ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ИЗ ЛАНГЕДОКА

I
Сальса

Французский полицейский в недоумении, на этой небольшой, зажатой в горах станции на испанско-французской границе, паспорта маленькой и очень независимой Латвии до этого не встречались, и с задумчивым выражением лица полицейский удаляется с моим паспортом для консультаций. В ходе непродолжительной дискуссии было выяснено, что хотя Латвия и очень маленькая страна, находящаяся черт его знает где, но она тоже в Европе. "Бонжур, месье" – паспорт возвращается ко мне, поезд трогается и через десять минут, мы оказываемся в Перпиньяне
Перпиньян встречает нас аккуратными улочками с пальмами и двухэтажными особняками. На улицах достаточно многолюдно, хотя большинство контор, магазинчиков, и учреждений закрыто – сиеста! А это значит, что в течении как минимум двух часов французы обедают, и вы как клиент им совершенно не интересны. Вообще, французское трудолюбие это песня, больше всего во Франции нас занимал вопрос, как с таким отношением к работе можно так красиво и упитанно жить. В отделение известной международной компании по прокату автомобилей мы опоздали всего на четыре минуты, и все служащие были на местах, но это никак не повлияло на их решение обслужить нас только после обеда - к своему отдыху французы относятся очень трепетно. Например, покушать в ресторане во Франции вы можете только с двенадцати до двух и с семи до десяти, в остальное время они работают только как бары, вы можете придти в десять минут третьего и безуспешно молить о еде, но тщетно – повар тоже уважает свой отдых.

За время вынужденной прогулки по старому и очень красивому Перпиньяну мы столкнулись с еще одной проблемой – патологической нелюбовью французов к крупным купюрам. После десятой попытки разменять или купить, что-либо на банкноту в пятьсот евро мы были вынуждены, отправится на поиски банка. Найти работающий банк, оказалось очень не просто, в понедельник большинство из них, не работают, но нам повезло. Осведомившись, не из Англии ли мы привезли эти купюры, кассир без энтузиазма их разменял, но для нас так и остался не выясненным его интерес к Англии: то ли это нынешний центр производства фальшивок, то ли дело в известной любви французов к англичанам? Вообще английский язык у французов не в почете, и любой выпускник средней школы будет чувствовать тут себя выпускником Оксфорда, что впрочем, не поможет ему в общении.

Десять километров по хорошему шоссе мимо бесконечных виноградников и мы в маленькой деревушке Сальса. Она выглядит скорее как испанская деревушка, чем как французская, да и окружающий пейзаж - горы покрытые кустарником - скорее испанский. На окраине возвышается наша сегодняшняя цель - крепость Сальса. Построенная испанцами в начале XVI века, как барьер между Руссильоном и Францией, по итогам тридцатилетней войны, в 1659 она окончательно перешла к французам. После потери ее значения как крепости, она долгое время использовалась как пороховой склад, а затем и как тюрьма. Позже была заброшена, но поскольку прекрасно сохранилась, в конце XIX века была признана историческим памятником. Причины сохранности крепости наш гид объяснил так: вокруг и так навалом камней и разбирать ее было очень лениво. С точки зрения изучения средневековой фортификации она чрезвычайно интересна, но с точки зрения архитектуры казарма это все-таки не замок. Если кто-нибудь из читающих эти строки там будет, обязательно посетите винный погребок, находящийся у входа. По правде говоря, там мы купили самое вкусное вино за всю поездку, и не сомневайтесь с выбором – сухой Мускатель это самое то.

СальсаСальсаСальсаСальсаСальса
Из пустынной Сальсы наш путь лежит на запад в глубь Лангедока, дороги становятся уже, машины и домики исчезают, мы поднимаемся в горы. Меняется и окружающий пейзаж – кустарники сменяют небольшие сосны, но не такие мощные и длинные как у нас в Латвии, а низкие и кряжистые как яблоня. Неизменными остаются лишь бесконечные виноградники вдоль дороги. Место нашего ночлега - одинокий отель у дороги не доезжая городка Маури, мы там единственные постояльцы. Дом построен в XVII веке, однако многократно перестраивался. Хозяин отеля – Арнольд, англичанин, пару лет назад у себя в Англии посмотрел по ВВС передачу о том, как его соотечественники открывают бизнес во Франции, и решил, что стоит попробовать. Купил по достаточно смешной цене четыре гектара земли и этот дом, реставрировал его, выучил французский и переехал сюда вместе с женой и детьми. По его словам самая большая проблема была связана именно с юридическим оформлением собственности, во Франции это процесс очень сложный и длительный. Узнав о моем интересе к средневековой истории этого края, он показал документы, что, этот дом построен на месте бывшего владения тамплиеров, которое в 1314 перешло к госпитальерам. Вообще же в округе кроме этого владения тамплиеров располагалось еще два крупных командорства и два небольших замка, но от них на данный момент также ничего не осталось.
С уютной, но пронизываемой ветром террасы у этого старого дома, открывается величественный вид на крутую скалу, где у облаков высится катарский замок Керибас – наша следующая цель.

II
Катары

На мой взгляд, неверно говорить о катарской вере как о ереси, скорее здесь, в Лангедоке в XII веке начала формироваться другая религия, очень не похожая на христианство. Она не была массовой, но проникла во все слои общества в этом регионе. Опасность заключалась не только во все возрастающей популярности катаров, но и в том, что они приступили к формированию своих собственных церковных структур: известно о состоявшемся вселенском катарском соборе и о существовании катарского папы. Опасность катаров была настолько велика, что явилась основой для таких ранее невиданных явлений как инквизиция, нищенствующие монашеские ордена и наконец крестовые походы против христиан. Понадобилось пятьдесят лет, в течении которых крестоносцы и инквизиция огнем и мечом уничтожали катарсизм, и хотя последние катарские ересиархи погибли в 1244 в мистическом и загадочным Монсегюре, последние упоминания о катарах относятся к первой половине XIV века.

Узкая дорожка, где очень сложно разъехаться даже легковым автомобилям, отчаянно петляя, круто забирается в горы. Я быстро привык к горным французским дорогам, но мне очень интересен вопрос: А как они здесь сдают на права? Сразу же и без ошибок? Ведь здесь, если ошибешься, пересдачи не будет, с одной стороны каменная стена с другой удивительно живописные пропасти плюс очень крутой подъем, плюс повороты на 180 градусов, но тихо ехать нельзя - дизелек не выдержит – заглохнет на крутом подъеме, а стартовать с места с электронным ручным тормозом, когда подъем такой, что в лобовое стекло видно только голубое лангедокское небо…мне не понравилось.
От маленькой, машин на двадцать, стоянки пешеходная дорожка круто забирается вверх к подножью Керибаса. Народу немного, человек десять таких же, как мы, но судя по всему, мы единственные здесь не французы. На самом деле французов достаточно легко отличить от остальных - встретившись с вами на горной тропе, он обязательно поздоровается и уступит вам тропу, хотя с другой стороны и мы на второй день приняли это правило к исполнению.
КерибасКерибасКерибасКерибасКерибас
КерибасКерибас
Керибас имеет самое прямое отношение к истории катаров. Замок принадлежал Шаберу де Барбера, знаменитому и бесстрашному защитнику катаров. Здесь скрывался и умер один из самых известных ересиархов – катарский епископ Разеса Бено де Терме. По видимому Керибас - последний оплот катар, он сдался только в 1255 году, через 11 лет после падения Монсегюра и с 1258 года стал королевской крепостью. Толщина его стен местами превышает пять метров. Наш вчерашний знакомый Арнольд говорил, что наблюдал, как здесь незадолго до этого снимался фильм Код Да Винчи. С верхней площадки донжона, открывается изумительный вид на долину и на соседнюю горную гряду, где расположен огромный замок Пейрепертюз, куда мы сейчас и направляемся.

