" /> Terra Monsalvat :: Просмотр темы - Аль-Мутамид и Итимад
Вход
Текущее время Чт Авг 16, 2018 6:25 am
Найти сообщения без ответов
Аль-Мутамид и Итимад

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Terra Monsalvat ->       Остров Amour на озере La Belle
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Godefroi
Паладин Королевства Труверов


Зарегистрирован: 11.12.2007
Сообщения: 711
Откуда: Россия

СообщениеДобавлено: Сб Май 29, 2010 11:37 am
Заголовок сообщения: Аль-Мутамид и Итимад
Ответить с цитатой

ль-Мутамид и Итимад

XI век. Эмир аль-Мутамид - поэт-правитель Севильи.
Он прогуливается по берегу Гвадалквивира
вместе с придворными поэтами.
Увидев, что вода подёрнулась лёгкой рябью от ветерка,
произносит:
"Река слегка дрожит, как будто от испуга", - и предлагает
своим придворным найти продолжение. Поэты задумываются.
Невольница, из стиравших бельё на берегу, подаёт голос:
"Но вот придёт зима, её скуёт кольчуга".
Поражённый её находчивостью и красотой, аль-Мутамид
влюбляется, выкупает её и женится на ней.
Много стихов, искренних и человечных,
посвятил эмир аль-Мутамид супруге своей Итимад.
Он герой многочисленных легенд и литературных произведений.
Размышляя о судьбе Итимад, можем сказать, что Бог не оставил
любовь к красоте без вознаграждения.


_________________
Если есть Бог - есть и труверы
Godefroi
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Пн Авг 22, 2011 5:23 pm
Заголовок сообщения: Аль-Мутадид
Ответить с цитатой




ИБН АЛЬ-ХАТЫБ
ДЕЯНИЯ ВЕЛИКИХ МУЖЕЙ


(пер. Б. Шидфар и В. Микушевича)
Текст воспроизведен по изданию: Средневековая андалузская проза. М. Художественная литература. 1985


Последним выдающимся прозаиком и поэтом Андалусии был Лисан ад-Дин ибн аль-Хатыб (1313—1374) — ученый, литератор [21] и политический деятель Гранадского эмирата, вазир и придворий и поэт династии Насридов.





Кади Абу-ль-Касим Мухаммад ибн Исмаил ибн Аббад скончался в четыреста тридцать третьем году (то есть в 1041 г), и после него стал править его сын Абу Омар Аббад ибн Мухаммед, который получил почетный титул Аль-Мутадид.

* * *

Аль-Мутадид пришел к власти после смерти своего отца в конце месяца джумады первой в четыреста тридцать третьем году. (в начале января 1042 г.) Он захватил запад Андалусии — Сильвес, Ньеблу, Хибралеон и прилегающие земли.
Говорит Абу Марван: (имеется в виду историк Ибн Хайли) «Аль-Мутадид ибн Аббад превосходил всех своих современников и сверстников красотой облика, совершенством сложения и нрава, величественным видом, щедростью длани, проницательностью и остроумием, находчивостью и способностью предвидеть будущее. Его суждения о стихах и прозе отличались голубиной и верностью, ибо он владел немалой долей природного таланта и образованности. Удивительно было его счастье в походах и завоеваниях, так что он завоевал обширные земли, окружающие Севилью, которые прежде принадлежали его врагам. Он изгнал христианских притеснителей из своих владений, что по соседству с Севильей, и присоединил к своим землям Кармону и Альхесирас. В его сокровищнице хранилось множество голов берберских эмиров и царей из рода Идрисидов, и голова Мухаммеда ибн Абдаллаха, эмира Кармоны, который был полыхающим факелом смуты, и голова Хазруна и Ибн Нуха, и голова лжехалифа Яхьи ибн Али ибн Хаммуда, (Яхья ибн Хаммуд в 1016 г. захватил Кордову и объявил себя халифом, однако его власть продолжалась лишь несколько месяцев.) а также головы других побежденных им правителей областей и мятежников, которые он снес своим мечом. Эти головы были найдены завоевателями из Бану Ламтуна, когда они захватили Севилью, изгнав сына аль-Мутадида, (Речь идет об аль-Мутамиде, изгнанном из Севильи в 1091 г.) тщательно спрятанные среди сокровищ. Каждая из этих голов была закутана в ткань, и на них имелись надписи об именах всех этих людей».

