КАРНИЗ - горизонтальный выступ, завершающий (возможно расчленяющий) стену здания, мебельное изделие или идущий над окнами, дверями. Главный, или венчающий карниз завершает здание или мебельное изделие сверху. Примером служит главный карниз греческого храма, состоящий из 3 частей: балок, фриза и венца. Главный карниз может иметь различные членения.



 

 


 
Поиск Книг Global Folio
предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет - библиотеки содержащие книги в свободном доступе


 


              Яндекс.Метрика
     

 
 



 



Каталоги > Авторские страницы > Открытый конкурс переводчиков > СЕРГЕЙ ДОЛГОПОЛЬСКИЙ > СМИ: надо дать возможность диалога между представителями мусульманского мира!
   27-Сентября-2006  Print current page  Show map
СМИ: надо дать возможность диалога между представителями мусульманского мира!



СМИ: надо дать возможность диалога между представителями мусульманского мира!

Если раньше мы говорили просто: «Не лезь в чужой монастырь со своим уставом», то теперь надо уточнять, в какой именно «монастырь» - в Риме, Тунисе, Каире или Тиране… А в Лондон стекаются представители всех мировых религий.

Тимоти Гартон Эш (Timothy Garton Ash)
9 февраля 2006, Вторник
The Guardian

Я сижу в своей гостиной и внимательно слушаю шейха Омара Бакри Мухаммеда (Omar Bakri Mohammed), мусульманского духовного лидера сирийского происхождения, который уверен, что датского карикатуриста, оскорбившего пророка, следовало бы судить и наказать по законам ислама. Нет, конечно, я не приглашал шейха в свой дом – он вещает в прямом эфире из Бейрута, где демонстранты только что разгромили посольство Дании, – но намного легче от этого не становится. Да, не хотел бы я оказаться на месте этих самых датских карикатуристов.

На протяжении веков золотое правило мирного сосуществования цивилизаций формулировалось так: «Не лезь в чужой монастырь со своим уставом». Но с приходом глобализации следовать этому правилу стало сложнее. Массовая миграция привела к тому, что носители самых различных культур перемешались друг с другом. Тот самый монастырь уже не «тот самый» - это и католический храм, и мечеть, и синагога… Бирмингем напоминает Кашмир и Пенджаб, а Лондон стал родным для любого иностранца. Распространение СМИ по всему миру привело к тому, что любая угроза или оскорбление не могут считаться событиями «местного масштаба». Любой человек может узнать обо всём, что творится в мире. Конкурирующие культуры пытаются распространить свои культуры на весь земной шар: Джордж Буш ратует за демократию западного образца, папа Бенедикт XVI – за католицизм, Омар Бакри Мухаммед – за шариат.

Мир действительно изменился – и как нам жить в нём? Как сохранить свободу в этом новом мире, над судьбами которого я, подобно большинству своих друзей, раздумывал всю последнюю неделю? Мы чувствуем, что для всей Европы настал поистине судьбоносный момент, и знаем, что простых ответов на поставленные вопросы не существует. В мире, где всё настолько тесно переплетено, наименьшим из зол представляется сложный (во всех отношениях) компромисс между всеобщим правом на свободу слова – источником всех других свобод – и необходимостью добровольного самоограничения.

Однако одно я знаю точно: насилие или угроза её применения (в духе того, что мы видели последние несколько дней) являются неприемлемым ответом на опубликование какого бы то ни было слова или зрительного образа. И об этом надо говорить в первую очередь. Меня покоробила реакция британских политиков и политологов – особенно левого толка – которые слишком долго не решались прямо заявить об этом или посчитали более важным сказать сперва о чём-нибудь другом. (Кто, как не они, должны защищать свободу слова, может быть, крайне правый Дэвид Дэвис (David Davis)?) А ещё меня покоробила, хотя и не очень-то удивила, крайне слабая реакция Евросоюза на преступное нападение на посольство Дании в Сирии, которое произошло если и не с прямой подачи, то с молчаливого согласия сирийского режима. Нам надо было сказать: сжигая флаг Дании, вы сжигаете и наш флаг тоже – и в ответ отозвать всех послов стран ЕС из Дамаска. Почему этого не было сделано?

Насилие или прямая угроза его применения – как, например, на плакатах во время демонстрации в Лондоне («Ты заплатишь головой за оскорбление ислама») – не только морально не оправданны, но и по праву являются уголовным преступлением. Мулла Абу Хамза (Abu Hamza) был по заслугам осуждён за подстрекательству к убийству. (Это лишний раз доказывает эффективность действующего законодательства, поэтому совершенно не обязательно ждать новой волны прославления терроризма). Датские карикатуры были злыми, может быть даже оскорбительными, и я не поддерживал идею об их повторной публикации в различных европейских газетах, но всё же они не содержат угрозы в адрес какой-либо конкретной группы или конкретных личностей. Поэтому они несопоставимы с угрозой смерти в адрес отдельных карикатуристов или с разрушением посольства той или иной страны, при котором погибают люди. Мы не можем прикрываться банальными понятиями «структурного насилия» и «принудительной терпимости», которые, откровенно говоря, являются всего лишь высокопарным вздором.