Пейрепертюз уже у подножья потрясает своими размерами и величием, его стены являются как бы продолжением длинной скальной гряды. В отличие от Керибаса, туда ведет не дорожка и просто горная тропа, частично выдолбленная в скале, частично проложенная среди кустарника. Замок расположенный на высоте 842 метра, представляет собой два комплекса: нижний замок и замок Сен-Жорди. Пройдя, сквозь небольшой барбикан и свернув налево, мы попадаем в замковую церковь Святой Марии, свод сохранился только над апсидой, но поросшие зеленым мхом стены выглядят очень солидно. Центральное место верхнего замка это капелла Сен-Жорди, это маленькая комнатушка с остатками свода - самое высокое помещение Пейрепертюза. Я атеист и циник, но в этой маленькой, продуваемой всеми ветрами капелле, я испытал, какое то странное, мистическое, светлое чувство, нечто подобное я почувствую потом еще раз – в Монсегюре. А может, виной этому был, сумасшедший вид, открывающийся оттуда и сильный, теплый ветер, несущий запахи сотен неведомых горных трав?
ПейрепертюзПейрепертюзПейрепертюзПейрепертюзПейрепертюз
ПейрепертюзПейрепертюз
Пейрепертюз не потерял свого военного значения вплоть до XVII века, копаясь в его истории, я обнаружил показательный пример вассальных отношений, так вот: семья де Пейрепертюзов была вассалами виконта де Фенуйе, тот, в свою очередь был вассалом виконта Нарбонна, а тот был вассалом графа Барселоны, который был вассалом короля Арагона. Во как!
Мимо крепостной стены мы спускаемся с замкового утеса, когда-то, где-то здесь стояла таинственная статуя женщины, в которую проезжающие мимо бросали камни, что бы она их не заколдовала. Но сейчас статуи нет, а есть табличка, что в сильный ветер посещение замка строжайше запрещено, по-видимому, вас может просто сдуть оттуда, хотя, учитывая отсутствие всяких ограждений сломать на такой тропинке шею запросто можно и в безветренную погоду.
Дорога, петляя между гор, приводит нас в замок Пюилоран. Вдоль небольшой горной речушки Од, которая, однако, уже в Каркассоне превращается в солидную и полноводную реку, поднимаемся в горы. Окружающий пейзаж опят изменился, путь проходит через так хорошо знакомые сосновые леса. На стоянке около величественного замкового холма наша машина единственная, кроме нас здесь еще только продающий билеты привратник. Ему скучно, получая от нас стандартные четыре евро, с носа пытается с нами заговорить. Увы, содержательную беседу можем предложить только на английском, и он теряет к нам интерес.
ПюилоранПюилоранПюилоранПюилоранПюилоран
ПюилоранПюилоран
Преодолев подъем по крутой лесной дорожке, оказываемся у зигзагообразной лестницы выдолбленной в скалах, конца лестницы не видно, ноги предательски дрожат после предыдущих подъемов, закрадывается предательская мысль: А может просто полюбоваться видом снизу? Но идем… Остается непонятным как катары строили эти замки и как они их обеспечивали? По моему, доставка туда даже какой-нибудь дровины, для камина - это серьезная проблема, а если нужно доставит бочку, какого-нибудь катарского вина? А если катарский буфет? Мдааа, скала высотой в 697 метров – это вам не шутки. Пюилоран также принадлежал катарам, время его захвата крестоносцами неизвестно, но предположительно вместе с Керибасом, через одиннадцать лет после Монсегюра. Позже был королевской крепостью, но чисто номинально, гарнизон состоял из двадцати пяти сержантов. Еще лет тридцать назад, здесь можно было осмотреть подземелья, соединяющие его башни, но сейчас они уже завалены.
Отсюда наша дорога лежит на Фуа, родину самых могущественных и воинственных вассалов графа Тулузского. Узенькое шоссе, кстати, очень приличного качества, оставляет впечатление ирреальности - скалы не только сбоку, скалы над вами, дорога время от времени ныряет в небольшие туннели, а сбоку грохочет горный поток реки Од. Настроение портит только одно: я вообще то езжу очень быстро, за что время от времени общаюсь с дорожной полицией, но здесь меня самым непостижимым образом, при первой возможности обгоняют даже юные амазонки. Французы очень вежливы на дороге, и всегда с готовностью тебя пропускают, но их отношение к скоростным ограничениям мне очень импонирует. По трассе они едут 90, когда трасса переходит в узенькую горную дорогу, они едут 90, но когда на дороге появляется знак населенного пункта… они продолжают ехать 90. Хотя в городах, при наличии пешеходов, ездят очень аккуратно и предупредительно, стоит кому то поставить ногу на проезжую часть, даже не на переходе, водители моментально останавливаются и с готовностью пропускают. И кстати за все время путешествия по Лангедоку я встретил на дорогах ни одного полицейского.
ФуаФуаФуаФуа
Лежащий между гор и плоский как стол Фуа совсем не маленький городок, в нем порядка 150 тысяч жителей. В центре старого города высится огромная крутая скала со стоящим на ней замком. Замок достаточно примитивен, но зато полностью восстановлен, сейчас здесь городской музей, удивляющий скудностью экспозиции. Зато, поднявшись по бесконечным винтовым лестницам на верхнюю площадку одной из башен, вы можете насладиться видом средневекового города, лежащего прямо под вами, поверьте, оно того стоит.
Переночевав в тихом отеле у озера, и основательно позавтракав, снова устремляемся в горы. Первый пункт на сегодня – таинственный Монсегюр.

1   2   3   4   5


Права на статью принадлежат автору Эдуарду Заборовскому.
Копирование статьи и размещение ее на других сайтах возможно только с личного письменного согласия автора.
E-mail
Оглавление раздела "Проявления духа времени"
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at june 2003
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика