских кругов, вероятно, насчитывала в 1580 году в Англии целую тысячу приверженцев.

Относительно Ди существует одно немаловажное посмертное утверждение. Элиас Эшмоул услышал его по прошествии нескольких десятилетий после смерти Ди, о том, что он был «был опознан как член Братства R.Cr., членом этого Братства … Филиппом Цайглером…» 22 Филип Цайглер, революционный розенкрейцерский пророк, прибыл в Англию в 1626 году и наделал много шума. Ди умер в 1608 году. Я не обнаружил никаких фактов, подтверждающих утверждение Цайглера. Однако возможно, что Ди был знаком с Фрэнсисом Тинном, поэтом из лондонского Общества «Розы», изучавшим алхимию. В своем дневнике под датой 1 марта 1589 Ди записал: «Я получил письмо от мистера Тинна». 23 Касательно сэра Эдварда Дайера, близкого друга и поклонника Ди на протяжении многих лет, Джон Обри пишет, что его «многие труды на ниве химии, были оценены неким Розенкрейцером» 24 Дайер оставил сей бренный мир в 1607 году. Достоверность не была сильным местом ни у Цайглера, ни у Обри, и их утверждения следует принимать с осторожностью.

Однако, значимые связи с розенкрейцерством могли быть установлены через двоих слуг Ди. Кук работал на мага с 1567 по 1581 год. Они повздорили и расстались, однако за тем помирились, и Кук вернулся на службу к Ди в 1600 году. Оказывается, что в качестве ассистента Корнелиуса Дреббеля, алхимика-изобретателя, пока тот трудился на императора Рудольфа II в Праге вплоть до 1612 года, значился «Роджер Кок». С большой долей вероятности можно сказать, что «Кук» Ди и есть «Кок». Дреббель же был одной из наиболее значимых фигур среди розенкрейцеров. 25 Приблизительно с 1603 года и вплоть до смерти Ди у него был молодой ученик по имени Патрик Сэндерс, которому после ухода учителя достались некоторые из его манускриптов. Со временем, став сотрудником Лондонского медицинского колледжа, Сэндерс подготовил к печати труд Роджера Бэкона Epistola … De Secretis Operibus Artis et Naturae, который был опубликован в Гамбурге в 1618 году. Он посвятил это издание братству розенкрейцеров. 26

Чтобы максимально полно проникнуть в загадку Ди, нам стоило бы поискать свидетельства, оставленные его современниками. Пожалуй, лучше всего было бы начать с любопытного комментария Филипа Сидни, адресованного Юберу Ланжэ 11 февраля 1574 года. После критики Commentarioli Brittanicae Хамфри Луйда (Lhuyd), Сидни пишет: «Однако, конечно, существенно… для тебя помнить, что наш «неизвестный Бог» [Ди] из той же земли и субстанции, и встретит твое несвоевременное появление много смеясь, если примет как родного брата; в противном случае в своем гневе он, вероятно, может замахнуться на тебя своей иероглифической монадой, подобно Юпитеру, метающему молнию – ибо такова ярость духов небесных». 27Сидни, который изучал химию, «ведомый Богом, с Ди в роли учителя и Дайером в роли компаньона», делает остроумное замечание, центром коего является фраза – «наш “неизвестный Бог”» – чьи полномочия воспринимались более серьезно. 28 Сидни прямо намекает на культивирование prisca theologia – изначальной религии внутри общепринятой, следовательно, зададимся вопросом, приобрела ли секта Ди к 1574 году определенную форму? Мы не можем быть уверены относительно этого, точно можем сказать лишь одно: культ Джона Ди был фактом действительности. Интеллект и эрудиция Ди, вызывавшие восторг у других возвышенных, стали питательной средой для его неутолимого эгоизма. -

звестный Богмное замечание, центром коего является фраза - "

Об ограниченности спенсерианства говорит тот факт, что его последователи не распознали портрет Ди и, косвенно, соответствующее ему положение – которые можно обнаружить в эпизоде с Замком Умеренности во Второй Книге The Faerie Queene. Спенсер описывает троих «благородных мудрецов», второй из коих «давал наилучшие советы». Ди, безусловно, был человеком практики, разрабатывавшим исследовательские программы. Эта фигура находится во второй комнате, стены которой оживляют «знаменитые маги», а также «всяческие искусства, науки и направления философии». Спенсер изображает Ди как «человека опытного и зрелого возраста», который «размышлял всю свою жизнь, каковой через постоянные раздумья и практику взрастил истинную мудрость и поразительное глубокомыслие». Эдмунд Спенсер, который трудился в 1580 году над The Faerie Queene, был сотоварищем Дайера и Сидни по Ареопагитову поэтическому обществу.

Взаимоотношения между Ди и кругом Сидни детально не зафиксированы. Но что касается других - последствия были просто потрясающими. Неуклюжее танго, что танцевал Ди с алхимиком и исследователем Эдрианом Джилбертом, двоюродным братом сэра Уолтера Рэйли, превосходно описано в духовных дневниках. 26 марта 1583 года Ди вопрошает у духа: «Должен ли Эдриан Джилберт быть посвящен в эти Таинства?» В заметках на полях Ди замечает, что Джилберт «может быть посвящен, однако он не должен быть Практиком». 29 Степень, до которой Джилберт может быть «посвящен в наши практики», доставляла Ди постоянное беспокойство. К 1590-м Ди обзавелся новыми близкими друзьями. Мы располагаем заметками сделанными им на книжном форзаце, датированными 31 мая 1594 года, где он наградил «м-ра Баркера» (врач Томас Баркер?) и «м-ра Элпеда» (несомненно Ричард Элред) титулом «Discipulos» - учеников! Касательно Элреда, 23 марта того же года Ди отмечает в дневнике: «Маг разоблачен дружбой м-ра Ричарда Элреда». Увы, никого дальнейшего пояснения у Ди нет. 30

Перевод Д.Б. Зеленцов

Примечания.

1. Public Record Office. Proceedings in Court of Requests Cat. I lxxvii 48.
2. J.E.Van Dorsten The Radical Arts p. 23. Ecclesiae Londino-Batavae Archivum vol. I (1887) ed. J.H. Hessels; letter of 7/17 January 1604, pp. 157-60.
3. Stephen Batman The Golden Booke of the Leaden Goddes (1577) описывает три градуса обращенных: община святых, колонна разумеющих, просвещенные старейшины. В Англии у них были епископы, старейшины и дьяконы. Касательно Милиуса см. статью A. Hamilton in Quaerendo vol. xi(1981) pp. 278-9.
4. J.A. Van Dorsten op. cit. p. 29.
5. A Supplication of the Family of Love....(1606) p. 46: «Как оказалось, при ней [Елизавете] всегда находился кто-то из Фамилистов, или лидеров той Секты, каковые всегда доносили ей или сообщали новости о том, что было совершено или замышлено против них».
6. J. Roberts & A.G. Watson eds. John Dee's Library Catalogue p.13.
7. Samuel Purchas Hakluytus Posthumus or Purchas His Pilgrimes vol. I (1905 ed.) 105-6. Трактат Ди достигает в объеме 70 листов.
8. Private Diarv of Dr. John Dee (1842) ed. J.O. Halliwell.
9. British Library MS Cotton Galba C.V.
10. Calendar of State Papers (Dom.) 1547-1580 p. 332.
11. British Library MS. Lansdowne 353.
12. British Library MS. Cotton Vitellius C.V. II fs. 312-14, 325-28. On William Herbert: f. 312.
13. Private Diary of John Dee op. cit. p.3.
14. William Harbert Epicedium (1594) first stanza.
15. A.L. Prescott French Poets and the English Renaissance p.179. Я рассматриваю Дю Барта в истории раннего английского франкмасонства.
16. C.A. Patrides & J. Wittreich eds. The Apocalypse p. 181.
17. British Library MS. Sloane 3677 f. 99v.
18. C.A.Patrides & J.Wittreich op. cit. p. 96.
19. Brit. Lib. MS. Sloane 3677 fs. 137v, 144v.
20. Johann Valentin Andreae 1586-1986. Catalogue by Bibliotheca Philosophica Hermetica, Amsterdam (1986) p. 27. Друг Андреа, Тобиас Гесс, который, возможно, был соавтором розенкрейцерских манифестов, жадно изучал Брокардо.
21. F.A. Yates The French Academies of the Sixteenth Century (1947) pp. 156, 157, 171, 226.
22. Peter French John Dee p. 14.
23. Private Diary of Dr. John Dee op. cit. p.61.
24. Dictionary of National Biography.
25. J. Roberts & A.G. Watson op. cit. p. 4. О Дреббеле см.: R. Heisler "Rosicrucianism: the First Blooming in Britain" The Hermetic Journal 1989 pp. 38-40.
26. Ibid. p. 38. J. Roberts & A.G. Watson op. cit. pp. 58. 60-2.
27. J.M. Osborn Young Philip Sidney 1572-1577 p.146.
28. Roger Howell Sir Philip Sidney p. 137 quoting Dr. Thomas Moffett's Nobilis. Моффет знал Сидни.
29. Brit. Lib. MS. Sloane 3677 fs. 104, 164(?).
30. Private Diary of Dr. John Dee op. cit. pp. 48, 52. J. Roberts & A.G. Watson op. cit. pp. 101, 28.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вт Янв 22, 2008 10:17 am
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Джон Ди и тайные общества (продолжение)

Джон Ди и тайные общества

Рон Хайслер



Внутри его собственного круга наиболее серьезным конкурентом Ди был флорентийский патриций Франческо Пуччи, утопист с неустойчивыми и непостоянными взглядами. 31 Тяготевший к протестантизму, он впервые прибыл в Англию в 1572 году и два года спустя получил в Оксфорде степень магистра гуманитарных наук. В следующем году он был исключен из университета. Перейдя в Лондоне из итальянской церкви во французскую, вскоре он снова оказался вовлечен в конфликт. Его буйный характер и репутация протестанта-антикальвиниста должны были с неизбежностью привести к чему-то подобному. Покинув к 1577 году Лондон, он направил свои стопы к Фаусто Социну в Базель, правда, вскоре его изгнали и оттуда. Вернувшись в 1579-80 годах в Лондон, он вновь подвергся преследованиям и отправился в Голландию, где оказался в обществе известного ученого Юста Липсия, чья политическая мысль оказала влияние на Шекспира, и кто был уличен в фамилистских устремлениях несколько лет спустя. Пуччи вернулся в Лондон, где, как полагают, в 1581 году он завершил – или целиком написал - Forma d'una repubblica cattolica. По прошествии нескольких столетий, его рука была распознана в этом утопическом тексте.

