Поиск Книг Global Folio
предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет - библиотеки содержащие книги в свободном доступе


 


              Яндекс.Метрика
     

 
 



 



   29-Марта-2009  Print current page  Show map
Испанский поход (Рыцарский роман)
Тимур Лукьянов

Глава 2. Убийство на дороге

…Командир отряда Гуго де Пейн вел всадников осторожно, стараясь в точности следовать указаниям графа Шампанского. С помощью проводников заставы и замки, во избежание лишних вопросов, по возможности, старательно обходили стороной.
Оба проводника умели находить стороны света по звездам, по солнцу и даже по коре деревьев. Но больше всех удивляли способности монаха. Когда оба проводника сбивались с пути, теряя тропу в лесной чаще, брат Адамус останавливался, на миг закрывал глаза и указывал верное направление своим посохом. И пока он ни разу не ошибся. Города они обходили, а в деревни заходили лишь изредка, и то только для того, чтобы как следует накормить лошадей и пополнить припасы. В полдень шампанские рыцари делали привал и давали коням небольшой отдых, с наступлением темноты разбивали лагерь, выставляли караул и ужинали, с первыми проблесками рассвета завтракали, сворачивали лагерь и ехали дальше. Встречающиеся на пути небольшие сторожевые разъезды местных властителей, видя перед собой многочисленных и хорошо вооруженных рыцарей, пропускали отряд без лишних пререканий, а волки и разбойники разбегались, едва лишь завидев их.

Неприятности начались возле Шалона. По дороге, в лесу, Хромой Джек, ехавший впереди всех, заметил сквозь ветви придорожного кустарника что-то подозрительное. Немедленно оруженосец спешился и решил проверить, что же там скрывается за кустами. Почки на ветках давно полопались, но листва еще только пробивалась, позволяя видеть сквозь заросли подлеска. Через мгновение обнаружилось, что в кустах лежит мертвый гнедой рыцарский конь. Он был под седлом, но без седока.
Мертвого коня внимательно осмотрели. В боку коня, под ребрами, торчали две стрелы, добротно сделанные тисовые дорогие стрелы с хорошим оперением. Конь потерял много крови и умер. Судя по клейму и седлу, он происходил из конюшен графа Шампанского. Один из оруженосцев узнал коня по форме небольшого белого пятна на лбу. Сомнений не было: коня звали Росселин, и принадлежал он Бертольду, оруженосцу рыцаря Амбруаза де Руже, того самого рыцаря, который был послан графом Шампанским в Шалон, чтобы подготовить припасы и свежих коней для отряда. Похоже было на то, что конь уже довольно долгое время лежал в зарослях там, где его нашли. Теперь предстояло понять, кто же виновник его гибели? И где владелец коня, не случилось ли и с ним страшное? Первой напрашивалась мысль о лесных разбойниках.
Отряд остановился. С мертвого коня сняли седло и уздечку. Гуго де Пейн приказал воинам надеть шлемы и прочесать местность вокруг. На влажной весенней земле хорошо отпечатались следы коня, и несколько рыцарей и оруженосцев во главе с де Пейном двинулись по этим следам. Следы привели за поворот дороги, примерно на полмили впереди от того места, где нашли труп коня.
Здесь, похоже, не так давно произошла схватка. Земля была истоптана, а, поскольку дорога тут шла по дну небольшого овражка, все следы долгое время оставались хорошо видны на влажном суглинке, тем более, что ездили по этой дороге нечасто, а дождей несколько последних дней не было. Склоны овражка густо заросли ельником. Чуть дальше у оврага имелось достаточно широкое ответвление, ведущее в лесную чащу. «Прекрасное место для засады», — отметил про себя Гуго де Пейн.

