УТРЕНЯ - общественное богослужение, совершаемой утром или вечером. Утреня бывает вседневной, праздничной и пасхальной. Чин вседневной включает в себя благословение, начало обычное, псалмы 19 и 20, тропари, каждение храма, ектению, шестопсалмие, великую ектению. тропари, кафизмы и седаль-ны, пс. 50, каноны, стихиры на хвалитех. великое славословие, ектению, стихиры на стиховны, молитву "Отче наш", тропарь, от-пуст. Праздничная утреня дополняется пением полиелея (после кафизм и седальнов), а в воскресения также пением благословенных, ипакоев и антифонов, прокимнов и чтением Евангелия, после которого поется воскреснаяпеснь "Воскресение Христово видевше" Праздничная утреня, соединяемая с Великой вечерней и первым часом составляет Всенощное бдение. Пасхальная утреня начинает служиться после крестного хода в притворе благословением и пением пасхального тропаря и состоит из пасхальных тропарей, канона, све-тильна, стихир, чтения пасхального слова Иоанна Златоуста, ектений и отпуста.



 

 


 
Поиск Книг Global Folio
предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет - библиотеки содержащие книги в свободном доступе


 


              Яндекс.Метрика
     

 
 



 



   19-Июня-2006  Print current page  Show map
Дом на песке
Протопресвитер Александр (Сергеев-Зарнадзе)

18 мая 2004 года в Свято-Даниловом монастыре состоялась эпохальная встреча св-щенноначалия Московского Патриархата и делегации Русской Православной Церкви Загра-ницей. Последний осколок царской России и Белого Дела преклонил свою выю и направился на поклон к наследникам большевистского Дракона! Ах, какой пафос! Однако отбросим не-уместную иронию и патетические сравнения, и поздравим российские спецслужбы и Мос-ковский Патриархат с прекрасно проведенной операцией, давшей столь значительный ре-зультат.

Восемьдесят с лишним лет в СССР и затем в Российской Федерации твердили одну непререкаемую истину, что зарубежные церковники на самом деле обычные предатели Ро-дины и оголтелое монархическое отребье. На всем пути своего развития Русскую Зарубеж-ную Церковь обвиняли в самых черных преступлениях, сотрудничестве с Гитлером, участии во власовских частях во время второй мировой войны, оказании помощи секретным спец-службам США и стран НАТО.

Все это время Зарубежная Церковь помогала в адаптации новым российским эмиг-рантам, устраивая их на работу, защищая перед властями, уча их детей русскому языку и русской истории, а порой, просто спасая от голодной смерти и смерти вообще. Известны случаи, когда духовенство зарубежной церкви выкупало у афганских моджахедов советских солдат попавших в плен. Что же до своей прямой деятельности, то здесь Русская Зарубежная Церковь далеко обогнала Московскую Патриархию. На протяжении всей истории церковь изгнанников поднимала свой пусть слабый голос в защиту гонимых на Родине за слово Бо-жие и верность Христу. Там, далеко за океаном впервые были канонизированы новые муче-ники российские, которых официальные лица Московской Патриархии называли в то время контрреволюционерами, предавшими советский народ!

Но все когда-нибудь кончается. В начале девяностых наступила новая эра или, по крайней мере, нам попытались внушить, что она наступила. Сначала, перепугавшись разо-блачительных статей о тесном сотрудничестве с Лубянкой, иерархи Московской Патриархии ушли в глубокую оборону. Затаились и лишь изредка давали слезливые интервью о том, что время было такое и по другому было нельзя. Затем, когда Ельцин направил приветственное письмо Первоиерарху Зарубежной Церкви митрополиту Виталию с предложением посетить Россию и принять деятельное участие в преодолении церковного раскола, Московский Пат-риархат казалось, начинает впадать в коллапс. Но не тут то было! К радости патриарха ми-трополит Виталий ничего не понял. Он продолжал наивно считать, что Зарубежная Церковь может объединиться в России только с теми, кто не был замаран служением безбожной вла-сти, а если таковых в России мало или почти нет, то необходимо помочь им в становлении и организации. Что же до письма Ельцина, то на него митрополит ответил, что не может вести никаких дел с человеком, взорвавшим Ипатьевский дом (место казни царской семьи). "Царь" Борис такого вынести не смог. Вопрос о воссоединении был закрыт, и нача-лось строительство ДЕРЖАВНОЙ церковной структуры. Параллельно с описываемыми со-бытиями Синод Зарубежной Церкви начал открывать свои приходы на территории России. Часть из них представляли бывшие катакомбные общины ставшие на путь легального слу-жения, другую часть - перебежчики из Московского Патриархата. В процессе создания аль-тернативной церковной структуры зарубежный Синод наломал таких дров, что треск от это-го мероприятия вскоре оглушил самих иерархов Зарубежной Церкви. По какой то странной причине, бывшие катакомбники начали просить себе все большей самостоятельности в ре-шении административных вопросов, нагло не доверяя заокеанскому восприятию современ-ной России. В то же время перебежчики из Патриархии как будто сделанные из одного не тонущего материала, оказывались людьми, скажем так - широко трактующими вопросы мо-рали, чести и совести. Результат был налицо. При поддержке государства, еще вчера доволь-но слабая в земном понятии организация - Русская Православная Церковь, теперь как на дрожжах матерела с каждым днем, а церковь, чтившая свою непорочную чистоту, никак не могла прижиться на Родине и хирела прямо на глазах.

Наконец Берлинский архиепископ Марк, следуя логическому выводу, о том, что рус-скому хорошо, то немцу - смерть, решил изменить течение процесса и первым начал сепа-ратные переговоры с Москвой. Вскоре он добился поддержки у большинства епископата За-рубежной Церкви и судьба упрямого митрополита Виталия была решена. Первоиерарха све-ли с кафедры и отправили на покой. Митрополитом был избран архиепископ Троицкий и Сиракузский Лавр, которому и надлежало открыть новую страницу истории Зарубежной Церкви.

Апофеозом стала поездка президента Путина в США. Вслед за Ельциным, новый пре-зидент впервые посетил гнездо белогвардейских раскольников и вновь предложил рассмот-реть вопрос воссоединения церквей. И что характерно, еще недавно брезговавшие общением с разрушителем Ипатьевского дома, иерархи Зарубежной Церкви дружно пали в объятия Со-бирателя Земли Русской - бывшего полковника КГБ.

Не могу не вспомнить своего разговора с Архиепископом Австралийским и Новозе-ландским Илларионом. На вопрос о причинах толкающих Зарубежную Церковь к перегово-рам с Московским Патриархатом, владыка Илларион искренне и даже как-то по детски отве-тил, что 16 зарубежных архиереев могут стать той закваской правды, которая очистит всю Русскую Церковь. А как же те 150 архиереев Московского Патриархата, они дадут заквасить себя пришлым из далека? - на этот мой риторический вопрос владыка скорбно промолчал.

Итак, все было бы хорошо, если бы не обидное упорство престарелого митрополита Виталия. Он вместе с небольшой частью непримиримых отказался следовать объединитель-ному курсу и создал под своим руководством новую иерархию. Праздник был испорчен, а главное, не удалось одержать полной и тотальной победы. Тогда, за зубчатой кремлевской стеной, было принято единственно правильное решение. Ничего не сообщать российской православной пастве об иерархии митрополита Виталия, да и о нем в первую очередь. СМИ дружно подхватили информацию о грядущем преодолении раскола, оградив стеной молча-ния все неприятные последствия.