Это насилие преступно и неоправданно, но, возможно, оно принесло свои плоды. С одной стороны, сдержанные оценки британских СМИ в течение последней недели показывают, что журналисты могут быть и ответственными, и прагматичными, и корректными в отношении различных культур. А может быть, они просто боятся, что сожгут редакции? Так что же это было: здравый смысл, приправленный страхом, или страх, переодетый в благоразумие? На протяжении всей истории насилие приносило свои плоды, но цивилизация борется с варварством, чтобы положить этому конец.

Однако вопрос остаётся открытым: как найти оптимальное соотношение между свободой слова и взаимоуважением культур в мире, где всё смешалось и где непосредственное соприкосновение цивилизаций приносит одновременно столько хорошего и столько плохого? Клин клином не вышибешь, угрозы нельзя побороть угрозами. В этот критический момент опасность заключается в том, что наше общество попадает в замкнутый круг: мусульманские экстремисты провоцируют выступления анти-мусульманских экстремистов (таких, как Ник Гриффин (Nick Griffin), лидер Британской национальной партии (BNP), которого следовало бы осудить ещё раньше, чем Абу Хамзу), чьи призывы к насилию заставляют умеренных мусульман поддерживать джихад, и т.д. Но я не могу согласиться с заявлением во вчерашней передовице «Guardian» о том, что программе «Today» (BBC) не следовало транслировать интервью с Омаром Бакри Мухаммедом, которого, кстати, показывали и в новостях по 4 каналу (Channel 4).

Наоборот, я думаю, что британские СМИ всё сделали правильно, показав нам контраст между заявлениями мусульманских экстремистов и аргументами здравомыслящих мусульман, а также между ксенофобией и здравым смыслом представителей немусульманского мира. Так, в вечерних новостях (Newsnight) была показана очень интересная дискуссия, в которой здравым рассуждениям двух британских мусульманок противостояли напыщенные разглагольствования экстремиста Анджема Шудари (Anjem Choudary) из группировки Аль-Гураба (Al-Ghuraba), в котором, кстати, тоже ощущается британский лоск. Может быть, было бы лучше, если бы дискуссию «направляла» Зейнаб Бедави (Zeinab Bedawi), а не Джереми Паксмэн (Jeremy Paxman), однако главная цель была достигнута: мусульманам была предоставлена возможность общаться друг с другом на цивилизованном языке диалога. Журналисты пишут о «мусульманском гневе» на весь мир, огульно подгоняя всех мусульман под одну «гребёнку», хотя многих британских мусульман экстремистские провокации со стороны джихадистов приводят в не меньший гнев, чем датские карикатуры, и мы, несомненно, увидим это во время субботней демонстрации, которую планируют провести британские мусульмане в Лондоне.

Слишком многие поддаются искушению представить сегодняшнюю ситуацию столкновением между Исламом и Европой (или Западом, хотя США, раз в кой-то веке, оказались за «линией фронта»). Именно так и преподносят это дело экстремисты – чего стоит хотя бы плакат, который они прицепили к датскому посольству в Лондоне: «Прогнившей Европе – Исламский кулак». Однако, настоящее противостояние идёт между умеренными и экстремистами с обеих сторон, т.е. меду здравомыслящими людьми (мусульманами или нет), предпочитающими диалог, и людьми, сжигаемыми ненавистью, такими как Абу Хамза или Ник Гриффин. Уже не в первый раз в новейшей истории цель оправдывает средства. На самом же деле, от выбранных средств зависит сама цель.

То, что происходит – это не война, которая не может быть выиграна или проиграна Западом. Это внутриисламское противоборство и противостояние в самой Европе, где уже живут миллионы мусульман. И если разум сможет возобладать над ненавистью, то только благодаря тому, что большинство здравомыслящих мусульман – в Великобритании, Франции, Германии, Испании, Италии, Голландии, Дании и Европе вообще – возьмёт верх над экстремистским меньшинством. А европейцы-немусульмане могут внести свой вклад в эту победу, проводя соответствующую внешнюю политику в отношении Ирака, Ирана, Израиля и Палестины и решая внутренние проблемы (иммиграция, образование, занятость и т.д.). Большим вкладом может также стать наше уважение и сдержанность в отношении других культур, но без каких-либо компромиссов по основополагающим ценностям свободного общества. Британские СМИ показали нам на этой неделе, что предоставление европейским мусульманам возможности свободной дискуссии является одним из лучших способов противостоять ненависти.

Источник: http://www.guardian.co.uk/Columnists/Column/0,,1705688,00.html

Об авторе статьи:

Профессор Оксфордского университета Тимоти Гартон Эш – автор ряда книг о современной истории и политике, известный журналист, регулярно печатающийся в изданиях The New York Review of Books и The Guardian (см. сайт www.timothygartonash.com)

 
Каталоги > Авторские страницы > Открытый конкурс переводчиков > СЕРГЕЙ ДОЛГОПОЛЬСКИЙ > СМИ: надо дать возможность диалога между представителями мусульманского мира!