Пуччи предлагал создать тайную «республику» из добрых людей всех стран, каковые должны подготовить мир к великому собору, что вновь сделает христианство единым. Копируя печально известных анабаптистов, чья причастность к социальным и политическим потрясениям десятилетиями ранее навлекла анафему на их имя во всех почтенных кругах, проект Пуччи включал организацию «Колледжей», где главными должностями были бы Ректор, Канцлер и Цензор, на которые сроком на четыре года избирались бы мужчины старше 25. На дружественных территориях время от времени происходили бы центральные совещания, в случае необходимости инкогнито, под маской торговцев. Внешне организация проявляла бы лояльность к законам данной страны и подчинялась бы ее гражданским властям; данное условие демонстрирует фамилистское влияние на размышления Пуччи. Его стремлением было единение всех людей в общину, которая включала бы даже мечеть и синагогу. Его ближайшая цель – уврачевание христианского раскола – должна была быть достигнута путем созыва великого собора «духовных лиц» и «поклонников истины». Временами он считал, что подобный собор должен быть созван Папой. 32

Заново открытый в Италии в двадцатом веке, Пуччи вызвал волнительную дрожь в академических кругах. Кто-то был удивлен отсутствием в итальянской традиции явных предшественников утопии Пуччи, не учитывая при этом, что она могла отражать мысль и обстановку Англии. Мы знаем, что в 1570-х сильное влияние на Сидни и Даниэля Роджерса оказали эйренистские импульсы, каковые были не только следствием парижской резни гугенотов в ночь св. Варфоломея 1572 года. Первоначально в их помыслах было исцелить раскол внутри протестантизма: раскол между лютеранами и кальвинистами. Религиозные воззрения этих мыслителей, несмотря на имеющееся протестантское основание, не могут быть сведены к какому-либо строго ортодоксальному направлению. Хотя на первый взгляд нет никаких достаточных оснований предполагать, что Пуччи познакомился с Ди к 1581 году, остается существенная возможность того, что на самом деле его утопия может являться выражением общих мыслей, циркулировавших внутри закрытого круга мага.

Вне всяких сомнений, что к 1585 году Пуччи встречался с Ди и великолепным шарлатаном от алхимии Эдвардом Келли в Кракове в Польше. Пуччи сопровождал этих двоих в их путешествии в Богемию. 20 августа он был с ними в Праге. 33 В июле 1586 года Ди отметил в своем дневнике, что он и Келли оставили Пуччи в своих апартаментах в Праге. Духовные дневники Ди оживляются периодическими приступами явной паранойи, однако в данном случае его опасения выглядят довольно обоснованными. В Эрфурте он написал: «Мысль о том, что Пуччи вернется в нашу кампанию, болью отдается в моем рассудке, как по причине его необузданности в спорах, так и из-за того, что разбалтывает наши секреты, не имея на то нашего разрешения или расположения к себе и не совершая каких-либо добрых деяний». 34 Столь чувствительным Ди стал по причине существенной: папский нунций при дворе императора Рудольфа II жаждал его крови. О Пуччи валлийский маг писал: «Он с нашими смертельными врагами приготовил для нас приманку, чтобы загнать нас в ловушку с помощью красноречивых льстивых слов». 35 Пуччи попытался убедить Ди и Келли отправиться в Рим, дабы провести сеанс по вызову ангелов в присутствии Римского Папы. Они мудро отвергли столь заманчивое предложение. К 1587 году изменчивый Пуччи вновь обратился в католицизм. С толку сбивает одно, почему Ди немедленно не прервал столь опасное знакомство, может, полагал, что поступок Пуччи был искренним, а не простой уловкой с целью низвергнуть католические авторитеты? Так или иначе, он не стал этого делать, и нелегкие взаимоотношения продлились еще какое-то время. То, что Ди рассматривал собственный круг как, по сути, формальную секту, предполагалось комментарием, который он позднее оставил в отношении Пуччи, которого он охарактеризовал как «практиканта, еще не признанного, но уже известного нам настолько, чтобы лишить его слова». 36 Значит, имелся статус членства повыше, нежели кандидат. Сам Ди намеревался занять еще более высокую ступень. На сеансе в Праге 29 августа 1584 года с ним связался дух Уриэль, Ди открыл свое сердце: для него было «наиболее желанно в скорости проникнуть в Школу Мудрости…» 37 Пуччи несомненно принадлежал школе не-мудрости: он попал в руки инквизиции и в 1597 году был обезглавлен и сожжен ею в Риме.

А что можно сказать о религиозных убеждениях Ди во время пребывания его в Богемии? Лютеранин Будовеч (Budovec) так описывает его аудиенцию у Рудольфа II: его «в первый раз приняли хорошо; он утверждал, что в христианском мире вскоре должно произойти чудесное преобразование, которое подтвердит падение не только Константинополя, но и Рима. Таковые убеждения он не уставал распространять среди простого народа». В июне 1586 года венецианский посланник писал, что Ди «не проповедует христианской жизни, но заявляет, что получил откровения от ангелов… Когда Папа был проинформирован, он справедливо стал опасаться возникновения новой секты». Пуччи, который полагал, что был свидетелем пророческих откровений на сеансах Ди, в Actio Pucciana, в каковых принимал участие ангельский дух, «получил великое подтверждение своих надежд о близящемся обновлении всех вещей, которые Господь сделает совершенными…» Ди записал указания ангелов в 1586 году, в которых подчеркивается его неортодоксальное христианство: «Тот, кто желает стать мудрецом, не должен взор свой обращать ни направо, ни налево; ни на того, кто зовется католиком, ни на того, кого зовут еретиком (я призываю вас к этому); но стоит взглянуть ему на Бога земного и небесного и Сына его, Иисуса Христа». 38

Заключение Р.Дж.У. Эванса относительно того, что Ди верил в своего рода мистическое универсальное откровение шокировало меня своей совершеннейшей неадекватностью, вероятно, в связи с тем, что ведет к тому, чтобы присвоить магу определение квиетиста, последователя пассивного христианского направления. 39 Нам же, наоборот, необходимо рассматривать его – особенно в свете его тесных взаимоотношений с Роджером Эдвардсом, дружба с которым продолжалась вплоть до конца 1590-х – как законченного апокалиптика и милленариста, обладающего активной, деятельной натурой. Его стремленье к ангельскому водительству было сознательно функциональным, призванным направлять его многообразные предприятия – например, исследование Америк или перекраивание политической карты Центральной Европы, с Рудольфом II в качестве главного приза.

Доктор Адам Кларк, гебраист, алхимик, астролог и каббалист был, вероятно, ведущим методистским интеллектуалом начала 19 столетия. К сожалению, его манускрипт «Mysterium Liber», очевидно, полностью исчез с лица земли. Однако, по крайней мере, мы располагаем строками Кларка, повествующими об этих поразительных усилиях: «N.B. Коль скоро установлено, что шесть книг Таинств, каковые были извлечены Элиасом Эшмоулом, эсквайром, из бумаг Джона Ди, хранившихся в Библиотеке Слоана, …являют собой собрание бумаг, связанных с государственными отношениями между Елизаветой, ее министрами и различными иностранными силами, в коих доктор Ди был задействован иногда открыто в качестве официального лица, а порою как шпион, я предполагаю сделать извлечение из всей работы и постараюсь, если возможно, дать ключ к Таинствам. А.К.» 40

Прослеживая истоки розенкрейцерства, комментаторы зачастую обращали внимание на таинственные путешествия Николя Барну (Barnaud), алхимика-гугенота, касательно которого в течение веков набралось множество загадок. 41 Известность Барну покоится, отчасти, на его авторстве наиболее спорного из всех гугенотских политических полемических сочинений, Le Réveille-Matin des Francais et de leurs voisins (prétendus), чье первое издание датируется 1573 годом, что объясняет использование им псевдонима Eusèbe Philadelphe. Эта ультрарадикальная работа, которая была весьма расширена в последующих изданиях, выдает направление мысли более созвучное революционерам 1789 года, нежели аристократам-гугенотам 1570-х и их излюбленных теологов. Будучи откровенно антицерковно настроен, автор настойчиво требует брака для священников и отмены церковной десятины, развивая тему великого союза гугенотов и дома Гизов для ниспровержения династии Валуа, оправдывает тираноубийство и право на сопротивление угнетению, и обрисовывает контуры новой формы политического контроля над обществом в чисто республиканском русле. 42 Ужаснувшись, великий кальвинистский писатель Беза поспешил в Женеве осудить книгу. Ее копии имелись как у Джона Ди, так и у Габриэля Харви.

С именем Барну связывали множество анонимных работ, до сих пор не было ни одного удовлетворительного описания его жизни. С определенностью нам известно, что он родился в Crest in Dauphiné, в 1559 году посещал Испанию, а в 1572 был в Париже и бежал в Женеву, где трудился на дипломатическом поприще у осажденных протестантов. 43 Его имя постоянно произносилось неправильно – как «Берно» или «Бернард». Это порождает интригующую возможность, на которую историки до сих пор не обращали внимания, ибо в Returns of Aliens за ноябрь 1571 года мы сталкиваемся с «Жаком Таффином, который был приближенным короля Франции, родился в Турне во Фландрии… Его жена Анна, родилась в Турне. Ги Барнар и Николя Барнар, братья вышеозначенной Анны,…, и все прошлые годы подвергали нападкам церковь, и до сих пор не принадлежат никакой церкви, но иногда посещают французскую». 44 К сожалению, мы не располагаем иной информацией, позволяющее прояснить, был ли это наш Берну или нет. Поселившись в свои зрелые годы во Франции, он был отлучен от местной церкви, описанной им как «эта чума». Его религиозные взгляды были близки к взглядам Социна, который отвергал Святую Троицу. 45

Теперь нам следует перейти от Барну - политика к Барну - алхимику. Два его алхимических трактата были опубликованы в Голландии Кристофером Рафеленгием, внуком фамилиста Кристофера Плантина; прочие – в Лейдене Томасом Бассоном, фамилистски настроенным англичанином. Именно его сын Говэрт Бассон – также фамилист – издал самые ранние розенкрейцерские памфлеты Роберта Фладда. Бассоновское издание Quadriga Auriferae Secunda Rota было посвящено сэру Эдварду Дайеру, хотя из предисловия Барну, датированного июлем 1599, явствует, что лично с этим английским рыцарем он знаком не был. Однако, вполне возможно, что Барну познакомился с Ди не позднее 1583 года. Вопреки утверждению А.Э. Уэйта, Барну нигде не говорит, что был свидетелем того, как Эдвард Келли превратил ртуть в золото в пражском доме Таддеуша фон Хайека. 46 Он утверждает, что видел «проекцию», которую Хайек совершил в 1583 году в Праге при помощи своего сына. 37 Дело обстоит таким образом, что в этом году Ди и Келли были весьма радушно встречены Хайеком, который принимал их в своем пражском доме. Кажется, Хайек был знаком с сэром Филипом Сидни: его сын, направленный на учебу в Англию, был вверен его попечению. 48 Мы можем заключить, что Барну познакомился с Ди в 1583 году, однако, доказательств этому у нас нет.

Значение Барну определяется тем, что в алхимической традиции он рассматривается, как ключевой предшественник розенкрейцерского братства, хотя доказательства подобного рода утверждения в высшей степени сомнительны. Эта традиция выкристаллизовалась в книге Дж.С. Землера Unparteiische Samlungen zur historie der Rosenkreuzer, вышедеей в 1788, каковая утверждает, что в 1591 году Барну, о котором известно, что в тот год он путешествовал по Франции и Голландии, основал алхимическое общество. Землер доходит до того, что утверждает, что великая коллегия братства розенкрейцеров собиралась в 1591 и 1597 годах, подразумевая, что Барну, вероятно, имел отношение, по крайней мере, к последней встречей. 49

Землер не озаботился документированием таких утверждений. Даже если они содержат хотя бы частицу истины, Ди – у которого в Богемии и Польше были с Барну общие друзья-покровители – едва ли слышал о подобных событиях. Но то, что Барну мог организовать что-то наподобие алхимической секты, вполне из области вероятного, так как в 1597 году Барну создал свой Commentariolum in Aenigmaticum quoddam Epitaphium, каковой содержал «алхимическую мессу», изначально написанную болгарином Николаем Мельхиором. Чем больше мы узнаем об алхимиках Ренессанса, тем больше уважаем их за практические склонности: все ими описанное, они, как правило, старались выполнить в собственной лаборатории. Почему Барну редактирует эту «мессу», точно также как двумя десятилетиями позже это сделает Михаэль Майер, если она не предназначалась для коллективного исполнения? 50


Перевод Д.Б. Зеленцов


Примечания.

31. Полезные комментарии по поводу Пуцци можно найти в E.Cochrane ed. The Late Italian Renaissance; also see Dict. of Nat. Biog. Biography in Francesco Pucci Lettere, documenti e testimonianze vol. II ed. L. Firpo & R. Piattoli.
32. M. Eliar-Felden "Secret societies, utopias, and peace plans: the case of Francesco Pucci" Journal of Medieval and Renaissance Studies vol.14 (1984).
33. О Роджерсе см.: J.E.Phillips Neo-Latin Poetry of the Sixteenth and Seventeenth Centuries (1965) p. 11 re. C. Plantin the Familist publishing his Latin poems in 1565. Роджерс был знаком и связан с некоторыми фамилистами. А, может, и сам был фамилистом? Кто знает? Also pp. 13, 16, 18, 19.
34. True Relation of Dr. John Dee (1659) ed. M. Casaubon p.430.
35. F. Pucci Lettere, documenti e testimonianze op. cit. p. 182.
36. Ibid. p. 187.
37. True Relation of Dr. John Dee op. cit. p. 206.
38. R.J.W. Evans Rudolph II and his World (2nd ed.) p. 224. State Papers (Venetian) vol. VIII (1581-1591) p. 169. R.J.W. Evans op. cit. p. 103. P. French John Dee p. 120.
39. R.J.W. Evans op. cit. p. 224.
40. List of MS formerly in possession of the late Dr. Adam Clarke. Baynes & Son Sale Catalogue (1837), копия из Британской библиотеки.
41. Nouvelle Biographie Universelle (1853). H. Hauser Les Sources de l'Histoire de France XVI Siècle (1494-1610) vol. III. A.E. Waite The Brotherhood of the Rosy Cross pp. 75-79. Новые полезные материалы в R.J.W. Evans op. cit. pp. 200, 208, 212-13, 283. Но наиболее важным обзором по-прежнему остается Prosper Marchand Dictionaire historique vol. I (1758) pp.82-87.
42. J.W. Allen History of Political Thought in the Sixteenth Century pp. 308-9.
43. R.M. Kingdon Geneva and the Constitution of the French Protestant Movement 1564-1572 pp. 185-6.
44. Returns of Aliens dwelling in.... London from Henry VIII to James I Part II (1571-1597) ed. R.E.G. Kirk & E.F. Kirk p. 38.
45. Dictionaire de Biographie Francaise (1951). Барну умер в 1607.
46. Theatrum Chemicum vol III(1659) pp. 796-7. C. Nicholl The Chemical Theatre p. 21 quoting from Waite's edition of F. Barrett's Lives of the Alchemists.
47. Theatrum Chemicum vol III p. 749.
48. True Relation.... op. cit. p. 212. J.M. Osborn op. cit. pp. 242, 299, 313, 318, 435. Сидни был в Праге в 1575 и 1577 годах. Юбер Ланже, очевидно, написал предисловие.
49. J.S. Semler Unparteiische.... der Rosenkreuzer Book I pp.89, 83, 90, 91
50. R.J.W. Evans op. cit. p. 200.

http://www.hermetic-rus.com/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Мховень
Редкий Гость


Зарегистрирован: 17.03.2008
Сообщения: 30

СообщениеДобавлено: Пн Мар 17, 2008 1:30 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Извините но не смог скачать с первой страницы - Иероглифическую монаду на русском, (вроде требуют регистрацию), немогли бы вы подсказать как скачать, или перезалить куда нибудь этот архив с доступным скачиванием? Сорри за беспокойство.. Rolling Eyes
_________________
Миф убить нельзя
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Пн Мар 17, 2008 4:18 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Приветствую Вас, Мховень, на нашем форуме!

Вы пишите:
Цитата:
Извините но не смог скачать с первой страницы - Иероглифическую монаду на русском

Ссылку только что проверила
http://rapidshare.com/files/68251789/JohnDi_Ieroglif_Monada.rar
- все скачивается, регистрация для этого не требуется. Надо просто выбрать кнопочку free и затем ввести код, который появится на странице. Но, если у Вас сложности со скачиванием, я могу переслать Вам на е-мейл - файл небольшой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Мховень
Редкий Гость


Зарегистрирован: 17.03.2008
Сообщения: 30

СообщениеДобавлено: Вт Мар 18, 2008 9:13 am
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Спасибо - все скачалось, первоначально просто неотобразился код..
Пользуясь случаем хочу сказать - восхищен вашей деятельностью касательно портала Монсальват!
_________________
Миф убить нельзя
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вт Мар 18, 2008 2:17 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

2 Мховень
Цитата:
Спасибо - все скачалось, первоначально просто неотобразился код..

Пожалуйста.

Цитата:
Пользуясь случаем хочу сказать - восхищен вашей деятельностью касательно портала Монсальват!

Спасибо! :) Я рада, что Вы нашли для себя на Монсальвате интересные материалы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Мховень
Редкий Гость


Зарегистрирован: 17.03.2008
Сообщения: 30

СообщениеДобавлено: Ср Мар 19, 2008 2:37 am
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Енохианский алфавит полученный Джоном Ди -

_________________
Миф убить нельзя
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Сб Мар 22, 2008 1:10 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Другим выдающимся оккультным ученым, оказавшим огромное влияние на интеллектуальную жизнь елизаветинской эпохи, был англичанин ДЖОН ДИ (1527-1608 гг.). Он обладал самой крупной библиотекой в XVI веке, насчитывавшей более 4000 томов. Его мир был наполовину волшебен, наполовину научен, а сам он был известен как философ, математик, инженер и собиратель древностей в равной степени, как проповедник и астролог.

"Мир для Джона Ди это лира, из которой умелый игрок способен извлекать новые созвучия. Каждый предмет и каждая часть мира излучает силу другим частям и, в свою очередь, воспринимает лучи, идущие от них. Между вещами существуют также связи, напоминающие симпатию и антипатию. Сущности (species), как духовные, так и природные, которые истекают из объектов со светом или без него, являют себя не только нашему зрению, но и другим чувствам, и, соединяясь особым образом в нашем воображающем духе, производят в нас чудеса. Более того, человеческая душа и сущностная форма каждой вещи обладают гораздо большим числом исключительных свойств и способностей, чем человеческое тело или материал рассматриваемого предмета. Подобным же образом лучи планет или их скрытые влияния превосходят видимые лучи света" (Линн Торндайк. "История магии и экспериментальной науки", Нью-Йорк, 1923. Т. 5, с. 617-651).

Джон Ди считал, что эти невидимые влияния могут быть проявлены с помощью искусного применения "магического кристалла", предполагающего вхождение в трансоподобные состояния сознания. Он провел множество экспериментов, в ходе которых, как он утверждал, ему удавалось устанавливать контакт с ангелами.
Философия Ди была воплощена в труде под названием "Иероглифическая Монада, объясненная математически, каббалистически и анагогически".* Эта книга, составившая основу для движения розенкрейцеров, представляла собой попытку синтезировать и сжато изложить все современные ей мистические традиции в рамках символизма, характеризующего планету Меркурий.

* Анагогия толкование слова, изречения или текста, предполагающее наличие в нем помимо буквального, аллегорического и нравственного смыслов еще какого-то четвертого, окончательного смысла духовного или мистического. Прим. пер.

Идеями Ди была очень увлечена сама королева Елизавета, назначившая его своим придворным философом и астрологом. И все же он остается довольно спорной фигурой ввиду ходившей за ним славы фокусника.



Источник: Джеффри Мишлав КОРНИ СОЗНАНИЯ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вт Апр 01, 2008 2:55 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Из книги: Садуль. Сокровище алхимиков

5. Роман одного суфлёра

Эдуард Келли, настоящее имя которого — Тальбот, появился на свет в 1555 году в Вустере (Англия). Родители хотели сделать из него нотариуса — и отправили его изучать право и староанглийский язык, поэтому он вскоре стал знатоком в расшифровке старинных рукописей и нотариальных актов. Природные дарования юноши обогатились затем приобретенными качествами ловкого мошенника: Келли подделывал старинные грамоты на владение собственностью и продавал их бессовестным людям. Его быстро разоблачили и предали суду за изготовление фальшивых бумаг: помимо изгнания, городские магистраты приговорили его к отрезанию ушей! Молодому человеку пришлось покинуть родные пенаты и сменить имя Тальбот на Келли — на сей раз это произошло не по причинам герметического характера, а в силу позорного осуждения. Отрезанные уши Келли скрывал под колпаком с наушниками, который не снимал даже на ночь, что придавало ему, по свидетельству современников, весьма торжественный и чуть ли не священный вид.

Из Вустера Эдуард Келли направился в Уэльс, где его подстерегала неожиданная удача. Остановившись на постоялом дворе, он разговорился с хозяином и в беседе упомянул, что знает древние языки, в частности гэльский. Хозяин тут же принес старинную рукопись. которую в здешних краях никто не мог прочесть. Келли сразу увидел, что речь там идет о золоте и трансмутации металлов. Чрезвычайно заинтересовавшись этим, он осторожно осведомился о происхождении рукописи.Хозяин рассказал ему, что несколько лет назад в этих местах жил один католический епископ, которого все считали очень богатым; когда он умер, его похоронили рядом с церковью. Хозяин, исповедующий протестантскую веру, не считал грехом вскрыть могилу прелата, ибо надеялся обнаружить там золото или драгоценности. Ожидания его не оправдались: он нашел только рукопись, а также два небольших шарика, один из которых, к несчастью, разбился, и из него высыпался очень тяжелый красный порошок; во втором же шарике был белый порошок. Хозяин унес с собой рукопись, шарик с белым порошком и несколько щепоток красного порошка, которые ему удалось собрать. Ни на одно мгновение ему не пришло в голову, что находка может представлять хоть какой-то интерес.

Эдуард. Келли, предположив, что, речь идет о порошке проекции, предложил за рукопись, белый шарик и остатки красного, порошка один фунт стерлингов —совершенно смешную сумму, — причем: поторопился добавить, что хочет приобрести эти вещи из чистого любопытства. Хозяин был счастлив выручить хоть немного за то, что досталось ему даром, и охотно пошел на сделку. Когда Келли приступил к изучению рукописи, он быстро понял, что его ничтожные познания в химии и герметическом искусстве не позволят ему разобраться в терминах. Ему нужно. было с кем-нибудъ посоветоваться. Он тайно вернулся в Лондон и написал своему бывшему соседу, которого Лангле де Френуа, а вслед ним и Луи Фигье называют доктор Жан Ди, не обратив внимания на то, что речь идет о прославленном некроманте Джоне Ди, занимавшем очень видное место в хронике британской жизни и по сию пору чрезвычайно популярном в кругах знатоков оккультных наук. В этом письме Келли просил Джона Ди, чтобы тот, не привлекая внимания посторонних, приехал к нему ради дела чрезвычайной важности.

***

Тут нам необходимо в скобках сказать несколько слов о том, кто такой был Джон Ди. Он родился в Лондоне в 1527 году и с самого раннего возраста стал ревностно изучать науки. Пятнадцатилетним он поступил в Кембриджский университет и регулярно занимался по восемнадцать часов в день, лишь четыре часа уделяя сну; два оставшихся часа предназначались для развлечений. Благодаря железному здоровью он легко справлялся с подобными нагрузками и, несомненно, стал бы виднейшим ученым своего времени в сфере традиционных наук., если бы не увлекся астрологией, алхимией и магией. Несмотря на свой юный возраст, он получил такую известность среди приверженцев оккультизма, что власти Кембриджа послали ему уведомление о нежелательности его дальнейшего пребывания в университете. Он вынужден был перейти в университет Дувена, где встретил многих людей, которые знались с прославленным магистром оккультных наук Генрихом Корнелиусом Агриппой, чьи «Обряды высокой магии» («Rituel de Haute Magie») и по сей день бойко распродаются в специализированных магазинах; помимо магии Корнелиус Агриппа пытался осуществить Великое алхимическое Деяние, и если я не говорю об этом на страницах данной книги, то лишь потому, что, по его собственному признанию, он потерпел полную неудачу, так и не сумев создать философский камень. В одном из его сочинений об этом говорится с полной откровенностью; с другой стороны, он уверяет, что обладал способностью вызывать демонов и применять на практике множество магических заклинаний. Юный Джон Ди, узнав об этих чудесах, исполнился энтузиазма и с еще большим рвением стал изучать герметические науки.

В 1551 году, в возрасте двадцати четырех лет, он вернулся в Англию, где был принят при дворе короля Эдуарда VI, которому оказал столь важную услугу, что получил пенсию в сто крон. Относительно этой тайной услуги существует множество легенд, но ни одна не подтверждается надежными свидетельствами. Можно, однако, предположить, что речь идет о каком-то магическом действии, поскольку причины пожалования пенсии никогда открыто не назывались. Удача отвернулась от Джона Ди со вступлением на трон Марии. Его обвинили в покушении на жизнь королевы посредством гадания на костях и, не в силах доказать это, заключили в тюрьму как еретика. Он избежал костра, сумев добиться расположения архиепископа Боннера. Убедив этого зловещего святошу в чистоте своих религиозных воззрений, в 1555 году он вышел на свободу. После чего современники прониклись к его магическим способностям еще большим почтением: ведь иначе повлиять на такого ограниченного человека, как архиепископ, было невозможно. С воцарением Елизаветы несчастья Джона Ди закончились: он вновь вошел в милость при дворе, и к нему несколько раз обращалась за консультацией сама королева. Елизавета снизошла до того, что навестила его дом в Мортлейке, чтобы полюбоваться коллекцией редкостей и прочих необычных вещей.
Именно в этом доме ноябрьским вечером 1582 года Джону Ди явился ангел, назвавшийся Уриэлем. Доктор онемел от ужаса, но ангел ласково улыбнулся ему, вручил подарок — прекрасно отполированный черный камень выпуклой формы — и сообщил, что с помощью этого камня можно беседовать с существами из иных миров; нужно лишь пристально глядеть на него, и тогда эти существа появятся на поверхности камня и откроют все тайны грядущего. Позднее Ди признался, что с успехом проделал подобный опыт; в самом же этом черном камне нет ничего мифического: после смерти некроманта он был приобретен графом Питерборо, а впоследствии попал в руки Горацио Уолпола.

***

Вот какому человеку Эдуард Келли передал алхимическую рукопись, найденную в могиле епископа. Быстро ознакомившись с текстом, Джон Ди сказал, что нужно прежде всего убедиться в качестве порошка трансмутации, и отправился вместе с Келли к одному из своих друзей — ювелиру. В мастерской последнего они совершили проекцию на свинец, и результат превзошел все ожидания: на глазах изумленного ювелира фунт презренного металла обратился в такое же количество чистейшего золота!
Тогда доктор Ди решил объединиться с Эдуардом Келли и пригласил того поселиться у него в доме. Он рассказал о явлении ангела Уриэля и обещал показать сеанс общения с существами иных миров. Этот сеанс состоялся 2 декабря, причем выяснилось, что Келли является даже лучшим медиумом, чем Джон Ди, потому что духи беседовали с ним одним, а доктор лишь записывал откровения, которые повторял ему его новый друг. Изложение этой странной беседы зафиксировано в рукописи, которая хранится в Британском музее, но, к сожалению, смысл его остается совершенно темным. Как бы там ни было, это событие сблизило двух мужчин, ибо Эдуард Келли вскоре стал необходим Джону Ди как посредник между ним и потусторонними силами.

Спустя некоторое время при дворе Елизаветы появился один польский дворянин по имени Альберт Лаский, воевода Сиражский. Королева приказала своему фавориту, графу Лейстеру, показать богатому иностранцу все, что было интересного в тогдашнем Лондоне. Воевода много слышал об алхимических опытах Джона Ди: и полагал, что тот обладает тайной трансмутаций. В самом деле, после знакомства с Эдуардом Келли Джон Дм всюду рассказывал, что у него есть эликсир долгой жизни, который он будто бы нашел в могиле одного епископа. Между тем воевода Лаский вел такой расточительный образ жизни, что даже его баснословное состояние быстро таяло. И он попросил графа Лейстера устроить ему встречу с прославленным знатоком оккультных наук, которая состоялась даже раньше, чем предполагалось, поскольку все трое вскоре оказались в королевском дворце. Ди сразу же пригласил знатного иностранца в свой дом в Мортлейке, По правде говоря, у него не было ни гроша, чтобы достойно принять гостя, и ему пришлось воззвать к великодушию Елизаветы, которая передала через Лейстера двадцать фунтов.

Создается впечатление, что Джон Ди, прежде отличавшийся безупречной честностью, подпал под влияние Эдуарда Келли: он решил обмануть Альберта Лаского, чтобы тот выделил средства на их алхимические опыты, по-прежнему не слишком успешные. Они стали рассказывать поляку о беседах с ангелом Уриэлем, но не разрешили присутствовать при общении с потусторонними силами под тем предлогом, что иностранец может вспугнуть ангела. Поляка томили несколько недель, разжигая в нем желание проникнуть в оккультный мир и все, более подчиняя его волю. Наконец 25 мая 1583 года магический сеанс состоялся: его описание сохранилось, но оно не позволяет определить, действительно ли явление ангела имело место или Келли и Ди использовали какие-то способы гипнотического и оптического воздействия. Как бы там ни было, Лаский объявил, что он потрясен и очарован; отныне магические способности доктора Джона Ди не вызывали у него никаких сомнений. Среди предсказаний, полученных благодаря ангелу, было и такое: Лаский станет счастливым обладателем философского камня, возложит на себя польскую корону и обретет бессмертие! Но, чтобы пророчество исполнилось, нужно было выполнить одно условие: воевода должен был увезти обоих англичан к себе на родину, чтобы они могли там спокойно продолжать свои герметические изыскания. Разумеется, Лаский, пылая энтузиазмом, согласился на это пустяковое условие, и трио немедленно отправилось в в Польшу.

Потратив четыре месяца на дорогу, они прибыли в замок Альберта Лаского, находившийся в окрестностях Кракова. Ди и Келли взяли с собой жен и детей, из чего можно было понять, что они не собирались возвращаться в Великобританию. В замке Лаский оборудовал им прекрасную лабораторию, и они принялись за работу. Естественно, никаких ощутимых результатов это не принесло, если не считать результатом полное разорение знатного поляка, которому, чтобы удовлетворить аппетиты суфлеров, пришлось залезть в громадные долги. В конечном счете Лаский вее же понял свою ошибку и, не желая объясняться с гостями, равно как и признаваться в собственной глупости, посоветовал им продолжить труды свои в Праге, при дворе императора Рудольфа, для чего снабдил их рекомендательными письмами,
Убедившись, что из поляка больше ничего не вытянешь, два друга сразу согласились с этим предложением и в 1585 году приехали в Прагу, столицу Богемии. До этого времени Джон Ди был категорически против использования порошка проекции, найденного в могиле епископа, поскольку прекрасно знал, что пополнить запас не удастся. Но в Праге он не мог рассчитывать на щедрое покровительство, как это было в Лондоне или в Кракове; ему надо было как-то подтверждать свою репутацию. Более того. постепенно Ди полностью подпал под влияние Келли. Да и Уриэль отныне удостаивал своими посещениями только последнего. По «требованию» ангела, — переданному через Келли, — доктору пришлось даже поменяться с приятелем женами; надо ли говорить, что супруга Келли была далеко не красива...

Именно в это время Эдуард Келли совершил ряд публичных трансмутаций, ошеломивших весь город. Он сразу стал кумиром высшего общества, его наперебой приглашали на приемы, устроенные в его честь, и он на глазах у всех производил проекции, а затем раздавал полученное золото и серебро присутствующим. Одну из таких трансмутаций он совершил в доме императорского врача Тадеуша Хайека. С помощью всего лишь одной крупицы порошка он обратил фунт ртути в чистое золото. Я процитирую здесь слова Луи Фигье: «Невозможно усомниться в правдивости этой истории, рассказанной серьезными писателями и подтвержденной многими очевидцами, в частности, врачом Николаем Барнау, который жил тогда в доме Хайека и сам создал золото с помощью Келли. Кусочек металла, полученный в результате этого опыта, был сохранен наследниками Хайека, которые показывали его всем желающим».
После этого Келли был приглашен ко двору императора Максимилиана II Немецкого, который чрезвычайно любил герметические чудеса, особенно если они приносили золото. Келли совершил публичную трансмутацию столь успешно, что император пожаловал ему титул маршала Богемии. Это внезапное возвышение вскружило голову суфлеру, который забыл о мудрых советах Джона Ди, всегда внушавшего ему, что не стоит выдавать себя за адепта, поскольку он не сможет создать новый порошок проекции. Келли же действовал так, словно запасы порошка у него были неисчерпаемы: одна трансмутация следовала за другой, при этом он объявлял во всеуслышание, что ему ничего не стоит увеличить количество порошка благодаря сво-им великим познаниям в герметическом искусстве.

Хвастовство лишь ускорило приближающийся крах. Придворные, завидуя стремительной карьере простолюдина, неустанно нашептывали императору, что ради пополнения государственной казны необходимо раскрыть тайну. Вскоре Максимилиан II велел арестовать суфлера и приказал тому произвести несколько фунтов порошка. Несчастный Келли, естественно, отказался, и его тут же перевели в крепость Цобеслау.
У Келли оставалась одна надежда: доктор Ди обещал императору, что поможет своему другу произвести порошок. Обоих доставили в Прагу и долго держали под стражей в лаборатории. Увы, они оказались не в силах создать хоть щепотку философского камня. Говорят, сначала они воззвали к ангелу Уриэлю, потом к демонам. Но искусство Гермеса было неведомо как небесному жителю, так и порождениям ада. Положение ухудшалось с каждым днем. В конце концов обезумевший от ярости Келли убил одного из стражников, после чего был заключен в замок Цернер.
В первый период своего заточения Келли написал алхимический трактат «Камень мудрецов» («La Pierre des Sages») и отправил его императору, обещая открыть тайну в обмен на свободу. Это не произвело никакого впечатления на уже умудренного опытом Максимилиана II Тогда Келли обратился к Джону Ди с просьбой вернуться в Англию и походатайствовать за него перед королевой Елизаветой. Джон Ди так и поступил. Кажется, королева даже пыталась заступиться за своего подданного, но получила ответ, что тот осужден за обыкновенное уголовное преступление и потому не может быть освобожден. Впрочем, сам факт этого вмешательства не является вполне достоверным.
У Келли остался один выход — бегство. Сделав веревку из разорванных на полосы простыней, он стал спускаться с высокой башни крепости. Сложения он был довольно плотного, и веревка не выдержала; в результате падения он сломал два ребра и обе ноги, а в 1597 году скончался вследствие полученных повреждений. Королева Елизавета хорошо приняла Джона Ди, однако по возвращении домой он встретился с гораздо менее приятным сюрпризом. Соседи, считавшие его колдуном и некромантом, сожгли библиотеку с четырьмя тысячами редких книг и полностью разрушили лабораторию. Получив скудную пенсию, он вел почти нищенское существование вплоть до конца дней своих. В 1608 году он скончался в своем доме в Мортлейке, в возрасте восьмидесяти одного года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Blind
Рыцарь Царственной Секиры


Зарегистрирован: 25.09.2007
Сообщения: 405
Откуда: Северо-запад России.

СообщениеДобавлено: Вс Май 25, 2008 7:14 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Доброго времени суток, уважаемые.
интересная информация на тему Ди...из коментариев к Книге Михаила Майера Убегающая Аталанта..

Фигура Джона Ди, сильно "романтизированная" австрийским писателем Густавом Майринком, в реальности предстает более чем сомнительной.
Помимо того, что Джон Ди занимался деятельностью по развалу великих континентальных империй, способствуя англо-саксонской, по сути ариманической, экспансии, он также ещё и представлял- возможно, в наиболее очищенном виде- само сущностное зерно эзотерики "мирового острова". Именно Джону Ди приписывают введение отсчёта от нулевого - гринвичского- меридиана. С точки зрения сакральной географии подобное новшество было в известном смысле "переворачиванием символов", поскольку Гринвичский меридиан почти точно проходит через Гибралтарский пролив. А согласно европейскому эзотерическому преданию, именно по двум сторонам Гибралтарского пролива Геракл, совершая путешествие к Гериону, поставил(по другой версии- обнаружил) знаменитые Геркулесовы Столпы, которые во времена Средневековья было принято изображать в виде двух вертикальных параллельных линий, оплетённых филактерией, в виде латинской буквы S
девизом, нёсшим грозное предупреждение: "NON.PLVS.VLTRA"(т.е "И ни шагу далее"). Запад с самых древних времён рассматривался как
"периферия", а не как точка отсчёта, "центр". Одна из причин тому- символизм солнечных восходов и закатов. Восток рассматривался как
"страна света", несущая рождение. Запад же- как "страна света", несущая смерть. "За Западом", собственно, находилось царство мёртвых, подтверждение чему обнаруживаем в самых различных религиозных культах и эзотерических доктринах. Так, например, ирландская Сага об Эйрике Рыжем, повествует о плавании викингов в Америку, где они столкнулись со страшным необъяснимым явлением: все умершие насильственной смертью через какое-то время вновь поднимались и начинали чинить козни живым. Викингам пришлось срочно отчалить.

Таинственная, неисследованная ещё до конца связь между Англией и Америкой, вероятно, несколько прояснится, если мы обратимся к истории тайных обществ Туманного Альбиона. Некромант Джон Ди, поднимавший, согласно легенде, мёртвых из могил и заклинавший ангелов, вполне может оказаться звеном, недостающим для полного понимания этих "тонких властительных связей". Есть и другое обстоятельство. Осветим лишь его вкратце. Если самому Джону Ди, интриговавшим против "солнечной" державы Рюриковичей, не удалось достигнуть окончательного успеха то его сын Артур Ди(у нас его звали "Артемием Ивановичем Диевым"(или "Дием", что означает Юпитер, олово) непосредственно способствовал установлению "лунной" Романовской династии, происходящей из рода балтийских жрецов Криво-Кривейте, приносивших кровавые человеческие жертвы. Артур Ди был придворным алхимиком первого из венценосных Романовых. Позапрошлым летом(2002 г.) мы обратили внимание на то обстоятельство, что в Царских Палатах Ипатьевского монастыря в Костроме, где жил Михаил до "призвания" его на царство, в семи анфиладно расположенных комнатах находятся пять печей с изразцами явно герметического содержания, в чём желающие могут в любой момент удостовериться. И здесь вовсе не стоит строить иллюзий на счёт "научной помощи братской Англии". Хотя столь ранняя датировка изображений и крайне сомнительна (надписи сделаны шрифтом, напоминающий гражданский), тем не менее кому-то было выгодно, чтобы они там появились.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
otchelnik
Редкий Гость


Зарегистрирован: 19.09.2008
Сообщения: 17

СообщениеДобавлено: Пт Сен 19, 2008 2:23 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

У Лоры Провансаль есть очень хорошая песня о Джоне Ди :

Джон Ди
//автор: Лариса Бочарова

Осень хриплой трубой гонит дожди.
Спят до Судного Дня ангелы.
Что случилось с тобой, бедный Джон Ди?
Ты запретил себе Англию.
Кормишь лондонской почтой свой атанор —
А в дверь беда стучит молотом.
Кто твоей колесницей правит с тех пор,
Как ты из праха взял золото?

Сердце стальное бьется уверенно —
Время иное меряет, меряет.

Дом в закатной крови красен и тих,
В нем даже простыни алые.
Кто читал приговор, бедный Джон Ди,
Когда ты жег мосты в Англию?
Опьянели гонцы в долгом пути,
Запивая нектар солодом.
Кто был твой адвокат, бедный Джон Ди,
Когда ты имя дал золоту?

Ныне былого лестницы пройдены,
Страшное слово — Родина, Родина...

Вдоль сожженных мостов выставлен строй
Оловянных солдат Англии.
Что же будет с тобой, бедный Джон Ди,
Когда разбудит залп ангелов?
Над туманом плывет башенный звон,
Мир застыл на краю холода.
Принимай свою смерть, милорд Джон, —
Ты подчинил себе золото.

Сердце стальное, неустрашимое.
Время покоя, жди меня, жди меня...

С позолоченных век
Осыпается снег,
Позолоченный свет —
Позолоченный век...

На всякий случай, если кого заинтересует и захочет скачать песню - по этой ссылке можно найти много всего очень интересного :
http://salyery.narod.ru/Lora1.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Ср Апр 08, 2009 12:43 pm
Заголовок сообщения: Джон Ди и конец магического мира
Ответить с цитатой

Евгений Головин

Джон Ди и конец магического мира


Прежде чем мы поговорим об английском астрологе, географе, алхимике Джоне Ди, жившем в шестнадцатом веке, давайте немного подумаем вообще о том, что такое натуральная магия и возможна ли она в наше время.

К сожалению, надо признаться, что все, что мы говорим негативного в смысле нашего времени, очень хорошо подтверждается при анализе натуральной магии, и вот почему. Чтобы заниматься натуральной магией, надо определить термины. Есть белая магия, которая занимается инвокацией духовных единств, живущих либо в небе, либо за его пределами - магия эта не плохая и ведет она к добрым делам. Натуральная магия - это скорее магия лечебная, магия разных составов, фильтров, основанных на всеобщих симпатиях и антипатиях объектов природы. Черная магия занимается в основном вызовом всякого рода темных сил. Такой вызов называется эвокацией. В наше время натуральная магия, которая зависит от объектов живой и так называемой неживой природы (имеются в виду растения, звери, камни, вода, земля, воздух), как вы сами понимаете, находятся не в лучшем положении. Техника, которая действует ужасно на природу, еще не самое главное препятствие с точки зрения натуральной магии. Самое главное препятствие - это человек. С определенного времени люди совершенно не знают, что такое мир, который их окружает.

У Хайдеггера есть понятие "Offenheit" ("открытость"), и он пишет в "Sein und Zeit" ("Бытие и Время"), что когда-то мир был "открытым". И он противопоставляет этому "открытому" миру, мир "закрытый", в котором все мы живем. Это значит, что мы уже не можем войти в лес или погулять в поле… И вот в каком смысле мы это сделать не сможем: мы люди - закрытые, не знаем ни трав, которые там растут, ни птиц, которые поют. Все мы отличаемся агрессивной аналитической психологией. Допустим, ботаник объяснит нам что-нибудь про одуванчик, объяснит то, что мы можем прочитать в любом учебнике, или скажет, вот поет малиновка, сейчас весна, малиновка справляет свадьбу. И мы можем даже отличить пение малиновки от пения щегла, например, хотя это трудно… И это, собственно, все, что мы можем знать о живой природе, но и это дает нам преимущество перед большинством наших спутников. Вот что значит "закрытость" современного человека перед природой.

Мы наблюдаем закрытые дома, закрытые двери подъездов, закрытые квартиры, железные двери и прочее, и прочее. Я уже не говорю о сейфах, сигнализациях и так далее. Везде и всюду мы видим надписи: "посторонним вход запрещен". Если учесть, что в девятнадцатом веке таких надписей было всего три в Западной Европе, а в России их вообще не было, то представляете себе, как сильно изменился мир. Все мы стали посторонними, и всем нам вход запрещен в массу организации, залов, зданий и так далее. Плюс к этому бесконечные секреты и подземные города. Что стало с людьми, что они стали закрывать и свою душу, и свои подъезды, и свои дома? Скажут, они опасаются грабителей. Но грабить-то, собственно, нечего - люди совершенно бедны, как правило. И если масс-медиа нагнетают какие-то страхи, то есть же, в конце концов, своя голова на плечах, и можно, наверное, не так сильно закрываться от всех и вся.

Любой мир, даже атеистический, даже современный, основан на каких-то метафизических идеях. Одна из этих идей - идея секрета. Все время нам говорят о каких-то государственных секретах, о каких-то экономических секретах, хотя всем понятно, что люди живут очень плохо, и никаких секретов, в сущности, нет. И тем не менее мы слышим о бесконечных секретах. Что это все значит? Примерно то же, что я сказал о квартирах: люди машинально ставят железную дверь, хотя им нечего бояться. Ну, хорошо, ограбят, но это стимул для того, чтобы заработать деньги и сделать квартиру лучше. Зачем же всю жизнь торчать за этими железными дверьми. Когда грабят банк, банку от этого только лучше по многим причинам. Но, тем не менее, устраивается масса загородок, заграждений и прочего, для того, чтобы "они", то есть мы, "посторонние", не могли туда пройти.

У Хайдеггера в "Sein und Zeit" есть глава , которая называется "das Man". "Man" -- по-немецки местоимение, заменяющее существительное. Хайдеггер дал артикль среднего рода, и получилось "das Man", то есть повысил в чине местоимение до существительного. В этой главе есть любопытная фраза. В обычном для Хайдеггера, вернее, очень своеобычном его языке она звучит так: "Jeder ist andere und keiner er selbst". "Каждый суть другой и никто он сам". Это значит: все мы - "посторонние", "они", "россияне", "дорогие россияне", если мы о нас говорим, поэтому себя мы можем назвать не "я", а "другой" и будем правы. Как, знаете, раньше было на собраниях: "выступает товарищ такой-то и другие", вот эти "и др." - это все мы. Это все называется "и др.", поэтому не надо иметь никаких иллюзий, и называть себя "я" совершенно ни к чему.

Натуральная магия даже психологически невозможна в таком мире, ибо натуральная магия предполагает совершенно открытый мир и совершенно открытое пребывание человека в нем. Что значит "открытое пребывание"? Два века назад люди могли быстро и свободно путешествовать куда угодно, даже в Южную Америку. А четыре века назад это было еще проще и спокойнее. Люди не знали границ. Никто толком не знал, что такое государство даже в семнадцатом веке. Кажется, Людовик Четырнадцатый сказал первый: "Я и есть государство". Когда его спросили: "А что это все-таки, Франция?", он сказал: "Я и есть Франция". Тогда людям стало понятно, что Людовик и есть государство.

Нам пытаются объяснить, что все закрытое, все за сейфами, все за семью замками и всякой сигнализацией и есть государство. Так вот, в государстве натуральная магия абсолютно невозможна. А что здесь возможно?

Вернемся к Хайдеггеру. Он пишет, что мы живем в мире "Alteglichkeit", "ежедневности", "повседневности". И "das Man" - это неопределенное местоимение - правит людьми, которые отличаются "Unaufeglichkeit", "неэксцентричностью", "непоразительностью". В царстве "das Man" могут жить люди усредненные, уравненные, уступчивые и неэксцентричные. Но дальше у Хайдеггера еще забавнее: "мы одеваемся, как одеваются другие, мы ходим в театр, как другие ходят в театр, мы презираем толпу точно так же, как надо презирать толпу". Эта фраза была, конечно, совершенно убийственной для эстетов. Получается, что мы презираем государство и толпу, как надо их презирать. То есть не как мы хотим, а как принято.

Итак, если натуральная магия в нашем мире невозможна, то черная магия - ох, как возможна, и мы чуть позже на этом остановимся. Возможна не потому, что надо обязательно взывать к сатане и его адептам. Просто мир в конце двадцатого века устроен так, что даже самая элементарная черномагическая мольба доходит до адресата. Вот в какой ситуации мы живем.

Но вернемся к герою нашей лекции - английскому алхимику и астроному Джону Ди.

Родился он 1527 году. Умер в 1608 году. Прожил достаточно долгую жизнь. Блестящий человек блестящего образования, прославивший свое имя на всю Европу тем, что написал удивительное математическое предисловие к "Началам" Эвклида, переведенным на английский язык в 1559 году. Если бы он ограничился одним этим предисловием, он бы уже остался в истории математики -- его очень ценили на математических факультетах, где он высказал массу передовых и прогрессивных математических догадок. В частности, о четвертом измерении и прочих интересных вещах. Но дело в том, что Джон Ди, выходец из старинной уэлльской семьи и баронет, был человеком весьма оригинальным. Когда он учился в Оксфорде в колледже, он сорвал представление пьесы Аристофана, пустив по залу летающего механического жука. Все были шокированы этим чудом искусства, все были потрясены, потому что в шестнадцатом веке всякие механические летающие штучки не вызывали у людей ничего кроме угрюмости и мрачных подозрений в откровенном колдовстве. Поэтому Ди не пользовался авторитетом ни в колледже, ни в селах, окружающих его поместья под названием Мортлейк недалеко от Лондона. Но Джон Ди был очень талантлив, очень любопытен и поехал учиться на континент в город Лейден, где он учился у Герхарда Меркатора, знаменитого географа, и Геммы Фризиуса, знаменитого физика и математика.

Почему наша лекция называется "Джон Ди и конец магического мира"?

Потому что Джон Ди - фигура неординарная и очень значимая для шестнадцатого века. Потому что в конце шестнадцатого и начале семнадцатого века, собственно говоря, и произошел переход к новой эпохе, в которой мы с вами имеем радость и честь пребывать. Именно когда творил Шекспир, Сервантес писал своего "Дон-Кихота" и когда жил Джон Ди наступил конец магического мира. Почему я упомянул Сервантеса и "Дон-Кихота"? Потому что Джон Ди, в известном смысле, весьма напоминает Дон-Кихота и не только он, а многие маги и алхимики того времени, в том числе такие люди, как Джордано Бруно, например. Потому что он пытался в мире, уже настроенном материалистически и современно, отстаивать чисто магические принципы, как Дон-Кихот отстаивал принципы странствующего рыцарства, после того уже как три века это странствующее рыцарство умерло. И роман Сервантеса можно считать абсолютно эпохальным для конца магической эры и начала эры рационально-материалистической.

Джон Ди много занимался своим образованием. Он ездил в Париж и в Сорбонне читал лекции сам. У него рано проявились математические способности, и поэтому уклон его эволюции был скорее математический. Он увлекся теми магическими дисциплинами, которые в то время назывались теоретическими и математическими: пифагорейством, неоплатонизмом, каббалой, числовой магией, Раймондом Луллием.

Почему XIV век - это конец магического мира? Потому что до шестнадцатого века люди верили в абсолютное единство мироздания, в живую цепь бытия. Более того, считалось что схемы, цифры, амулеты, фигуры, символы, образы имеют непосредственное влияние на живую природу, и если знать определенные заклинания, пользоваться определенными символами, как надо, и талисманами тоже, можно овладеть натуральной магией хорошо и быстро. В шестнадцатом веке подобные воззрения начинали пропадать. Многие ученые и в Лейдене и в Париже и в Лондоне высказывались за квантитативный метод изучения природы против аристотелевского квалитативного. Что это значит? У Аристотеля, которому поклонялись тогда арабский мир и латинское средневековье, все было вроде просто. Четыре элемента, квинтэссенция, которая управляет небесными созвездиями. Фермамент, то есть твердый небосвод абсолютно незыблем - так Бог создал мир, где мы живем. Мир этот невелик, зато качественно многообразен. Джон Ди был совершенно бескорыстный человек и никогда не хотел ни философского камня, ни овладения натуральной магией для себя. Он был страстным патриотом Англии и поклонником королевы-девственницы Елизаветы I. Кажется, он был первый, кто употребил слова "Британская империя".

После того, как он приобрел определенную славу в научных кругах Европы предисловием к "Началам", он написал небольшую книгу, которая ни к каким великим людям не относилась. Книга эта называется "Иероглифическая монада" (Dee, John "Monas hieroglyphyca" THEATRUM CHEMICUM vol.III) и выпущена была в 1564 году. Странная книга.Что такое "монада" или "нечто единое"? Джон Ди понимал иероглифическую монаду как усложненный знак Меркурия: лунный полукруг сверху, под ним - обычный круг и под кругом - крест. В алхимии это - символ Меркурия, и по ходу книги Джон Ди этот знак по-немногу усложняет. В принципе, это книга о символике точки, линии, полукруга, круга и креста. Насколько я знаю, книга была неоднократно переведена на разные языки и недавно даже на русский. Но никто из комментаторов не обратил внимание вот на какую вещь. "Иероглифическая монада" весьма напоминает "Символизм креста" Рене Генона. Сам Рене Генон ни разу не упоминает имени Джона Ди. Насколько я помню, он ни в одном из своих сочинений вообще это имя не упоминал - может быть, не знал, может, не счел необходимым. Во всяком случае, имени Джона Ди у него нет. Но надо еще учесть, что серьезное изучение Джона Ди началось уже после смерти Генона, и он мог быть не в курсе всех этих вещей. По своим идеологическим принципам эти книги и сходны, и очень различны, и люди, которые изучают эзотеризм, алхимию, символику и магию чисел, здесь впадают в недоумение. Некоторые высказывания Генона довольно резко противоречат тому, что сказал Джон Ди в своей книге "Иероглефическая монада". Это я говорю не для продвинутых эзотериков, которые, наверное, все знают, а для нас, людей простых. Странен сам подход к этому делу. Конечно, Джон Ди проявил себя математическим виртуозом в книге "Иероглифическая монада". Почему он назвал знак алхимического Меркурия - "монадой", хотя монада это нечто неделимое, нечто простое, как известно? В этой монаде в одном символе соединены несколько знаков: полукруг, круг, точка и крест. И почему это называется монадой? По одной простой причине: Джон Ди выводит из этого символа знаки всех планет, все числа и все алфавиты. Он это делает очень остроумно. Мы не будем входить в подробности того, каким образом он это делает, но некоторые моменты весьма любопытны. Что касается чисел в отношении с крестом, Джон Ди рассуждает так: линия уже есть диада, она ограничена двумя точками, значит, мы получаем число два. Когда вертикаль пересекает горизонталь, точка пересечения есть число три. Далее крест со своими четырьмя ветками составляет число четыре, если мы соединим число три и четыре получим число семь. Семь -- одно из главных чисел нашей космической манифестации. Если повернем крест на сорок пять градусов, получим косой крест или крест святого Андрея или "икс" латинской грамматики. Сам по себе косой крест означает число десять по латинскому варианту. Если повернем крест на девяносто градусов, то прочтем слово "LUX". Букву L прочтем по двум перпендикулярам - горизонтальному и вертикальному. U прочтем на косом кресте, X – просто перевернув обычный крест на сорок пять градусов. Слово «LUX», несомненно, указывает на определенную христианскую интерпретацию этой вневременной космической фигуры. Далее Джон Ди блистает своей замечательной эрудицией. Будучи к тому же и астрологом, он прекрасно ориентируется, какая планета как себя ведет в том или ином зодиакальном знаке или доме. Поэтому он объясняет, почему он избрал знак Меркурия: планета Меркурий одним из двух домов имеет Деву (Джон Ди называет ее Палладой), которая управляет христианской религией, и, к тому же, второй дом Меркурия, то есть Арес, управляет Иудеей, Святой Землей, и, к тому же, Англией. Все это известные и весьма старинные астрологические знания. К тому же, как известно из алхимии, философский камень изображается как солнце в чреве Ареса. Арес это созвездие Овна. Джон Ди дал в книге двадцать четыре теоремы, в которых все это прекрасно объясняет. Когда он соединяет знак Меркурия со знаком Ареса, он получает свою полную монаду. И здесь он объясняет, как любой алфавит можно из этого символа вывести (если возьмем круг и полукруг, соединим и повернем по вертикали, получим альфу греческую: внизу у него получается знак омега, имеется в виду нижний конец креста и знак Ареса на нем). Таким образом, можно вывести знаки всех планет и все буквы алфавита.

В большом предисловии, посвященном Максимилиану, императору Священной Римской Империи, написано следующее: то, что для тебя пустяки, доставит немалую пользу, как твоим советникам, так и вообще людям, интересующимся науками. Вся книга написана в мажорном ключе. Это еще 1564 год. Джон Ди живет хорошо, и королева Елизавета, которая сравнительно недавно вступила на престол, к нему благоволит настолько, что он составил ее гороскоп и точно определил дату ее коронации.

Для Джона Ди линия состояла из точек, он так и пишет: "линия есть расцвет точки". У Рене Генона постулаты совершенно противоположны: точка есть единство, точка есть метафизический принцип вне манифестации и она не порождает линии. Таким образом, Генон избегает обычных математических парадоксов, когда говорит, что в отрезке длиной в два сантиметра бесконечное количество точек и в километре их тоже бесконечное число. То же самое касается прямой линии и круга. То есть, в сущности, точно ничего измерить нельзя, можно только приблизительно для сугубо практических целей. Генон уделяет проблеме точки большое внимание. Книга его мало обращена к критике современного мира, она скорее о принципах, он в основном цитирует таких авторитетов, как Лао-цзы, Чжуань-цзы, знаменитых и великих даосов и учеников Шанкарачарьи. Положение о том, что точка есть метафизический принцип, приводит Генона к очень важному выводу. Он цитирует Паскаля: "Вселенная - это бесконечная сфера, где центр везде, а окружность нигде". Эта фраза, скорее всего, принадлежит Николаю Кузанскому, но Генон оговаривается, что, возможно, Паскаль не первый это сказал. Генон постулирует прямо противоположную идею: "Вселенная - это сфера, где окружность везде, а центр нигде". Что же получается? Для нас и Николай Кузанский, и Джон Ди - уважаемые люди, для нас и Рене Генон очень уважаемый человек. Получается, что они утверждают прямо противоположные вещи. И каждый из этих авторитетов весьма остроумно и хорошо защищает свои позиции. Но к этому мы вернемся чуть-чуть позже.

Почему я говорю о книге Генона подробно? Потому что она имеет прямое отношение, во-первых, к "Иероглифической монаде", во-вторых, к возможностям натуральной магии. Генон не только точку уводит в метафизический горизонт, в сущности, он и линию и окружность уводит туда же. Мы не можем в принципе провести окружность где начало совпадало бы с концом. Это невозможно, потому что в условиях нашего континуума, в условиях пространственно-временных перемен мы никогда не попадем своим циркулем в ту же самую точку, откуда начали путь круга: либо слегка в бок, либо влево, вправо, вниз. Таким образом, пишет Генон, круг является чисто метафизической конструкцией, невозможной в природе. Это никак не соответствует Джону Ди, который из своей монады вывел все алфавиты, цифры, весь пифагоризм и весь неоплатонизм. Он делал это неплохо. Получается, что в разделяющие эти две концепции четыре века ситуация сильно изменилась. Здесь Генон нащупал очень тонкий момент: разрыв неба и земли, разрыв операции и спекуляции и в результате невозможность натуральной магии как таковой. Потому что для Джона Ди было абсолютной истиной, что тот символ, который он чертит, совершенно необходим для получения алхимического Меркурия. Более того, этот Меркурий будет качественно лучше, если он качественно лучше этот знак изобразит.

Как я уже говорил, Меркурий изображается: лунный полукруг, круг без точки и крест. Круг без точки по Джону Ди изображает землю, но если там будет проявлена центральная точка, это уже солнце. Дальше все понятно: под крестом имеют в виду четыре элемента. Под солнцем имеют в виду квинтэссенцию, под полукругом - Луну. Дальше можно на много векторов разбросать символизм этой монады. Генон совершенно четко и логично доказывает: эта геометрия не имеет никакого отношения к нашему миру. Не только точка, но и линия, и круг в природе невозможны. Почему? Далее остроумный вывод Генона. Линия ограничена двумя точками, собственно это и есть прямая, лежащая между двумя точками, но первая и вторая точки не имеют отношение к манифестации самой линии, так же точно (здесь он переходит к описанию человеческой ситуации), как рождение и смерть не имеют отношения к жизни человека. Жизнь есть дистанция. Прямая между двумя точками тоже дистанция. Когда мы говорим: "прямая А и В", это значит, точки А и В метафизичны, а манифестирована только одна прямая. Когда мы говорим: "человек родился в таком-то, а умер в таком-то году" эти годы не реальны, они метафизичны, а реальна лишь та жизненная дистанция, которую он проживал. Таким образом, Рене Генон очень точно ограничил спекуляцию от операции. Книга его "Символизм креста" совершенно спекулятивна. Он занимается теорией, он это и пишет в предисловии, что, поскольку у les modernes (то есть у современников) мозги уж совсем заехали, то им надо объяснить несколько совершенно нормальных истин.

Надо заметить, что Рене Генон никогда не говорит это высокомерно, похлопывая по плечу (в этом прелесть его стиля и по этой причине его трудно переводить). Он человек очень вежливый и деликатный. О том, что мы - полные дебилы и идиоты он говорит очень вежливо и спокойно

Таким образом, Генон обозначил, что линия и все, что мы делаем с ее помощью, не имеет отношения к нашей жизни. Потому что мы перестали жить в открытом мире. Но Джон Ди жил в открытом мире, он жил в настолько открытом мире, что хотел овладеть этим миром. И не только с помощью своей книги "Иероглифическая монада", которая к его вящему изумлению не принесла ему особой славы (к ней ученые отнеслись скептически, просто не зная, что сказать). Собственно, в книге никаких таких особых выводов нет - просто Джон Ди продемонстрировал в "Иероглифической монаде" свою эрудицию и умение работать с символикой как таковой.

Так почему же невозможна натуральная магия? Потому что человек ведет себя по отношению к природе как познающий. Но он не является познающим. Генон в "Символизме креста" сказал, что познание есть соучастие. "Идеал это совпадение познающего с познаваемым объектом, но, по крайней мере, соучастие в жизни этого объекта необходимо". Посмотрите, как современный мир участвует в познаваемом объекте. Понятно, как участвует. Участвует настолько, что скоро ни воды не будет, ни воздуха - ничего не будет. Если они называют это познанием, тогда что такое нападение, что такое агрессия? Можно скорее предположить, что современное научное общество (в широком смысле слова) понимает под познанием некую разведку, иногда разведку секретную, иногда разведку боем, но, прежде всего надо подойти к объекту (пусть он будет деревом, животным) и разведать что это такое, откуда, как, и зачислить его в какую-нибудь графу, и потом напасть на это дерево или животное. Если это называется познанием, то, при чем здесь натуральная магия? Маг никогда не трогает зверей или деревьев, он может несколько дней просидеть около дерева или цветка и думать о его тайных связях. Почему у дерева или цветка есть тайные связи понятно из положения Генона, из его "Символизма креста". Для него центр объекта есть та самая точка, которая в физическом мире не присутствует. Она метафизична. Когда этот центр манифестирует дерево, животное или космос, сам он остается абсолютно не манифестированным. И тогда мы говорим о тайных действиях камня, о тайных симпатиях и антипатиях. Например, когда Авиценна в своей удивительной книге под названием "Романтическая любовь минералов" большую главу посвящает любви сапфира к звезде Альдебаран, он как раз говорит об этом тайном центре, который создал и присутствует в камне, который мы называем сапфиром. Совершенно понятно, что с точки зрения эзотеризма это и есть познание, но с точки зрения науки в этом собственно никакого познания нет. То, что называется магическим познанием, диаметрально противоположно современной науке. Эрнст Кассирер, знаменитый немецкий философ, пишет на эту тему так: - "Возможность познания и магии исходят из одного и того же принципа, по мнению Кампанеллы, познание возможно в том случае, когда субъект и объект, человек и природа образуют одно целое. Магия есть практическое воплощение теоретического познания. Понимание и воля равно необходимы в натуральной магии". Спекуляция и операция, сила и обдумывание.

Почему же мы говорим о конце или закате магического мира? Потому что Джон Ди жил в переломную эпоху, когда теория отделилась от практики. Почему еще в конце XV века, незадолго до Джона Ди, Пико делла Мирандола выпустил "900 тезисов о Каббале"? Пишет он о теоретической каббале, но никак не отделяет ее от практики. Это единая наука. Во времена Джона Ди каббала уже разделилась на теоретическую и практическую. Все разделилось на теорию и практику. Получается, что для европейского мира это был крах, потому что понимать можно все что угодно, но делать, уметь делать совсем не просто. Представьте себе положение, когда в одном человеке не сходятся идеи теории и практики, то есть он знает в теории все, на практике не умеет ничего или наоборот. Единое знание раскололось на две части, абсолютно между собой несоединимых. И чем дальше, тем хуже. Сейчас, в конце XX века рассуждаем на такого рода материи - разделение магии на теорию и практику свершилось, и соединить эту теорию и практику почти или практически нельзя. Вся европейская история последних веков проходит под знаком полного разъединения и разделения. Интеллект разъединился с душой, внутренний и внешний мир разъединились. Если для Парацельса (который умер, когда Джону Ди было четырнадцать лет, в 1541 году), когда он говорил, что "внутреннее небо и внешнее небо это одно небо", это было реально, для нас это абсолютно нереально. Для нас есть внутренний мир и внешний мир. Мы плохо можем объяснить, что мы понимаем под нашим внутренним миром. Скорее всего, под нашим внутренним миром мы понимаем ту самую закрытую железной дверью квартиру или еще что-нибудь, где хранится пустота или какие-то пустяки. Ситуация эта абсолютно бредовая, но, к сожалению, она именно такова, и выходов из нее пока абсолютно не видно. Об этом разделении, о том, что мир распадается на куски и фрагменты, очень хорошо написал великий английский поэт Джон Донн в своей поэме "Анатомия Мира". Он написал примерно так: "И теперь весна и лето напоминают новорожденных, чьей матери за шестьдесят. И новая философия сомневается во всем. Элемент огня исчез. Солнце потеряно и земля. И ни один мудрец, не скажет, на какой дороге их надо искать. И люди открыто признаются, что этот мир кончен, когда в планетах и небосводе они находят так много нового. А потом снова видят, как все распадается на фрагменты, на атомы без всякой связи".

Так написал Джон Донн в конце шестнадцатого века. Мы можем только подтвердить, что все это так, и очень грустно, что все это случилось уже так давно. На что рассчитывать нам?

Перейдем дальше к странной идее разделения, которая в шестнадцатом веке расколола познание на магию и естественные науки, как мы их понимаем сейчас, и людей на романтиков и реалистов. Как вы понимаете, Джон Ди оказался в лагере безнадежных романтиков. Случилось еще одно событие, которое сильно повлияло на людей, настроенных магико-астрологико-алхимически. Я имею в виду вспышку сверхновой звезды в созвездии Кассиопеи в 1572 году. Это событие перевернуло ученый мир Европы: большинство ученых ориентировалось все-таки на Аристотеля и на его арабского комментатора Аверроэса. Аверроэса, комментируя Аристотеля, говорил, что фирмамент неба, какой он есть - будет вечно. Если появится хоть одна новая звезда или исчезнет какая-нибудь старая -- этому миру конец. И тут появилась сверхновая в созвездии Кассиопеи. Причем появилась, совершенно поразив всех зрителей, которых было, видимо, немало. Она сияла и днем в течение семнадцати месяцев. Такие случаи бывали, но очень редко. В 125 году до н. э. великий греческий астроном Гиппарх говорил о сверхновой, но, видимо, ему тогда не особо поверили, просто занесли в аннал, что была такая проблематичная звезда. Христиане были уверены, что Вифлиемская звезда это и есть та самая сверхновая. Проверить это очень трудно, арабские комментаторы считают, что за нее приняли парад трех крупных планет (Сатурн, Юпитер, Марс). В этом смысле мнения до сих пор расходятся. Поэтому явление 1572 года воспринято было очень по- разному. У Джона Ди есть письмо на эту тему в Лейденский университет, а у его ученика Тома Дикса - целая книга. В любом случае люди почувствовали, что нечто меняется, что мир меняется. Они не была уверены, что прав Аверроэс, и близок конец света, но решили, что это будет значительное и весьма энергичное событие.

Я упоминал, что магия и каббала разделились на теорию и практику. В XVI и XVII и XX веках занимались теоретической каббалой. О практической никто не имеет ни малейшего представления, разве что человек пять раввинов или хасидов, которые спасаются где-нибудь в Палестине. Много книг на эту тему посвящены в основном буквенно-числовым комбинациям. Сейчас с комбинациями стало хорошо (после изобретения компьютеров), и занимается этим кто угодно и как угодно, но забывают, что каббалистическая теория, и Джон Ди об этом пишет, занимает в каббале незначительный процент от всеобщего стопроцентного ее знания. Более того, практической каббале нельзя научиться, хотя, конечно, чтение комментариев ко второй великой книге Каббалы "Зогар" (Сияние) даст очень много полезного и интересного. Очень хорошо об отличии практики и теории каббалы сказал персонаж романа Виктора Гюго "Собор Парижской Богоматери" архидьякон Клод Фролло. Действие романа происходит в конце XV века. Он сказал, когда размышлял у себя в келье о том, что ему не даются алхимические и магические опыты: (на столе у него лежал молот и большой гвоздь) "Боже мой, я ничего не умею. Всякий раз, когда Зехиэль брал молоток и вбивал этот гвоздь слегка в дерево, его враг, где бы он ни находился, уходил в землю по щиколотку, если - сильно, то враг уходил в землю по пояс. Я могу прочитать над этим гвоздем какие угодно заклинания, но совершенно уверен, что никто от этого в землю не провалится". Очень точная иллюстрация к ситуации теории и практики.

Давайте немного поговорим о тех годах жизни Джона Ди, которые навсегда запятнали его репутацию академического ученого. Его жизнь можно разделить на две половины: жизнь научную и его жизнь с того дня, как он встретил некоего любопытного человека по имени Эдвард Келли. Этот Эдвард Келли родился в 1555 году и годился Джону Ди в сыновья. Однажды он к нему пришел, это был 1580 год, под именем Эдварда Тальбота и показал Джону Ди несколько любопытных объектов. Джон Ди тогда очень увлекался алхимией, хотя позднейшие историки скептически к нему относятся с точки зрения практической алхимии, но, тем не менее, у него было две лаборатории в его замке Мортлейк. Худощавый, черноволосый странный незнакомец принес Ди алхимическую рукопись, которая называлась "Книга Святого Дунстана", и два небольших шара из слоновой кости, в одном -- белая, в другом - красная пудра проэкции. Считалось, что с помощью белой пудры можно превратить обычные металлы в серебро, а с помощью красной, понятно, в золото. Как отмечают современные историки, нигде не упоминается о том, что Ди или Келли использовали этот порошок или пудру. Встреча очень сильно повлияла на Джона Ди и его репутацию - настолько, что, исключая последние пятьдесят лет, ученый мир лишь усмехался, когда упоминали о Джоне Ди. Признавали его заслуги в юности, и потом говорили, что он увлекся спиритизмом, сатанизмом и другими подобными вещами, и жалко, что столь крупный научный талант пропал втуне.

Встреча Ди и Келли получилась эпохальной. Об Эдварде Келли до сих пор мало известно, но очень много сплетен циркулировало по его поводу. Якобы ему обрезали уши за фальшивомонетничество, но это упоминается только в одном источнике, и человек, который это утверждал, был на него в гневе. Непонятно, на всех портретах Эдвард Келли с ушами, я не знаю, в чем тут дело. Густав Майринк тоже поведал, что он был без ушей. Эдвард Келли, несмотря на свои молодые годы, был секретарем известных магов, в том числе Симона Формана. О нем писали и говорили, что он занимался «кладбищенской практикой». Он откапывал трупы, оживлял их и заставлял говорить. Что значит «оживлял»? Не так, как делают на Гаити (там ребята покруче будут), он на несколько минут оживлял мертвеца и задавал ему какие-нибудь вопросы. И сейчас эта практика как-то мало радует народ, а тогда еще меньше. Проще говоря, Эдвард Келли был фигурой очень и очень подозрительной, и Джон Ди это прекрасно понимал. Но 26 марта 1582 года случился их первый сеанс вызывания так называемых ангелов, и сеанс прошел очень успешно. До сих пор неизвестно, что это было, то ли это был спиритический сеанс, то ли какой-то еще. Несколько предварительных замечаний. Если сказать что Ди и Келли были новаторами, и что спиритизм изобретен в шестнадцатом веке, а не в девятнадцатом это все равно, что не сказать ничего, потому что под спиритизмом понимают все что угодно. В библейской книге Царств Саул тоже вызывает духов. Поэтому можно говорить о вечном и беспрерывном спиритизме и материализации. Как сказать точнее? Есть определенные формы и виды контактов с потусторонним миром и одним из таких занимались Келли и Ди. Современные исследователи пишут, что Келли был медиумом, то есть обладал необычайно развитыми способностями восприятия потусторонних образов, шумов и прочее, и прочее. Надо сказать, что и до Келли Джон Ди занимался такого рода сеансами и вызываниями, и у него был набор магических кристаллов и знаменитый черный камень. Это был кусок антроцита оправленный в золото. Говорят, он сейчас находится в Британском музее. С помощью этого камня Келли удалось вызвать ангелов. Что это был за вызов с точки зрения визуальной? Келли видел силуэты, Джон Ди их тоже видел. Силуэты разноцветные, они плавали в воздухе, как пушинки. Иногда садились на плечи Келли, но никогда не приближались к Джону Ди. Далее раздавались голоса, которые Келли слышал очень явственно, а Джон Ди плохо. Иногда, очень редко (сеансы практиковались лет восемь) Джону Ди удавалось нечто расслышать, но, как правило, это был шепот, шорох, Келли же слышал все прекрасно. Современные исследователи даже сейчас в наши годы, когда скепсис по отношению к потустороннему миру значительно поубавился и даже серьезные ученые очень даже склонны исследовать все эти феномены, все равно считают, что в данном случае мы имеем дело с шарлатанством. Все что связано связанно с потусторонним миром, вызовом духов, ангелов, демонов неизменно носит это печальное наследие девятнадцатого века -- клеймо шарлатанизма, мошенничества. Если сразу не отказаться от такого рода версий, мы никогда и ничего не поймем в ситуации потустороннего мира и ничего не поймем в истории Джона Ди и Эдварда Келли. Там был необходимый реквизит, но для нас он тоже не имеет особого значения. Кроме упомянутых кристаллов и черного камня стоят особой формы стол, на поверхности которого были изображены всякого рода талисманы, знаки планет, созвездия и прочее. К тому же Келли заказал себе золотое кольцо с печатью Поэла -- в переводе с иврита, «тот, кто совершает чудеса». И сеанс он совершал, когда у него на пальце было кольцо. Дальше история может вызвать улыбку: к ним приходили те, кого они называли ангелами. Это были странные потусторонние сущности, в общем, не злые, иногда забавные, иногда серьезные. Приходили ангелы по имени Михаэль, Ариэль, Рафаил. Чаще всего их посещала девушка Мадимия. Джон Ди один раз увидел ее явственно и был совершенно потрясен, но потом она исчезла, и он слышал только ее голос. Приходили такие сущности, которые называли себя Бен (то есть Бенжамин) или Нафраж. Кто они были - совершенно непонятно, но после начала сеансов в 1582 году Ди под диктовку Келли написал несколько рукописных книг, которые сейчас являются главным пособием по изучению так называемого языка Эноха или ангелического языка. Сейчас энтузиасты издали две главных книги: «Книга Логаэгнта» и «Книга Эноха». Как Джон Ди писал их? Либо под диктовку Келли, либо на сеансе перед Келли были листы бумаги, и он записывал так называемый ангелический язык. Эти буквы попадали на лист бумаги желтыми, зелеными, синими контурами, которые Келли обводил. Когда он заканчивал обводить букву, контур пропадал. Таким образом, они составили алфавит из двадцати одной буквы. Через некоторое время Джон Ди по совету такого рода сущностей составил латинские аналоги этих букв. Сейчас они изданы и люди, у которых есть компьютер, всегда могут позаниматься всякого рода комбинаторикой на эту тему. Когда они уже знали этот ангелический алфавит, дело пошло гораздо быстрее, и они составили «Полный словарь языка Эноха». Этот словарь в 78 году нашего века издал филолог Дональд Лейкок. Любопытно, что в своем предисловии Лейкок совершенно растерянно пишет: «Я не знаю, это язык естественный или искусств
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Terra Monsalvat -> Персоналии Часовой пояс: GMT
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


  Global Folio          

Powered by phpbb.com © 2001, 2005 phpBB Group
              Яндекс.Метрика
     
 
Content © Terra Monsalvat
Theme based on Guild Wars Alliance by Daniel of gamexe.net