Но вернемся непосредственно к переговорам. Как было объявлено на пресс-конференции впереди создание межцерковной комиссии, которая должна подготовить необ-ходимые решения по всем спорным вопросам. И главная здесь тема - имущество Зарубеж-ной Церкви. Один только синодальный дом в самом престижном районе Нью-Йорка потянет на несколько десятков миллионов долларов! Правда, казначей синодального дома священник Петр Холодный в интервью заявил, что в отношении имущества будет сохраняться статус-кво, но потом как-то невнятно пробормотал, что со временем к вопросу о собственности придеться вернуться. Уже хорошо! Это сразу напомнило наших первых предпринимателей девяностых годов. Приезжая в Америку они, не моргнув глазом, предлагали создавать со-вместные российско-американские предприятия, в которые американцы должны были инве-стировать деньги, а россияне выстраивать собственную вертикаль власти.

В 1990 году Архиерейский Собор Зарубежной Церкви издал свой знаменитый вердикт по поводу произошедших в России выборов патриарха. Несчастному Алексею Ридигеру в этом документе припомнили все. И, вполне вероятное сотрудничество с партийно-чекистскими органами под псевдонимом "Дроздов", и славное экуменическое прошлое, да и многое другое помаленьку. Прошло 15 лет, и обвинения каким-то непостижимым образом улетучились. Что получается, в 1990 году Архиерейский Собор ошибался? А как же "изво-лися Духу Святому и нам"? Как зачеркнуть определения прошлого, когда из тех, кто подпи-сывал эти определения более половины отошли в мир иной в абсолютной убежденности сво-ей правоты?

Среди других проблем - судьба тех священнослужителей кто, встав под знамена За-рубежной Церкви в России, теперь остался у разбитого корыта. Некоторые из них поддержа-ли митрополита Виталия и стало быть автоматически выключили себя из переговорного процесса. С раскольников, что возьмешь! Но оказались также и те кто, ранее убежав из Мос-ковской Патриархии, поддержали митрополита Лавра. Они то - главный раздражитель для Зарубежной Церкви. Забрать их с собой на чужбину - рука не поднимается, оставить в каче-стве священников в России - съест Московский Патриархат. Там ведь тоже не любят преда-телей. Остается предложить им в лучших традициях Советской Армии - вернуться в народ-ное хозяйство.

И еще одна из проблем, с которой предстоит столкнуться только теперь уже Москов-скому Патриархату. Создав искусственно в семидесятых годах прошлого века Американ-скую Православную Церковь в противовес тогда еще враждебной Русской Зарубежной Церкви, Московский Патриархат рискует попасть, в прямо скажем, нелепую ситуацию. Объ-единившись с американскими приходами Зарубежной Церкви, Московский Патриархат ут-вердит, таким образом, на территории США собственную иерархию, тогда как территория США с точки зрения Московского Патриархата - каноническая территория Американской Церкви. А иметь на одной территории параллельные структуры невозможно. А если возмож-но, то спор Москвы с Константинопольским Патриархатом о наличии параллельных иерар-хий в Эстонии и спор с Румынским Патриархатом на ту же тему, только уже в Молдавии становится бессмысленным.

За годы своего бытия Зарубежная Церковь налаживала контакты с иными националь-ными церковными структурами, разделявшими ее позиции. Так были установлены братские отношения с одним из греческих синодов старокалендарного стиля. Подобная грекам иерар-хия была организована Русской Зарубежной Церковью в Болгарии и Румынии. Что же те-перь? Московский, Болгарский, Румынский Патриархаты и Элладская Архиепископия не признают на своей территории диссидентов. Отвернется ли зарубежный Синод от своих вче-рашних союзников? Вопросы, вопросы…

Одной из главных причин объединения, по мнению зарубежного священноначалия, является настойчивый призыв новой паствы Зарубежной Церкви, в подавляющем большин-стве состоящей из недавно прибывших наших соотечественников. И призыв этот требует ус-тановления диалога с Родиной и Матерью-Церковью. Одно не понятно, если новые эмигран-ты так жаждут воссоединения, зачем они бросили Родину с горячо любимыми президентом и патриархом на произвол судьбы в наше непростое и лукавое время?!



Персональный сайт протопресвитера Александра Сергеева-Зарнадзе, наместника Братства Креста Господня