Ауверс

Артур — выдающийся астроном; род. в Гёттингене 12 сент. 1838 г., состоял с 1859 по 62 г. ассистентом при кенигсбергской, затем при готской обсерватории и в 1866 г. был назначен членом и астрономом Прусской кор. академии наук в Берлине. С 1878 года был постоянным секретарем физ.-матем. отделения Академии. А. начал свои астрон. наблюдения в 1853 г. и в 1857 г. окончил разработку наблюдений над туманными пятнами Вильяма Гершеля. В Кенигсберге он продолжал исследования Бесселя, начатые им с помощью гелиометра (см. это сл.), по звездной астрономии. Из его позднейших работ можно указать: "Untersuchungen uber vera nderliche Eigenbewegungen der Fixsterne" (Лейпциг, 1868) и новую обработку гринвичских наблюдений неподвижных звезд с 1750—62 г., пользуясь которыми, Бессель написал свою "Fundamenta astronomiae". Кроме того, А. участвовал в международном пересмотре всех звезд на северном небе, принадлежащих по своей величине к первым девяти классам. Затем он был при организации немецких наблюдений прохождения Венеры в 1874 г., которое он сам наблюдал в Луксоре, и участвовал в учреждении и затем (1876—1881 г.) в астрофизической обсерватории в Потсдаме.



 

 


 
Поиск Книг Global Folio
предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет - библиотеки содержащие книги в свободном доступе


 


              Яндекс.Метрика
     

 
 



 



Каталоги > Авторские страницы > Философия > РАВИЛЬ КАЛМЫКОВ (Персональная страница)
   23-Августа-2008  Print current page  Print all  Show map
РАВИЛЬ КАЛМЫКОВ (Персональная страница)



Равиль Баширович Калмыков

– самобытный философ из г. Иваново, автор теорий «кольцевого детерминизма» и «синтезирующего реализма», а также принципа «многогранного монизма». В конце 70-х – начале 80-х учился и работал на физическом факультете ИвГУ . В 1991 году получил 4-ю премию на открытом конкурсе работ по теме «Социализм и отчуждение», организованном ИФ АН СССР и ИФиП УО АН СССР.
Начиная с 1992 года пытается привлечь внимание философской общественности к особому пути развития философии, ориентированному на собирание конструктивного философского знания на базе близкого к научному материализму учения «синтезирующего реализма».
Имеет пристрастие к таким разделам философии, как онтология, учение о познании, философия науки. В соответствии с двумя возможными способами выдвижения научных теорий изложил как дедуктивный вариант синтезирующего материализма, так и основы индуктивного поэтапного выведения этого учения из логического разложения первичного сырого эмпирического потока ощущений – феноменов. Индуктивный путь близок к естественному историческому пути расчленения голой феноменологии, нашедшему свое отражение в развитии ряда философских школ.
Отталкиваясь от знаменитого декартовского “cogito ergo sum” и простейших трансценденций из мира феноменов в реальный мир, автор ставит задачу постепенно придти к масштабному охвату всех важных аспектов частного бытия человека в природном окружении и попутно кооптировать в лоно синтезирующего реализма все значительные конструктивные элементы множества других философских учений.
Развиваемые автором взгляды пришли в столкновение с релятивизмом – модной методологической и мировоззренческой тенденцией в современной физике. В ряде работ им была вскрыта методологическая некорректность представлений о пресловутых «сокращениях» в СТО и поверхностность вероятностной интерпретации явлений в физике микромира. В итоге анализа сложившейся в науках ситуации автор пришел к выводу, что человечество сегодня стоит на пороге серьезной революции в области философии и методологии. На смену анархии постмодернизма неизбежно должна придти эпоха всеохватывающего синтеза.

Знакомство с синтезирующим реализмом

Калмыков Р.Б., член Ивановского отделения РФО
Иваново
Ravil8@yandex.ru

Приходится с сожалением констатировать, что авторитет материализма в наиболее интеллектуально развивающейся части мира в последние столетия оказался существенно подорван. Сегодня это крайне непопулярное учение, откровенно стагнирующее на фоне бурного развития и расцвета целого ряда соперничающих с ним философских доктрин. Причиной тому, очевидно, служит тот факт, что материалистическая мысль в течение указанного периода не смогла своевременно и адекватно отреагировать на ряд вызовов эпохи и потому была закономерно вытеснена на дальнюю обочину развития философии.
Если в XVII-XVIII веках ей активно противостояли теология, теософия и идеализм, то позднее к ним присоединилось несколько разновидностей эмпиризма и скептицизма, которые перенесли «игру» на существенно иное поле. Ситуация весьма существенно усложнилась, что породило серьезное ужесточение требований к учению, с которыми оно не справилось. Одной слепой веры человечества в реальное существование предметов, процессов и полей природы оказалось недостаточно для удержания позиций как в онтологии, так и особенно в науке о познании.
Корни стагнации материализма, по нашему мнению, следует с очевидностью искать в самих основаниях учения: в давно не развивавшихся и не пополнявшихся ключевых принципах и концепциях. Разумеется, материализм все это время не совсем стоял на месте. В частности, сотни исследователей внесли свой посильный вклад в развитие массы немаловажных специальных проблем, даже в условиях идеологически деформированного диалектического материализма. Однако диамат советского периода пытался развиваться, не затрагивая принципиальных основ своего учения, благодаря чему получилось, что все его реальные достижения касаются второстепенных аспектов. Жесткие идеологические установки не позволяли касаться принципиально важных концептуальных вопросов, что и привело в итоге к наблюдаемому генеральному отставанию. Вместо творческого поиска способов решения накопившихся важнейших проблем философам приходилось тратить усилия на совершенствование сомнительных «подпорочных» учений об отражении, о познающем субъекте и практике. Сегодня так и не обнаруженное в природе всеобщее свойство отражения, онтологически «незафиксированный» познающий субъект и пугающая своей квазиобъективностью практика могут занять достойное место в интеллектуальной кунсткамере. Следует признать, что замкнуто-изоляционистский и воинствующе-тенденциозный (партийный) характер развития диамата закономерно завел его по большому счету в догматический тупик. В частности, дискуссии последнего периода его развития (70-х – 80-х) показали, что он так и не смог преодолеть принципиальной несовместимости даже собственных онтологической и гносеологической концепций.
Особенно много вопросов к сегодняшнему дню накопилось к такой необходимой составляющей материализма, как детерминизм. В свое время он так и не смог решить проблему свободной воли, что нашло отражение в антиномиях Канта. Остался непрояснен причинный и онтологический статус автономных предметов природы, причинная подоплека активности и самоорганизации живых организмов, базис особой частной онтологии человека, ключевой принцип основных приводных механизмов его психики и сознания.
В прошлом столетии серьезно пошатнули устои традиционного детерминизма новые рубежи, взятые современной физикой. Теория относительности и квантовая физика навязали философам свою идеологию абсолютизации наблюдаемых величин и их комплексов в духе эмпиризма и скептицизма, в результате чего философы стали всерьез говорить об искажениях и даже исчезновении детерминизма и реальности «параллельных миров». Материалистическая теория детерминизма здесь откровенно сдала свои позиции, пошла на уступки эмпиризму и скептицизму, допустив запутанно размытые, нестрогие трактовки. Во второй половине ХХ веке с появлением синергетики обострилось давнее непримиримое противостояние традиционного материализма с телеологией, и философы снова обрушились на детерминизм со справедливой критикой.
К учению, которое не развивается в соответствии с требованиями времени и недостаточно адекватно отвечает на животрепещущие вопросы, в философской среде вполне ожидаемо сложилось скептическое и даже негативное отношение. Характерна в этом отношении позиция К.Поппера, которую можно свести к следующему: если теория детерминизма не допускает существования свободной воли, то к черту этот детерминизм вообще.
Различные варианты научного материализма и научного реализма, развивавшиеся на Западе, к сожалению, не смогли разрешить принципиальные проблемы. Сегодня появилась надежда на радикальное изменение ситуации. Преодолеть указанное вопиющее отставание призвана предлагаемая нами теория кольцевого детерминизма, которая актуально дополняет традиционную теорию прямолинейного детерминизма, подтягивает ее до соответствующего эпохе уровня, вооружает ее действенным инструментарием адекватной интерпретации множества наблюдаемых феноменов, величин и понятий.
Расширенный посредством указанного дополнения вариант детерминизма позволяет устранить многие внутренние противоречия в материалистическом учении и делает возможным успешное участие последнего в решении широкого ряда ранее недоступных задач практически во всех отраслях жизни и знания, в частности, везде, где возникает проблема соотношения и взаимодействия внутренних и внешних факторов. Общие принципы решения таких задач вполне прозрачно вытекают из специально сформулированных трех законов детерминизма.
Что касается теории познания, весьма важным для ее успешного развития является также утверждаемый нами принцип многогранного монизма. Вместе с детально разработанной теорией контакта он образует эффективную базу для углубленного изучения познавательной активности человека.
Также существенное организующее значение для теории познания и других философских дисциплин имеет особо декларируемый методологический принцип материального основания, который побуждает искать единую реальную основу, точку или платформу для сопоставления разноплановых актуальных величин, понятий и категорий. Перед любым актом философского сопоставления вещи разной природы должны быть предварительно сведены к некоему общему материальному знаменателю. Например, желание обогатиться одного человека и содержимое портмоне другого весьма непросто сопоставить напрямую, они могут быть конструктивно сопоставлены лишь в случае сведения ситуации к акту материального взаимодействия двух их хозяев-носителей в качестве физических тел, людей, социальных единиц. Отталкиваясь от найденных материальных оснований, уже нетрудно определять проекции соответствующих атрибутов и свойств в интересующих специальных областях знания.
Данный принцип упрощает и конкретизирует любую ситуацию сопоставления и противопоставления философских понятий, величин и категорий. В то же время он выдвигает требование корректности, которое подразумевает отказ от сопоставления вещей, заведомо не могущих иметь общего материального основания.
Обновление научного материализма за счет использования указанного нового инструментария, как выясняется, способно обеспечить не только успешное решение целого ряда принципиальных мировоззренческих проблем и повышение конкурентоспособности на рынке философских учений. Отыскание материальных оснований под каждым явлением, понятием, ситуацией в пределах самой широкой проблематики позволяет научному материализму устранять источники принципиальных разночтений и противоречий, возникающих в итоге поверхностно-тенденциозного освещения проблем с противоположных позиций разными философскими школами. Это позволяет отыскивать общий конструктивный базис для построения адекватной каждому актуальному аспекту действительности всесторонне-сбалансированной полноценной философской картины. Данное обстоятельство дает научному материализму возможность подняться над спорящими сторонами и выступать в высоком качестве авторитетного третейского судьи, фундаментально-взвешенно исследующего ситуации и коллизии и справедливо разрешающего конфликты. Установка на своевременный скрупулезный учет убедительных доводов широкого множества противоборствующих школ философии призвана поддерживать всю совокупность генерируемых материалистических представлений на высоком, соответствующем текущей эпохе уровне. Таким образом, этот вариант материализма во все предстоящие эпохи будет оказываться современным.
Кроме того, руководствуясь принципом материалистического монизма и кантовской идеей единства трансцендентальной апперцепции (единства мира сознания), это учение приобретает беспрецедентную возможность объединить все множество добытых материальных оснований под всем широким комплексом исследованных философских проблем в единую систему материалистических представлений о мире. Таким образом, научный материализм выдвигается на принципиально новый уровень всеобъемлющего учения, способного осуществлять функции собирания, объединения, синтеза конструктивного философского знания, консолидации усилий целой армии представителей самых разных школ в деле построения единой системной материалистической картины мира. В свете такой глобальной системной миссии возникает необходимость оформить учение под соответствующим новым названием – синтезирующий реализм.

