Король Рене (Никола Фромент, 15 век, Лувр)

 

Рене Анжуйский, герцог Прованса, Анжу, Бара и Лоррейна и король Иерусалимский (1) и Сицилийский сегодня более известен как автор и как покровитель искусств, чем как политическая фигура. Однако он родился в семье королей и герцогов, сделал военную карьеу, был правителем и государственным деятелем. При его жизни произошло завоевание Нормандии Генрихом V и ее повторное завоевание Карлом VII, вознесение и падение герцогства Бургундского и возрождение итальянских городов-государств. Он был связан с королевскими домами не только Франции, но также Англии и Испании: Его сестра вышла замуж за Карла VII Французского а его дочь стала женой Генриха VI Английского. Но его попытка овладеть Сицилийским королевством была в конечном итоге неудачной, и незадолго до его смерти, французский король лишил его некоторых из титулов. Легенда о добром короле Рене, созданная Боэцием (Boethius) о ием гласит, что когда Фортуна отвернулась от него он стал искать утешения в искусстве и литературе. Как и прочие подобные легенды, в ней есть и правда и неправда: Рене был известным писателем и покровителем искусств, но также он оставался серьезной политической фигурой и его деятельность как мецената и автора книг следует рассматривать в контексте его венной и политической карьеры.
В дополнение, немного о творчестве. Перу Рене Анжуйского приписываются три известных произведения: Mortiffiement de Vaine Plaisance, религиозная аллегория (1455), Livre du Cuer d'Amours Espris, романтическая аллегория (1457) и Forme et Devis d'un Tournoy, исключительно практический трактат о том, как проводить турнир (1460). Эти три работы были написаны в то время, когда Рене был центральной фигурой при дворе своего родственника Карла VII.
В течение нескольких перемирий в войне с англичанами он провел ряд наиболее знаменитых турниров середины пятнадцатого столетия. Среди них такие, как турнир в Нанте в 1445 году в честь замужества его двух дочерей Маргариты и Иоланты, "Emprise de la Gueule du Dragon" в Разили и "Emprise de la Joyous Garde", в Самю, в 1446 году и "Pas de la Bergere" в 1449 в Тарасконе. Уже в то время известный писатель и меценат, Рене, по всей вероятности, был вдохновлен примером Антуана Сальского, написавшего в 1458 году свой трактат о турнирах и создал свой "небольшой трактат… о том, как и каким образом, по моему мнению, должен проводиться турнир, будь это при дворе, или в марках Франции…"
Турнир, описанный Рене в "Турнирной книге" разительно отличается от pas d'armes, происходивших в то время в Разилли и Самуре. В них нет ни аллегорий, ни литературной тематики: никаких Фонтанов слез или Столов короля Артура, не было на них и невероятных обетов с витиеватыми вызовами. Вместо этого, по словам самого Рене, он описывает турнир на основе старинных французских, германских и испанских традиций.
"По большей части я взял за образец то, как организовываются турниры в Германии и на Рейне, но так же я уделил внимание и турнирам, проводимым во Фландрии и Брабанте, и еще старинным укладам, коими руководствуемся мы во Франции, почерпнутыми мною из манускриптов. Из этих трех укладов я взял то, что мне показалось хорошим, и собрал из них четвертый способ проведения турнира…"
Турнир, описанный Рене, проводится, как правило, между двумя сторонами; индивидуальные поединки лишь кратко упомянуты. Хоть и подразумевается, что читатель уже знаком с турнирами, текст достаточно подробен и понятен. В то время, как нет оснований считать, что описанный турнир когда либо происходил в действительности, текст и илюстрации создают живую картину и юбеспечивают практически всей необходимой информацией, могущей потребоваться для проведения подобных турниров. Рене скрупулезно описывает геральдические церемонии, планировку ристалища, одежду герольдов и судей, оружие и доспехи, размещение участников и призы.

 

 

Примечание:
(1) Король Иерусалимский. Это был всего лишь титул, который, после смерти последнего коронованного короля Иерусалима (Ги де Лузиньяна), присваивали себе многие правители, считая этот титул своим родовым достоянием. Так, в это же время (15 век) королями Иерусалима себя считали и современники Рене Анжуйского - короли Кипра, начиная от Януса (1398-1432), и заканчивая последней королевой Кипра - Екатериной Корнаро (1473-1489) - примечание Г.Росси

 

Элизабет Бэннет (Elizabeth Bennett)
Notes
There are a number of studies of King Rene and his works. I have consulted Noel Coulet, Alice Planche, and Francoise Robin, Le roi Rene: le prince, le mecene, l'ecrivain, le mythe, Aix-en-Provence, Edisud, 1982 and Susan Wharton, ed., Le livre du cuer d'amours espris, Paris: Union Generale d'Editions, 1980.

Рене Анжуйский, "добрый король Рене", одна из самых знаменитых фигур европейской цивилизации проторенессанса заслуживает того, чтобы мы ненадолго задержали внимание на его очаровательной персоне. Он родился в 1408 году и за время своего существования собрал невероятное количество титулов, среди которых самыми замечательными являются титулы графа де Бара, Провансальского, Пьемонтского и де Гиза, герцога Калабрийского, Анжуйского и Лотарингского, короля Венгрии, Неаполя и Сицилии, Арагона, Валенсы, Майорки и Сардинии, и, наконец, самый главный из всех - титул короля Иерусалима. Хоть он и был чисто номинальным, однако же был принят всеми европейскими монархами, и восходит он прямо к Годфруа Бульонскому . Жизненный путь Рене Анжуйского, одна из дочерей которого, Мария, в 1445 году вышла замуж за Генриха VI Английского и сыграла важную роль в войне Алой и Белой Розы, кажется, очень рано пересекся с жизненным путем Жанны д'Арк, причем весьма таинственным способом. Жанна, родившаяся в Домреми, что в герцогстве Бар, в самом деле была подданной Рене. В первый раз она появляется в Истории в Вокулере, на берегу Мезы, недалеко от своего родного городка, чтобы объявить коменданту крепости о "божественной миссии", которой она облечена: спасти Францию от английских захватчиков и обеспечить дофину королевский венец. Она должна присоединиться к нему в Шиноне, но сначала ей надо встретиться с герцогом Лотарингским, тестем и двоюродным дедом Рене. Герцог удостоил ее аудиенции в своей столице, Нанси, по слухам, в присутствии Рене Анжуйского, и когда герцог Лотарингский спросил ее, что ей угодно, Жанна ответила просто, несколькими словами, которые, однако же, озадачили многих историков: "Вашего зятя, коня и несколько храбрых мужчин, чтобы повести меня во Францию[1]..." Многие долго спекулировали на истинной природе связей, соединявших Рене и Жанну. Если верить кое-кому - но откуда у них такие сведения? - они были любовниками, ибо неоспорим тот факт, что с самого начала миссии Жанны Рене находился рядом с ней, что он присоединяется к ней позже при дворе дофина в Шиноне, что он также сопровождает ее на штурм Орлеана. Но в дальнейшем История постаралась стереть из жизни Жанны д'Арк все следы Рене и не дает никаких уточнений по поводу поступков и действий в период между 1429 и 1431 годами - период, являющийся апогеем карьеры Жанны, принятым всеми молчаливо, но без всяких доказательств того, что Рене в то время не покидал герцогского двора в Нанси. Но вернемся в Шинон, где Рене оказался рядом с Жанной и где при дворе на переднем плане блистала Иоланда Анжуйская. Действительно, именно Иоланда постарается оказывать минимум поддержки болезненному и бесцветному дофину; именно Иоланда быстро становится покровительницей Жанны, несмотря на всеобщее колебание; именно Иоланда убеждает дофина видеть в Жанне спасительницу, на роль которой она претендует; наконец, именно Иоланда устраивает свадьбу дофина со своей собственной дочерью. А Иоланда - не кто иная, как мать Рене Анжуйского... Чем дальше мы углубляемся в эти подробности, тем менее естественной представляется нам карьера Жанны д'Арк, как если бы кто-то снова в тени дергал за ниточки Истории и извлекал выгоды из народной легенды о "Лотарингской девственнице", ловко играя на психологии толпы, организовал "миссию" Орлеанской девы. Не обязательно, что отсюда вытекает существование тайного общества, но оно становится весьма вероятным, а особенно вероятным - под руководством Рене Анжуйского.
Рене и тема Аркадии. Судьбы Жанны и Рене разошлись, и каждый пошел своей дорогой. Последуем вновь за герцогом Анжуйским. В отличие от многих своих современников, его образ меньше похож на воина, чем на придворного и поэта. Любитель искусства, литературы и миниатюрной живописи, имеющий очень развитый ум в этот готический век, он напоминает скорее утонченного принца итальянского Возрождения. Просвещенный меценат, он оказывает покровительство артистам, как Никола Фроману, ученым, как Христофору Колумбу, сам сочиняет стихи, мистические аллегории, а также правила состязаний на турнирах. Занявшись эзотерическими науками, он содержит одного еврейского астролога, врача и кабалиста по имени Жан де Сен-Реми, который, возможно, был дедом знаменитого Нострадамуса... Но кроме всего прочего, Рене Анжуйский любит рыцарство и романы о короле Артуре и Святом Граале. Он очень горд тем, что имеет роскошный кубок из красного порфира; он объявляет, что это - кубок времен свадьбы в Кане Галилейской. Это необыкновенное приобретение он сделал в Марселе, куда, по преданиям, приплыла Магдалина со своим драгоценным ковчежцем. В других письменных источниках также говорится о кубке, принадлежавшем Рене - о том же самом? - на котором была выгравирована таинственная надпись: "Qui bien beurra Dei voira, Qui beurra tout d'une, baleine, Voira Dieu et la Madeleine"[2]. Итак, вполне разумно видеть в Рене одного из предшественников Ренессанса" тем более, что он провел много лет в Италии, где имел в своем владении большие территории, что он поддерживал дружбу с герцогом Сфорца в Милане и с сеньором Флоренции Медичи, что он даже участвовал в несомненно честолюбивых проектах основателя могущественного флорентийского дома, планах, которые должны были наложить известный отпечаток на западную культуру. Действительно, Рене находится в Италии, когда в 1439 году сеньор Флоренции посылает своих агентов во все концы света для поисков старинных рукописей и в 1444 году открывает первую в Европе публичную библиотеку - библиотеку Сан-Марко, отобрав таким образом у Церкви монополию на культуру. В первый раз и благодаря ему все великие произведения античной философии, например, труды гностиков и герметиков, были переведены и, следовательно, стали доступны всем. В первый раз в Европе за семьсот лет греческий язык стали изучать в университете Флоренции. Наконец, сеньор Флоренции приказывает создать центр по изучению трудов пифагорейцев и платоников, который, в свою очередь, позволил появиться на свет множеству других академий на всей территории Апеннинского полуострова. Если мы не знаем, какова в точности была роль Рене Анжуйского в создании этих культурных очагов в Италии, то, во всяком случае, кажется, именно благодаря ему ими была принята одна из его любимых символических тем - тема Аркадии, аллегории, которая появилась в первый раз в западной постхристианской культуре. Итак, в 1449 году Рене вместе со своим двором находится в своей резиденции в Тарасконе, где он занимается постановкой целой серии "Действ" своего собственного сочинения - нечто среднего между фигурами турнира и маскарада, во время которых рыцари состязаются и представляют что-то похожее на драму. Самая известная из них называется "Действо о пастушке", и в ней играет любовница короля, воплощающая все романтические и философские символы аркадийской фигуры. Она председательствует на турнире, где рыцари, скрывшиеся под аллегорическими масками, символизируют конфликт различных идей и систем ценностей в пасторальной атмосфере, свойственной Аркадии, напоминающей церемониал Круглого стола и тайну Святого Грааля. Помимо произведений Рене Анжуйского, Аркадия встречается в образе фонтана или могилы, и оба неотделимы от подземной реки. Эта река всегда отождествлялась с рекой Алфиос, которая протекает через местность, расположенную в Греции и называющуюся Аркадией, прежде чем уйти под землю, пересечь море, не смешавшись с его водами, чтобы снова выйти на поверхность в Сицилии и соединиться с водами фонтана Аретузы. От античных времен до "Кубла-Хан" Кольриджа обожествленная река Алфиос считалась священной, ибо ее название имеет общий корень с греческим словом "Альфа", что, как известно, означает первопричину, источник, начало. Эта подземная река, аллегория "подземных" преданий, скрытых от взгляда профана под различными формами эзотерической мысли, кажется, обрела для короля Рене очень большое значение. Символ невидимого знания, тайны, передаваемой от поколения к поколению по ритуалу - не мог ли он также внушить идею какого-то непризнанного потомства, рода, не прервавшегося до сих пор? Впрочем, тема Аркадии и ее подземной реки вдохновляли не только Рене Анжуйского. В 1502 году в Италии вышла в свет книга, длинная пастораль под названием "Аркадия", влияние которой в области литературы и искусства окажется очень большим. Его автор, Якопо Саннадзаро, возможно, был сыном Жака Саннадзаро, который несколькими годами раньше принадлежал к итальянскому окружению Рене Анжуйского. Эта же поэма в 1553 году будет переведена на французский язык и - странный факт - снабжена посвящением кардиналу де Ленонкуру, один из потомков которого в XX веке составит генеалогии "документов Общины"... В заключение вспомним, что "Аркадией" также называется пасторальный роман, опубликованный англичанином Филиппом Сиднеем[3], и что в Италии она вдохновляла знаменитого Торквато Тассо, чей "Освобожденный Иерусалим" рассказывает о взятии святого города Годфруа Бульонским . Но только в XVII веке, в творчестве Никола Пуссена, а особенно в "Пастухах Аркадии", эта тема, бесспорно, достигает своего апогея. Таковы эти внушенные символическим образом "подземной реки" идея традиции, иерархия ценностей, может быть даже, тщательно скрытое послание. Ибо эта река, невидимая для простых смертных, известна некоторым знатным семьям, которые прямо или косвенно фигурируют в генеалогиях "документов Общины". Таким образом, эти семьи передают их смысл и символ тем, кому они покровительствуют в области искусства, как ранее Рене Анжуйский передал их Сфорца, Медичи и Гонзагам, которые дали двух великих магисторв ордену Сиона - Ферранте и Луи де Гонзагов, а также герцога Неверского. Отсюда образ "подземной реки" проник в творчество самых знаменитых художников и поэтов того времени, среди которых на первом месте - Боттичелли и Леонардо да Винчи.

Примечания:

[1] Герцог Лотарингский не имел сыновей, и Жанна намекает на Рене, в
соответствии с условностями эпохи.
[2] "Кто хорошо выпьет, узрит Бога, кто выпьет все одним глотком, узрит
Бога и Магдалину" (фр.). (примечание переводчика)
[3] Сэр Филипп Сидней был другом Джона Ди и приверженцем герметической
мысли. Как считает Ятс, Джон Ди стоял у истоков создания розенкрейцерских
манифестов. Сидней тогда знал о "подземной реке", протекающей через
западноевропейские культуры.

Главы из книги М.Байджент, Р.Лей, Г.Линкольн. "Священная загадка" Полный текс книги читайте в Библиотеке Максима Мошкова
Загрузить zip книги "Священная загадка" можно здесь

Читайте на сайте "Монсальват " :
"Книгу турниров" герцога Рене Анжуйского
текст "Книги турниров" на английском языке
текст "Книги турниров" на старофранцузском языке
в Пинакотеке смотрите имиджи турниров

К словарям "Монсальвата"

К терминологическому словарю

К словарю имен

К словарю географических названий

Оглавление раздела "Проявления  духа времени"
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика