Вход
Текущее время Сб Апр 20, 2019 9:11 am
Найти сообщения без ответов
Катары и альбигойцы
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Terra Monsalvat -> Папство, монашеские ордена, ереси и инквизиция, монастыри и церкви
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2007 6:39 am
Заголовок сообщения: Катары и альбигойцы
Ответить с цитатой

Люшер А. Иннокентий III и альбигойский крестовый поход
Перевод с французского М. Некрасова.Издательство: СПб., Евразия, 2003, 288 c.



Книга известного французского историка посвящена одному из великих Римских Пап эпохи средневековья и крестовому походу начала XIII в. против приверженцев альбигойской (катарской) ереси в Южной Франции. В центре работы Ашиля Люшера - Лангедок, край трубадуров и прекрасных городов. Иннокентий III спровоцировал столкновение двух культур - южной и северной Франции, в результате чего Юг был утоплен в крови.
Автор показывает, к чему привели устремления властного Папы Римского, жаждавшего господства над всем христианским миром.

Последний раз редактировалось: Galina (Ср Июн 03, 2009 3:21 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вс Сен 09, 2007 12:51 pm
Заголовок сообщения: Катары
Ответить с цитатой

Источник:Барбер. Процесс тамплиеров

В XIII в. папству пришлось столкнуться и с ростом ересей. В раннем средневековье различные отклонения от истинной веры были еще незначительны, и ни одна из ересей не сумела охватить сколько-нибудь значительное количество людей, однако с конца XII в. папство вынуждено было признать факт необычайного распространения еретических учений в самых различных слоях общества. Наиболее существенными и опасными стали охватившие Лангедок, а также северную и центральную Италию ереси, известные как движение катаров и альбигойцев. Учение катаров относилось к дуалистическим ересям: катары верили в существование двух взаимосвязанных и вечных сил — света и тьмы. Первые создали бессмертные души людей и ангелов, а вторые — весь «видимый», материальный мир. Согласно их представлениям, дьявол некогда соблазнил ангелоподобные души людей и заточил их в материальные тела; Иисус Христос, сын бога света, явился освободить души из этого заточения. У самого Христа была лишь видимость реального человека, так что ни страдать, ни воскреснуть он вообще не мог, поскольку не принадлежал к материальному миру дьявола. Иисус Христос завершил порученную ему миссию по спасению человечества тем, что основал на земле истинную церковь, т. е. церковь катаров. К несчастью, одновременно с этим и дьявол тоже создал свою церковь — ненавистную катарам Римскую церковь, основные догматы которой — Троица, Воскресение и искупление грехов, а символ веры — Святой крест. Логическим следствием учения катаров было полное отрицание всех таинств католической церкви. Единственно верным путем, по мнению катаров, является их вера и церковь, благодаря которой будут освобождены души, заключенные в материальных телах, созданных дьяволом. Это произойдет благодаря духовному очищению души (consolamentum), осуществляемому путем «наложения рук» «совершенными» (bonhommes, или perfect!), представителями духовной элиты катаров. «Совершенные» вели суровую, аскетическую жизнь, ели очень мало — фрукты, рыбу, овощи — и существовали за счет благотворительности так называемых «сочувствующих», или credentes, большинство которых не могли соблюдать столь строгие правила, и жили как обычные люди, стараясь скрывать свою веру и получая consolamentum лишь на пороге смерти52. Таким образом, ересь катаров была не просто разногласием с догматами официальной церкви, но, по сути дела, являлась началом реформистского движения, которое уже назревало; с точки зрения папства учение катаров подрывало самые основы христианского общества. Такова, например, установка, имевшая также самое непосредственное отношение к обвинениям по адресу тамплиеров: поскольку дьявол — создатель всего материального мира, то от него и зло греховного размножения людских особей, а потому и брак, служащий для размножения людей, подлежит осуждению53. Оппоненты цеплялись к этому пункту учения катаров, обвиняя их в том, что они потворствуют адюльтеру или даже поощряют половые извращения, не ведущие к зачатию.
Столкнувшись со столь серьезной и глубокой ересью, папство вынуждено было признать, что официальная церковь не имеет эффективных средств для борьбы с нею. Последовала череда церковных соборов, на которых множество еретиков и их покровителей были отлучены от церкви; эти действия были подкреплены миссионерством, однако популярность учения катаров в Лангедоке росла, а в некоторых районах оно даже открыто стало официальной религией54. Тогда в 1209г. папа Иннокентий III бросил против катаров Лангедока крестоносцев, начав очередной крестовый поход, что, впрочем, особых результатов не дало, ибо военные успехи крестоносцев слишком зависели от конкретных качеств предводителей их отрядов, а по закону участвовавших в походе рыцарей можно было призывать на военную службу всего на сорок дней, французскому королю Людовику VIII пришлось предпринять и еще один крестовый поход на юг страны, прежде чем он добился победы над еретиками и их сторонниками, при этом война с местным населением велась скорее во имя монархии Капетингов, а не во имя Римской церкви.


Последний раз редактировалось: Galina (Пн Апр 14, 2008 1:01 pm), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вс Сен 09, 2007 1:15 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Некоторые антихристианские секты, которые имел в виду Алан Лилльский, находились внутри христианства, как, например, катары и вальденсы, другие распространились по всему миру — иудеи и мусульмане. Он нападает на всех. Подобно античным героям, благородно очищавшим землю от разного рода чудовищ, — Гераклу, задушившему Антея, или Тесею, убившему Минотавра, —Алан выступает против всяческих ересей. Это действительно нескончаемый тяжкий труд, ибо дело может кончиться Лернейской гидрой, а ереси не перестают множиться! Прежде всего он принимается за альбигойцев, или катаров. Представился прекрасный случай поупражняться в этимологии. Алан утверждает, что слово «катар» происходит от «catha», то есть «fluxus» (течение, поток), ибо они разливаются в пороках; или от «casti» (непорочные, невинные), так как они притязают на целомудрие и праведность; или от «catus» (кот), потому что, по слухам, «они целуют зад кота, в виде которого, как они считают, им является Люцифер». Отсюда Алан делает вывод, что их учение представляется пережитком дуализма Мани. Существуют два начала вещей: свет,
который есть Бог, и тьма, которая есть Люцифер. От Бога происходят духовные предметы — души и ангелы, от Люцифера — временные предметы. Истинные последователи гностиков, эти еретики претендуют на подтверждение своих принципов как авторитетом Писания, так и разумом.

Алан отвергает их, также опираясь на аргументы Писания и разума. Временной мир хорош, ибо Бог сотворил его по своей благости, а по своей мудрости Он подчинил его превратностям времени, дабы привести нас к его Творцу: всякая перемена подводит к мысли о существовании неизменного, всякое движение внушает мысль о существовании высшего покоя. Как сотворенный мир мог не быть изменчивым?
Omne quod est genitum, tendit ad interitum*.

Платон и Боэций установили, что Бог, которого так же трудно найти, как и рассказать о Нем должным образом, когда Он найден, поистине есть единственное начало всего, даже демонов. Он создал и души, и поэтому нельзя полагать, будто они суть падшие ангелы, брошенные в тела в наказание за их грехи.
Это заблуждение приводит к пифагорейскому учению о переселении душ, которое не признаёт существенных различий между ангелами, людьми и животными. Хотя и находясь во времени, плотскоеявляется благим. Плоть не является дурной, ибо, впав в пороки и немощь, она тем не менее остается Божьим творением: «поп tamen est caro mala, id est vitiosa, sed vitiata, seu infirma, nee ideo minus est a Deo»**. Следовательно, утверждение, будто распространение плоти есть распространение зла, ложно.
Некоторые из еретиков говорят, что «необходимо любыми способами очиститься от того, что исходит от злого начала, то есть от тела, и что поэтому нужно развратничать при всяком удобном случае и любым образом, чтобы побыстрее освободиться от злой природы». Отсюда — их осуждение брака как противоречащего естественному закону, который требует, чтобы все было общим, и как узаконивающего, помимо прочего, половые отношения, которые, как мы только что видели, дурны сами по себе. На это Алан возражает, что половые отношения не всегда греховны и что целью брака как раз и является очищение их от греха. Устанавливая преграду перед блудом, брак ничуть не нарушает естественный закон, а скорее возвышает его, ибо он извиняет грех невоздержания тем, кто не может сохранить целомудрия.
Известно, с какой курьезной свободой подходил к догматике средневековый Запад, который представляется нам насквозь пропитанным христианством. Отрицание воскресения обосновывали отрицанием бессмертия души: «quia anima perit cum corpore, sicut nostri temporis multi falsi Christiani, imo haeretici dicunt***. И эти христиане знали Библию! В поддержку этого своего взгляда они могли процитировать Соломона: «Участь сынов человеческих и участь животных — участь одна» (Эккл. 3:19); или царя Давида: «...дыхание, которое уходит и не возвращается» (Пс. 77:39). Они без труда обосновывали подобные утверждения: если души животных бестелесны, как и души людей, то почему они не бессмертны, как человеческие души? Или: если души животных бестелесны, потому что способны чувствовать и представлять, но не сотворены бессмертными, то и наши души не бессмертны.
Алан выходит из этого затруднения, различая в человеке два духа: разумный дух, бестелесный и бессмертный, и физический, или природный, дух, способный воспринимать и воображать, посредством
которого душа соединяется с телом и который погибает вместе с ним.