Наиболее полно на сегодняшний день учение представлено в Интернете на персональной странице автора: http://www.globalfolio.net/main/CMpro-v-p-336.phtml ,
значительная его часть также размещена на сайте: http://sinthes.boxmail.biz/ . На эти адреса легко выйти через любой «интернет-поисковик» при задании словосочетаний «синтезирующий реализм» или «кольцевой детерминизм».
Ряд идей нашел отражение в печатных публикациях:

  1. Калмыков Р.Б. Между субъективизмом и объективизмом: в поисках «золотой середины».// Философские исследования. Москва, 1994, №2, С.277-283
  2. Калмыков Р.Б. Анатомия свободы. Иваново. Изд-во Ив.гос.ун-та.1995
  3. Калмыков Р.Б. К проблеме активизации образного начала в философском мышлении.// Вестник научно-промышленного общества. Москва, изд-во АЛЕВ-В, 2001, Выпуск 2, С.48-58
  4. Калмыков Р.Б. Принципиальная роль исходного специфического личностного поля человека в формировании феноменов переживаемого им мира.// Вестник научно-промышленного общества. Москва, изд-во АЛЕВ-В, 2002, Выпуск 3, С.63-72
  5. Калмыков Р.Б. О содержании человеческого переживания.// Вестник научно-промышленного общества. Москва, изд-во АЛЕВ-В, 2002, Выпуск 4, С.100-128
  6. Калмыков Р.Б. Антропологическая составляющая философского знания и принцип дополнительности.// Вестник научно-промышленного общества. Москва, изд-во АЛЕВ-В, 2003, Выпуск 6, С.235-243
  7. Калмыков Р.Б. Причинные и онтологические основания когнитивной ситуации в свете философии «синтезирующего реализма».// Актуальные проблемы современной когнитивной науки (Материалы международной научно-практической конференции 16-17 октября 2008г.), Иваново, 2008, С.103-106
  8. Калмыков Р.Б. Синтезирующий реализм как эффективное средство решения философских проблем.// Материалы V Российского философского конгресса, Новосибирск, 2009г., т.I, секция «Онтология и метафизика», с.28

Некоторые работы размещены в интернет-журналах и библиотеках, в частности:
Калмыков Р.Б. Аспекты частного бытия относительно автономных природных образований. / Философия.ru. Библиотека философии и религии http://filosofia.ru/76425/ от 11.09.2008
Калмыков Р.Б. По обе стороны человеческого опыта./ Философия.ru. Библиотека философии и религии http://filosofia.ru/76473/ от 24.12.2008

 

 
 
Каталоги > Авторские страницы > Философия > РАВИЛЬ КАЛМЫКОВ (Персональная страница)