— Несколько лошадей здесь встретились, — сказал Хромой Джек, внимательно осматривая землю, — судя по следам, двое всадников ехали по дороге в сторону Шалона, без сомнения, у одного из них был тот самый конь, которого я нашел, видите на отпечатке правого переднего копыта маленькую щербинку? На этом коне ехал оруженосец: он следовал позади другого коня, скорее всего, того коня, на котором ехал сам де Руже. Трое других всадников выехали из леса навстречу двум всадникам, еще четверо догоняли их сзади. Вот здесь они дрались, видимо, на мечах, потому что съехались очень близко. Потом те четверо подскакали сзади и, похоже, всадника, то есть оруженосца Амбруаза де Руже, сбросили с коня. Вот, видите эту вмятину, следы ладони и пятна крови? Он упал, будучи раненым, но приподнялся, опершись на левую руку. Вот и след его сапога… Кстати, и еще один упал с коня вон там. Так, и кровь там тоже есть. Видно, Амбруаз все же кого-то порезал. Но потом упавших подняли, посадили на коней, и увезли. Следы всех лошадей, кроме коня оруженосца де Руже, уходят в глубь леса.

— Так, может быть, оруженосец де Руже все же вырвался из засады и ускакал? — спросил Гуго де Пейн с надеждой.
— Нет, его конь ускакал без седока. Посмотрите, мессир, отпечатки копыт уже гораздо менее вдавленные. Гнаться за ним не стали, но, видимо, в след ему пустили те самые стрелы, что торчали из его бока. Конь поскакал обратно по дороге, но вскоре обессилел и за поворотом свалился в придорожные кусты, — сказал следопыт.
— С конем все ясно, но что тогда случилось с оруженосцем и с самим Амбруазом? Этот рыцарь мой родственник, троюродный брат. Он отважный боец, но если с ним сделали что-то плохое, я найду тех людей, и они ответят. Я хочу знать, что с ним, — встрял в разговор встревоженный Эндрю де Бов.
— Тогда немедленно поезжайте вот по этим следам, мессир, — сказал Хромой Джек, и все рыцари тронули коней.
Через некоторое время по следам лошадей они выехали на небольшую лесную полянку. Страшное зрелище ждало их там. На дереве под ветром раскачивался, подвешенный вниз головой, труп светловолосого мужчины. Горло бедняги было перерезано. Перед смертью этого человека жестоко пытали. Рядом виднелись остатки костра: несчастного мучили каленым железом. Несколько человек сразу узнали повешенного, несмотря на все ужасные раны, покрывающие голое, посиневшее, обескровленное тело. Это был Амбруаз де Руже.
— Клянусь всеми святыми апостолами, кто бы это ни сделал, он умрет не менее страшно! — вскричал Эндрю де Бов, увидев печальную участь своего родича. Он подъехал к убитому, перерезал кинжалом веревку и спустил тело с дерева. Все остальные спешились вокруг, молча сняли шлемы и перекрестились.
— Теперь будьте осторожны вдвойне, Гуго, ибо тьма взяла наш след, — прошептал брат Адамус, стоящий рядом с де Пейном.
— У вас есть какие-то подозрения? — тихо спросил монаха де Пейн.
— Пока нет. Но я явственно ощущаю печать мрака на этом месте. Недавно один из слуг дьявола побывал здесь. И, судя по всему, наши враги, кем бы они ни оказались, серьезно настроены, — произнес старик, и от этих слов де Пейну стало не по себе, он даже поежился под теплым гамбизоном от внезапного холодка, пробежавшего по спине. Хорошо еще, что другие рыцари не слышали слов монаха.
— А можете ли вы еще что-нибудь сказать об убийцах, брат Адамус? — спросил рыцарь.
— Почти ничего. Все тончайшие следы стерты серым туманом, а это говорит о том, что тот, кто побывал здесь, обладает силой воздействия на тонкие материи. И сила его темна, — сказал монах.
— Но почему вы сказали, что тьма взяла наш след? Вы уверены, что эти всадники выслеживают именно нас? Может быть, это просто лесные разбойники, — произнес Гуго.
— Я хотел бы, чтобы это было не так, но, случайностей не бывает на наших путях, мой юный друг, — тихо промолвил монах.
— Но, зачем же они нас ищут? — спросил де Пейн.
— Чтобы помешать нашему делу. Думаю, их послали специально для этого, — медленно проговорил Адамус.
— И кто же их послал, по-вашему? — снова задал вопрос командир отряда.
— Хотел бы я знать, добрый рыцарь, но не знаю. Мне ясно только одно — это опасные враги, и тот, кто послал их, еще более грозный враг, и мы обязаны остановить приспешников Сатаны, — проговорил капеллан негромко, но глаза его сверкнули решимостью.

