С кем мы, собственно, имеем дело?

 

Наши представления о Средневековье определяются книгами, прочитанными в юности: книгами о рыцарях, живущих в замках, в которых они то и дело осаждаются врагами; неустрашимо сражающихся в битвах и на турнирах, верхом, в тяжелых доспехах; время от времени, охваченные религиозным рвением, отправляются они в крестовый поход в Святую землю. Эти рыцари были аристократами, неограниченными господами над своими крепостными и земельными владениями. Как долго существовал такой порядок, мы точно не знаем, но чаще всего без долгих размышлений предполагаем, что это продолжалось около 7 веков: как минимум с 800 по 1500, от Карла Великого до Карла V. Развития не было, так как Средневековье в нашем представлении - романтическое или отсталое - непременно статично. Но был ли этот период действительно столь статичным, как думаем мы задним числом, и соответствует ли общая картина с рыцарями в их замках реальности вообще? Да и можно ли говорить о рыцарстве в Средневековье, а если да, то что надо под этим понимать?

Ученные едины во мнении, что в этом отношении между Германской империей и Францией существовали большие различия. Уже в 1928 г. французский историк Марк Блок (Marc Bloch) написал статью "Un probleme d'histoire comparee: La ministerialite en France et en Allemagne", в которой доказал, что соотношение между аристократией и рыцарством во Франции было иным, нежели в Германской империи. Он развил свою теорию в труде, ставшим классическим: "La societe feodale, les classes et le gouvernement des hommes" (Paris I949). Представленные там взгляды были до недавнего времени общепринятыми для франкоязычных историков, однако постепенно стали подвергаться критике. Взгляды Блока вкратце можно изложить следующим образом: В Западной Европе со времени Каролингов существовали элитный конные воины, которые хоть и образовывали рыцарство, однако еще не принадлежали к аристократии. Если же их и называли "Nobiles" или "Благородные", то это говорило не об их происхождении, а скорее о аристократическом образе жизни, важнейшим признаком которого был конный способ ведения боя. Таким образом на протяжении веков вообще не существовало наследственной аристократии, к которой принадлежали от рождения, но было рыцарство, определявшееся соответствующим образом жизни и особыми военными функциями. Изначально в эту группу могли включаться и новички. Однако на протяжении 12 в. рыцарство постепенно закрылось для выходцев из родов без рыцарских традиций, так что лишь тот мог стать рыцарем, чей отец и предки также принадлежали к рыцарству. Эта наследственная элита, доступ в которую снизу был прекращен, образовывала с 13 в. благородное сословие, по крайней мере во Франции. В Германской империи ситуация была другой, поскольку ведущие рыцарский образ жизни верхние слои общества подразделялись на так называемые щиты (Heerschilde) с различными общественным весом.
Понятие "щит" ("Heerschild") не следует понимать буквально, с настоящими щитами он не имеет ничего общего. Разделение на щиты в Германии было определено с середины 13 в. в правовой книге, называемой "Sachsenspiegel". В соответствии с этой системой король являлся носителем первого и высшего щита. За ним шли носители второго щита - епископы и аббаты, носители третьего щита - герцоги и графы, носители четвертого - свободные господа, далее носители пятого щита "Schoffenbarfreien" (от нем. schoffenbar - имеющий право быть выбранным судебным заседателем, frei - свободный; особый вид ограниченной свободы, существовавший только в Германии), далее - вассалы последних и министериалы (Ministerialen). Затем шла группа, чей щит ставился под сомнение, однако мог считаться седьмым и последним "Einschildritter" ("рыцари с одним щитом", нем.). Ниже всех находились крестьяне, не имевшие никакого щита.
Таким образом, если вернуться к теории Марка Блока, во Франции с 13 в. всякий рыцарь принадлежал к благородному сословию, и наоборот, всякий представитель знати был рыцарем. В Германской империи же (а к ней принадлежали также Бельгия и Нидерланды) хоть каждый представитель благородного сословия был рыцарем, но не каждый рыцарь был благородным. Министериалитет, описанный выше как шестой щит, составляли служилые люди несвободные по рождению. Это будет уточнено на следующих страницах (которые, кстати, не базируются на теории Блока.)
Поистине уникальной является находка более 200 железных наконечников стрел, которые были обнаружены на достаточно широком участке местности.
В Германской империи уже в довольно раннюю эпоху, и уж совершенно точно в 11 в., было естественным, что крупные феодалы, граф или король, а также духовные, епископы и аббаты, наделяли несвободных, живших в их доменах, важными функциями. Это могли быть задачи по управлению доменом, содержанию двора, защите замков. Такие несвободные служащие назывались министериалами (Ministerialen). Так как эти крепостные с низким происхождением были всей своей карьерой обязаны господину, они были ему гораздо преданней, чем свободные, связанные ленными узами. Отношения между свободными людьми разного социального уровня в Средние века были ленными, т.е. такими, что слабейшая сторона приносила сильнейшей клятву верности, а в ответ получала в лен участок земли. На основании присяги ленник (слабейшая сторона) служил своему сюзерену, а сюзерен должен был в свою очередь должен был обеспечивать леннику или вассалу эту службу тем, что наделял его леном, приносящим достаточное жизнеобеспечение. Изначально эти лены выделялись до смерти вассала, а вассал обязан был господину пожизненной службой. В то время (8-9 вв.) сюзерен мог рассчитывать на верность своих вассалов и у него не было необходимости прибегать к услугам крепостных.
Но уже вскоре стало обычаем после смерти вассала передавать лен его сыну или другому ближайшему наследнику. После того, как это происходило несколько поколений подряд, ленники настолько привыкли к наследованию ленов, что рассматривали уже право на владение, как нечто, не требующее возмещения. И хотя они по-прежнему приносили присягу при получении лена или при вступлении в наследство нового господина после смерти старого, но уже рассматривали это скорее как формальность, чем как долг верной службы. А потому они пытались всяческими способами уклониться от службы, которую требовал сюзерен, в том числе тем, что ограничивались выполнением точно определенных обязанностей несколько дней в году. Так во многих районах Франции было принято, что вассал не более 40 дней в году участвует в походах господина на собственные средства, и, кроме того, что он лишь в 4 случаях обязан был оказывать господину финансовую поддержку: выкуп, если господин попал в плен; при свадьбе старшей дочери; посвящении в рыцари старшего сына; при крестовом походе в Святую Землю. Прочие службы, которые должен был исполнять вассал, представляли собой советы по управлению, заседание в суде вассалов, при которых обсуждались спорные вопросы по ленным делам. На практике, однако, это были скорее привилегии, чем обязанности, так как с их помощью вассал получал возможность влиять на дела господина.
В результате сложилась ситуация, что сюзерены, составлявшие изначально сильнейшие партию, вынуждены были подстраиваться под требования вассалов и довольствоваться обязательствами, которые те готовы были выполнять. Кроме того, не редкостью была ситуация, когда вассал имел лены одновременно от двух различных сюзеренов, так что об неограниченной верности одному господину не могло уже быть речи. Если два сюзерена одного вассала вели войну друг с другом, последний оставался в лучшем случае нейтральным и не оказывал поддержки ни одному из них.
Вассалы зачастую в свою очередь имели вассалов, чьими сюзеренами они являлись, и с которыми у них были такие же трудности, как у их сюзеренов с ними. Так что случалось и так, что хоть вассал и хотел служить своему сюзерену, но не мог, так как его вассалы в свою очередь не хотели выполнять обязательств перед ним. Вассалы вассала могли в свою очередь иметь вассалов. Таким образом сложилась ленная пирамида, с королем как верховным сюзереном на вершине и все более широкими слоями ленников и вассалов под ним. Это образование сильно напоминает порядок щитов, который был выше представлен как немецкое усложнение по сравнению с более наглядной и простой французской структурой рыцарства. Обе схемы соответствовали одной и той же потребности в иерархии сверху вниз, в которой каждая группа знала свое твердое место. Точное значение щитов непросто определить, но для наших целей это и не важно. Однако очевидно, что в них отражается некая иерархия ленноправовых групп, и что она находится в непременной связи с рыцарским образом жизни этих групп.
Ранг шестого щита может быть определен - министериалы или несвободные служилые люди. Мы уже видели, что им удавалось улучшить свои позиции как раз благодаря тому, что из-за своего низкого происхождения они были надежнее, чем свободные. Поэтому сюзерены предпочитали передавать им такие ответственные посты, как камергер, обер-шталмейстер или член гарнизона замка. Кроме того они использовались как послы или управляющие в домене. Хотя их низкое происхождение и не забывалось, их социальное положение далеко превосходило положение прочих несвободных жителей домена. Доходило до того, что их хозяева передавали и служилые лены в виде благодарности за верность, а также для улучшения материального обеспечения их деятельности. Служилые лены по ленному праву отличались формально от обычных ленов, но на практике разницы не было. Точно также, как и нормальные лены, они были наследственными. Таким образом, с министериалитетом вскоре возникли те же сложности, что и с обычными вассалами. Но это произошло лишь в течение 12 в., после того, как служилые люди уже более века были верными слугами своих сеньоров.

1   2

   
 
 
 
   
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at June 2003 
 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика