Библия: Загадки, тайны, открытия
На главную
 
 
 

Лопухин А.П.
Библейская история при свете новейших исследований и открытий
скачать книгу

Одной из важнейших работ в области библеистики стала изданная в 1890 году и переизданная (не полностью, в 5 томах, как бесплатное приложение к журналу "Странник") в 1913 году книга "Библейская история при свете новейших исследований и открытий". В предисловии к ней А. П. Лопухин писал, что "вследствие тех поистине чудесных открытий, которые в нашем веке делаются на забытом пепелище былой исторической жизни древних народов Востока, библейская история чрезвычайно обогатилась в своих научных ресурсах. <…> Но вообще наша литература в этом отношении далеко отстала от западноевропейской, и в то время как у нас продолжают пользоваться лишь, так сказать, крохами от богатого стола библейско-исторической науки, на Западе давно уже существуют целые курсы, представляющие собой сводку всех главнейших открытий, и множество монографий по различным библейским вопросам, разработанным при ярком свете всех новейших исследований и открытий. Отсутствие подобных цельных трудов у нас составляет важный пробел в богословской литературе, и посильное восполнение этого пробела и имелось в виду при составлении настоящей книги". Одной из целей этой книги Александр Павлович ставил "воспользоваться новейшими исследованиями и открытиями для опровержения крайних выводов отрицательной критики" , посвятив истории библейского рационализма целую вводную главу (представляющую немалый интерес даже сейчас), а его опровержению - материалы в различных местах книги. Интересно, что А. П. Лопухину удалось избежать соблазна узкопрофессионального научного подхода - создавая грандиозный по своему охвату и подобранному материалу курс библейской истории, сделавший бы честь любому выдающемуся западному ученому-библеисту, Лопухин, по его словам, ориентировался прежде всего не на "узкий круг специально богословски образованных лиц", а на "более обширный круг вообще образованного светского общества, для которого в нашей литературе не существует ровно ничего в этом отношении, вследствие чего библейско-исторические познания в нем не идут дальше круга школьных начатков священной истории". Нельзя охарактеризовать эту задачу иначе, как возвышенный мотив истинно церковного ученого, желающего донести библейскую истину до всей полноты народа Божия, а не только его отдельных членов.

     Отклики на книгу выявили два основных лагеря оппонентов. Первый, иронично названный А. П. Лопухиным "зарождающимся у нас муравейником отрицательной критики", состоял из тех лиц, у которых "библейская критика принимается как нечто такое, что должно быть принимаемо с полной верой в ее непогрешимость", т. е. без оглядки на церковную традицию и доводы разума. У анонимного представителя этого лагеря вызвало недовольство, что А. П. Лопухин в своем труде стремился показать "историческое значение изложенных в Библии фактов", т. е. то, что рассказы Библии о сотворении человека, грехопадении, потопе, смешении языков имеют под собой реальную историческую основу, а не являются всего лишь некими благочестивыми мифами. Возражая на это, А. П. Лопухин очень точно заметил, что хотя богодухновенные авторы не ставили своей целью в библейском повествовании раскрывать научные истины или писать всеобщую историю, но "и при отсутствии этой цели сообщенные св. писателями в общедоступной, ненаучной форме истины и исторические факты в том и проявляют свою богодухновенность, что они находятся в полнейшем согласии с наиболее достоверными научными открытиями как в области природы, так и истории". Критик сетовал на А. П. Лопухина еще и за то, что тот не признавал документарной теории деления текста Пятикнижия на фрагменты, восходящие к разным авторам: ягвисту и элогисту. Лопухин возражал своему оппоненту, что эту теорию разделяют ученые, "игнорирующие новейшие открытия клинописи, так как эти открытия, представляя совместное существование обоих названных документов в древнейших памятниках, совершенно смешали ряд этих теоретиков. Принимать же эту теорию в ее теперешнем разбитом виде, когда трудно указать двух ученых, которые совершено сходились бы между собой в распределении между двумя классами так называемых документов даже из важнейших мест - значило бы, оставляя положительную почву, хвататься за призрак, готовый постоянно исчезнуть совсем". Позиция А. П. Лопухина и его аргументация нисколько не потеряли актуальности и сейчас, когда документарная теория практически без возражений принимается в современной западной библеистике и становится все более популярной у многих православных исследователей. Причина такой симпатии к ней часто остается прежней - не в силу ее фактической достоверности, а из-за ее возросшего и укрепившегося авторитета в западной науке. Следует помнить, что А. П. Лопухин был не одинок в своей позиции - из дореволюционных ученых документарную теорию отвергал, например, и профессор Московской Духовной академии С. С. Глаголев (1865-1937).
Критика второго рода звучала из противоположного лагеря, а именно из среды академической профессуры, и была представлена голосом профессора Казанской Духовной академии Я. А. Богородского (1841-1919). Последний высказал удивление по поводу того, что А. П. Лопухин отошел от привычной для русской школьной науки XIX века понимания библейской истории как истории религии по Библии (при таком подходе "библейская история" - это история религии, и в ней нет места для описания быта и нравов библейских времен). Однако А. П. Лопухин пошел дальше и постарался взглянуть на библейскую историю шире - как на историю библейского народа, религия которого "вошла в <…> книгу как часть, хотя и такая, которая по своей важности составляет одушевляющий принцип всей жизни народа". По словам Лопухина, "изобразить исторические судьбы [израильского] народа - не в одном только религиозном отношении, а во всех отношениях его глубокопоразительной и чудесной исторической жизни - и было задачей нашей книги". Сомнения проф. Я. А. Богородского в достоинствах книги санкт-петербургского профессора строились, как оказалось, еще и на элементарном неверии в потенциал русской науки: он ставил в упрек Лопухину то, что даже западноевропейские ученые не дали такого связного и полного курса библейской истории, как у нашего ученого, поскольку "не чувствовали в себе отваги дать такой курс по научной осторожности". Однако это было неверно: к моменту издания книги Лопухина над курсом библейской истории, построенным в подобном ключе, работал аббат Ф. Ж. Вигуру (1837-1915), с которым А. П. Лопухин вел научную переписку. Труд Ф. Ж. Вигуру, вышедший на несколько лет позже, закрепил концепцию библейской истории, предложенную А. П. Лопухиным. Пример деятельности Александра Павловича в этой области крайне важен сейчас, когда русский исследователь, обладая сокровищем церковной традиции и имея доступ к кладезю достижений западной учености, способен достичь плодотворного и органичного синтеза указанных направлений.

Джорджоне. Юдифь
Джорджоне. Юдифь