Вход
Текущее время Пн Ноя 20, 2017 5:32 pm
Найти сообщения без ответов
Суфийская поэзия

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Terra Monsalvat -> ЗАМОК КОРОЛЕВЫ: Хранилище свитков
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Артур
Последний трубадур Окситании


Зарегистрирован: 02.12.2010
Сообщения: 150

СообщениеДобавлено: Вс Апр 28, 2013 4:48 pm
Заголовок сообщения: Суфийская поэзия
Ответить с цитатой

Джалалуддин Мухаммад Руми



Джалалуддин Мухаммад Руми родился в семье выдающегося богослова в городе Балхе, древнем центре персидской культуры, 30 сентября 1207 года. Накануне нашествия монгольских орд отец будущего поэта Руми Бахауддин в 1220 году покинул Балх (ныне на территории Афганистана). Его сыну Джалалуддину тогда было четырнадцать лет Бахауддин намеревался совершить паломничество в Мекку, а затем поселиться где-либо в отдаленной стране, не подвергая себя и семейство жестоким гонениям монгольских завоевателей.
По отцу род Бахауддина возводили к первому халифу Абу-Бакру (632-634). Существует предание, что мать Бахауддина была принцессой из дома хорезмшахов и что шах Мухаммед покровительствовал Бахауддину как выдающемуся суфийскому проповеднику.
Биографы Руми утверждают, что по пути в Мекку Бахауддин остановился в городе Нишапуре у крупнейшего поэта и теоретика суфизма Фаридуддина Аттара и что престарелый поэт подарил мальчику рукопись поэмы "Асрар-наме". Однако источники не сообщают об этом факте достоверных сведений. По-видимому, эта легенда обязана своим происхождением тому факту, что Аттар и Бахауддин принадлежали к одному течению суфизма.
Через Багдад Бахауддин отправился в Мекку и через Сирию направился в Эрзинджан (в Малой Азии). Правитель этой области Бахрамшах оказал ему свое покровительство. Бахауддин пробыл несколько лет в Ларенде. В этом городе Джалалуддин женился в возрасте восемнадцати лет на Гоухархатун, дочери выходца из Самарканда. От этого брака впоследствии родились сыновья Султан-велед (писавший стихи по-турецки) и Алауддин.
В 1229 году Бахауддин был приглашен в Конью султаном Алауддином Кей-Кубадом, при котором сельджукское государство в Малой Азии достигло вершины своего могущества. Этот правитель вел успешные войны с соседями (главным образом, с Византией и крестоносцами) и расширил свои владения. При нем выросли города, строились большие здания, развивалась торговля. Султан Алауддин покровительствовал ученым, поэтам, суфиям, стараясь через их посредство завоевать симпатии широких кругов населения. В Конье Бахауддин стал официальным проповедником и преподавателем медресе. В 1231 году, после его смерти, Джалалуддин занял место отца.
В течение нескольких лет Руми совершенствовал свои знания в светских науках в различных городах Сирии. Вернувшись в Конью в 1238 году, Руми стал преподавать в медресе богословские дисциплины и читать проповеди. Жизнь его в кругу семьи протекала спокойно, в достатке.
В 1239 году Руми подружился с прибывшим в Конью странствующим суфием Шамсом Табризи. Под влиянием бесед с Шамсом Руми бросил свои занятия и должность. Это вызвало недовольство его друзей, обвинявших странствующего суфия в колдовстве и неверии, а его нового последователя - в умопомешательстве. Духовенство также было возмущено тем, что Руми превратился в монашествующего суфия и проводил большую часть времени в мистических радениях.
В 1242 году Шамс Табризи исчез во время уличных беспорядков, труп его не был обнаружен. Руми два года безуспешно искал своего друга. Отчаявшись найти потерянного наставника, Руми вернулся в Конью и целиком посвятил себя суфийским проповедям. Он не занимал официальной должности, но слава и почет его росли с каждым днем. Он пользовался большим авторитетом среди многоплеменного населения Коньи, к нему стекались люди разных вероисповеданий. Руми имел влияние при дворе; всемогущий сельджукский везир Муинуддин Парвана считал себя его учеником. К этому времени относится основание им суфийского ордена мевлеви (хотя сам он не встал во главе его).
В этот второй период жизни были написаны философские и поэтические произведения Руми. Свои газели он подписывал именем Шамса Табризи, и потому его лирический сборник называется "Диван Шамса Табризского". Он содержит касыды, газели и четверостишия — рубаи.
По просьбе главы ордена Хусамуддина Руми взялся написать книгу, которая излагала бы основы суфизма наподобие "Хадика" известного суфийского поэта Санаи. Он назвал свой труд "Маснави" (1273). "Маснави" состоит из шести книг и содержит около пятидесяти тысяч стихотворных строк. Здесь в эпической форме поучительных рассказов, сопровождаемых нравоучениями или прерываемых лирическими отступлениями, проводятся те же идеи, но в более популярной форме.
Руми оставил также философские сочинения, из которых наиболее значительным является "Фихи ма фихи" ("О вещи в себе").
Руми называют соловьем созерцательной жизни. Его лирика - вершина суфийской поэзии, а "Маснави" - энциклопедия суфизма, которуя прозвали Кораном на персидском языке. Руми умер 17 декабря 1273г. Его мавзолей существует по сей день в турецком городе Конья.






Без границы пустыня песчаная,
Без конца - сердца новость избранная.
Ищет образов мир, чтобы форму принять,-
Как узнаю в них свой без обмана я?
Если срубленной встретишься ты голове,
Что катится в полях, неустанная,
Ты спроси, ты спроси тайны сердца у ней -
Так откроется тайна желанная.
Что бы было, когда уху стал бы сродни
Говор птицы - их песня слиянная?
Что бы было, когда бы от птицы узнал
Драгоценности тайн Сулеймана я?
Что сказать мне? Что мыслить? В плену бытия
Весть понятна ли, свыше нам данная?
Как молчать, когда с каждым мгновеньем растет
В нас тревога неслыханно странная?
Куропатка и сокол летят в ту же высь,
Где гнездо их - вершина туманная,
В эту высь, где Сатурна на сфере седьмой
Звезда миру сияет багряная.
Но не выше ль семи тех небес - Эмпирей?
И над ним знаю вышние страны я!
Но зачем эмпирей нам? Цель наша - Земля
Единения благоуханная.
Эту сказку оставь. И не спрашивай нас:
Наша сказка лежит бездыханная.
Пусть лишь Салах-эд-Дином воспета краса
Царя всех Царей первозданная.





Любовь -это к небу стремящийся ток,
Что сотни покровов прорвал и совлек.
В начале дороги - от жизни уход,
В конце - шаг, не знавший, где след его лег.
Не видя, приемлет любовь этот мир,
И взор ее - самому тленью далек.
"О сердце,- вскричал я,- блаженно пребудь,
Что в любящих ты проникаешь чертог,
Что смотришь сверх грани, доступной для глаз,
В извилинах скрытый находишь поток.
Душа, кто вдохнул в тебя этот порыв?
Кто в сердце родил трепетанье тревог?
О птица! Своим языком говори -
Понятен мне тайн сокровенный намек".
Душа отвечала: "Я в горне была,
Чтоб дом мой из глины Создатель испек;
Летала вдали от строенья работ -
Чтоб так построенья исполнился срок;
Когда же противиться не было сил -
В ту круглую форму вместил меня рок".





Когда бы дан деревьям был шаг или полет -
Не знать ни топора им, ни злой пилы невзгод.
А солнце если б ночью не шло и не летело -
Не знал бы мир рассвета и дней не знал бы счет.
Когда бы влага моря не поднялась до неба -
Ручья бы сад не видел, росы не знал бы плод,
Уйдя и вновь вернувшись, меж створок перламутра-
как станет капля перлом в родимом лоне вод.
Не плакал ли Иосиф, из дома похищаем,
И не достиг ли царства и счастья он высот?
И Мухаммад, из Мекки уехавший в Медину,-
Не основал ли в славе великой власти род?
Когда путей нет внешних - в себе самом ты странствуй.
Как лалу - блеск пусть дарит тебе лучистый свод
Ты в существе, о мастер, своем открой дорогу-
Так к россыпям бесценным в земле открылся ход.
Из горечи суровой ты к сладости проникни-
Как на соленой почве плодов душистый мед.
Чудес таких от Шамса - Тебриза славы - ждите,
Как дерево - от солнца дары своих красот.





Когда мой труп перед тобой, что в гробе тленом станет,-
Не думай, что моя душа жить в мире бренном станет,
Не плачь над мертвым надо мной и не кричи "увы ".
Увы - когда кто жертвой тьмы во сне забвением станет.
Когда увидишь ты мой гроб, не восклицай "ушел!".
Ведь в единении душа жить несравненном станет.
Меня в могилу проводив, ты не напутствуй вдаль:
Могила - скиния, где рай в дне неизменном станет.
Кончину видел ты, теперь ты воскресенье зри;
Закат ли Солнцу и Луне позорным пленом станет?
В чем нисхожденье видишь ты, в том истинный восход:
Могилы плен - исход души в краю блаженном станет.
Зерно, зарытое в земле, дает живой росток;
Верь, вечно жить и человек в зерне нетленном станет.
Ведро, что в воду погрузишь,- не полно ль до краев?
В колодце ль слезы Иосиф-дух лить, сокровенном,
станет?
Ты здесь замкни уста, чтоб там открыть - на высоте,
И вопль твой - гимном торжества в непротяженном
станет.





Паломник трудный путь вершит, к Каабе устремлен,
Идет без устали, придет - и что же видит он?

Тут камениста и суха бесплодная земля,
И дом высокий из камней на ней сооружен.

Паломник шел в далекий путь, чтоб Господа узреть,
Он ищет Бога, но пред ним стоит как бы заслон.

Идет кругом, обходит дом - все попусту; но вдруг
Он слышит голос изнутри, звучащий, словно звон:

"Зачем не ищешь Бога там, где он живет всегда?
Зачем каменья свято чтишь, им отдаешь поклон?

Обитель сердца - вот где цель, вот Истины дворец,
Хвала вошедшему, где Бог один запечатлен".

Хвала не спящим, словно Шамс, в обители своей
И отвергающим, как он, паломничества сон.





Вы, взыскующие Бога средь небесной синевы,
Поиски оставьте эти, вы - есть Он, а Он - есть вы.

Вы - посланники Господни, вы Пророка вознесли,
Вы-закона дух и буква, веры твердь, Ислама львы,

Знаки Бога, по которым вышивает вкривь и вкось
Богослов, не понимая суть Божественной канвы.

Вы в Источнике Бессмертья, тленье не коснется вас
Вы - циновка Всеблагого, трон Аллаха средь травы.

Для чего искать вам то, что не терялось никогда?
На себя взгляните - вот вы, от подошв до головы.

Если вы хотите Бога увидать глаза в глаза -
С зеркала души смахните муть смиренья, пыль молвы.

И тогда, Руми подобно, истиною озарясь,
В зеркале себя узрите, ведь Всевышний - это вы.





То любят безмерно, а то ненавидят меня,
То сердце дарят, то мое сокрушают, казня;

То властвую я, как хозяин, над мыслью своей,
То мысль моя держит в тисках меня, как западня;

То, словно Иосиф, чарую своей красотой,
То, словно Иакова, скорби одела броня;

То, словно Иов, терпелив я, покорен и тих,
То полог терпенья сжигает страстей головня;

То полон до края, то пуст я, как полый тростник,
То чувств не сдержать, то живу, безучастность храня;

То жадно за золотом брошусь я в самый огонь,
То золото щедро бросаю в объятья огня;

То страшен лицом я, уродлив, как ада гонец,
То лик мой сияет, красою прекрасных дразня;

То вера благая внушает смирение мне,
То мною владеет безверья и блуда возня;

То лев я свирепый, волк алчущий, злая змея,
То общий любимец, подобье прохладного дня;

То мерзок и дерзок, несносен и тягостен я,
То голос мой нежен и радует сердце, звеня;

Вот облик познавших: они то чисты и светлы,
То грязью позора клеймит их порока ступня





Бываю правдивым, бываю лжецом-все равны,
То светлый араб я, то черен лицом-все равны.

Я солнцем бываю, крылатым Симургом души,
Царя Сулеймана волшебным кольцом-все равны.

Я - буря и прах, я - вода и огонь, я слыву
Порой благородным, порой подлецом - все равны.

Таджиком ли, тюрком ли - быть я умею любым,
Порой прозорливым, порою слепцом - все равны.

Я - день, я - неделя, я - год, Рамазан и Байрам,
Светильник, зажженный Всевышним Отцом,- все равны.

Я цвет изменяю, я сменой желаний пленен,
Лишь миг и за новым иду бубенцом - все равны.

Мой месяц - над небом, при мне барабаны и стяг,
Шатер мой сравнятся с небесным дворцом - все равны.

Я - выше людей. Див и Ангел - родня мне. Они
Одним осиянны нездешним венцом - все равны.

У ног моих - пери, и знатные родом - в пыли,
Они предо много, певцом и жрецом, все равны.

Я Бога взыскую; мне ведома сущность вещей:
Все ночи и дни, что даны нам творцом,- все равны.

Так сказано мною. Таков и сияющий Шамс:
То тучами скрыт, то горит багрецом - все равны.