Тем временем, из лесу донеслись возбужденные голоса: неподалеку в кустах нашли убитого оруженосца Бертольда с кинжальной раной под левой лопаткой. Мертвых завернули в, найденные здесь же, их собственные синие плащи, и решили везти в Шалон, чтобы там похоронить достойно. Шампанские рыцари прочесали весь лес по обе стороны от дороги вглубь на целую милю, но больше ничего не обнаружили. Оружие, доспехи и боевого коня Амбруаза де Руже убийцы забрали с собой. Следы их терялись на берегу небольшого ручья. Похоже было, что дальше, чтобы скрыть следы, убийцы, словно предчувствуя погоню, пустили коней по мелкой воде. Несмотря на настойчивые просьбы де Бова и нескольких его ближайших товарищей, Гуго де Пейн прекратил преследование. Нельзя было терять время, ведь теперь в Шалоне им предстояло самим со всеми договариваться и покупать припасы, да и убийцы, наверняка, уже ушли слишком далеко: судя по состоянию тел погибших, с момента убийства прошло не меньше двух дней.
Всю оставшуюся часть пути в Шалон командир отряда и капеллан ехали впереди. Они молчали, слушая, как позади, негромко переговариваясь, рыцари строили догадки, что же случилось с де Руже и его оруженосцем. Возможно, на дороге они стали жертвой разбойников. Но тогда почему разбойники не взяли ни их дорогие плащи, ни не менее дорогую сбрую убитого коня? И зачем этого благородного коня убили, вместо того, чтобы поймать и продать за хорошие деньги? В то же время, все оружие у рыцаря и оруженосца забрали. Рыцарского коня тоже увели. Какие-то странные разбойники. Да и, обычно, разбойники не ездят на конях и не сражаются в ближнем бою на мечах, а прячутся пешими в засадах за придорожными кустами и деревьями и стреляют в жертву из луков, а затем, перегородив дорогу раненому, добивают дубьем или топорами. А здесь, похоже, действовали рыцари, но какие же рыцари нападают с двух сторон сразу, да еще и всемером на двоих, и колют противников в спину? Разве же это рыцари? Хотя, конечно, рыцари-разбойники вроде Бертрана де Бовуар тоже не редкость. Но с чего бы каким бы то ни было разбойникам зверски пытать свою жертву? Неужели им было мало тех денег, которые погибший вез с собой, чтобы купить припасы и свежих лошадей в Шалоне? Ведь ясно, что Амбруаз де Руже не был купцом и не прятал золота по тайникам. Может, это кровная месть? Но кто мог знать, что Руже поедет по этой дороге? Шампанские воины терялись в догадках. Слишком многое в этом деле оставалось неясным. Поняв это, дружинники постепенно прекратили все пересуды.

Вопреки ожиданиям, сбор сведений о том, что же на самом деле замышляет Шампанский граф и как это касается короля Франции, продвигался с большим трудом. В качестве первого успеха людям короля удалось подкупить шамбеллана графа Шампанского и выяснить, что какую-то тайную игру этот граф все же ведет, и при его дворе существует некий узкий круг лиц, которые и принимают все тайные решения вместе с самим графом.
И хотя проникнуть в этот круг для постороннего не имелось никакой возможности, но с помощью все того же шамбеллана, людям короля удалось хотя бы точно определить этот круг. В него действительно входили всего несколько человек. То были: оруженосец по прозвищу Молчаливый Анри, он же церюльник и виночерпий молодого графа; капитан городской стражи Труа Андре де Монбар; рыцарь для особых поручений Амбруаз де Руже; еще один рыцарь для особых поручений, совсем недавно поступивший на службу, некто Гуго из Пейна; и духовный наставник графа, каппелан при графском дворе, некий аббат Мори, прибывший в Труа чуть больше года назад, по слухам, из Святой Земли.
Ни сенешаль, ни коннетабль, ни сам шамбеллан в ближайший круг особо доверенных лиц графа не входили, что само по себе уже настораживало. Какой-то заговор явно зрел при дворе графа. Но что конкретно готовилось, понять пока не представлялось возможным. Барон де Ретель понимал, что необходимо каким-то образом раздобыть сведения из первых рук, то есть из этого самого ближнего круга правителя Шампани. Сделать же это было весьма затруднительно.

Людям короля помог случай. За Амбруазом де Руже они следили от самого Труа. Продажный шамбеллан предупредил их, что граф зачем-то отправляет этого рыцаря в Шалон. Люди короля подсаживались к Амбруазу в придорожных трактирах, подслушивали его разговоры с собственным оруженосцем, но все было тщетно. В пути ничего узнать так и не удалось, а Шалон, между тем, был уже близко. И тогда они решились перехватить рыцаря, устроив засаду в узком месте дороги. Место в овраге казалось подходящим: во всяком случае, свидетелей здесь можно было не опасаться.
Когда де Руже и его оруженосец выехали из-за поворота, три всадника перегородили им дорогу, а еще четверо выступили из придорожных зарослей позади шампанцев.
— Не бойтесь, Амбруаз, мы не причиним вам вреда, — обратился к рыцарю барон де Ретель, выехав навстречу и подняв правую руку в знак приветствия.
— Я не из пугливых, но откуда вы знаете мое имя, кто вы такие и чего вам надо? — настороженно спросил де Руже, положив руку на рукоять меча.
— Меня зовут барон Александр де Ретель. И я представляю интересы короля Франции, — провозгласил могучий рыцарь с лилией на груди, вышитой золотом на темно-синей ткани плаща.
— И чего же хочет от меня король? — спросил Амбруаз, не особенно торопясь отпускать рукоять своего клинка.
— Нам кажется, что вы располагаете кое-какими сведениями, важными для безопасности короны, — сказал королевский посланник.
— Это какими же? — Амбруаз еще более насторожился.
— Надеюсь, вы сами расскажете нам, — произнес барон де Ретель, лукаво улыбнувшись.
— Я не понимаю, о чем вы говорите, вы хотите оскорбить меня, барон? — с вызовом произнес рыцарь графа Шампанского, на одну треть вытащив лезвие меча из ножен. Недобро сверкнула сталь.
— Я ни коим образом не хочу задеть вашу честь, шевалье. Скажите лишь, зачем вы едете в Шалон? — задал вопрос де Ретель.
— Я выполняю поручение своего сюзерена, и ни к вам, ни к нашему королю, да будет он здоров, моя поездка не имеет отношения, — сказал шампанец.
— И все же, я хочу знать, что это за поручение, шевалье, — продолжал настаивать барон.
— Я не разглашаю таких вещей, — отрезал де Руже.
— Понимаю. Но мы хорошо заплатим, — предложил королевский рыцарь, но сразу понял, что сказал лишнее: голубые глаза шампанца словно подернулись льдом, а клинок его тут же вылетел из ножен.
— Вы что, барон, за проститутку меня принимаете? Я не продаю секреты своего сюзерена. Лучше уйдите с дороги! — вскипел шампанский рыцарь и, подняв меч, дал коню шпоры.
— Остановитесь! Уберите оружие! Мы просто хотим с вами договориться! — прокричал барон, загораживая дорогу шампанскому всаднику своим конем.
— Мне не о чем говорить с вами, хотя бы потому, что вас семеро, а нас только двое. Дайте дорогу! За мной, мой верный оруженосец! — выкрикнул де Руже, размахивая мечом. Этот рыцарь не первый раз попадал в подобные засады, и расклад двое против семи отнюдь не казался ему безнадежным.
Но люди короля не собирались их пропускать, продолжая загораживать узкий проезд. И тогда де Руже первым нанес удар. Сталь просвистела в воздухе и рассекла темно-синий плащ барона, не задев, правда, его самого, поскольку в последний момент де Ретель уклонился от удара, резко пригнувшись к гриве коня. Иначе он рисковал остаться без головы.
Кони королевского отряда попятились и заржали, всадники выхватили оружие. Шампанский рыцарь снова взмахнул мечом, надеясь прорваться. Кто-то из людей барона вскрикнул и упал с лошади.— Взять их! — отдал команду барон. И на шампанцев наскочили одновременно со всех сторон. Засверкали отточенные клинки, зазвенела сталь. Пронзенный в спину тонким кинжалом сквозь кольчугу, повалился с коня оруженосец шампанского рыцаря, а самого рыцаря окружили и, зажав щитами со всех сторон, выбили из его рук оружие: в отряде барона были только самые сильные и опытные бойцы.
— Теперь вы наш пленник, Амбруаз. Вы не хотели разговаривать по-хорошему, так теперь придется поговорить по-плохому, — сказал барон захваченному шампанцу, и приказал своим людям:
— Связать его!
И Амбруаза действительно связали, а страшные следы учиненных затем над пленником издевательств были обнаружены шампанским отрядом…