Средневековая философия. Жильсон Э.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Julia
Редкий Гость


Зарегистрирован: 09.12.2007
Сообщения: 19

СообщениеДобавлено: Вс Дек 09, 2007 2:58 pm
Заголовок сообщения: Катаризм
Ответить с цитатой

Здравствуйте уважаемые форумчане! У меня огромная просьба помочь мне в поиске информации о катарах. В частности хотелось бы узнать, после казни последних мемберов, остались ли последователи?И если да, то как найти о них материалы. Заранее скажу, что о "последнем катаре" Иоане,нашем, русском последователе катарства мне известно и все его сайты мне знакомы. Но мне необходима, так сказать, не охваченная его вниманием, информация. Заранее всем спасибо! С уважением!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вс Дек 09, 2007 4:01 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Приветствую Вас на нашем форуме, Julia!

Для начала, о катарах у меня имеется некоторый материал на страницах "Агиографа", в частности:

Ритуалы катаров
Из книги З. Ольденбург «Костер Монсегюра»

Наставления старшего совершенного неофиту
Из книги З. Ольденбург «Костер Монсегюра»

Молитва катаров
Из книги З. Ольденбург «Костер Монсегюра»

Катары
Глава из монографии Генри Ли "История инквизиции в средние века"

Манихейская секта: катары или альбигойцы
Фрагмент из книги "Эпоха крестовых походов" Под ред. Э. Лависса и А. Рамбо

Катары
Глава из книги И. Шафаревича "Социализм как явление мировой истории"

Антиклерикальность и катаризм
Глава из книги Жана Мадоль "Альбигойская драма и судьбы Франции"

Доктрина катаров
Глава из книги Жана Мадоль "Альбигойская драма и судьбы Франции"

Антицерковь
Глава из книги Жана Мадоль "Альбигойская драма и судьбы Франции"

Мораль катаров
Глава из книги Жана Мадоль "Альбигойская драма и судьбы Франции"

Consolamentum (утешение)
Глава из книги Жана Мадоль "Альбигойская драма и судьбы Франции"

Могущество катаров
Глава из книги Жана Мадоль "Альбигойская драма и судьбы Франции"

http://www.agiograf.globalfolio.net/slovareres/katar.htm

Какая информация охвачена на сайте "последнего катара" - я не в курсе, да и с сайтом этим не знакома. Поэтому, если Вы дадите ссылку, то можно будет посмотреть, что там "охвачено", а что нет :)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Julia
Редкий Гость


Зарегистрирован: 09.12.2007
Сообщения: 19

СообщениеДобавлено: Вс Дек 09, 2007 6:12 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Уважаемая Galina, во-первых разрешите поблагодарить Вас за скорую отзывчивость))) и за Ваши ответы!!! Приятно осозновать, что где то есть люди, способные разделить твои интересы (этот форум нашла случайно, и теперь несказанно рада этому), но и готовые помочь! Ещё раз, спасибо!
По поводу ссылок, с удовольствием предоставляю:
http://ioan.theosis.ru/
http://www.ioan.ru/
http://katary.ru/triumf_devstva/news87.php#_Toc139222231
http://platej.org/?p=266
http://www.holygrail.ru/page273
Дело в том, что сайты о человеке, называющем себя последним катаром, и более того- ПРОРОКОМ, мною изучены. Мне, как человеку интересующемуся, всё это прочитать было интересно, но не более. Хочу сама, без какого-либо давления понять для себя это религиозное течение. Спасибо Галина, с уважением!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Пн Дек 10, 2007 2:20 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

2 Julia

Спасибо и Вам за добрые слова.
Я посмотрела ссылки, которые Вы приводите. И могу сказать прежде всего то, что абсолютно «не охвачены» у авторов этих сайтов ни исторические книги, ни документальные источники касательно катаров.
Почему?
Да потому, что авторы весьма недвусмысленно обозначают свою позицию: все хроники и исторические труды – суть фальсификация, которой доверять не стоит, и правда о катарах только у них (читай – создателях сайтов).
Позиция весьма характерная для современных мечтателей от эзотерики.
Вообще же сайты эти своим содержанием более напоминают некую, как бы помягче сказать… романтическую сказочку, чем хоть какое-то подобие религиозной мысли.

Чего только стоит фраза о тамплиерах: «Поклонение Царице Небесной включало облечение в Ее девственные ризы» - так и представила себе здоровенного рыцаря, облеченного в «девственные ризы» иудейской красавицы…
Или
«Катары буквально купались в вечнодевственных лучах» - жаль только, что автор не объяснил что означает «вечная девственность луча»(!)

Впрочем, это мое личное мнение.

Мне кажется, что, если Вы интересуетесь историей и верованием катаров, то, все же почитать книги признанных историков имеет смысл, хотя бы для того, чтобы составить свое личное мнение о них, и, что бы было с чем сравнивать «информацию» выложенную на сайтах о катарах.

К тем главам из книг, которые я упоминала в своем прошлом сообщении, прилагаю еще:

Уничтожение катаров
Глава из книги Анн Бренон "Катары: Христианская церковь на костре"
Как раз о последних катарах.
http://www.agiograf.globalfolio.net/slovareres/katar07_brenon.htm

Если Вас интересуют книги о катарах (Мадоль, Ольденбург, Бренон) – то я могу их Вам передать по почте.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Blind
Рыцарь Царственной Секиры


Зарегистрирован: 25.09.2007
Сообщения: 405
Откуда: Северо-запад России.

СообщениеДобавлено: Пн Дек 10, 2007 2:28 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Доброго времени суток.
Очень интересная тема, спасибо вам:)
_________________
"Учись сохранять молчание, чтобы ты мог знать, как говорить".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Julia
Редкий Гость


Зарегистрирован: 09.12.2007
Сообщения: 19

СообщениеДобавлено: Пн Дек 10, 2007 2:40 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Доброго времени суток Галина! Спасибо за ссылки и информацию. По поводу сайтов, которые я привела в качестве примера, что можно найти в интернете о катарах, то я полностью разделяю Ваше мнение. Я, скорее почувствовала, что это не "совсем" то, что я разыскиваю. Книги, если Вам не трудно, прошу выслать мне. С нетерпением буду ждать!Спасибо)))
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Пн Дек 10, 2007 5:02 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

2 Blind
Цитата:
Доброго времени суток.
Очень интересная тема, спасибо вам

Присоединяйтесь :)

2 Julia
Цитата:
Книги, если Вам не трудно, прошу выслать мне.

Отправила

Могу еще предложить почитать статью Эдуарда Заборовского
"Земля катаров. Путевые заметки из Лангедока"
http://www.globalfolio.net/monsalvat/frmanifest/statiibookmanifest/arhitectur/langedok01.htm

там же имеются и фотографии замков катаров, в том числе и Монсегюра, сделанные автором.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Пн Апр 14, 2008 12:58 pm
Заголовок сообщения: Прочтение катарами Евангелия от св. Иоанна
Ответить с цитатой

Из журнала credentes
http://credentes.livejournal.com/

Прочтение катарами Евангелия от св. Иоанна
Рене Нелли

Рене Нелли (род. в 1908 г. в Каркассоне, ум. в 1980 г.) — поэт, философ, историк, один из лучших знатоков религии катаров. Автор книг Феномен катаров, Философия катаризма, Повседневная жизнь катаров в Лангедоке XIII века, а также Писания катаров, откуда взят цитируемый ниже фрагмент.


Прочтение катарами Евангелия от св. Иоанна

Евангелие от Иоанна несет в себе следы дуалистических концепций. Концепции эти стали во многих случаях источником гностицизма, дававшего о себе знать еще в текстах ессеев из Кумрана в которых - как говорят издатели Иерусалимской Библии — выражается „антиномия света и тьмы, Правды и лжи, а также ангелов света и ангелов тьмы” (Белиар). Дуализм этот — очень легко уловимый, стоит нам хотя бы на минуту задуматься над этим — является одним из существенных факторов появления и развития западного катаризма. Дуализм Евангелия от Иоанна был как бы его вестником. Потому естественно, что именно в Евангелии от Иоанна — более "эзотерическом" чем прочие — катары двенадцатого века искали (и находили) обоснование собственных теорий. К нему они относились особенно набожно, потому что именно там содержится связанное с мистикой любви стремление к единству, а откровение Истины ставится в зависимость от божьей благодати. Во время церемонии consolamentum именно Евангелие от Иоанна читали вслух от места In principio erat Verbum до Gratia et veritas per Jesum Christum facta est.

Чтобы понять философию катаризма, найти ее фундаментальные, собственно "религиозные" постулаты, и проникнуться духом, который был присущ самим еретикам при толковании святого текста, следует прочитать это Евангелие в окситанском переводе (1). У Иоанна есть много мест, которые сами по себе - без каких-либо поправок - имеют дуалистический характер. Есть однако и другие места, которые катарами интерпретировались возможно и противоречиво, но тем не менее, имели для них большое значение. Таким образом, разница между ортодоксией и "ересью" иногда основывается на семантических нюансах или на пропуске, цезуре, в том или ином стихе.

1. Двойное творение

Кажется, катары понимали слово principium (In principio erat Verbum) так же, как и католики. В Лионском ритуале слово principium переводится как comenzament (La Paraula era al comenzament ab Dieu)(2).

Однако первый и второй стих трактуется ими как выражение онтологического дуализма: Totas causas son faitas per Lui e sens Lui es fait nient (с. 155); „Все, чрез Него начало быть, и без Него ничто стало быть” (nient, или квази-ничто, негативное существование). Катары, признававшие также существование двух творений (двух „натур”) или двух творцов, не соглашались в этом пункте с монистами (католиками), которые, переводя omnia per ipsum facta sunt et sine ipso factum est nihil как «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть”, признавали существование одного творения и одного Творца.

2. Жизнь и свет принадлежат исключительно тому, что было создано в Слове; злой принцип создал только тьму и смерть

Co qu’es fait en lui era vida e la vida era lutz dels homes (1, 4; с. 155 и 470). Стих этот может быть согласован с дуалистической доктриной лишь тогда, когда в латинском тексте будет звучать: Quod factum est in ipso — vita erat, то есть „Все, что было в Нем - было жизнью”. Вот послушайте: „(Только) вещи, что были созданы в Нем, были жизнью”. Катары считали, что, другие вещи, которые не были ни жизнью, ни светом, были созданы не Богом, но Дьяволом. Именно таким образом понимает этот текст автор катарского трактата, цитируемого Дюраном из Хуэска (3). Пишет он на эту тему: „Иоанн сказал в Евангелии: Все вещи чрез Него начали быть, а без Него nihil (квази-небытие) стало быть. O том, что говоря это имел в виду только вещи духовные и добрые, свидетельствует приведенные позже слова: (Только) то, что в Нем — была жизнь”. Очевидно, что для катаров существовали два противоположные виды omnia (всего): omnia bona (все доброе) и omna mala (все злое), а также, что в из этого следует, два мира: мир Света и мир Тьмы.

Монистическая (или католическая) интерпретация этого стиха абсолютно иная: „В Нем (Все, что было создано) была жизнь”. Или так, как сейчас это понимается: „Все, что есть, есть жизнь”.

Текст окситанский (Лионский ритуал) подает эту фразу таким образом Co qu’es fait en lui — era vida — и таким образом естественно предлагает "дуалистическую" интерпретацию. Католический переводчик написал бы: Co qu’es fait — era vida en Lui .

3. Оппозиция свет-тьма

Это фундаментальное противоречие, появляющееся так часто в Евангелии от Иоанна, может и не является выражением фундаментального дуализма; однако оно послужило в значительной степени основанием для утверждения катаров в их вере в два принципа. „и свет во тьме светит” (1, 5) — E la lutz lutz en tenebras (с. 155). Этот истинный свет является основой Спасения, освобождения каждого человека, приходящего в этот мир: Era lutz veraia que enlumina tot home venant en aquest mon (1, 9; с. 155) (4). Свет пришел в мир, но люди более возлюбили тьму, чем свет (E amero li homme plus las tenebras que la lutz; 3, 19; с. 160).

Разве Христос не сказал: Eu so lutz del mon (8, 12; с. 173 или 9, 5; с. 176)? „Кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме”: Qoal sec mi no va en tenebras (8, 12; с. 173; ср. 11, 10). Прибыл он на землю, чтобы научить людей научить людей отличить правду от лжи, и то, как стать сынами света: Crezetz en la lutz, que siatz filh de lutz (Да будете сынами света) (12, 36; с. 185; ср. 12, 46; с. 185).

4. Мир времени и вечность

Отличительной чертой "совершенного" катара было осознание того, что он не принадлежит больше к сатанинскому миру, и волевая решимость освободиться из этого мира. В Евангелии от Иоанна Христос показал дорогу, которой следует идти: открыл что есть рабство и дал средство, чтобы от него освободиться.

Говорит он: „Царство мое не от мира сего”, или: Lo meu regnes no es d’aquest non (18, 36; с. 197). Вот почему мир преследует всех, которые желают уйти от Материи. Mais quar no etz del mon [...] per aico azira vos lo mons (15, 19; с. 191). О том, что мир зол, свидетельствует сам Христос. Не говорит нигде прямо, что мир создан Дьяволом, но чтобы доказать дьявольское происхождение мира, катары могли — верно или неверно — опираться на его слова: „...Меня мир ненавидит — говорит Христос своим ученикам — потому, что Я свидетельствую о том, дела его злы” (Qoar doni testimoni de lui que las obras de lui so malas), 7, 7; с. 170).

Противопоставляя радикально дуалистическим путем дух телу, смерть жизни, Время Вечности, катары не имели иного выбора, кроме как идти путем, указанным Христом.

„Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от духа, есть дух”: Aquo que es nat de carn en carn es; et aquo que es nat d’esprit, esprit es (3, 6; с. 159; ср. 3, 8 ). „Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему, должны поклоняться в духе и истине” (Dius es l’espritz e aicles que azoran lui, en esprit et en veritat, cove azorar 4, 24; с. 162).

Христос прибыл, чтобы принести людям жизнь вечную, он есть хлебом жизни, а кто в него верит, не умрет: Dic a vos: que cre a mi a vida durabla. Eo so pas de vida (6, 5; с. 169). E totz auquel que viu e cre a mi, no morra e durabletat (11, 26; с. 181).

А вот слова Христа, которые несут надежду и фактически выражают суть всего катаризма: „Мужайтесь, Я победил мир!” (quar eu venquei lo mon — 16, 33; с. 193).

5. Погибшие души, заблудшие овцы

Kатары — за исключением, быть может, Джованни де Луджио — не верили, чтобы Дьявол привел к испорченности всего ангельского начала (духа, души и тела духовного) и уничтожил "Дух". Он ограничился только - как они считали — отделением душ от их "духов" заключением их в материальных (и сатанинских) телах. Драма падения и тайна спасения касается по сути дела только душевного начала в ангеле, который стал человеком. Верования этого мы не найдем в Евангелии от Иоанна, но катары всегда считали - так же, как и Бартоломей из Каркассона (5), и Джованни де Луджио — что заблудшие овцы, о которых говорил Христос, это души человеческие. Иисус Христос прибыл на землю, чтобы спасти души, а скорее, чтобы показать им собственным примером и обучением, как они могут достичь вечности.

„Я даю овцам жизнь вечную, и не погибнут вовек” (E eu doni vida durabla a lor, e no periran en durabletat 10, 28; с. 179). E eu so lo uss del parc — „Я дверь овцам” (10, 7; с. 178). Eu vengui que aian vida (10, 10; с. 178): „Я пришел для того, чтобы имели жизнь”. „Жизнь мою полагаю за овец”: E pausi la mia arma (animam meam pono) per las mias ovelhas (10, 15; с. 179). Для катаров любовью, самой субстанцией божественности была душа Христа; быть может они считали, что считает тесная мистическая связь между душой и любовью. Спасение касается исключительно души и может быть достигнуто только через любовь и только в единстве, которое она дает. В Евангелии от Иоанна Христос говорит о необходимости "объединения" - поскольку нет по-настоящему спасения, свободы и жизни вне обеспеченной милосердием коммунии в Боге.

Чтобы освободиться из сатанинского мира, нужно возненавидеть свою индивидуальную жизнь (и даже, в определенном смысле, свою душу): „Любящий душу свою, погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире этом сохранит ее в жизнь вечную.” (Qual ama la sua arma perdra-la e qual azira la sua arma en aquest mon, en vida durabla garda lei, 12, 25, с. 184). Но этого мало — чтобы быть спасенным, нужно любить ближнего своего. „Любите друг друга!”. Любовь, которая дожна объединить людей, есть той самой любовью, которой Бог любит людей; она является основой мистического союза с Сыном. „Я в них, и Ты во Мне, да будут совершены во едино!” (17, 23). Qua tuit sian una causa! „Да будут все едино!” (17, 21; с. 194).

6. Милосердие. Истинный хлеб жизни

Известно, что катары не верили в реальное присутствие Иисуса Христа в гостии. Однако во время ритуальных трапез они преломляли хлеб и ели его в воспоминание того, что говорил Учитель на тему истинной манны небесной. Неоднократно они утверждали что истинным хлебом духовным есть само милосердие Божие или истина, принесенная Христом (6). Латинский ритуал часто цитирует Евангелие от Иоанна для доказательства этой теории, и нужно признать, что слова Апостола не перечат ей никоим образом. Истинный хлеб, это хлеб, который сходит с небес и дает жизнь миру: Mais lo meu paire dona a vos lo verai pa del cel. Car pas de Dieu es lo quals dissendec del cel e dona vida az aquest mon (6, 33; с. 168; ср. 6, 32 и 6, 58 ). „Сей-то есть хлеб, сошедший с небес” (Aquest es lo pas que dissendec del cel, с. 169). Я есмь хлеб жизни: Eu so pas de vida (6, 48; с. 169), итд.

Нет никаких сомнений, что чисто духовное значение, которое катаризм приписывал Христу, вытекает прежде всего из Евангелия от Иоанна.

7. Дух

Мы не считаем, что интеллектуальные достижения катаризма слишком сильно могут быть связаны с гностицизмом, особенно когда к этому привлекают концепцию Спасения через познание (ведь спасение исходит исключительно из возможности). Размышляя над Евангелием от Иоанна, катары не могли, тем не менее, не заметить, что окончательное спасение души является делом Духа, ибо именно Дух освещает истину, без которой Любовь не могла бы воссиять, или наже быть узнанной.

„Дух животворит, плоть не пользует нимало” (L’esprit es lo quals fa viure, la carn no profeita alcuna causa; 6, 63; с. 170).

„Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему, должны поклоняться в духе и истине” (4, 24) — отсюда необходимость, чтобы человек возродился в духе. Si alcus no sia renatz d’aiga e de Sant Esprit no pot intrar el regne de Diu (3, 5; с. 159). „Если кто не родится наново (7,) не может увидеть Царствия Божия ”; Si alcus no sia renatz derescap, no pot vezer lo regne de Diu (3, 3; с. 159).

Царствие Божье принадлежит Вечности. Для катаров Бог всегда в будущем. Может быть именно в той перспективе, где время не существует, читатели Евангелия от Иоанна понимали следующие стихи: „Это сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него; ибо еще не было на них Духа Святого, потому что Иисус еще не был прославлен” (car encaral; espritz no era donatz quar encara Jesus non era glorificatz; 7, 39; с. 172) (8 ).

Говорили мы уже о том, что тем, что освобождает человека, не является познание, понимаемое так, как это понимается в гностицизме; с другой стороны, без света истины спасение невозможно. Изначальная благодать нисходит в конце концов на "каждого человека, пребывающего в этот мир” — без нее он даже не желал бы жизни вечной. Но до прихода Иисуса Христа, демон смог подавить Свет Тьмой, заменить правду ложью, так что нужно было божье вмешательство - вмешательство Христа — чтобы вернуть эту правду и показать людям истинную дорогу к спасению. Христос сказал: Eu so via e veritatz e vida (14, 6; с. 188 ). „Истина сделает вас свободными” — сказал он своим апостолам — ибо „каждый, кто грешит, есть раб греха”: E la veritat afranquira vos (8, 32; с. 175). Следовательно, катары были правы, акцентируя именно на этой роли учения Христа и в этом случае никоим образом не противостоя духу Евангелия.

Пример Иисуса был также исходным пунктом в придании единства концепциям катаров, которые все явственнее были направлены к подчинению свободы освобождению через Благодать. Человек только тогда свободен, когда получит каким-то образом духа истины. „И говорит им: Примите Духа Святого!”: Recebetes Sant Esprit! (20, 22; с. 201). Но человек может иметь надежду на полное соединение с божественным духом, только в мире будущем, где нет времени. Здесь он только ожидает его пришествия.

Обещание прихода Параклета, Утешителя (Cofortaire), который является "духом истины", данное Христом своим апостолам, чаще всего упоминается катарами во время их битв с ложью и сатанинским обманом (9): E autre confortador dara a vos que estia ab vos en durabletat (14, 16; с. 169). Lo Cofortaire Saint Esprit loqual trametra lo Paire al meu nom, el, vos ensenhara totas causas (14, 26; с. 189).

Ожидая наивысшего просветления, Дня (lo meu dia [8, 56; с. 176] или пришествия Иисуса), когда радость божья осуществится во всех людях (10), верные должны однако, насколько позволяет им степень их духовного развития, найти свой дух, (дух „человеческий”) и соединиться с духом Божьим путем духовного крещения, которое катары называли Consolament. Это крещение, проявление благодати Божьей, спасающей от зла, (11) а также просветление в истине, приводящее к тому, что душа становится свободной (не безгрешной, но ответственной за свои грехи), катары считали обязательным условием вступления в Царство Божье (ср. 3, 15). Все, что Евангелист говорит о крещении духом, очень совпадает с тем, что сами катары считали насчет consolamentum (может быть за исключением того, что касается ценности, приписываемой крещению водой, которое катары на самом деле не отбрасывали, но считали абсолютно недостаточным). Иисус крестит Духом Святым (ср. Aquest es que bateia e Sant Esprit; 1, 33, с. 157), a крещение духом определенным образом противопоставляется крещению водой: „Иоанн крестил водой, а вы будете крещены Духом Святым” (Деян. 1, 5): Quar a certas Joan bategec en aiqa, mais vos seretz batejat en Sant Esprit (с. XVI).

Известно, что во время ритуальных обрядов катары прерывали чтение Евангелия от Иоанна именно на стихе, который можно назвать квинтэссенцией всей их доктрины: „Благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа” (Gracia e veritat per Jesus Christ es faita (1, 17; с. 156). (12)

8. Благодать

Дуалисты абсолютно не верили в свободу воли (только Бог может избавить человека от зла). Таким образом они довели до крайности идею души как пункта встречи Добра и Зла, невидимого места, где Бог вступает в схватку с Дьяволом. Вследствие этого кажется, что человеческая индивидуальность иногда исчезает. Когда человек подчиняется принципу Добра и слушается доброго искушения, тогда он в Боге, имеет участие в бытии Божьем и опыт полноты Божьей. Но если подчиняется дьяволу, тогда становится демоном, тогда становится злом... Он часто бессилен повлиять на результаты этой борьбы, он регистрирует в себе победы и поражения Бога, не имея возможности реально изменить ситуацию, но поддается всему. Он разве что имеет определенный вид интеллектуальной свободы: он знает Добро и Зло (насчет которых имеет опыт), и это знание происходит из трансцеденции его духа (отличного от души), из света, освещающего каждого человека, который прибывает в этот мир, а прежде всего из учения Христа. Однако он не является свободным до такой степени, чтобы действовать так, как он хотел бы действовать. Он может только просить Бога — если уже стоит на дороге к спасению —чтобы Он дал ему волю желать то, чего Бог желает, и любить то, что Бог любит.

Трудно сказать точно, в какой мере катары признавали предопределение. Возможно, что Бартоломей из Каркассона верил в предестинацию некоторых (13). Однако более соответствующим логике системы катаров, является утверждение, что все души, созданные Богом, предопределены к спасению, или же что все души спасутся (14).

В Евангелии от Иоанна катары могли найти материал для поддержки своей теории. Христос неоднократно заявляет там, что сам он ничего не делает, что это Бог, его Отец, действует через него. „Я ничего не могу творить Сам от Себя” (Eu no pusc far de mi meteis alcuna causa, 5, 30; с. 165; ср. также 8, 28; с. 165: E de mi meteis no fatz alcuna causa).

Никакой иной библейский текст так не акцентирует на растворении личности в Бытии Сына, как Евангелие от Иоанна. Ни одной религии не удалось лучше установить взаимозависимость существ, а также их фундаментальную зависимость от их творцов (ведь они выводятся из одной и той же субстанции). Бог страдает в своих творениях из-за боли, которую Дьявол наносит ему во времени, но именно через свои творения он освобождается и исполняется вечности. Потому катары особое внимание уделяли также стиху 5 главы 15 Евангелия от Иоанна и интерпретировали его возможно глубже, чем католики: „Ибо без Меня не можете делать ничего” (Que senes mi re no potetz far (с. 190).

9. Дьявол

Дьявол часто появляется в Евангелии от Иоанна, и собственно как "князь" мира сего. Мы находим здесь сказанную Христом фразу (которую конечно же можно интерпретировать по-разному), что истинный Бог не является Отцом телесных творений. С точки зрения духа, грешники являются детьми Дьявола (именно поэтому обычные "верующие" не говорили "Отче наш" и не обращались к Богу как к своему Отцу). Христос говорит им: „Ваш отец дьявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего” (Vos etz del Paire Diable e-ls desires de vostre paire voltez far; 8, 44; с.175).

Однако кажется, что в пользу дуализма катаров свидетельствует прежде всего следующий стих: „Когда говорит он [дьявол] ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи”. Lo demon co parla messorga, de sas proprias causas parla, quar messorquiers es, e-l paire de lui (8, 44; с. 175).

Сущностью дьявола является ложь. Его главной ролью является введение людей в заблуждение, так же как ролью Христа является просвещение их, бытие "дорогой и правдой жизни". однозначным Однако следует признать, что окситанский перевод является неоднозначным, как текст грческий (oti pseustes estin kai o pater autu) и латинский (quia mendax est, et pater ejus). Кажется, что это значит: „ибо он лжец, и отец его лжец”. Без сомнения, этот текст можно понимать и так: „Он отец лжеца” (то есть тех, кто лжет) или даже „Ибо он лжец и ее (лжи) отец”, хотя эта конструкция уже не очень естественна, потому что „ложь” (messorqa) не стоит тут в начале. Кажется нам однако, что многие катары понимали под Pater autu Отца Дьявола. Бесспорным фактом является то, что Райнерий Саккони, реферируя в своей Summa de Catharis взгляды Джованни де Луджио (De opinionibus Johannis de Lugio), приводит следующие слова: „Этот мир принадлежит Дьяволу, а точнее Отцу Дьявола”. Фактом является и то, что катары из Драговицы — опираясь на Евангелие от Иоанна — считали, что Люцифер был сыном Бога тьмы: Et dicunt quod Lucifer filius Dei Tenebrarum est, quia dicitur in Evangelio Johannis: vos ex patro diabolo estis... usque: mendax est et pater ejus (id est: Diaboli, scilicet Luciferi...). Все это ясно демонстрирует то, что для абсолютных дуалистов Люцифер — вместе со всеми дьявольскими созданиями был творением - или эманацией (derivatio) Принципа Зла, но не совпадал с ним полностью (с ним, то есть с "человекоубийцей от начала”). Тем временем оба трактата катаров — так часто цитирующие Евангелие от Иоанна — не используют, как кажется, стиха 8, 44; достойно внимания, что латинский Ритуал, цитирующий молитву „Отче наш, который на небесах”, понимает эти слова так же как и католики: „Говорится Отче наш, который на небесах, чтобы отличить его от Отца Дьявола, который лжец и отец недостойных”.

10. Конец времен

Из-за недостатка текстов, представляющих ясно и выразительно эсхатологические взгляды катаров, трудно сказать, какая судьба ожидала Дьявола в конце времен. Здесь много противоречий. Мир вечен, а однако будет иметь свой конец. Дьявол неуничтожим, а все же будет побежден. Но дальше мы увидим, что эти противоречия больше видимые, чем реальные. Как бы там ни было, оба сохранившихся трактата предсказывают поражение Сатаны, уничтожение материального мира и замена его новой Землей, отбрасывание злого принципа к квази-небытию и (то есть к его истинной природе) и преодоление его уничтожительской и убийственной мощи.

Таким образом катары без труда могли принять эсхатологию Иоанна. "Ныне суд миру этому — читаем мы в его Евангелии — " ныне князь мира этого изгнан будет вон” (Ara sera qitatz fora lo princeps d’ aquest mon; 12, 31; с. 185). Катары учили на основании Евангелия от Иоанна, что Суд уже произошел (настоящим судом была смерть Иисуса Христа). „Что князь мира сего осужден” (Quar lo princeps d’ aquest mon ja es jut jatz; 16, 11; с. 192).

Cноски:

1. Le Nouveau Testament traduit au XIIIe siecle en lanque provenсale suivi d’un rituel cathare..., L. Cledat (изд.), Paris, 1887. К этому изданию (называемому также Библией Лионской) относятся номера страниц, приводимых в тексте при цитатах Евангелия от Иоанна.

2. Райнерий Саккони говорит, что Джованни де Луджио соединял начало (принцип Добра) с Иисусом Христом в совсем ином библейском контексте: In principio creavit Deus coelum et terram; In principio значило здесь: in Filio.

3. Une somme anticathare, le liber contra Manicheos, de Durand de Huesca..., Ch. Thouzellier (изд.), Louvain, с. 209.

4. А не : „А оно [Слово] пришло в мир” ни „Истинный свет, который освещает каждого человека, пришел в мир”. (Библия Иерусалимская переводит: „Слово было истинным светом, просвещающим каждого человека; оно пришло в мир”).

5. Бартоломей, предполагаемый автор катарского трактата, вставленного в Сумму против катаров Дюрана из Хуески, подчеркивает, что Сын Человеческий пришел спасти то, что погибло (Лука 19, 10). „Я послан только к погибшим овцам дома Израилева” (Мт. 15, 24).

6. На самом деле это именно положения Закона и пророков понимаемые в сенсе духовном, и которые, как мы считаем, были описаны следующими словами: „Вот есть тело Мое” (Латинский ритуал).

7. „наново”, a не „свыше”. Быть может в этом стихе катары искали подтверждения своих теорий реинкарнации.

8. „Не был еще дан”. Для катаров это было возможно привязкой к передаче Духа через духовное крещение или consolamentum.

9. Упоминается оно в Лионском Ритуале; в: Cledat, указ.соч., с. XIII.

10. Это сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет, и радость ваша будет совершенна” (E-l vostre qauqs sia cimplitz; 15, 11; с. 190). Здесь имеется в виду великая мессианская радость, радость в Сыне Божьем.

11. „Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла” (que-ls qardes del mal; 17, 15; с. 194).

12. В церемонии consolamentum, или скорее во время проповеди для неофитов, цитировались стихи 1, 26-27 Иоанна, а также III, 11 Матфея (Лионский Ритуал, в: Cledat, указ.соч., с. XVI).

13. Опираясь возможно на стихе 6, 64-65 Евангелия от Иоанна: „Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие, и кто предаст Его. И сказал: для того-то и говорил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет Ему от Отца Моего”.

14. Джованни де Луджио верил, что благодаря реинкарнации все души божьи, заблудшие овцы, будут спасены.


Последний раз редактировалось: Galina (Пн Апр 14, 2008 1:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Пн Апр 14, 2008 1:00 pm
Заголовок сообщения: Два антагонистических принципа и Спасение
Ответить с цитатой

Из журнала credentes
http://credentes.livejournal.com/

Фей Мартино

Два антагонистических принципа и Спасение:
итальянские катары ХШ столетия и Книга о двух началах.


Итальянские катары ХШ столетия играли чрезвычайную роль в развитии теологии своей Церкви. Для этого существовали как минимум два благоприятных обстоятельства. Во-первых, в то время в Италии религиозные преследования были менее интенсивными, чем на Юге Франции. Кроме того, эта относительно мирная атмосфера позволила сохранить некоторые оригинальные тексты, и среди них Книгу о двух началах. Именно в этих текстах религиозные идеи катаров можно увидеть без того фильтра, через который рассматривают их ортодоксальные авторы. Книга демонстрирует нам то, как катаризм относился к доктринам Римской Церкви. Путём анализа последней главы этого трактата и оценки культурного и исторического окружения его автора, я хочу показать, что теология катаров не строилась исключительно на противопоставлении своей тематики официальному христианству, но эффективно использовала большое количество традиционных для этого христианства текстов, излагая их согласно собственным концепциям.

Книга (около 1245 года) написана катарским епископом Джованни де Луджио и/или кем-то из его окружения. Она заканчивается основанной на Святом Письме дискуссией относительно Страстей Христовых и преследований Его истинных учеников и последователей. (1). Эти истинные ученики, страдающие от преследований - то есть сами катары - помещены здесь в эсхатологическую систему, отмеченную аутентичной, христоцентрической набожностью. Я попытаюсь отследить, как выглядел катарский вариант этих центральных для западного христианства тем - учения о страдании, окончательном искуплении и покаянии. При этом я предлагаю аргументацию трёх типов.
Согласно с позицией и концепциями итальянских катаров, преследования имеют интеллектуальное измерение. Такие вещи, как физические страдания, аресты, тюремное заключение, пытки имеют значение не только сами по себе, но и являются выражением институционального триумфа глубинно фальшивой теологии. Во-вторых, катарские интеллектуалы пытаются исправить эту ошибку уникальным синтезом почерпнутой из Нового Завета идеологии Спасения с радикальным дуализмом, обосновывающим злое происхождение материального мира и вечное существование зла. В-третьих, и это связано со вторым аргументом, этот синтез завершается отдельной теологией, очень целостной и интегральной как по отношению к Римскому католицизму, так и к так называемому умеренному дуализму, который верил в хотя бы частично божественное происхождение мира и предлагал окончательное уничтожение зла. Все эти тезисы рассматриваются здесь с глубоко христианской точки зрения, а именно радикального христианского дуализма.
Но до того как развить эти идеи в свете детального исследования последней главы Книги, я попробую дать общий обзор исторического контекста, в котором появился трактат.
Историография средневекового катаризма сама по себе дуалистична. Исследователи делятся на два лагеря, в частности, касательно признания фундаментальной идентичности этой неортодоксальной религии и ее места и влияния на западную культуру. Малькольм Ламберт, Кароль Лансинг и Гордон Лефф отодвигают веру катаров на самую дальнюю периферию. Они настаивают на том, что это чуждая Западу секта, исключительно зависимая от восточных влияний, и признают ее абсолютно нехристианской. Для Ламберта абсолютный дуализм полностью несовместим с ортодоксальными тезисами, и на этом основании он считает его совсем другой верой. (2). Лансинг утверждает, что они были сектой, по-настоящему неспособной к серьёзной конкуренции с Римским католицизмом ни в церковном, ни в доктринальном плане. (3). Лефф считает, что проникновение этой ереси в средневековую Европу вызвало «реакцию отторжения». (4)
В то же самое время подавляющее большинство исследователей, и среди них Вальтер Уэйкфилд, Остин Эванс, Бернард Гамильтон, Милан Лус, Лоренцо Паолини, Жан Дювернуа, Мишель Рокеберт, Анн Бренон и другие, очень решительно отстаивают идею о том, что катаризм в Италии и Лангедоке был хотя и другим видом христианства, но бесспорно, христианством. Уэйкфилд и Эванс считают, что у катаров возможны восточные (болгарские) влияния, но окончательный анализ выявляет у них симбиоз дуализма, заклейменного как чужой/еретический, с дуалистическими тенденциями, характерными для всего западного христианства. (5). Гамильтон считает, что «катаризм был для Запада относительно автохтонным движением», поскольку первые его миссионеры на Западе принадлежали к латинской Церкви Константинополя. (6). Лус описывает динамические отношения между ортодоксией и гетеродоксией, утверждая, что хотя теология катаров последовательно отвергала преходящий мир, тем не менее, она оперировала теми же понятиями, что и католическая теология, «то приближаясь, то удаляясь в их толковании от генеральной линии христианства». (7). Паолини вводит катаризм в общую структуру европейского антиклерикализма, популярной религиозности, схоластических методов аргументации и доктринального разнообразия, доминировавших в европейской культуре в ХІ-ХІІ столетиях. Паолини отрицает пренебрежительную оценку возможностей катарской схоластики противостоять теориям католицизма. Он ясно показывает, что катары использовали типичные для западной экзегетики аргументы для высказывания и защиты своих христианских идей. (8 ). И, наконец, Анн Бренон с абсолютной уверенностью доказывает, что катаризм является глубоко христианской, хотя само собой, некатолической религией. В то время, как Уэйкфилд, Эванс, Гамильтон и Лус несколько колеблются, размышляя над тем, где и как разместить катаризм на карте христианства, Дювернуа, Рокеберт и Бренон определяют эту неортодоксальную веру как «христианскую религию, основанную на Новом Завете», христианство без «культа Распятия и Преосуществления». (10).
Несмотря на такие разногласия в научном мире, я попробую согласовать эти разные тезисы и/или определить свою собственную позицию. Мне трудно оправдать жестокое уничтожение катаризма как продукта абсолютно экзотического импорта, чуждого европейской культурной среде, по той простой причине, что подобный тип реакции рьяно применялся и оправдывался в те времена. Я считаю эти аргументы полностью необоснованными. Ни Ламберт, ни Лефф не учитывают в своих исследованиях преследований других групп людей, которых признавали еретиками, а также не предлагают фундаментального анализа катаризма с убедительным обоснованием этой якобы радикальной чуждости. Наоборот, историки, принадлежащие ко второй группе, высказывают свою точку зрения последовательнее и убедительнее. Их исследования включены в контекст интеллектуальной, общественной, религиозной и культурной ситуации в Западной Европе того времени, и в целом дают справедливую оценку катаризму. Их работы содержат подходы и выводы, проясняющие специфику Церкви катаров, в том числе в Италии ХІІІ века. Эта разница в исторических подходах позволяет продолжить дискуссию относительно ортодоксии в Лангедоке и Италии и развитии отдельной от нее теологии.
Документальные свидетельства о среде итальянских катаров, имеющиеся в нашем распоряжении, выявляют четыре характерных особенности этой среды: катарские общины чрезвычайно активны; между ними существуют доктринальные различия; несмотря на эти различия, фундаментально они представляют собой единое целое; они принимают участие в общей схоластической культуре европейского общества. Именно объединение этих элементов сделало возможным появление Книги о двух началах, идеи которой постепенно выкристаллизовывались на протяжении десятилетий, прошедших от первых миссий и проповедей до установления организованной церковной структуры, которая появляется уже во второй половине ХІІ века.(11). Географическое распределение этих катарских церковных общин по городам и регионам зафиксировано в часто цитируемом историками документе, а именно в отчёте, составленном около 1250 года доминиканским инквизитором - бывшим катаром - Райнерием Саккони. В его Summa de catharis эти группы локализуются следующим образом: Верона, Ломбардия, Мантуя, Брешия, Бергамо, Милан, Романья, Венеция, Тоскана и Сполете. Саккони приблизительно подсчитал, что итальянских катаров (Добрых Людей) на то время насчитывалось 2400, но точность этих цифр трудно доказать.(12). Гордон Лефф заметил, что геополитическая структура Италии способствовала расцвету свободных идей и концентрации религиозных диссидентов в урбанистических центрах, независимых от местных епископов, контролировавших всё в других городах католической Европы. (13).
С теологической точки зрения, документы демонстрируют нам скорее сложное разнообразие, чем элементарное разделение между радикальным и умеренным дуализмом. Большое количество историков считает, что радикальный дуализм проник в катарские Церкви Италии из Франции после 1170 года при посредничестве епископа Никиты, византийского богомила. Однако Паолини, Лус и Бренон придерживаются точки зрения, которая в последнее время привела к переоценке появления радикального дуализма. Паолини описывает чрезвычайно благоприятную роль Никиты в этом процессе: он стоял у истоков сложного развития, смысл которого для итальянцев состоял в том, что под его влиянием их религиозная ориентация сосредоточилась больше на этическом и практическом, чем на доктринальном аспектах. Они не приняли радикальный дуализм пассивно, но решились на настоящую интеллектуальную реконструкцию собственных идей, которая выстраивалась десятилетиями, и опиралась как на Святое Писание, так и на неоплатонизм, аверроизм и, хоть это и не так заметно, на достижения западного католицизма. (14). Вследствие этого, несмотря на разногласия между радикальными альбаненсами, базировавшимися в Вероне/Ломбардии (группа, к которой принадлежит автор Книги) и умеренными катарами из Конкореццо (группа, также базирующаяся в Ломбардии), на которых настаивает Саккони, считается, что эти различия выявлялись скорее в живых дебатах, чем во взаимоисключающей оппозиции.
Лус и Бренон подробно описывают эту ситуацию: оба они справедливо замечают, что католические инквизиторы типа Саккони специально акцентируют на центробежных тенденциях среди неортодоксальных мыслителей. (15). По наблюдениям Паолини, Луса и Бренон, это выпячивание служило для инквизиторов поводом для оправдания гонений и преследований, а также для прекращения дискуссий на тему веры.
Наряду с этими двумя вышеописанными характеристиками итальянского общества катаров того времени, а именно - широким географическим распространением и наличием доктринальных различий - существовали еще два элемента: религиозное единство и схоластическая теология, завершающие комплекс факторов, приведших к написанию Книги. Это существование внутреннего доктринального разнообразия не может и не должно обесценивать катаризм как единый христоцентричный спиритуальный комплекс и альтернативную ортодоксии религиозную систему. Лус и Бренон подчеркивают как теологическое, так и ритуальное единство, существовавшее между разными общинами. Лус замечает у них наличие всеобщего «чувства единства и живого осознания внутренней сопричастности». Он объясняет далее, что «мы всегда видим какую-то определенную границу, которую мысль катаров целиком сознательно никогда не пересекала - так называемое фундаментальное отречение от мира, чуждого Богу… Все они были едины в своём отвержении того, что привязывает бытие человека к этому миру». (16). Бренон подтверждает стабильный докетизм катаров и настаивает на фундаментальной тождественности их ритуалов, согласованных в том числе и между итальянскими группами: «Вся история катаризма, итальянского или окситанского, демонстрирует нам желание иметь единую Церковь, унифицированную в своих ритуалах, но ведущую постоянные дискуссии относительно идей». (17). Завершая этот историографический обзор, я прихожу к выводу, что в своём дальнейшем исследовании я буду руководствоваться двумя согласованными принципами анализа: признанием действительно христианского измерения катаризма и учётом их специфически аутентичного мировоззрения, а именно, радикального дуализма.
Итак, когда мы смотрим на целостный контекст итальянского катаризма, то его общий образ выглядит вроде бы парадоксально: катары придерживаются разнообразных версий дуализма и, как правило, имеют теологические разногласия, представляя собой при этом взаимосвязанное единство; они, несомненно, являются христианами, но так же несомненно - неортодоксальными христианами. Фактически, катаризм ХІІІ столетия, так же, как и современный ему католицизм, демонстрирует большое внутреннее разнообразие, сохраняя при этом параметры монолитной идентичности. Опять таки подобно католицизму, катаризм разработал собственную систему схоластических методов disputatio. Паолини, изучавший этот феномен, отмечает высокую репутацию итальянских катаров в этой области, их удачные аргументы, всегда сопровождаемые скурпулёзным изучением Библии, патристики, современной им теологии и философии, как античной, так и средневековой.(18 ). Бренон обращает особое внимание на эрудированность аргументации сторонников дуализма, замечая, что схоластический метод позволял их интеллектуалам, избравшим радикальную форму дуалистических взглядов, обосновывать эти взгляды, согласовывая их с общепринятыми тенденциями в христианстве: «катарские «доктора» просто искали возможность преодолеть недостатки и внутренние противоречия системы христианского дуализма… Абсолютный дуализм появился как попытка обосновать христианскую веру, и в то же время последовательно изложить Евангелия согласно требованиям логики». (19).
Это удачное выражение Бренон демонстрирует внутренние дискуссии между катарами, представляющими умеренный и радикальный дуализм. Первый, кажется, был более склонен смешиваться с ортодоксальными концепциями, особенно в вопросе о происхождении зла, и мог довольно эффективно сглаживать все претензии на теологические преимущества со стороны тех, кто называл еретиками его приверженцев. Но я хочу уделить особое внимание тем итальянским интеллектуалам, которые, подобно автору Книги, были радикальными дуалистами и поборниками согласования христианских доктрин. Я считаю, что с их стороны имело место решительная попытка выковать единую теологию, которая абсолютно чётко была бы как специфически катарской (дуалистической), так и христианской.
Влияние схоластики и взаимосвязь между разными интеллектуальными методами, вместе с другими вышеописанными историческими факторами, были той плодородной почвой, которая породила Книгу о двух началах. Относительная безопасность катарских общин, обострение теологических споров, острая необходимость в унификации Церкви - в подобной атмосфере Книга с ее подробной аргументацией объединяет глубинное отчаяние относительно земной жизни с глубокой верой в покаяние для жизни вечной. Поскольку мы не имеем точной информации относительно автора и даты написания данного текста, то кроме 1245 года иногда называют другие годы ее создания. Сам текст, находящийся в нашем распоряжении, сохранился в виде манускрипта, переписанного двумя лицами между 1258 и 1280 годами. Он предлагает нам редкую возможность посмотреть на собственно катарский подход к ортодоксальным доктринам. (20). Из этого изложения, особенно в последнем разделе данного трактата, четко видно, какие именно теологические и литературные приёмы использовались радикальным христианским дуализмом для своей защиты.
Возможно, этот трактат представляет собой резюме «огромного тома из десяти книг», который Саккони описывает как источник, откуда он черпал информацию о взглядах Джованни де Луджио. Пытаясь разыскать этот том, Антуан Дондейн высказал мнение, что Книга, возможно, была предварительным изданием, составленным Джованни де Луджио. Однако, многие авторы, к примеру, Паолини, Лус и Бренон, а также Рене Нелли, заявили, что представленные в Книге теологические исследования и аргументы более позднего происхождения и, возможно, принадлежат кому-то из круга Джованни де Луджио и Церкви Альбаненса (Децензано). (21) Здесь я попытаюсь выразить собственное мнение, исходя из трёх методологических принципов. Во-первых, как отмечают Нелли, Лус и Бренон, существуют определённые теологические и интеллектуальные расхождения между Книгой и идеями Джованни де Луджио, как их представляет Саккони. Во-вторых, опять согласно утверждениям Нелли и Бренон, трактат, тем не менее, содержит существенные идеи, очень характерные для Луджио. В-третьих, Нелли считает Райнерия Саккони достойным доверия источником относительно взглядов Церкви Альбаненса. Хотя Бренон справедливо предупреждает нас о том, что не стоит слепо доверять документам инквизиторов, отчёт Саккони, содержащий комментарии к написанному Джованни де Луджио «огромному тому из десяти книг», достаточно чётко идентифицирует доктрины катаров, с которыми он боролся. (22). Исходя из этого, я помещаю собственное исследование седьмой главы Книги в более широкий теологический контекст, используя при необходимости отчёт Саккони и блестящий анализ Рене Нелли, посвящённый христианской радикализации итальянского катаризма.
На первый взгляд, седьмая глава, завершающая Книгу, очень контрастирует с предыдущими главами, где представлены и развиты многочисленные аргументы, подкреплённые цитатами из Святого Писания, подтверждающие существование двух начал, доброго и злого, которые пребывают в вечном антагонизме. (23). Отказ от этого диалектического стиля в седьмой главе компенсируется увеличением количества ссылок на Святое Писание, а также приданием этой главе христологического и апокалиптического характера. Доминирующими темами этой главы являются следующие: преследование миром Христа и Его апостолов; пророки Ветхого Завета являются предшественниками Христа; а Его последователями, истинными христианами, являются катары, «те, которых называют еретиками» (185). Именно об этих последних говорится в Евангелии, как об истинных пророках, и именно потому они настолько беззащитны перед человеческой ненавистью и наказаниями, налагаемыми на них толпой грешников, являющихся христианами только по названию. Эти темы постепенно излагаются в шести подглавах, построенных следующим образом: вступительное объяснение Страстей Христовых действиями злого начала, которые Бог-Отец вынужден был позволить и стерпеть (181); общая картина преследований, где особо выделяются клевета, триумф фальшивой идеологии и аморальных поступков (182); страдания пророков Ветхого Завета (183); юность Христа, Его крещение, Его процесс и Страсти (184 - 185); муки апостолов и их истинных последователей (185 - 186); финальная картина преследований апостольской эры (186 - 188).
Весь ансамбль этой главы меняет ориентацию всей Книги, где изложены аргументы относительно космических начал, антагонистических принципов, отсутствие свободы воли, полной испорченности материального мира и эсхатологической надежды на освобождение и небесное спасение. Это изменение перспективы является не точкой отсчета, а, скорее, завершением развития. Нелли определяет седьмую главу как «логический вывод всей Книги». (24). Глубокая правда этого утверждения, возможно, будет продемонстрирована в последующем анализе текста, и хотя Нелли очень подробно исследовал всю Книгу, я детально прокомментирую только одну эту седьмую главу. Путём анализа текста я хочу показать, как схоластические методы Книги превращаются в окончательную попытку сконструировать доктринальные основы, отталкиваясь от которых катарское христианство поднимается к формулировке собственной версии вечного покаяния.
Заключительную главу Книги открывает подглава под названием «Гонения, которые испытал Пастырь» (181). Здесь смело поднимается проблема вынужденного согласования ужасной жертвы Христа с верой во всемогущего и всемилостивого Отца. Автор Книги бросает вызов этой проблеме наравне со своими ортодоксальными коллегами. Решая ее с помощью абсолютного дуализма, он подтверждает окончательное преимущество Отца - принципа добра. Это видно из того, что весь смысл этой главы сосредоточен на Спасении, определяемом существенными для теологии Книги (и собственно Джованни де Луджио) факторами и элементами. Совокупность этих элементов тщательно формировалась десятилетиями: существование двух абсолютно противоположных принципов, одинаково вечных, но полностью несовместимых и абсолютно качественно неравноценных. Зло, являющееся причиной хаоса, несчастий, лжи и уничтожения, вечно, но по своей сути является небытием, которое само по себе противостоит правде и неизменности власти добра. (25). Книга ясно и четко ставит Отца Небесного вне какой-либо связи со страданиями Христа: «Таким образом, это злое начало, действовавшее через Пилата и фарисеев… совершило это убийство» (181). Тем не менее, это не смогло причинить серьёзный ущерб принципу преимущества добра, и в этом автор Книги основывается на Иоанна 19, 11: «Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше». Могущество зла превращается в его поражение: «Истинный Бог позволил, чтобы совершилось это преступление, потому что не было иного способа освободить своих людей из-под власти врага». Как и в ортодоксальной трактовке, катаризм пытается согласовать разнородные элементы - всемогущий Бог, неумолимое зло, Спасение. Но, в отличие от ортодоксии, он отказывается платить подобную цену и компрометировать всемогущество Божье соединением - даже опосредованным - абсолютного блага с силами зла. Уважение катаров к Богу не допускало установлений связи божественности с действенным злом. Несмотря на свою краткость, вступление к седьмой главе является краеугольным камнем всего смысла Книги: здесь, в своеобразном теологическом букете, собраны воедино все предыдущие аргументы и вырабатывается новая тематика, утверждающая неизменный суверенитет Отца Небесного и окончательную победу Христа. По мере раскрытия этой главы мы видим, как нам открывается всё больше и больше граней христианской доктрины, выразительно изложенных в катарском духе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
anakonda
Мимоходящий


Зарегистрирован: 22.06.2008
Сообщения: 1

СообщениеДобавлено: Вс Июн 22, 2008 6:47 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Здравствуйте!
Наверное, я еретичка... Но я НЕ понимаю это таинство Святой Троицы, хоть убейте.
Был себе Бог - Яхве, Элогим и т.п. (кстати, а лицензия на создание мира?!)
Потом у него сын, бого-человек (брр..., Чернобыль вспомнился и заодно мифы древней Греции).
Потом тоже уже Бог, после того, как. Так. Непонятно, но хоть какая-то логика.
А вдруг - откуда ни возьмись, на 50-й день после вознесения является Святой Дух.
Откуда? Зачем? Почему? Ничего не понимаю. Для компании, что ли?!

/когда была маленькой, то была уверена, что Троица это семья - мама, папа и сын/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Galina
Архитектесса Пространств Монсальвата


Зарегистрирован: 09.08.2007
Сообщения: 3923

СообщениеДобавлено: Вс Июн 29, 2008 5:33 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Приветствую Вас на форуме, anakonda!

Вы почти в точности описали богословские споры, длившиеся на протяжении многих столетий... :)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Vadim
Автор сайта "Тамплиеры"


Зарегистрирован: 10.08.2007
Сообщения: 151
Откуда: С.-Петербург

СообщениеДобавлено: Пн Июл 28, 2008 2:29 pm
Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Монсегюр и загадка катаров

Издательство: Евразия, 2008 г.
Твердый переплет, 368 стр.
ISBN 978-5-8071-0271-3
Тираж: 2500 экз.
Формат: 84x108/32

Историко-литературное исследование Жака Маркаля посвящено загадкам катарской ереси и тайнам замка Монсегюр, их последнего оплота в безнадежном противостоянии королю Франции и римско-католической Церкви. Что в доктрине катаров наделило их столь могущественными и беспощадными врагами. Что скрывали последние посвященные в неприступной крепости и сумели вынести накануне сдачи. Был ли это Святой Грааль, или же сокровища Иерусалимского Храма. И что есть Грааль, который здесь искали посланцы Третьего Рейха. Действительно ли тамплиеры покровительствовали катарам, за что и поплатились унаследовав их тайну, равно как и их судьбу. И почему именно замок, напоминающий архитектурой солярный храм, и расположенный на склонах горы издревле почитаемой священной стал символом тайн и загадок катаров. Действительно ли здесь замешана "царская кровь", и след ее приведет нас в Ренн-ле-Шато.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Terra Monsalvat -> Папство, монашеские ордена, ереси и инквизиция, монастыри и церкви Часовой пояс: GMT
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


  Global Folio          

Powered by phpbb.com © 2001, 2005 phpBB Group
              Яндекс.Метрика
     
 
Content © Terra Monsalvat
Theme based on Guild Wars Alliance by Daniel of gamexe.net