Фулко Нерра ... юноша не слабого сложения, начал доблестно защищать консулат от множества врагов. Из ниоткуда вспыхивали новые и новые войны против молодого государя. По совету злейшего Ландрика, Одо Шампанский и Гельдуин Сомюрский пытались изгнать Фулко из Тура, рассчитывая отобрать у графа Амбуаз и Лошез. Этот план созрел у них под влиянием сложившихся на тот момент обстоятельств, поскольку Супплиций, после недавней смерти брата, управлял Амбуазом в одиночку, отвечая только перед консулом. Но этот мудрый герой [Фулко] немедля поспешил навстречу опасности, желая наказать врага. После того, как он собрал такое войско, какое только смог, он отважно вступил на землю своих врагов, и, обойдя Блуа, прибыл в Шатодун (Chateaudun). Жители этой крепости, опоясавшись рыцарским поясом и защищенные доспехами, начали действовать как гарнизон; быстро собравшись, они атаковали консула и его людей. Анжуйцы отражали их частые нападения до вечера. Когда они пытались отойти, они не могли отражать атаки противника, поскольку люди Шатодуна наседали на спины тех, кто пытался бежать. Люди консула, поскольку они не могли ни выдерживать более битву, ни заставить врага бежать, собрались вместе и пытались отступать, сражаясь. Вперед были посланы люди из Амбуаза, и анжуйцы окружили их и наголову разбили. Людей из Шатодуна охватил страх, и они, рассеявшись, пытались бежать. Граф, сражаясь в своей крепости, обратил их в бегство. Множество простолюдинов было захвачено, а иные преданы мечу. Они отдыхали ночью на том же месте, удерживая в плену под стражей двадцать рыцарей, связанных вместе с остальными пленниками. На следующий день они ограбили окрестности и нанесли большой ущерб сервам. Испытав радость победы, они на третий день вернулись в Амбуаз.
В Амбуазе консул осадил дом Ландрика; его люди собрались и осаждали дом с такой яростью, что заставили находившихся в доме забыть о любой надежде к сопротивлению. Зная, что они не смогут защищаться, и что им не избежать заслуженного наказания и смерти, если их захватят, эти люди начали переговоры через гонцов: они были согласны сдать дом, если их оставят в живых. Когда был созван совет, все решили, что для всех будет лучше избавиться от такой опасности без какого бы то ни было риска для осаждающих. Поэтому осажденным была дарована жизнь, а дом, как только его сдали, был полностью разрушен. Ландрика и его людей изгнали из крепости. Выйдя отсюда, граф, перейдя Луару, остановился в доме, который он укрепил, и который ранее назывался Карамант (Caramantus), а сейчас Вилла Моранни (Villa Moranni). Отсюда он вошел в Валейю, пройдя через Сембленшиак (Semblenchiacum), который он укрепил для себя, и через земли своего вассала и друга Гуго Альвийского (Hugh of Alvia), который, как говорили, владел крепостью Кастеллум (Castellum) и Сен-Кристоф; наконец, он вошел в Анжу, к неудовольствию жителей Тура. Фулко взял Мирабо и Лаудун (Loudun), а также Шинон, принадлежавшие Одо, а также Сомюр и Монсореллум (Monsorellum); оттуда он пошел войной на людей Иль-Бушар (L'Isle-Bouchard) и вернулся в Лоэ через землю Гвено (Guenon), принадлежавшую господину Ностера (Noaster). Затем граф Фулко, завершив это дело, посадил воинственного и очень умелого в воинских делах мужа, Лисуа Басоэрийского (Lisois of Basogerio (Bauge?)), племянника виконта Сен-Сузанна (St.-Susanne), в Лоэ и Амбуазе, приказав рыцарям, сильным и слабейшим, повиноваться ему. У этого мужа [Лисуа] были браться, много родственников, которые оставались с ним по собственной воле.
Ибо, как говорит Боэций, "кто оставит установленное положение, у того не будет счастливого конца". (16)
Конан, граф Бретани, желая расширить границы своего консулата, (17) насмехался над Фулко и, опираясь на силы своих четырех сыновей, не прекращая опустошал границы Анжу. Река Майенн, не последняя из западных рек, омывавшая Анжу своими спокойными водами, перехваченная каменным мостом, готовым выдержать зимние воды. (18) Конан со своими сыновьями хотели расширить свой консулат до этой реки. Когда Конан узнал, что Фулко покинул Анжу, он направился к королевскому двору в Орлеан; в то же время он приказал своим сыновьям поспешить в Анжу и найти земли поспокойнее. Когда его сыновья услышали о том, что Фулк в отъезде, они возликовали, считая, что смогут победить анжуйцев, невооруженных и немногочисленных, как они считали. Пока консулы ожидали короля в Орлеане, Фулко удалился в дом на отдых. Конан прибыл в главную залу дома, так Фулко был отделен от него лишь толщей стены, и сообщил своим людям, что через четыре дня его люди будут у ворот Анже, разрушив все на своем пути. Когда граф услышал это, он ринулся на помощь, притворившись, что отбывает в крепость Ландоне, и скакал день и ночь, часто меняя лошадей; тем из своих людей, которых он встретил по дороге, он приказал следовать за собой. Вечером второго дня от тайно въехал в Анжу и собрал за стенами города множество рыцарей и пехотинцев. В назначенный день бретонцы стремительно подошли к воротам города. Фулко со своими людьми без промедления ринулись на них из укрытия; некоторых из них они убили, и бросились преследовать остальных, которых они обратили в бегство. Ибо когда они [бретонцы] поняли, что консул вернулся, у врага более не было храбрости сопротивляться. И так, рассеявшись, каждый из них бежал со всей возможной скоростью. Двое сыновей Конана погибли в бою, как и бесчисленное множество пехотинцев; двое других были захвачены, вместе со множеством рыцарей, баронов и пехотинцев. Фулко сразу же вернулся к королевскому двору, и в день прибытия короля он приехал с одним из своих рыцарей на коне в яблоках, принадлежавшем Алану, старшему сыну Конана, и спешился у королевской залы. Бретонцы спросили, где он взял этого коня: он открыл правду, и ее сообщили Конану. Затем Конан оплакивал свою судьбу и рыдал перед королем, и просил у епископов мира; при содействии короля Роберта и Ричарда, герцога норманнов (который был женат на дочери Конана Юдифи), мир был заключен. Старший сын Конана, Алан, был выкуплен, вместе с его братом. Все пленные были отпущены после уплаты надлежащей суммы, и Фулко с миром получил консульство на земле за Майенном.
От своей жены Фулко породил Жоффруа Мартелла и дочь по имени Адела. Фулко, будучи богобоязненным мужем, отправился в паломничество в Рим, и, получив с благословением Папы письмо, вновь отправился в Иерусалим, который в то время находился в руках язычников. Когда он прибыл в Константинополь, то встретил там Роберта, герцога Нормандии, совершавшего такое же путешествие. У Ричарда на тот момент было два сына от Юдифи, дочери Конана, графа Бретани-Ричард и Роберт. Старший из них, Ричард, был отравлен своим братом Робертом. Роберт во искупление этого греха перед Богом отправился босиком в путешествие на седьмой год своего правления. До этого наложница родила Роберту сына, Вильгельма, получившего Англию, достойного мужа. Когда Фулко повстречал Роберта и присоединился к нему, он вручил письмо папы императору. Затем этих двух путешественников по приказу императора провели через земли сарацин люди из Антиохии, которые случайно оказались там и присоединились к ним. Роберт умер во время путешествия через Вифинию. Фулко прибыл к Иерусалиму под защитой охранной грамоты. Ему не удалось войти в городские ворота, возле которых у пилигримов требовали уплатить за вход деньги. Когда он уплатил за себя и за других христиан, которые задержались у ворот и не могли войти, он вместе с остальными быстро вошел в город; но вход к могилам также был для них закрыт. Ибо [сарацины], зная, что он человек импульсивный, осмеяли его и сказали, что он не пройдет ко гробу, который он хотел увидеть, пока не помочится на него и на святой крест. Сей благоразумный муж неохотно согласился. Ему нашли бараний пузырь, очищенный и вымытый, наполнили его лучшим вином и поместили его у графа между бедер. Босой, он приблизился ко Гробу Господню и вылил на него вино; он со спутниками прошел ко гробу и молился там, пролив много слез. Затем, когда твердый камень размягчился, он ощутил божественную силу, и ему удалось, целуя гроб, оторвать от него зубами частицу и спрятать; он забрал ее с собой без ведома язычников. Фулко, раздав щедрые подарки бедным, удостоился частицы креста Господня от Сирийцев, охранявших гроб. Вернувшись в Лоэ [т.е. во Францию], он построил церковь в честь Гроба Господнего, за рекой А., в Болье (Beaulieu), и поселил там монахов и аббата. В Амбуазе, в церкви Девы Марии, он поместил частицу Истинного Креста и пару ремней, которыми были связаны руки Христа. В этой же церкви во времена Фулко было помещено тело благословенного Флорентина, привезенное из района Пуату. Там он, как и Супплиций, казначей Сен-Мартина, поселил каноников.
В те времена люди жаловались на Одо Шампанского, Гельдуина Сомюрского и Жоффруа-младшего, господина Сен-Эньяна (St.-Aignan), беспокоившего земли и людей Фулко на протяжении тех полутора лет, что Фулко провел вдали от дома. Гелдуин, например, укрепил двор Сен-Пьер в Понлевуа (St.-Pierre of Pontlevoy), как будто тот был его собственностью; там пока еще не было монахов. Фулко выступил и построил крепость Монришар (Montrichard) на холме у реки Шер (Cher), бывшем частью владений Гелдуина и леном архиепископа Турского, когда были разрушены города Реабль Нобльский (Reabblus Nobilis) и Нантейль (Nanteuil) (?), находившиеся между Монришар и рекой; оба эти города были частью лена Гелдуина. Он оставил Рожера Диаболе [Дьявола] (Roger Diaboler), господина Монрезо (Montresor), хранителем Монришар. В это время Одо собрал в Блуа многочисленных рыцарей и пехотинцев, намереваясь разрушить Монришар. Когда Фулко узнал об этом, он взял своих лучших рыцарей и пехотинцев, объединился и заключил союз с Эрбером (Herbert ), консулом Ле Мана, и выступил навстречу Одо. Одо, как это было в его правилах, надеялся на многочисленность своих войск и перешел реку Бренна (Brenne). Фулко, покинув Амбуаз, пришел на место вблизи Понлевуа (Pontlevoy). Эрбер вышел к берегу реки Шер и стал там лагерем. Что еще остается сказать? Одо, пораженный, остановился с застывшим сердцем, не веря, что анжуйцы осмелятся с ним сражаться. Он кратко обратился к своим людям: "Напрягите все свои силы; пусть каждый, кто желает увидеть свою родину и родных, своих отпрысков, и дом, и покинутое имущество, надеется на свой меч ..." (19) Завязалась битва. На Фулко и на его людей сильно наседали; Фулко, упав с лошади, получил сильный удар. Люди Блуа уже почти одержали победу, и победили бы, если бы к Жерберу не добрался гонец и не сообщил ему, что Фулко побежден и захвачен в плен. Когда этот слух распространился по всему войску, граф Эрбер, очень могучий воин, помчался со своими лучшими бойцами к полю боя. На левом крыле врага сдерживали какие-то неожиданные союзники, которых он призвал. Анжуйцы долгое время стойко держались под ударами; Христу было угодно вселить в них силы и смешать ряды их противников. Рыцари Одо не могли противостоять яростным ударам людей Ле Ман и Анжу, и обратились в бегство, оставив на растерзание своих пехотинцев в лагерях. После того, как анжуйцы истребили этих людей, они преследовали беглецов так далеко, как только могли или осмелились, сражая всех рыцарей, каких им удалось схватить. Около шести тысяч было убито или схвачено, остальные бежали, каждый куда только возможно. Когда враг был обращен в бегство и разбит, победители разграбили его крепости, собрали лучшее из захваченного и вернулись в Амбуаз, обогащенные количеством своих пленников и выкупом за них.
На следующий год, когда на Одо Шампанского напал герцог Лотарингский, Фулко, этот скромный и рассудительный муж, построил крепость в Монбуа (Montboyau), чтобы оказывать давление на город Тур, которым он очень хотел владеть. Одо, в свою очередь, вскоре осадил этот форт, приведя с собой огромную армию, набранную из разных народов [gentes], вместе с Гельдуином Сомюрским, приведшим всех своих людей. Фулко также набрал как можно больше людей в Валейе и, вняв разумному совету, поскольку он не осмеливался и не мог сражаться, переправился через Луару и двигался всю ночь; он застал Сомюр беззащитным и вступил в него на рассвете, захватив весь город до самой крепости. Находившиеся в крепости не имели ни надежды на помощь, ни возможности бежать, им оставалось лишь испытать позор сдачи. Они знали, что анжуйцы яростны и воинственны, что они не остановятся, пока не получат все, что желали. Кроме того, они знали, что анжуйцы беспощадны. Поэтому они покорились консулу на оговоренных условиях. Они сказали: "Вы должны разрешить нам покинуть крепость невредимыми, защитить нас от этих мясников и позволить нам служить вам и оставаться в живых". Когда граф услышал это, он принял эти условия, даровал им свободу и устроил великое празнество. Когда стало известно, что он поступил так, что он присоединил к себе освобожденных людей, это побудило и остальных сдаться. Когда крепость была захвачена и ее обслуга отослана, он приказал найти для охраны крепости бдительных людей. (20)
Фулко, захватив Сомюр, как он того и желал, приготовился выступить и подошел к окрестностям Шинона, перейдя Вьенну (Vienne) между Ностером и Иль-Бушар, наведя мост из лодок, и осадил Монбазон (Montbazon). Одо снял осаду с Монбуо и направился к армии Фулко. Благоразумный Фулко, сняв осаду, отступил к Лоэ и стал лагерем в поле. Так они отдыхали, распустив армии по домам. Когда Одо находился в Блуа, гонец сообщил ему, что германцы с герцогом Лотарингским осадили Бар-сюр-Об. Поспешив домой, Одо поспешил за германцами, которые уже вошли в Лотарингию. Он вступил с ними в сражение, и, хоть и был тяжело ранен, вышел из него победителем; однако, он вскоре умер на поле боя, и во владение землями вступил его сын Тибо (Thibaut) [1037]. В это время Фулко осадил и захватил Монбазон, и назначил здесь хранителем Гийома Мирабосского (Guillaume de Mirebeau). Арро Бретейльский (Arraud of Breteuil) (?) и другие изменники выдали Фулко их господина Жоффруа, правителя Сен-Аньяна; позже, в отсутствие Фулко, этот человек был задушен в тюрьме Лоэ теми же предателями. Граф дал в жены своему сенешалю Лисуа племянницу казначея Супплиция (которому он дал крепость Амбуаз со всеми ее землями), а также дал ему Вирнуллий (Virnullium) и Мавреак (Maureacum), а также место приходского священника (vicarage) Шампани. Таким образом, удержав свои земли, он передал их своему сыну [Жоффруа] Мартеллу. После этого, до смерти Фулко, земли оставались в мире и спокойствии; правда, прожил он недолго [ум. 1040].

16 Боэций, Consolation of Philosophy 2/6:21-22.
17 Интересная фраза, свидетельствующая, что автор называл "консулами" разных землевладельцев.
18 Курсивом выделен текст из Лукана, Pharsalia IV.13-16.
19 Курсивом выделен текст из Лукана, Pharsalia 339, 344-349.
20 Сомюр был захвачен ок. 1026 г.

© перевод - Похлеба И. В. 2002.
© редакция - Прищепа Д. А. 2002

Текст переведен по cетевому изданию: Chronicle of the Counts of Anjou (Хроника деяний консулов Анжу)

Medieval Sourcebook.
Оригинал перевода на сайте "Vostlit"

 
 
 
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at June 2003 
 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика