БИОГРАФИЯ
(1544-1595)

Торквато Тассо родился в Сорренто 11 марта 1544 г. Его мать, Порция де' Росси, происходила из благородной тосканской семьи. Отец, Бернардо Тассо (1493-1569), также был потомком древнего рода из Бергамо, неоднократно переезжал от одного двора к другому, находясь на военной либо придворной службе у различных синьоров в неспокойный период войн в Италии, и был известен как один из самых изысканных литераторов. С 1531 года он был на службе у кондотьера Ферранте Сансеверино, князя Салерно. Когда родился Торквато, отец находился в Пьемонте, где участвовал в военных действиях франко-испанской войны, и продолжал затем переезжать с места на место, в то время как семья, в которой, кроме сына, была еще старшая дочь Корнелия, переселилась сначала в Салерно, а затем в Неаполь. Когда в 1552 г. Сансеверино был объявлен испанским вицекоролем Педро де Толедо вне закона, отец Тассо вместе с ним оказался в изгнании.
Начав школьные занятия у иезуитов в Неаполе, Торквато в 1554 г. уехал в Рим, где находился отец. Там в 1556 г. его застало известие о смерти матери, и в сентябре этого же года отец отправил его в Бергамо к своим родным, а год спустя забрал мальчика в Урбино, где он сам оказался на службе у герцога Гвидубальдо II делла Ровере. Здесь Торквато получал образование вместе с малолетним князем Франческо Марией и впервые попробовал себя на литературном поприще, следуя образцам придворной литературы и, в первую очередь, на «Придворного» Кастильоне. В 1559 г. он отправился за отцом в Венецию, где начал писать поэму о первом крестовом походе - "Gierusalemme", - которая стала первым наброском его будущего шедевра.
С ноября 1560 г. Торквато живет в Падуе, где вначале изучает юриспруденцию, но вскоре переходит к занятиям философией и красноречием. Кроме тесных отношений с университетскими профессорами, его широкую культуру и интерес к философии Платона и Аристотеля во многом определили отношения с "Accademia degli Infiammati" и Спероне Сперони. Следуя примеру отца (опубликовавшего в Венеции рыцарскую поэму из 100 песен под названием «Амадиджи»), он создает рыцарскую поэму «Ринальдо», опубликованную также в Венеции в 1562 г. (Литераторы того времени, чтобы отличать его от отца, начала называть его «маленький Тассо» - Tassino). С ноября 1562 г. он посещает Болонский университет, который вынужден оставить в январе 1564 г. по обвинению в том, что написал оскорбительную сатиру против студентов и преподавателей. Он возвратился в Падую, где был принят в "Accademia degli Eterei" под именем «Раскаявшегося» (Pentito).
К тому времени у него уже было немало знакомств и дружеских связей с дворами Феррары и Мантуи, с людьми, которые позднее сыграют важную роль в его жизни (например, Шипионе Гонзага, сделавший церковную карьеру и в 1588 г. ставший кардиналом); пережил несколько романтических историй (написал немало любовных стихотворений, посвященных Лукреции Бендидио, фрейлине Элеоноры д'Эсте, и некой Лауре Пеперара, дочери купца, с которой познакомился в Мантуе). В эти же годы у Тассо рождается замысел теоретического труда «Речи о поэтическом искусстве» (Discorsi dell'arte poetica).
Решающим моментом в литературной биографии Тассо стал октябрь 1565 г., когда он стал придворным на службе у кардинала Луиджи д'Эсте. Приехав в Феррару на бракосочетание Альфонса II с Барбарой Габсбургской, он остался под сильным впечатлением от города, который показался ему, по его собственным воспоминаниям, "una meravigliosa e non piu' veduta scena dipinta e luminosa; piena di mille forme e di mille apparenze". Он с воодушевлением вошел в придворную жизнь, где быстро выделился благодаря своей глубокой культуре и блестящим манерам; пользовался уважением у знати, в литературной среде, в дамском обществе, в первую очередь у сестер герцога д'Эсте Лукреции и Элеоноры, для которых он написал немало стихотворений. Служба у кардинала предполагала и определенные практические обязанности, но Тассо показал себя с лучшей стороны прежде всего в культурной жизни двора.
После тяжелого периода 1570-71 гг., вызванного смертью отца, Торквато совершил поездку во Францию в свите кардинала Луиджи и завязал значительные связи с французской придворной культурой. В январе 1572 г. он перешел на службу к герцогу д'Эсте, не получив при этом каких-либо конкретных обязанностей и занимаясь в основном придворной культурной жизнью и представительскими мероприятиями. Начались годы напряженного литературного труда, которому сопутствовал значительный успех: в 1573 г. написана поэма «Аминта» и начата трагедия «Галеальто, король норвежский» ("Galealto re di Norvegia"), которая в 1587 г. была переработана под названием «Король Торрисмондо» ("Re Torrismondo"). В апреле 1575 г. он заканчивает работу над поэмой о крестовом походе, которая еще не имеет названия и посвящена герцогу Альфонсу (ему и его сестре Лукреции Тассо читает свое произведение летом этого года). Оценкой заслуг перед двором было назначение поэта в ноябре того же 1575 г. придворным летописцем.
Однако погружение в придворную жизнь и творческое напряжение привели поэта к тяжелому психическому состоянию: радость успеха после окончания поэмы превратилась в неудовлетворенность, в желание бегства, в ностальгический поиск чего-то утерянного. На завершенное произведение Тассо смотрел одновременно и с гордостью, и с неуверенностью: осознавая ценность поэмы, он, тем не менее, хотел привести ее в как можно большее соответствие литературным и религиозным нормам своего времени. Не был он уверен и в прочности своей католической веры, был подвержен сомнениям и стремился найти более определенные, даже абсолютные ценности и истины.