Так правил эмир Севильи аль-Мутадид, восседая на своем высоком помосте в тронном зале, выполняя великие дела и рассылая гонцов своего могущества из недр дворца. Он был, смел, силен и дерзок, стоек и решителен и пи во что не ставил пролитую им кровь. Своей рукой он хладнокровно убил собственного сына Исмаила, обвинив его в том, что тот замышляет дурное против власти отца. Он вероломно погубил многих главарей своих злейших врагов — берберов, которые посетили его, доверившись его обещаниям. Он приготовил для них великолепную купальню и приглашал их туда якобы для того, чтобы почтить их, и велел замуровать двери, так что они погибли там все до единого. И с тех пор люди приводят имя аль-Мутадида как пример дерзости, жестокости и грубости, и так будет всегда и повсюду.

Некоторые знающие люди говорили о нем: «Ибн Аббад не желал ограничиваться пределами своего государства, построенного им на остриях копий. Он только и занимался тем, что разжигал одну войну за другой и натравливал одного царя на другого. Он не давал отдыха никому в своей земле, отнимал наследственное имущество и грабил нажитое, чтобы сделать свою долю богатства еще значительнее и обильнее, чтобы добиться еще большего успеха в делах своего царства и еще больше упрочить свою власть и главенство. Он выстроил высокие дворцы, засеял обширные и плодородные поля, велел соткать великолепные одежды и отлить драгоценные украшения. В его конюшнях стояли чистокровные копи, быстрые, словно ветер, во дворцах служили прекрасные юноши - гулямы, а в войске насчитывалось множество доблестных мужей-рыцарей державы, которых он отобрал из разных областей. Он завоевал их верность, привязав к себе обильными дарами и еще более обильными благодарностями, а также страхом перед наказанием и суровыми угрозами, так что правил государственными делами с такой мудростью и прозорливостью, на которые не были способны другие равные ему саном правители Андалусии того времени. И постоянным примером решительности и государственной мудрости был для него Абу Джафар Мухаммад аль-Мансур ибн Абу Амир».

Была сильна неприязнь между ним и его соседом аль-Музаффаром ибн аль-Афтасом, и последний не мог сражаться с Ибн Аббадом, хотя и питал к нему лютую ненависть. В месяце раби первом четыреста сорок третьего года (июль — август 1051 г.) между ними было заключено перемирие стараниями и трудами шейха. Ибн Джахвара, эмира Кордовы, после чего Ибн Аббад мог спокойно отдаться сражениям с остальными эмирами запада Андалусии, и ему почти всегда удавалось побеждать их и захватывать их владения. Потом Ибн Аббад протянул руку к Альхесирасу и, осадив Мухаммеда ибн аль-Касима, захватил город и округу Альхесираса. Затем ибн Аббад направил все свои помыслы и решимость к Кордове, но не успел осуществить своих намерений, ибо был застигнут смертью.

Завещав еще не доставшуюся ему во власть Кордову своему сыну аль-Мутамиду, эмир Севильи скончался. Аль-Мутамид звался Мухаммад, кунья его была Абу-ль-Касим. Вначале он получил почетный титул «Аз-Зафир», что означает «Победитель», а потом — «Аль-Мутамид ала Алла », то есть «Надеющийся на Аллаха».
Эмир аль-Мутадид, его отец, при всей своей воинской доблести и стремлении к подвигам, был еще и превосходным поэтом, и отрывки из его стихов известны до сих пор. У него есть множество удачных мыслей и образов, например, в таких строках:

Аллеи среди звезд жасмина алее сладостных ланит,
Которые кусает милый, когда любовь его пьянит.
Или такие стихи:
С ресниц росой смывала краску ночь, поднимая покрывало;
Вино в кувшине убавлялось, но как оно благоухало!


* * *

Эмир аль-Мутамид Абу-ль-Касим был щедрым, доблестным и красноречивым, известия о нем широко распространились по всем краям и останутся на вечные времена.
Рассказывает Ибн ас-Сайрафи: «Аль-Мутамид Мухаммед ибн Аббад не имел себе равных по великодушию и щедрости, он был крепок, словно жезл, сделанный из железного дерева, который нельзя сломить, и не знал соперников в красноречии, умении слагать стихи и составлять послания. Он был образован, как никто в его время, и обладал прекрасной памятью. В его произведениях мы видим
обильный океан красноречивых слов и ярких образов. Он не затруднял себя в выборе подходящих выражений, стиль его был мягок и нежен и никогда не утопал в многословии. Он был мастером употребления различных фигур красноречия, и связь между словами была неразрывной, метафоры естественными, а сравнения прекрасными. Никто из окружавших его вазиров, катибов и поэтов не был так красноречив и не умел создавать подобных стихов, несмотря на то, что он привлек к себе многих, что были подобны драгоценным алмазам и редкостным украшениям и рассыпали отборный жемчуг похвал эмиру.

Он отличался безрассудной храбростью, похвальным поведением и был милостив и добр к своим подданным. Его звезда поднялась высоко, приведя его к захвату Кордовы. Этот город отдался под его власть, как намекал ему ранее Ибн Джахвар. Он прибыл в Кордову, обласкал жителей города, рассыпая подарки и благодеяния, и вел себя как нельзя лучше по отношению к жителям Кордовы, так что те были несказанно рады, что к власти пришел род Ибн Аббада. Аль-Мутамид сделал наместником в Кордове своего сына Сирадж ад-Даула Аббада ибн Мухаммеда ибн Аббада, и тот прибыл в Кордову во вторник шестого дня месяца шавваля в том же году. (то есть 26 мая 1074 г.) Его въезд был подобен пышной процессии, и ее пышность увеличила радость жителей.
Затем аль-Мутамид вернулся в Севилью, а в Кордове оставил своего сына вместе с одним из своих полководцев, которого звали Ибн Мартин, во главе конного отряда. Но тут Зу-н-Нун, правитель Толедо, прислал в Кордону одного из подкупленных им людей, правителя крепости, которая находилась неподалеку от Кордовы. Этот человек был тверд, как скала, и свиреп, как нападающий лев, а звали его Хакам ибн Укаша. Зу-н-Нун поручил ему, застав врасплох Ибн Аббада, напасть на него в стенах Кордовы. Соглядатаи Ибн Мартина донесли ему об этом, но он не поверил этой вести, сочтя ее маловероятной, и “презрел ее, что и надо было Ибн Укаше.

Ночью кто-то из сторонников Ибн Укаши открыл городские ворота, и Хакам ибн Укаша вошел в город с отрядом конников и пеших воинов, и никто не слышал и не видел этого. Потом они направились во дворец Ибн Джахвара, где жил эмир Ибн Аббад, сын аль-Мутамида. Услышав звон оружия и шум, эмир выбежал к ним и сражался с ними мечом до тех пор, пока не был убит.
Покончив с эмиром, отряд Ибн Укаши направился во дворец Ибн Мартина, который сидел за вином, и с ним были его певицы и собутыльники. Ибн Мартин убежал, когда отряд Ибн Укаши ворвался к нему, и скрылся у одного из людей, которых он облагодетельствовал, но через три дня его поймали. Когда его привели, Ибн Укаша приказал привести всех певиц и шутов, которые были в ту ночь с Ибн Мартином, и, чтобы поиздеваться над ним, стал спрашивать, как зовут каждую певицу и каждого шута и танцора. Потом он приказал заковать Ибн Мартина в цепи и отправить в свою крепость близ Кордовы. Когда же Зу-н-Нун прибыл в Кордову, он приказал Ибн Укаше убить его пленника.

Не прошло и дня с той поры, как Ибн Укаша вступил в Кордову, как к нему пристало множество злодеев, и с их помощью он захватил город и провозгласил в нем власть рода Зу-н-Нуна, произнося его имя со всех мимбаров мечетей. А тем временем Зу-н-Нун приближался к Кордове, и, наконец, вступил в город с огромным войском, и в тот же день принял присягу жителей Кордовы. Он прибыл в Кордову из Валенсии в пятницу двадцать третьего дня месяца джумады второй четыреста шестьдесят седьмого года. (25 января 1075 г.) Но вскоре Зу-н-Нун занемог и скончался в Кордове на шестнадцатый день месяца зу-ль-када того же года. (2 июля 1075 г.)
Тогда жители Кордовы снова признали своим властителем эмира аль-Мутамида, который прибыл к ним, и они присягнули ему, откликнувшись на его призыв. Что же касается Ибн Укаши, то он бежал, куда глаза глядят, уверив своих сторонников, что будет защищаться, но у акведука его убил некий житель Кордовы. Двадцать пятого числа месяца зу-ль-када (11 июли 1075 г.) правителем Кордовы снова стал эмир аль-Мутамид ибн Аббад, и с тех пор город находился под властью рода Ибн Аббада в течение шестнадцати дет. Аль-Мутамид оставил в Кордове как своего наместника одного из своих сыновей, который получил почетный титул «аль-Мамун», а сам вернулся в Севилью.

Дни правления эмира аль-Мутамида были лучшим временем для жителей всей Андалусии. Поэтому-то о нем и сложили множество рассказов, как и о его любимой жене, которую ввали Итимад, образовав это имя от титула эмира «аль-Мутамид» — «Надеющийся». (Имена «аль-Мутамид» и «Итимад» образованы от одного корня, первое из них — причастие, второе — отглагольное имя.) Она родила от него четырех сыновей, которые впоследствии стали царями. Госпожу Итимад называли также «Румайкийя», ибо ее прежнего хозяина, у которого эмир купил ее, звали Румайк.

Но потом аль-Мутамид испытал немало обид от правителя Кастилии Альфонсо Фернандеса из-за дани, которую платили Альфонсо цари Андалусии. За данью в Севилью приезжал некий иудей по имени Ибн Шалиб, который дерзко говорил с эмиром. Аль-Мутамид, да помилует его Аллах, разгневался и приказал убить Ибн Шалиба и заточить христиан, прибывших в Севилью вместе с ним. Царь неверных Альфонсо счел это великим оскорблением и поклялся, что не оставит Ибн Аббада на лике земли. Поэтому эмир аль-Мутамид был вынужден переправиться на магрибинский берег и обратиться за помощью к эмиру Юсуфу ибн Ташуфину. Аль-Мутамид просил магрибинского владыку отправиться на священную войну против неверных, и тот согласился.

* * *

Мухаммад ибн Аммар был воспитанником, слугой и ближайшим другом эмира аль-Мутамида в течение долгого времени. Ибн Аммар был чудом своего времени, отличаясь необыкновенным красноречием и образованностью. Он был остроумным собеседником и верным наперсником, и эмир привязался к нему всем сердцем и обращался с ним как с равным.
Когда Хайран аль-Амири (бывший повольник Амиридов, потомков аль-Мансура, основал эмират в Мурсии, но вскоре был свергнут.) покинул Мурсию, ее захватил Абу Абд ар-Рахман ибн Тахир, один из приближенных Хайрана. Ибн Тахир был достойным, именитым и образованным человеком, что удостоверено и аль-Фатхом в его сочинении «Ожерелья», (Имеется в виду сочинение «Ожерелья самоцветов достоинств великих мужей». Его автор — аль-Фатх ибн Хакам аль - Кайси (ум. в 1134 г.), катиб Юсуфа ибн Ташуфина.) и другими. Но жители Мурсии не пожелали признать власть Ибн Тахира и написали эмиру аль-Мутамиду, призывая его к себе. Тогда эмир послал в Мурсию своего вазира Ибн Аммара и одного из военачальников, Абд ар-Рахмана ибн Рашика. Ибн Аммар прибыл в Мурсию, хотя Ибн Тахир попытался схватить его, по безуспешно. Ибн Аммар уладил дела Мурсии, укрепился там и оставался некоторое время как наместник аль-Мутамида, но затем, побуждаемый честолюбивыми устремлениями, пожелал стать правителем, и открыто выразил неповиновение своему повелителю аль - Мутамиду. Но воздаянием за вероломство Ибн Аммару было предательство Ибн Рашика, который воспользовался отсутствием Ибн Аммара, покинувшего на время город, чтобы посетить одну из принадлежащих ему крепостей, напал на Мурсию и захватил ее.

Когда Ибн Аммар узнал об этом, он бежал из округа Мурсии к правителю Сарагосы аль-Муктадиру ибн Худу. А тем временем Ибн Рашик стал полновластным хозяйкой Мурсии, укрепившись там. Между ним и эмиром аль - Мутамидом шли долгие переговоры, и, наконец, Ибн Рашик оставил Мурсию, узнав о том, что Ибн Ташуфин, эмир Бану Ламтуна, переправился в Андалусию, и присоединился к нему, и после этого аль-Мутамид больше по желал слышать о нем.

Что же касается Ибн Аммара, то он оставался в Сарагосе у нового эмира аль-Мутамида. Но потом эмир стал искушать его, обещая завоевать город Сегура-де-ла-Сьерра и отдать ему под власть тот город. Ибн Аммар направился к тому городу и расположился перед ним лагерем. Но правитель Сегуры обманул Ибн Аммара, выйдя к нему и представив это дело легким. Пообещав Ибн Аммару на словах отдать ему, город без сопротивления, он попросил подняться в крепость, чтобы осмотреть свои повью владения. Ибн Аммар поспешил туда с небольшой группой своих воинов и мамлюков, ибо был ослеплен честолюбием и известным всем безрассудством. Когда яге он очутился в крепости, правитель Сегуры напал на него, заковал в Цепи и бросил в подземную темницу.

Узнав об этом, аль-Мутамид ибн Аббад стал писать правителю Сегуры и просил его выдать ему Ибн Аммара, обещая взамен всяческие блага. Наконец тот поддался обещаниям и угрозам и отослал Ибн Аммара в Севилью. Эмир аль-Мутамид приказал выставить Ибн Аммара на позор, и он въехал в город, привязанный к повозке, сидя меж двух мешков с соломой. Люди сбежались со всех сторон, чтобы посмотреть на него, — ведь он выехал словно великий эмир, а вернулся плененным и униженным. Так постигают человека превратности дней, так карает неблагодарная судьба, которая не щадит ни свободного, ни раба.
Аль-Мутамид заточил Ибн Аммара в одном из покоев своего дворца. Иногда он велел приводить его к себе и осыпал горькими упреками, а Ибн Аммар отвечал ему лишь извинениями и мольбами о прощении, так что почти рассеял гнев эмира, и тот смягчился, не желая губить его. Он бы помиловал Ибн Аммара, если бы не происки врагов вазира, которые, засучив рукава, стали подстрекать эмира против Ибн Аммара, приписывая ему, скверные слова и недостойные поступки и утверждая, будто он поносил эмира и мать его сыновей, так что аль-Мутамид в приступе гнева убил Ибн Аммара собственной рукой.

От Ибн Аммара остались стихи, в которых он напоминает эмиру об их прежней дружбе и просит помиловать его во имя этой дружбы. Эти стихи так нежны и благозвучны, что ими исцеляются раны сердца и благодаря им забываются самые великие грехи. И был бы прощен и его проступок, забыт, если бы не было суждено исполниться воле рока, так что он был убит и погиб до назначенного ему срока.
И если бы я не опасался затянуть изложение и сделать мой рассказ слишком долгим, я привел бы множество его стихов или даже все стихи Ибн Аммара. Вознесем же хвалу тому, кто сделал так, что сердца большинства царей пе чужды снисходительности, способны прощать, склонны судить по совести и справедливости, а ничто не может служить препятствием тому, чтобы они повиновались этим порывам.

А ведь цари обычно не слышат голоса милосердия, ибо их душа никогда не испытывала в чем-либо принуждения, не была унижена тем, что ее разлучали о ее страстями и желаниями. И только немногие и редкие из царей созданы с душой, отличающейся мягкостью и любовью к справедливости, поддающейся порывам милосердия. К таким царям относился аль-Мамун из рода Аббасидов, который помиловал своего дядю и беседовал с ним за чашей вина после того, как тот оспаривал у него звание халифа, (Речь идет здесь о Ибрахиме, сыне халифа аль-Махди, известном поэте, музыканте и певце, который в 813 г. после смерти халифа аль-Амина, сына Харуда ар-Рашида, попытался захватить власть, но неудачно. Он переоделся в женское платье и пытался бежать из Багдада, но был схвачен войсками аль-Мамуна, соперника аль-Амина. Аль-Мамун простил его) так что его поступок стал вечным примером прощения и милосердия. Он никогда не отказывал тем, кто просил его о заступничестве, и был кроток и сдержан. От аль-Мамуна остались всем известные слова: «Если бы люди знали, как сладко для меня прощать их, они старались бы приблизиться к нам, совершив преступление!»

Как было бы хорошо и похвально, если бы он оставил в живых и помиловал преступника из своих рабов, над жизнью которого Аллах дал ему власть! (Здесь автор возвращается к рассказу об эмире аль-Мутамиде.) Ему ведь не принесла пользы его смерть, он не был зависим от его родичей и мог не опасаться его племени, так что прощение принесло бы ему еще большее величие, достоинство и доблесть, добрую славу и наилучшее воздаяние. Ничто не может лучше стереть грехи, чем благодеяние, ничто не сможет убить зло, кроме добра! Да помилует Аллах поэта, сказавшего:

Их я сразил благодеяньем, оно поистине безмерно;
Когда копьем я так ударю, копье сломается, наверно.

Говорят, что аль-Мутамид был безутешен после того, как убил Ибн Аммара, раскаиваясь в своем поступке, но к чему уже было раскаяние! Стало поговоркой его изречение: «Легче не совершить, чем вернуть то, что уже совершил! » Да сделает нас Аллах подобными тем людям, что умеют владеть собой и предвидеть последствия своих поступков! Но как бы то ни было, время правления аль-Мутамида в Андалусии прославлено своим благополучием и процветанием, тогда ее обитатели жили спокойно, а ученые и поэты пользовались почетом.
Но тут Юсуф ибн Ташуфин, султан Магриба, укрепился в своей решимости начать священную войну против неверных, побуждаемый дивной красой андалусских земель. Поняв, что правители областей слабы и постоянно враждуют друг с другом, он отдался прельстившему его намерению свергнуть их.

Первым, против кого выступил Юсуф, был правитель Гранады, внук Бадиса. (Здесь имеется в виду Бадис ас-Сипхаджи (ум. в 1075 г.), правитель Гранады из рода Бану Зири) После этого он повернул на владения аль-Мутамида. С Юсуфом сразились военачальники эмира в Севилье, сын аль-Мутамида аль-Мамун был осажден войсками Ибн Ташуфина в Кордове, а другой его сын ар-Рады — в Ронде. Оказавшись в безвыходном положении, аль-Мутамид начал переписку с правителем христиан, прося его о помощи и соблазняя обильным и щедрым воздаянием за нее. Тот послал ему войско, которое сразилось с Альморавидами, осаждавшими Хаэн, и наголову разбило Альморавидов, так что они поклялись, что выпустят из аль-Мутамида кровь по капле, после того как захватят его владения и свергнут его, если им удастся сделать это.

Потом христиане направились к селению Пальма в округе Севильи и сразились с Альморавидами, и те отомстили им за прошлое поражение. Тогда Ибн Аббад, потеряв надежду, понял, что он неминуемо будет разбит. Жители Севильи стали прыгать с городских стен и призывать к себе на помощь эмиров Альморавидов. Во вторник в середине месяца раджаба четыреста восемьдесят четвертого года (3 сентября 1091 г) Альморавиды пошли на приступ, и аль - Мутамид выехал в одной рубахе, сквозь которую просвечивало тело, не имея при себе иного оружия, кроме меча, и напал на ворвавшихся в город Альморавидов. Он оттеснил их, убив нескольких всадников, и люди разбежались перед ним и убежали за ворота. Эмир приказал закрыть ворота и вернулся во дворец. Об этом он сложил стихи, описывая, как сразился с врагами, идущими на приступ.
В воскресенье на восемнадцатый день месяца раджаба (7 сентября 1091 г.) Севилья была захвачена Альморавидами и подверглась грабежу, и жители бежали в Махаллу. Ибн Аббад выехал из дворца и сразился с Альморавидами, и с ним был его сын Малик. Малик был убит на глазах у отца, на эмира же напало множество воинов Альморавидов, и он, вложив меч в ножны, удалился к себе во дворец, потеряв всякую надежду на спасение. Так он попался им в руки, словно дичь, запутавшаяся в тенетах, его вывели из дворца и, заковав в цепи, сослали. И ему пришлось претерпеть муки унижения после величия и испытать бесправие после того, как его лишили царства и власти. Когда его выслали из Севильи, он потерял свою дочь, но затем ее нашли и привезли к нему. Аль-Мутамид поселился в магрибинском городе Агмат и кормился тем, что приносили ему его дочери, которые пряли шерсть и продавали пряжу на рынке.

Ему пришлось пережить великие беды, пред которыми кажутся ничтожными все превратности рока. В Агмате умерла его любимая жена. Он написал трогательные стихи, описывая свое горе, оплакивая себя и говоря о том, что скоро он последует за ней. Он также рассказывает в этих стихах о прежних временах, о том, как правил своими землями и как благоденствие сменилось горем. Эти слова разрывают сердце и заставляют литься слезы, словно из прохудившегося бурдюка воду, они говорят о том, как преходящи блага бренного мира.
Эмир аль-Мутамид ибн Аббад скончался в Агмате в месяце зу-ль-хиджа четыреста восемьдесят восьмого года. (то есть в декабре 1095 — январе 1096 г.) Почувствовав, что смерть настигает его и ее петля стягивает ему горло, аль-Мутамид приказал, чтобы на го могиле были высечены стихи, которые он приготовил заранее, оплакивая свою горестную участь:

О ты, могила на чужбине, да снизойдет к тебе прохлада!
Тебе, печальная могила, досталось тело Ибн Аббада,
Владевшего копьем и луком, мечом сражавшегося в битве
И орошавшего прилежно все уголки родного сада.
Судьба меня приговорила покоиться в такой могиле;
Я не ропщу на божью волю, моя душа приюту рада.
Но даже не подозревал я, что горы могут низвергаться
И на дворец мой будет падать подобье каменного града.
Пусть над могилою моею на веки вечные пребудет
Благословение Аллаха как милость или как награда.

Я сам побывал в городе Агмате, когда совершал путешествие по марокканским землям, и постоял над могилой эмира аль-Мутамида. Это было в семьсот шестьдесят первом году, (то есть в 1359 г.) и причиной моего путешествия было желание встретиться с достойными людьми и осмотреть древние памятники. Эта могила находится на кладбище Агмата, на возвышенности, которую окружают высокие и развесистые деревья. Рядом с могилой аль-Мутамида похоронена его любимая жена Итимад, бывшая невольница Румайка. Обе могилы заброшены и забыты, как заброшен, был и сам эмир, когда потерял свое царство. И при виде этого глаза мои не могли удержать слез, и я сложил стихи, в которых оплакивал славу аль-Мутамида и его нелегкую долю.
Ибн ас-Сайрафи говорил: «Аль-Мутамид скончался в самый праздник. И когда люди окончили праздничную молитву, они собрались у могилы аль-Мутамида, оплакивая его и вознося моления Аллаху, чтобы он помиловал эмира. В тот день в Агмате находился известный поэт, который был придворным поэтом аль-Мутамида, его звали Ибн Абд ас-Самад. И, остановившись над могилой своего эмира, Ибн Абд ас-Самад произнес:

Царь царей! Меня ты слышишь? Я зову тебя, героя.
Или, может быть, в могиле ты желаешь лишь покоя?
Но твои дворцы пустуют. Где еще тебя я встречу,
Ты, бывало, выходивший победителем из боя?
Разве что земля сырая вновь меня с тобою сблизит;
Я тебе стихи читаю, над твоей могилой стоя.

Потом Ибн Абд ас-Самад упал на колени и стал осыпать себе лицо могильной землей. И люди, толпившиеся кругом, рыдали, раздирая на себе одежду. Поднялись громкие крики и вопли, которые продолжались, пока не стемнело и не ушел день. Да будет благо Ибн Абд ас-Самаду и тем людям, что почтили память аль-Мутамида.


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Terra Monsalvat ->       Остров Amour на озере La Belle Часовой пояс: GMT
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


  Global Folio          

Powered by phpbb.com © 2001, 2005 phpBB Group
              Яндекс.Метрика
     
 
Content © Terra Monsalvat
Theme based on Guild Wars Alliance by Daniel of gamexe.net