Всему, что зрим, прообраз есть, основа есть вне нас,
Она бсссмертна - а умрет лишь то, что видит глаз.

Не жалуйся, что свет погас, не плачь, что звук затих:
Исчезли вовсе не они, а отраженье их.

А как же мы и наша суть? Едва лишь в мир придем,
По лестнице метаморфоз свершаем наш подъем.

Ты из эфира камнем стал, ты стал травой потом,
Потом животным - тайна тайн в чередованье том!

И вот теперь ты человек, ты знаньем наделен,
Твой облик глина приняла,- о, как непрочен он!

Ты станешь ангелом, пройдя недолгий путь земной,
И ты сроднишься не с землей, а с горней вышиной.

О Шамс, в пучину погрузись, от высей откажись -
И в малой капле повтори морей бескрайних жизнь.





Что Кааба для мусульман, то для тебя душа.
Свершай вкруг этой Каабы обход свой не спеша.

Паломничество совершать нам заповедал Бог,
Чтоб душу правде обрекли, чтоб жили не греша.

Так откажись от серебра - лишь сердцем обладай:
Душа святая и в гробу пребудет хороша.

Сто раз ты можешь обойти вкруг черной Каабы,
Но что же в этом, если ты бесстрастней палаша?

Превыше неба самого я сердце возношу,
Которое считаешь ты тростинкой камыша.

Оно велико, ибо сам Великий в нем живет _
И оттого-то стук его ты слушай не дыша.

Прислушайся же к тем стихам, что вписаны в Коран
"Небес бы я не сотворил, когда б не ты, душа!"


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Феано
Фея Семи Галактических Морей


Зарегистрирован: 18.11.2009
Сообщения: 399
Откуда: Семь Морей

СообщениеДобавлено: Ср Июн 12, 2013 7:57 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой


Молитва
Эхо Руми


О, Билал мелодичный и сладкоголосый,*
С высоты минарета ударь в барабан,
Призывая к молитве в прозрачнейших росах
Наши души земные, смывая обман,
Очищая всю грязь неземной чистотой,
Что вода принесла из владений Его,
Милосердие вышнее - в облик земной…
Устремимся навстречу из мира сего.
Всемогущего свет - пища глаз и души,
Даже тело изменится щедростью света,
Мир как пиршеский стол в ореоле тиши,
Но не видят слепцы эту благость ответа.
О, Господь бесподобный, Собой одари,
Раз уж Ты даровал нам кольцо этих слов,
То возьми наши уши, туда отведи,
Где вино Твоё пьют, где влюблённости кров.
Ты открыт для мужчин и для женщин равно,
Отвечаешь любому и благ Ты ко всем,
Даже если беззвучно молитвы зерно,
Открываешь сто врат, похищая в Свой плен,
Наполняя дарами сердца, ставишь знак
Ты на камень духовный и камень мягчает,
Сохраняя тот оттиск, как вечности зрак.
Так Твоё милосердие жизнь увенчает.
Из-за букв Твоих разум в смятенье пришёл
И небытие стал восхвалять, ибо тут
Больше верности, чем в проявленье времён,
Для влюблённого нет ни часов, ни минут…
Сделав разум чтецом этих образов, Ты
Пишешь облик её: губы, родинку, бровь
Той Возлюбленной сердца, чьи святы черты,
И чьё имя в Тебе восславляет Любовь.

О, Билал мелодичный и сладкоголосый,
Твоё эхо звучит в воскрешённых сердцах,
И не сыщешь в мирах слаще мёда, чем росы
Вечных сказок о древних земли мудрецах.


*Согласно преданию, Мухаммад, будучи утомлен, обращается с этими словами к Билалу б Рабаху аль-Хабаши, первому муэдзину мусульманской общины, обладателю прекрасного голоса, чтобы тот произнёс призыв к молитве.

в качестве основы использован 5 Дафтар книги - Джалал ад-дин Мухаммад Руми "ПОЭМА о СКРЫТОМ СМЫСЛЕ 1-5 Дафтар".
СПб.:Петербургское Востоковедение, 2007


http://stihi.ru/2012/08/02/5518
_________________
Желаю сказочного мировосприятия
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Terra Monsalvat -> ЗАМОК КОРОЛЕВЫ: Хранилище свитков Часовой пояс: GMT
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


  Global Folio          

Powered by phpbb.com © 2001, 2005 phpBB Group
              Яндекс.Метрика
     
 
Content © Terra Monsalvat
Theme based on Guild Wars Alliance by Daniel of gamexe.net