Аваллон, остров в Англии

— остров на реке Брет, в Англии (графство Сомерсет), древнекельтское святилище, позднее монастырь; по брит. сказаниям (Гервазиус Тильбюри, начало ХIII-го века) — местопребывание короля Артура после поражения его Мордредом. Здесь фея Моргана залечивает его ежегодно открывающиеся раны. По Е. Мартину (Zur Gralsage, Страсб., 1881), А., как и другие места, куда сага переносит Артура, означает недоступное место, где, по кельтскому мифу, проводит зиму бог летнего веселья (Артур).




 

 


 
Поиск Книг Global Folio
предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет - библиотеки содержащие книги в свободном доступе


 


              Яндекс.Метрика
     

 
 



 



Ваганты

(от лат. vagari — странствовать, бродяжничать) — собственно "перехожие люди", а в специальном значении "странствующие студенты" (vagi scholares), составлявшие, с XI века, вплоть до Революции, как бы особое подвижное сословие или братство во Франции, Германии, Англии и, отчасти, в Италии. Подчиняясь общему духу времени, вызвавшему такие массовые передвижения, как Крестовые походы, а с другой стороны побуждаемые жаждой знания, средневековые студенты уже рано стали переходить целыми группами из одного города в другой, где процветало изучение той или иной отрасли наук, как, например, богословия в Париже, права в Болонье, медицины в Салерно. В то же время они были создателями и исключительными носителями особого рода литературы. В качестве представителей школьной науки, они приняли за орган этой литературы единственно латинский язык, а формой для произведений их творчества были рифмованные стихи, по образцу латинских церковных гимнов, с которыми у них много общего как по употреблявшимся в тех и других чисто шаблонным образам, речениям и оборотам, так и по разнообразию основанных на тоническом ударении метров. Но по содержанию поэзия вагантов не имела ничего общего с духовными гимнами и прочей назидательной церковной литературой. Ваганты или иначе "голиарды" (от имени признанного ими своим патроном библейского исполина Голиафа, Golias, по одним, или, по другому объяснению, от провансальского gualiador, морочащий других, — кличка, данная им чернью за их непонятную для последней латинскую речь), являются в своих бесчисленных песнях, в известном смысле, провозвестниками возрождения, так как в них выражается беззаветно жизнерадостное, в духе столь знакомых им по школе античных поэтов, воззрение на жизнь и природу. Эта "поэзия голиардов" заключается по преимуществу в песнях застольных (из них-то и выделилось со временем знаменитое "Gaudeamus igitur") и любовных, доходящих иногда до крайнего натурализма, но также и дышащих всей полнотой молодых сил и восторженным чувством красот природы. Как нельзя полнее тип истого голиарда представлен в превосходной по силе и красоте языка "Confessio poetae". Но, с другой стороны, будучи "клириками" (в средние века вся школьная наука находилась в ведении духовенства; оттого это название обнимало и учащуюся молодежь, частью которой являлись и ваганты), последние, при всей распущенности своей бродячей жизни, считали своим долгом и правом радеть о чистоте церкви и о благонравии духовенства, что и выразилось в целом ряде стихотворений, представляющих собой беспощадную сатиру против римской курии, монашества и священников. Зато эта же их близость к церкви привела к особому виду творчества голиардов, принявшего на этот раз преимущественно прозаическую форму — то были пародии на церковные песнопения, молитвы и т. п. Сохранились даже пародии на целую обедню (Missa gulonis) и на Евангелие от Марка (Evang. secundum Marcam argentis). Наоборот, в том же качестве "ученых людей" (viri literati), ваганты с пренебрежением относились к мирянам, равно как и к слагавшейся для последних на народных языках поэзии труверов, трубадуров и миннезингеров, так что насколько стихотворения голиардов богаты реминисценциями из древне-классического мира, настолько же бедны образами и именами из народного эпоса. Их поэзия, резко отличаясь от феодально-придворной поэзии трубадуров и миннезингеров отсутствием присущих последним условности и сентиментальности, сходится, напротив, с чисто народной поэзией, кроме непосредственности чувства и способа выражения, еще и в том, что как имена первых авторов собственно народных песен обыкновенно не сохраняются для потомства, так и авторы огромного большинства латинских песен вагантов совершенно неизвестны. Исключения незначительны; к их числу относится, например, Готье из Лилля (второй половины XII века), в числе прочих стихотворений написавший считающееся образцом голиардовской сатиры "Contra ecclesiasticos juxta visionem apocalypsis"; так называемый Archipo e ta того же времени, живший в Павии, автор упомянутой уже "Confessio poetae"; Вальтер Мап (Walter Map), XIII века, в Англии, которому несправедливо приписывается чрезмерное количество голиардских стихотворений. Упоминаемые уже с XI века, ваганты процветают главным образом с середины XII до конца XIII столетия, когда они, благодаря все большей распущенности их образа жизни, вооружают, наконец, против себя и школу, и церковь, причем постановления церковных соборов по отношению к ним становятся все строже и строже. В XIV-XV вв. голиарды уже приравниваются к столь презираемым ими прежде жонглерам, с которыми теперь им, по утрате своей популярности, все чаще и чаще приходится, в борьбе за существование, вести конкуренцию, так что они оказываются вынужденными даже отказаться от заветной латыни, сочиняя свои песни уже на народном диалекте, лишь с редкими вставками латинских выражений, как последнее средство отличить себя от плебейских жонглеров. В эпоху Реформации ваганты или голиарды окончательно сливаются с так называемыми вакхантами, шарлатанами, наемными стрелками и всяким сбродом (vagabundi).

Ср. "Carmina Burana", изд. Schmeller'ом (в "Biblioth. d. litter. Vereins in Stuttgart", т. 16); Du Meril, "Po esies populaires du M. a ge"; Th. Wright, "Latin Poems commonly attributed to Walter Mapes"; O. Hubatsch, "Die lateinischen Vagantenlieder" (1870); Ad. Bartoli, "L'evoluzioue del Rivascimento" (1875, в "Publicaz. del R. Isti tuto").

И. Болдаков.

Источник: Энциклопедический Словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона