Поиск Книг Global Folio
предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет - библиотеки содержащие книги в свободном доступе


 


              Яндекс.Метрика
     

 
 



 



   29-Марта-2009  Print current page  Show map
Испанский поход (Рыцарский роман)
Тимур Лукьянов

Глава 9. Магия смерти

…Жестом граф Жеводан подозвал оруженосца и приказал:
— Трубите отбой. Пусть пока все отдохнут.
Отдав приказание, граф слез с лошади, и, повернувшись ко всем прибывшим спиной, скрылся в своем шатре.
Граф Жеводан был разозлен до крайности. Он не находил себе места и не знал, что же предпринять для восстановления своего авторитета. Чтобы обдумать свое положение и принять, наконец, какое-то решение, граф жаждал уединения. Но и внутри шатра он был не один. Графа в шатре уже ждали. Там, на дорогих атласных подушках, набитых мягчайшим гусиным пухом, восседали его важные гости — посланник самого короля Филиппа Капета барон Ретель и прибывший вместе с ним священник.
— И неужели вы дадите им уйти? — подзуживал графа, непринужденно развалившийся на мягких подушках, прискакавший на рассвете, барон Ретель.
— А что я могу сделать? Они перешли болота и уничтожили за собой гать! — тяжело опустившись в подушки зарычал на барона граф.
— Так скачите в обход. Неужели нет дороги вокруг этого леса? — не унимался барон.
— Есть, но, во-первых, она слишком длинная, во-вторых, она идет прямиком в земли, занятые моими врагами, а, в-третьих, я не могу знать, с какой стороны выйдут и куда направятся из этого проклятого леса эти ваши чертовы шампанцы, — сказал граф.
— Насчет третьего, могу подсказать, вот карта. — Барон Ретель развернул перед графом большой разноцветный пергамент и ткнул в него пальцем.
— И все же, ваша карта, барон, не дает мне никаких гарантий. Ради восстановления чести я, разумеется, готов загнать пару сотен лошадей и смести несколько передовых постов графа Тулузского, но если это будет впустую… — прорычал граф Жеводан, сверкая на барона гневными угольками черных глаз.
— Мне понятны ваши сомнения, граф. Но все не так плохо. Со мной прибыл один человек, который может помочь нам. Он знает, где находятся заговорщики. Он священник, и сам Господь подсказывает ему. Благодаря этим подсказкам мы и идем по следу этих нечестивцев от самого Шалона, — терпеливо произнес барон.
— И где же этот святой человек? — поинтересовался Жеводан.
— Да вот же он. Эдуард Пиоре, дьякон из аббатства Сен-Дени к вашим услугам, граф, — ухмыльнувшись, произнес де Ретель.
— Ну и что вы скажете нам, святой отец? — спросил граф у священника без всякой надежды в голосе.
— Сейчас шампанцы находятся на краю леса по другую сторону болот и еще даже не вошли в него, — спокойно сказал дьякон.
— Откуда вы знаете? — встрепенулся граф.
— Благодаря Господу, я установил мысленное наблюдение за беглецами и знаю, где они находятся, — смиренно сказал церковник.
На самом деле дьякон не обращался к Господу Иисусу Христу. Он вообще никогда не обращался к Распятому в своих сокровенных мыслях, ибо другой тайный покровитель имелся у них с аббатом Ивом. Повелитель Темного Пламени, так звали его. И он был никак не слабее христианского Бога.
Касательно шампанцев, Эдуард Пиоре просто использовал магию крови, которой владел достаточно хорошо. Совсем недавно, на дороге, людям короля повстречались несколько крестьян. Чистые и достаточно добротные плащи, наброшенные поверх грязных лохмотьев, сразу показались подозрительными. Барон Ретель отдал приказ, и пешеходов тут же задержали, обыскали, допросили с пристрастием и затем за ненадобностью закололи, бросив тела у дороги.
Среди прочего у задержанных нашли и письмо. Оно было подписано Гуго из Пейна, командиром отряда рыцарей графа Шампанского. Этот документ казался зацепкой, и дьякон буквально вырвал письмо из рук барона Ретеля. Вот она, нить. Непрочная, но единственная, потому что письмо всегда несет на себе слабый отпечаток писавшего. И, что самое главное, на клочке пергамента, в левом нижнем уголке обнаружилось маленькое пятнышко крови. Какая удача!

С помощью магии мысли дьякон поймал тончайшее отражение ауры, оставшееся над пятнышком крови и осторожно ухватился за этот след невидимыми клешнями своего сознания. Чтобы усилить воздействие, Пиоре начертил вокруг пятнышка на пергаменте письма несколько странных знаков, затем произнес несколько формул, настроился и сквозь капельку засохшей крови, наконец, увидел писавшего. Теперь сомнений не осталось: кровь на письме принадлежала самому командиру шампанского отряда, молодому рыцарю из Пейна.
Дьякон отрезал кусочек пергамента с пятном запекшейся крови и погрузил его в маленький пузырек с особым зельем, составленным по тайному способу его наставником, аббатом Ивом. Затем Эдуард Пиоре попросил людей барона Ретеля поймать ворона, одного из тех, что сразу слетелись на падаль пировать на телах умертвленных крестьян. Ловкие молодые рыцари короля Филиппа быстро выполнили просьбу дьякона, и большая черная птица была поймана. Эдуард Пиоре сразу посадил трепещущую птицу в мешок. Отряд тронулся дальше, продолжая преследование шампанцев.
Теперь дьякону оставалось только найти подходящее место, источник Черного Пламени, дающего силы магической власти. И, вот удача, такое место оказалось совсем недалеко от дороги.
Замеченные Пиоре развалины церкви посреди сожженной деревни источали целый столб невидимого огня. Переговорив с бароном Ретелем, Пиоре ненадолго покинул отряд, объяснив свою отлучку необходимостью помолиться в развалинах церкви в полном уединении. Немного удивило барона лишь то, что дьякон взял с собой мешок с пойманным вороном.
— Зачем вам вообще этот ворон? — поинтересовался барон вслед дьякону.
— С его помощью мы узнаем, где находятся и куда движутся шампанцы. Я сотворю особую молитву, и ворон будет неустанно лететь за ними, а я смогу знать, где он находится, — честно сказал Пиоре.
— Что-то я не слышал о подобных молитвах, — пробормотал барон.
— Подобным молитвам меня научил мой наставник, аббат Ив. Молитвы способны творить настоящие чудеса. Нужно только уметь правильно молиться. Сейчас я помолюсь, благословлю эту птицу, потом выпущу ее, и Сам Господь поведет нас по следу врагов, — сказал дьякон из Сен-Дени.
— Что ж, молитесь, Эдуард. Мы же пока, если вы не возражаете, отобедаем, — сказал барон Ретель. Он, как и большинство воинов во все времена, не был особенно набожным человеком, и, потому, в церковных обрядах разбирался весьма поверхностно. Но и ему показалось несколько странным поведение дьякона. Было в этом неулыбчивом молчаливом священнослужителе что-то зловещее, тяжелый взгляд, властность жестов, и какая-то скрытая угроза, весь он напоминал грозовую тучу, еще мирно плывущую по небу, но уже готовую в любой момент разразиться молниями. Не слишком нравился этот церковник барону, но король приказал во всем на него полагаться, а слово короля для Александра Ретеля было непререкаемо. К тому же, в походе священник оказался весьма неприхотливым спутником...
В развалинах старой церкви, среди обглоданных неизвестно кем человеческих костей, плясали языки невидимого черного огня. Наверное, здесь приносили человеческие жертвы, или просто ели трупы. Живые люди поедали своих мертвых собратьев, пробивая тем самым коридор в иной мир. В мир тьмы. Глядя особым зрением на холодные потоки невидимого огня, дьякон вспомнил слова своего учителя, аббата Ива: «От Распятого не получишь благ мира земного, ни власти, ни денег, ни женщин, ни здоровья. От него не получишь ничего материального, потому что он враг материи. Я же выбрал того, кто, напротив, над материей властвует. Это как игра в шахматы, где друзья Распятого играют белыми, а мы — черными. Но, в отличие от Распятого, хозяин черных фигур дает своим игрокам все блага материального мира. И пусть сторонники Распятого называют моего бога Сатаной, но истинное имя его другое. Повелителем Темного Пламени зовут его, и к падшему ангелу он отношения не имеет, эту сказку друзья Распятого сочинили специально, чтобы унизить моего господина, ибо, на деле, существует властелин мой от начала мира, и он ни в чем не уступает их богу. Ибо черные фигуры шахматной доски ни в чем не уступают белым фигурам по своим качествам, и разнятся от них только цветом. Напротив, черные фигуры сильнее, ибо в руках их власть над Темным огнем и над всем миром материи. А истинный Темный огонь и есть сама Тьма. Она древнее света и мощнее его, ибо ни один источник света не способен рассеять изначальную тьму космоса. И у Тьмы есть свой огненный мир. Мир черного ледяного огня, огня поглощающего. И пусть друзья Распятого говорят, что свет во тьме светит, и тьма не объяла его: придет время, и ледяное черное пламя поглотит весь свет космоса».
Маленьким стилетом из магической черной стали дьякон умертвил птицу и выпил ее кровь. Затем, вместо крови, с помощью специального инструмента, он влил птице колдовское зелье, в котором кусочек пергамента с кровью де Пейна благополучно растворился. После этого Пиоре произнес формулу заклинания, и птица ожила, расправила крылья, и, как ни в чем не бывало, взлетела и унеслась за болота. Все ее раны чудесным образом затянулись. И все же, это уже была мертвая птица, и магия смерти двигала ею. Теперь, чтобы ни случилось, эта птица будет следовать за де Пейном, где бы тот ни был, а дьякон сможет управлять ею на любом расстоянии, смотреть ее глазами и, даже, если повезет, кое-что слышать. К тому же, мертвой птице не нужны пища и сон, и усталости она тоже не знает…

Как развивались события дальше в испанском походе, вы сможете узнать, купив книгу.

 

Previous page Page: 6/6