В скорбном молчании в послеобеденное время подъехали шампанцы к Шалону. Городок окружал широкий ров, а за рвом на земляном валу — частокол из вкопанных в землю заостренных бревен, торчащих вверх на полтора человеческих роста. Частокол издалека выглядел грозно, но, на самом деле, был он гнилым и старым, ров местами сильно обмелел, а мутная вода в нем застоялась и пахла болотом. Дальше за частоколом виднелись несколько крыш, еще одна стена из камня и высокий каменный донжон замка. Там, за оградой, около самой воды находился маленький городок на берегу реки Соны.
Подъемный мост через ров со стороны города был опущен. Путь путникам от дороги к мосту преграждал только барбакан, представляющий собою довольно высокую сторожевую башню с воротами возле нее и с куском крепостной стены, грубо сложенной из камня и расположенной так, что оба ее конца заканчивались на середине рва, и вода окружала их со всех сторон, делая обход предвратного укрепления вокруг невозможным без купания во рву.
На расстоянии чуть больше полета стрелы от превратного укрепления Гуго де Пейн приказал отряду остановиться. Сам он выехал вперед, но несколько рыцарей, нарушая его приказ, все же последовали за ним. Перед барбаканом Гуго затрубил в рог. Почти тотчас с башни над воротами их окликнули.
— Эй, кто вы такие, и что вам нужно в Шалоне? Почему вы пришли сюда вооруженными? — прокричал сверху стражник в начищенном шлеме, высунувшийся из-за каменного зубца. По-видимому, начальник караула. Гуго заметил, как по обеим сторонам от него между зубцов ограждения караульной площадки четверо лучников натянули свои луки.
— Мы рыцари из Шампани и везем письмо к монсеньеру кастеляну де Бресси от графа Шампанского, — закричали сразу несколько голосов.
— Что-то многовато гонцов. Я не могу пустить вас в город, — прокричал страж.
— Эй, ты, на башне! Кончай разговоры! Мы пришли в Шалон с миром, как добрые соседи, но недалеко отсюда убили двух наших товарищей, рыцаря и оруженосца, и мы хотим разобраться с этим. Так что не испытывай наше терпение, открывай ворота, братец, пока мы не разнесли их! — прокричал Фридерик де Бриен, и несколько других рыцарей поддержали его.
— Ну, чего вы орете? Если вы пришли с миром, то подождите немного, пока сюда придет капитан стражи. Я уже послал за ним, — ответил стражник с башни.
Ждать действительно пришлось недолго. Вскоре на башне появился высокий темноволосый мужчина без шлема и сразу спросил:
— Что за ополчение собралось под стенами Шалона? Я вижу знаки Шампани и надеюсь, что вы не враги.
— Мы не враги вам. Мы друзья и пришли с миром из Труа, — раздался хор голосов снизу.
— Кто командир этого отряда? — спросил темноволосый.

— Опоясанный рыцарь Гуго, шателен Пейна. А с кем говорю я? — спросил де Пейн, подъехав почти к самым воротам.

— Эдгар де Клерер, капитан стражи Шалона к вашим услугам. Куда и по какому делу вы следуете при оружии через земли герцогства Бургундского? — прокричал человек на башне.
— Мы направляемся в Арагон на войну с маврами, — ответил Гуго де Пейн.
— Тогда вы едете весьма странной дорогой, — воскликнул капитан городской стражи.
— В Аквитании неспокойно, поэтому граф Шампанский послал нас этой дорогой, ибо герцог Бургундский добрый его сосед, — объяснил командир шампанцев.
— А что вам нужно в Шалоне? — спросил капитан.
— Я везу письмо от графа Шампанского монсеньеру де Бресси, кастеляну Шалона, — прокричал Гуго.
— Я могу передать де Бресси ваше письмо, — сказал с высоты башни Эдгар де Клерер.
— Нет. Я уполномочен передать послание кастеляну лично, — возразил Гуго.
— Хорошо. Мы откроем ворота, но только двое из вас смогут въехать в город, — наконец согласился капитан.
— Я сам въеду в город, — крикнул снизу де Пейн.
— Въезжайте, — прокричал капитан с башни, затем отдал команду своим людям, и через пару мгновений ворота начали открываться.
— Эй, так не пойдет! — подал голос Эндрю де Бов.
— Мы тоже должны въехать в город, чтобы похоронить двух своих товарищей по-христиански, — поддержали де Бова другие шампанские рыцари.
— Ждите здесь. Надеюсь, я обо всем договорюсь с кастеляном, — сказал Гуго де Пейн, обернувшись к своим рыцарям, и въехал в ворота барбакана, которые сразу же закрылись за ним.
Въехав за ограду, Гуго спешился. Вокруг него собралось несколько солдат с пиками и сержантов с алебардами. Лица их не были враждебными. Обычные лица обычных военных людей. Смотрели на рыцаря из Шампани они с любопытством, как бы сравнивая его со своими начальниками. Но солдаты быстро разошлись по своим местам, потому что капитан Эдгар де Клерер спустился с башни и, пожав руку де Пейну, повел его к кастеляну.
Они прошли по мосту через ров, через ворота в частоколе и оказались на улице, ведущей мимо скромных, преимущественно одноэтажных, городских построек прямиком к замку, стоящему над речным берегом и отгороженному еще одним рвом от самого города, так, что получалось, будто замок стоит на островке.
Кастелян Шалона, отпрыск весьма знатного рода и дальний родственник шампанского графа по материнской линии, монсеньер Артур де Бресси, не так давно был назначен герцогом Бургундским управлять замком Шалон до тех пор, пока не решится спор о наследстве покойного графа Шалона, умершего бездетным.
Одетый в коричневый бархат, монсеньер де Бресси, невзрачный на вид пожилой человек с большими седыми усами и ничего не выражающими, выцветшими голубыми глазами, принял Гуго де Пейна в небольшом зале на втором этаже донжона. Он сказал Гуго, что легкие кавалерийские разъезды, патрулирующие округу, уже заранее докладывали ему о приближении к городу отряда шампанцев, но он понятия не имел ни о цели их появления, ни о трагическом происшествии на дороге с Амбруазом де Руже и его оруженосцем. На вопрос Гуго де Пейна, не проезжали ли недавно через Шалон семь подозрительных всадников, один из которых, возможно, был ранен, кастелян ответил отрицательно, но при этом опустил глаза, что показалось де Пейну подозрительным.

Прочитав письмо графа Шампанского, кастелян Шалона обещал помочь с продвижением шампанцев на юг, но выяснилось, что ни у одного местного купца нет ни достаточного количества провизии, ни лошадей. И с этим предстояло что-то решать. Времена отнюдь не благоприятствовали торговле.

Для начала де Пейн потребовал, чтобы его людей впустили в город хотя бы для похорон их товарищей. Кастелян дал согласие на въезд рыцарей и даже на размещение их в городе на постой, но все оруженосцы должны были остаться за городскими стенами, дабы не тревожить горожан. Гуго, нехотя, это условие принял.
Первым делом по прибытии в Шалон шампанские рыцари занялись похоронами де Руже и Бертольда. Жители маленького городка шарахались в стороны, едва завидев на улице угрюмых хорошо вооруженных незнакомых всадников, между связанными вместе лошадьми везущих два мертвых тела.
Амбруаза де Руже, завернутого в рыцарский плащ, и его оруженосца положили рядом в местной маленькой деревянной церкви. Эндрю де Бов взял свой шлем, перевернул его и поставил в головах у убитых. Каждый из рыцарей, отдавая последний долг погибшим, поочередно клал в шлем что-нибудь ценное. Кто-то золотую монету, кто-то серебряную, кто-то кусочек золотой цепи или кольцо. Таков был обычай в дружине графа Шампанского. Все собранное сразу же передали старому приору церкви, чтобы оплатить похороны, гробы и мессу за упокой души каждого убиенного.
То ли оттого, что собранная сумма набралась довольно приличная, то ли от страха перед гневом гостей, все было сделано хорошо и быстро, и тела предали земле на закате тем же вечером. Капеллан отряда впервые исполнил свои духовные обязанности, прочитав молитвы над убитыми Амбруазом де Руже и его оруженосцем.
До глубокой ночи шампанские рыцари сидели в харчевне при местной маленькой гостинице и пили вино, поминая погибших. И никто из местных жителей, кроме хозяина заведения, который прислуживал за столом сам, не рискнул приблизиться к ним.
После поминальной попойки на утро настроение у шампанцев было хуже некуда. Чтобы не терять времени, Гуго хотел немедленно купить все имеющееся на складах продовольствие, но оказалось, что накануне появления шампанских рыцарей в Шалоне, кто-то опустошил и предал огню городские склады и увел из города всех запасных лошадей.
Гуго де Пейну снова пришлось идти к кастеляну и требовать объяснений. Монсеньер де Бресси был удручен и подавлен.
— Возможно, это сделали люди короля, — после долгих колебаний сказал он, опустив глаза, — но зачем они сделали это, я не могу знать.
— Что еще за люди короля? — спросил Гуго.
— Королевский отряд. Они два дня назад останавливались здесь, — сказал кастелян.
— Но вы же сказали, что никакие всадники не проезжали через Шалон. А, между тем, на дороге убили нашего товарища, и мы ищем его убийц. Вы солгали, монсеньер, — произнес обвинение де Пейн. Де Бресси не стал возражать, глядя в пол, он произнес:
— Вы, сударь, спрашивали о семи подозрительных всадниках, а людей короля было восемь, и они вовсе не выглядели подозрительно. Их вел благородный барон Александр де Ретель, и он показал мне подорожную с особыми полномочиями, подписанную самим королем и скрепленную большой королевской печатью.
— И что же эти люди хотели в Шалоне? — спросил де Пейн.
— Они искали вас, шампанцев. Поэтому я и не хотел говорить вам о них. Они просили меня задержать шампанский отряд из трех десятков всадников, которые в ближайшие дни, возможно, проедут через Шалон. Но я отказал им. Я сказал, что у меня маленький гарнизон, и поэтому я не располагаю достаточными силами, чтобы задержать такой большой отряд. А если бы даже и располагал, то все равно ничего не стал бы предпринимать до распоряжения своего сюзерена, герцога Бургундского, ведь нынешний граф Шампанский его добрый сосед.
— И по какому же поводу люди короля хотели нас задержать? — спросил командир шампанского отряда.

— Барон Ретель сказал, что речь может идти о заговоре против французской короны, — промямлил де Бресси.
— Надеюсь, вы не поверили в этот бред? Мы направляемся на войну с маврами, и нам нет никакого дела до заговоров, — сказал Гуго.
— Вот и барон сказал, что вы, якобы, направляетесь в Арагон на войну с маврами, а на самом деле, весьма вероятно, являетесь тайным посольством для заключения военного союза Шампани с Бургундией, Тулузой и Аквитанией против короля Филиппа, — сказал кастелян.
— Что за чушь! Откуда только они взяли такое предположение? — воскликнул де Пейн.
— Этого я не знаю, но, когда я отказался помочь им, барон впал в бешенство. Он перевернул обеденный стол и схватился за меч, но, увидев, что за моей спиной людей значительно больше, плюнул в мою сторону и в ярости ускакал, обещая вернуться и наказать нас. Наверное, тогда он и приказал ограбить и сжечь склады и увести лошадей из конюшен. По правде сказать, эта последняя выходка барона переполнила чашу моего терпения, и я решил сейчас все рассказать вам, ведь, в конце концов, граф Шампанский приходится мне троюродным братом по матери, — сказал де Бресси.
— Как бы там ни было, монсеньер, теперь мы не сможем вовремя выполнить поручение графа, потому что без свежих лошадей нам придется ехать гораздо дольше, да и припасы были бы весьма кстати, — проговорил Гуго.
— Ага, вот вы и проговорились, шевалье. Так, значит, барон Ретель был не так уж не прав, и вы действительно выполняете какое-то поручение, а поход на войну для вас только повод? — произнес кастелян. Взгляд де Бресси сделался пристальным, и в глазах появился недобрый огонек. Он ждал объяснений, и Гуго решился немного приоткрыть тайну их путешествия. Другого выхода он сейчас не видел. Глядя прямо в выцветшие глаза усатого ветерана, молодой рыцарь сказал:
— Да, наш отряд выполняет особое поручение графа Шампанского, но это совсем не то, что вы думаете, монсеньер. Мы едем в Арагон, чтобы освободить из плена одного близкого графу Шампанскому человека. И время не терпит. Если мы не успеем до начала лета, то этого человека продадут в рабство, и граф навсегда потеряет его.
— И кто же этот человек? — спросил де Бресси.
— Простите, монсеньер, но этого я вам не могу сказать. Но, я даю вам честное слово христианского рыцаря, что ни к каким заговорам против короля, или кого бы то ни было другого, наше задание отношения не имеет, — сказал Гуго.
— Почему я должен вам верить, мессир? Не лучше ли мне действительно арестовать вас? — произнес усатый кастелян, внимательно разглядывая шампанского рыцаря.
— Поступайте так, как велит вам сердце, но, предупреждаю, рыцари графа Шампанского станут сопротивляться аресту, — сказал де Пейн.
Повисла напряженная тишина. Кастелян Шалона некоторое время раздумывал. В эту минуту этот человек делал трудный выбор, наконец, после долгой паузы он произнес:
— Что ж, я поверю вам и даже помогу. В замке есть еще пятнадцать запасных коней. Три я оставлю себе, надо же и нам на чем-то ездить, а остальных двенадцать можете взять. Но не бесплатно, разумеется, иначе мне будет нечем заплатить плотникам за ремонт складов, попорченных людьми короля. Господь миловал нас, и склады удалось спасти. Начавшийся пожар потушили горожане. Поэтому, сударь, кое-какую провизию я смогу вам выделить.

Весь вечер и половину ночи рыцари готовили свежих коней к походу. Кони оказались норовистыми и не особенно желали слушаться новых хозяев. Наконец, к ночи подготовку к следующей части похода закончили, поспали, и с рассветом караван тронулся по дороге вдоль реки Соны. Отряд Гуго де Пейна несколько уменьшился, но продолжил путь на юг почти без опоздания.

Шампанские рыцари отправились из Шалона вовремя. Они не знали, что после того, как их кони скрылись за поворотом, в Шалон явился большой королевский отряд, снятый бароном Ретелем с одной из ближайших застав, и жестоко расправился с кастеляном за непослушание людям короля. Долго еще, на радость голодным воронам, труп монсеньера де Бресси раскачивался под ветром, подвешенный к балке снаружи главной замковой башни.

 


Previous page Page: 2/6 Next page\