Пытаясь преодолеть это состояние неудовлетворения, он в конце 1575 г. (год юбилея церкви) направляется в Рим и решает отдать свою поэму на суд четырех именитых критиков: своего друга Шипионе Гонзага, Фаминио де' Нобили, Сильвио Антониано и Спероне Сперони. Однако в последующие годы педантичность и морализм «критиков» еще более усилили неудовлетворенность поэта, приводя его то к мысли о необходимости принять замечания, то к нетерпимости и сопротивлению. Впрочем, он и сам в это время с упорством вносил поправки в текст поэмы.
Его жизнь в Ферраре была осложнена неудобствами, манией преследования, постоянным противоречием между бунтарским характером и необходимостью подчиняться и обвинять себя в чем-то. В 1576 г. у Тассо произошло столкновение с придворным Эрколе Фуччи, в июне 1577 г. он сам с ножом бросился на одного из слуг, который, как ему казалось, за ним шпионит. В том же месяце обвинил себя в ереси перед судом инквизиции. Был оправдан, однако остался недоволен оправдательным приговором. Герцог, обеспокоенный возможными последствиями странного поведения одного из своих придворных, отправил Тассо в монастырь Св.Франциска. Однако оттуда поэт бежал, странствовал по Италии, пока не добрался до Сорренто, где инкогнито посетил свою сестру Корнелию с сообщением о собственной смерти. Увидев ее страдания, открылся ей и провел в ее доме несколько спокойных дней. Ностальгия по придворному кругу снова привела его в Феррару, откуда он начал переезжать из одного города в другой, оказываясь то в Урбино у своего друга по годам учебы Франческо Мария делла Ровере, ставшего герцогом, а затем в Турине, где пытался устроиться на службу ко двору Савойя.
В 1579 г. Тассо снова возвратился в Феррару, как раз в момент бракосочетания герцога Альфонса и Маргериты Гонзага, во время которого поэт потерял контроль над собой и резко выступил против герцога и был помещен как сумасшедший в лечебницу Св.Анны. Там поэт оставался до июля 1586 г. Только спустя четырнадцать месяцев после помещения в лечебницу поэт смог получить несколько комнат для жилья и вновь заняться чтением и творчеством, ему было разрешено принимать посетителей и выходить на короткие прогулки. Его мания преследования была тесно связана с растущим желанием собственного наказания, при этом он одновременно считал себя жертвой несправедливости. В многочисленных письмах, отправленных в это время князьям, синьорам, известным людям церкви, деятелям культуры, он пытался отстаивать свое личное достоинство, оправдать себя, в том числе и перед герцогом Феррарским, требовал вернуть ему свободу передвижения, в которой ему было отказано. Во время нахождения в лечебнице Тассо создал многочисленные поэтические произведения и большую часть диалогов, которые затем были пересмотрены и опубликованы в разное время (первое издание книги «Стихотворения и проза» в шести частях вышло с 1581 по 1587 гг.).
Однако именно поэзия снова стала причиной новых беспокойств: поэт был расстроен публикацией «Освобожденного Иерусалима», появившейся еще до того, как он смог полностью пересмотреть текст, и этот факт вызвал его негодование. Поэма, тем не менее, имела огромный успех, в то время как ее автор все более настойчиво требовал своего освобождения. Наконец, в июле 1586 г. ему было разрешено выехать из Феррары - поэт был «препоручен» Винченцо Гонзага, год спустя ставшему правителем герцогства Мантуанского.
В Мантуе, впрочем, Тассо оставался недолго. Охваченный беспокойством и неудовлетворенностью, поэт решил отдалиться от придворного круга и искать поддержки у друзей и почитателей в ином месте, и обратился к римской церковной среде. Отправившись в недолгую поездку в Бергамо, он не возвращается в Мантую, а едет в Рим, не отвечая на требования Гонзага вернуться ко двору. Последние годы своей жизни Тассо проводит то в Риме, то в Неаполе, в кругу друзей и ценителей его поэзии, либо находя приют в монастырях. Только в 1590-91 гг. он на недолгое время едет во Флоренцию и Мантую.
В это время он пытается обновить религиозную поэзию, создает различные произведения «по случаю», - чтобы отблагодарить тех, кто выказал ему свое гостеприимство, занимается редактированием и пересмотром прежних своих произведений. Но основные его усилия были направлены на глобальный пересмотр поэмы «Освобожденный Иерусалим», - новая редакция (а фактически новое произведение) выходит в 1593 г. под названием «Завоеванный Иерусалим» ("Gerusalemme conquistata"). Часто впадающий в меланхолию, уставший, измученный продолжительными периодами болезни, поэт находит относительно спокойную жизнь в Риме, где папа Климент VIII в ноябре 1594 г. дает ему пожизненную пенсию и обещает провозгласить его королем поэтов, чтобы возобновить в Риме в эпоху Контрреформации знаменитую церемонию коронации лучшего из поэтов, - лавровый венец на Капитолии получил Петрарка в 1341 г.
Однако состояние здоровья поэта ухудшалось. В марте 1595 г. он тяжело заболел, провел в молитве последние дни и умер в сильном приступе горячки 25 апреля 1595 г. Погребен был Тассо в церкви монастыря Сант-Онофрио, и его могила, особенно в эпоху романтизма, стала местом паломничества многих писателей.

© S.V.Loguich, 6.2002

 

Освобожденный Иерусалим (La Gerusalemme Liberata) — Поэма (1575)

Господь Вседержитель со своего небесного престола обратил всевидящий взор на Сирию, где станом стояло крестоносное воинство. Уже шестой год воины Христовы ратоборствовали на Востоке, многие города и царства покорились им, но Святой Град Иерусалим все еще пребывал оплотом неверных. Читая в человеческих сердцах как в раскрытой книге, Он узрел, что из множества славных вождей лишь великий Готфрид Бульонский в полной мере достоин повести крестоносцев на священный подвиг освобождения Гроба Господня. Архангел Гавриил понес Готфриду эту весть, и тот благоговейно принял Божию волю.
Когда Готфрид созвал вождей франков и поведал, что Бог избрал его начальником над ними всеми, в собрании поднялся ропот, ибо многие вожди не уступали Готфриду ни в знатности рода, ни в подвигах на поле брани. Но тут ему в поддержку возвысил голос Петр Пустынник, и все до последнего вняли словам вдохновителя и чтимого советчика воинов, а наутро следующего дня могучая рать, в коей под знаменем Готфрида Бульонского сплотился цвет рыцарства всей Европы, выступила в поход. Восток затрепетал.
И вот уже крестоносцы разбили лагерь в Эммаусе, в виду иерусалимских стен. Здесь к ним в шатры явились послы царя Египта и предложили за богатый выкуп отступиться от Святого Града. Выслушав от Готфрида решительный отказ, один из них отправился восвояси, второй же, черкесский витязь Аргант, горя желанием поскорее обнажить меч против врагов Пророка, поскакал в Иерусалим.
Иерусалимом в ту пору правил царь Аладин, вассал египетского царя и злобный притеснитель христиан. Когда крестоносцы пошли на приступ, войско Аладина встретило их у городских стен, и завязалась жестокая битва, в которой без числа пало нехристей, но и отважных рыцарей полегло немало. Особенно тяжкий урон понесли крестоносцы от могучего Арганта и великой девы-воительницы Клоринды, прибывшей из Персии на подмогу Аладину. С Клориндою в бою сошелся несравненный Танкред и ударом копья разнес ей шлем, но, узрев прекрасный лик и золотые косы, сраженный любовью, опустил свой меч.
Храбрейший и прекраснейший из рыцарей Европы, сын Италии Ринальд был уже на городской стене, когда Готфрид отдал войску приказ возвращаться в лагерь, ибо не настало еще время пасть Святому Граду.
Видя, что оплот врагов Господних едва не пал, царь преисподней созвал своих бесчисленных слуг — бесов, фурий, химер, языческих богов — и приказал всей темной силой обрушиться на крестоносцев. Слугой дьявола средь прочих был маг Идраот, царь Дамаска. Он повелел дочери своей Армиде, затмившей красотою всех дев Востока, идти в стан Готфрида и, употребив все женское искусство, внести разлад в ряды воинов Христовых.
Армида явилась во стан франков, и ни один из них, кроме Готфрида и Танкреда, не в силах был устоять перед чарами ее красы. Назвавшись принцессой Дамасской, силою и обманом лишенной престола, Армида умоляла вождя крестоносцев дать ей малый отряд отборных рыцарей, дабы с ними свергнуть узурпатора; в обмен она сулила Готфриду союз Дамаска и всяческую помощь. В конце концов Готфрид велел по жребию избрать десятерых храбрецов, но едва зашла речь о том, кто возглавит отряд, предводитель норвежцев Гернанд по наущению беса затеял ссору с Ринальдом и пал от его меча; несравненный Ринальд принужден был отправиться в изгнание. Обезоруженных любовью рыцарей Армида повела не на Дамаск, а в мрачный замок, стоявший на берегу Мертвого моря, в водах которого не тонут ни железо, ни камень. В стенах замка, Армида раскрыла подлинное свое лицо, предложив пленникам либо отречься от Христа и выступить против франков, либо погибнуть; лишь один из рыцарей, презренный Рамбальд, избрал жизнь. Остальных она в кандалах и под надежной охраной отправила царю Египта.
Крестоносцы тем временем вели регулярную осаду, обносили Иерусалим валом, строили машины для штурма, а жители города укрепляли стены. Наскучив бездельем, гордый сын Кавказа Аргант выехал в поле, готовый биться со всяким, кто примет его вызов. Первым на Арганта ринулся отважный Отгон, но скоро был повержен неверным.
Тогда настал черед Танкреда. Два героя сошлись, как некогда Аякс и Гектор у стен Илиона. Жестокий бой длился до самой ночи, так и не выявив победителя, и, когда герольды прервали поединок, израненные бойцы сговорились на рассвете продолжить его.
За поединком с городских стен с замиранием сердца следила Эрминия, дочь Антиохийского царя. Некогда она была пленницей Танкреда, но благородный Танкред дал принцессе свободу, Эрминии нежеланную, ибо она пылала неодолимой любовью к пленившему ее. Искусная в лекарстве Эрминия вознамерилась проникнуть в стан крестоносцев, дабы излечить раны рыцаря. Для этого она обрезала свои дивные волосы и облачилась в доспех Клоринды, но на подступах к стану ее обнаружили сторожевые и бросились за ней в погоню. Танкред же, возомнив, что то была любезная его сердцу воительница, из-за него подвергшая жизнь опасности, и желая спасти ее от преследователей, тоже пустился вслед за Эрминией. Ее он не догнал и, сбившись с пути, обманом был завлечен в заколдованный замок Армиды, где сделался ее пленником.
Меж тем настало утро и никто не вышел навстречу Арганту. Черкесский витязь принялся поносить трусость франков, но ни один из них не отваживался принять вызов, пока наконец вперед не выехал Раймонд, тулузский граф. Когда победа была уже почти в руках Раймонда, царь тьмы соблазнил лучшего сарацинского лучника выпустить в рыцаря стрелу и сам направил ее полет. Стрела вонзилась в сочлененье лат, но ангел-хранитель спас Раймонда от верной гибели. Видя, как коварно нарушены законы поединка, крестоносцы ринулись на неверных. Ярость их была столь велика, что они едва было не смяли врага и не ворвались в Иерусалим. Но не этот день был определен Господом для взятия Святого Града, поэтому Он попустил адскому воинству прийти на подмогу неверным и сдержать напор христиан.
Темные силы не оставили замысла сокрушить крестоносцев. Вдохновленный фурией Алекто, султан Солиман с войском кочевников-арабов ночью внезапно напал на лагерь франков. И он бы одержал победу, когда б Господь не послал архангела Михаила, дабы тот лишил неверных помощи ада. Крестоносцы воспряли духом, сомкнули ряды, а тут еще весьма ко времени подоспели рыцари, освобожденные Ринальдом из Армидиного плена. Арабы бежали, бежал и могучий Солиман, в битве лишивший жизни многих христианских воинов.
Настал день, и Петр Пустынник благословил Готфрида идти на приступ. Отслужив молебен, крестоносцы под прикрытием осадных машин обступили стены Иерусалима, Неверные яростно сопротивлялись, Клоринда сеяла смерть в рядах христиан своими стрелами, одной из которых был ранен в ногу сам Готфрид. Ангел Божий исцелил вождя, и тот снова вышел на поле боя, но опустившаяся ночная тьма вынудила его дать приказ к отступлению.
Ночью Аргант с Клориндою сделали вылазку к стану франков и подожгли осадные машины смесью, изготовленной магом Исменом. Когда они отступали, преследуемые крестоносцами, защитники города захлопнули ворота, в темноте не заметив, что Клоринда осталась снаружи. Тут с нею в бой вступил Танкред, но воительница была в незнакомых ему доспехах, и рыцарь признал возлюбленную, только нанеся ей смертельный удар. Воспитанная в мусульманской вере, Клоринда знала, однако, что родители ее — христианские властители Эфиопии и что по воле матери ей надлежало бы принять крещение еще в младенчестве. Смертельно раненная, она попросила своего убийцу свершить над ней это таинство и дух испустила уже христианкою.
Дабы кресточосцы не смогли построить новые машины, Исмен впустил сонм бесов в единственный в округе лес. Ни один из рыцарей не дерзнул войти в заколдованную чащу, за исключением Танкреда, но и тому не под силу было развеять зловещие чары мага. Уныние царило в стане крестоносного воинства, когда Готфриду во сне открылось, что только Ринальд одолеет колдовство и что лишь перед ним дрогнут наконец защитники Иерусалима. В свое время Армида поклялась жестоко отомстить Ринальду, отбившему у нее пленных рыцарей, но едва увидела его, как воспылала неодолимой любовью. Юношу ее красота тоже поразила в самое сердце, и Армида перенеслась с возлюбленным на далекие зачарованные Счастливые острова. К этим-то островам и направились за Ринальдом двое рыцарей: датчанин Карл и Убальд. С помощью доброго волшебника им удалось попасть за океан, воды которого прежде бороздил только Улисс. Преодолев множество опасностей и соблазнов, послы Готфрида нашли Ринальда забывшим обо всем средь радостей любви. Но стоило Ринальду увидеть боевой доспех, как он вспомнил о священном долге и без колебаний последовал за Карлом с Убальдом. Взбешенная же Армида помчалась в стан царя египетского, который с набранной по всему Востоку ратью шел на помощь Аладину. Вдохновляя восточных витязей, Армида посулила стать женой тому, кто в бою сразит Ринальда.
И вот Готфрид дает приказ к последнему приступу. В кровавой схватке христиане смяли неверных, из коих самый страшный — непобедимый Аргант — пал от руки Танкреда. Крестоносцы вошли в Святой Град, а Аладин с остатками войска укрылся в Давидовой башне, когда на горизонте поднялись тучи пыли — то шло к Иерусалиму египетское войско.
И снова началась битва, жестокая, ибо рать неверных была сильна. В один из самых тяжелых для христиан моментов к ней на подмогу вывел воинов из Давидовой башни Аладин, но все было тщетно. С Божией помощью крестоносцы взяли верх, нехристи бежали. Царь египетский стал пленником Готфрида, но тот отпустил его, не желая слышать о богатом выкупе, ибо не торговать он пришел с Востоком, но воевать.
Рассеяв рать неверных, Готфрид со сподвижниками вошел в освобожденный город и, даже не сняв залитых кровью лат, преклонил колена пред Гробом Господним.

Д. А. Карельский

Глава из книги: "Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература древних эпох, средневековья и Возрождения: Энциклопедическое издание. / Ред. и сост. В.И.Новиков – М.: «Олимп» ; ООО «Издательство ACT» , 1997

Читайте на сайте "Монсальват"
Поэму Токвато Тассо "Освобожденный Иерусалим"
(на итальянском и английском языках)
главу "Взятие Иерусалима" из хроники Гийома Тирского «История деяний в заморских землях»
Gogfrey of Bouillon becomes "Defender of the Holy Sepulcher"

К словарям "Монсальвата"

К терминологическому словарю

К словарю имен

К словарю географических названий

 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика