Асассины (от арабского assassini — хашшишин — потребители гашиша). В средневековых хрониках так называли персидских и сирийских исмаилитов, принадлежавших к шиитской секте, возникшей в VIII веке в Багдадском халифате, которые сначала занимались, по всей вероятности, изготовлением из разных трав опьяняющего напитка, по арабски называвшегося гашишем. У западных писателей они носят изредка название «гашашин» («травоедов»), иногда их называют «фидави» («обреченные, жертвующие собой»), а по большей части им дается название — исмаилитов; тайная организация — орден неоисмаилитов-низаритов, образовавшийся в Иране в конце XI века в результате раскола в исмаилизме. Основан около 1081 года; отличался главным образом организацией, члены которой были обязаны полной покорностью своему главе.
Секта исмаилитов названа так по Исмаилу, правнуку Али, зятю пророка Мухаммеда, в седьмой линии, которого большая часть шиитов, то есть защитников прав Али и его потомков на духовное и светское главенство, признала законным наследником. Эта секта в первые времена царствования Аббассидов основана была персами, одинаково ненавидевшими исламистское правоверие и Аббасидов, и старалась увеличить число своих приверженцев преимущественно посредством правильного устройства миссионерских учреждений.
Еще в то время, когда поклонники ислама находились под властью Омайядов, друзья потомков Али втайне вербовали сторонников для возведения на престол калифа (титул верховного правителя, объединявшего в своих руках духовную и мусульманскую власть) и имама (духовный и светский глава мусульманской общины) из дома пророка. Уже тогда они учили, что Али со временем возвратится на землю, чтобы доставить победу правде и справедливости, а до тех пор имамы из его рода должны считаться его наместниками, которым подобает высокое почитание и безусловная покорность. Имам считался также более способным истолкователем божественного откровения. Коран, по их учению, был только внешней оболочкой религии, а ее дух и сущность заключались в аллегорическом истолковании ее, ключ к которому был у имама. После свержения Омайядов, когда место их заняли Аббасиды, а не Алиды, последние стали учить, что семь имамов, то есть Али и его потомки до Исмаила, призваны были к публичной проповеди религии, а после них, до нового появления «руководимого Богом» (махди), имамы должны оставаться сокрытыми для людей и вместо них должны действовать их миссионеры. Благодаря этой теории миссионеры получили возможность, смотря по времени и обстоятельствам и не вредя своему авторитету, провозгласить какого-нибудь излюбленного ими потомка Али настоящим махди, а пока самим господствовать над умами.
В IX и Х столетии миссионеры исмаилитов, под именем карматов, восстали против Аббасидов, нанесли им много поражений в открытом поле, отняли у них города Куфу и Басру и некоторое время занимали даже священный город Мекку. Точно также один из их миссионеров передал одному алиду город Кайраван, тогдашнюю столицу Берберии, лежавшую неподалеку от нынешнего Туниса, и здесь основано было царство фатимидов, то есть потомков Али и его жены Фатимы, дочери Мохаммеда, которое вскоре распространило свою власть на Сицилию, Египет и часть Сирии. Кайсра, куда фатимид Алмуиццлидин-Алла перенес свою резиденцию, сделался тогда средоточием алидских миссий, и царствовавший там калиф был настоящим махди, которому, особенно по восшествии на престол Алхакима, воздавались почти божеские почести. Вскоре однако между фатимидами и их приверженцами начались распри из-за престолонаследия. Калиф Алмустансир-Биллаги назначил своим преемником сперва старшего своего сына Низара, а впоследствии своего второго сына Ахмеда, царствовавшего потом под именем калифа Алмуста ли-Биллаги. Многие шииты утверждали однако, что раз назначенный махди уже не может лишиться этого сана; они поклонялись Низару и даже после его смерти признавали настоящими имамами только его потомков.
Последнее воззрение разделял и Хасан ибн-Саббах, настоящий основатель ордена асассинов, подвергшийся за это изгнанию из Египта. Он возвратился в свое отечество, Персию, где еще прежде был заместителем одного начальника миссии, но принужден был, спасаясь от преследования сельджуков, в продолжение многих лет скитаться в этой стране, пока наконец, в 1090 году, ему не удалось завоевать укрепленный замок Аламут, близ Казвина, в северо-западном Иране. Здесь он занялся воспитанием самых сильных юношей, чтобы сделать их орудиями своей воли. Он употреблял, между прочим, одуряющие составы опия, которыми приводил своих учеников то в состояние блаженства, так что они считали себя в раю, то в сильнейшее возбуждение, ободрявшее их к самым опасным предприятиям. Руководство асассинов практиковало как средство политической борьбы убийство своих противников. Хасан не боялся могущества сельджуков и с помощью убийств, к которым его ученики всегда были готовы, наводил такой страх на самых могущественных государей, полководцев и государственных людей своего времени, что впоследствии слово «асассин» сделалось равнозначащим со словом «убийца». По истечении короткого времени и многие другие укрепленные города в разных провинциях Персии и Сирии подпали под власть его приверженцев, и управление ими Хасан ибн-Саббах вверял своим любимцам.
Перед кончиной (1124) Хасан назначил своим преемником своего наместника в Лемзире, Бузург-Умида. Двух собственных сыновей он сам осудил на смерть, одного за то, что он считался убийцею уважаемого начальника миссии в Кугистане, которого Хасан хотел назначить своим преемником, а другого потому, что он нарушал заповеди Корана, тогда как сам Хасан своею строгою религиозною жизнью всем внушал доверие и почтение.
Учение асассинов распространилось в Иране, Сирии и Ливане. Характерной особенностью учения асассинов с середины XII века стало обожествление имама, главы их организации.
Бузург-Умид следовал во всем примеру Хасана и перед кончиною (1138) назначил преемником своего сына Мохаммеда, который также усилил могущество и влияние ордена. Его сын и преемник Хасан II (1162—1166), потворствуя своим страстям, распространил аллегорическое толкование Корана и на законодательную его часть и наконец стал выдавать себя уже не за наместника имама, а за самого имама. Хасан был убит своим зятем. Его сын Мохаммед II, питавший такие же стремления, в состоянии был удержаться только до 1210 года, и, по некоторым известиям, был отравлен. Хасан III возвратился к принципам основателя ордена и умер в 1221 году. Ему наследовал сын его Мохаммед III, не отличавшийся ни благоразумием, ни воздержанностью своего отца; он также погиб насильственною смертью (1255).
Еще при Хасане I были посылаемы миссионеры в Сирию, и в начале XII столетия они поселились в Хамбе, где приобрели расположение князя Ридвана. В 1107 году они врасплох напали на Апалию и овладели этим городом, который, однако, был снова отнят у них Танкредом. Впоследствии они приобрели благосклонность визиря дамасского князя Бури, который отдал им во владение укрепленный замок Баниас. И здесь, как в Персии убийство было у них самым заурядным делом. Князья Дамаска, Гимса, Мосула и Мераги, один из визирей фатимидов, даже сам калиф Аамир, которого они считали узурпатором, пали один за другим под ударами асассинов.
Около половины XII столетия асассины приобрели в Ливанских горах много укрепленных замков, между которыми самыми значительными были Кадмус, Массиат и Алейка. Последний сделался резиденцией их вождя, Шейх-аль-Джебеля («Повелителя Горы»), которого на Западе стали называть «Старцем Горы». Отсюда они вели ожесточенные войны с крестоносцами и умертвили Раймунда I, графа Триполийского. Это убийство побудило тамплиеров вооружиться против асассинов и осаждать их замки до тех пор, пока они не согласились платить им ежегодную дань в несколько тысяч динариев. Главою асассинов был в это время Синан.
Саладин не раз подвергался нападениям асассинов, но впоследствии заключил с ними мир и даже пользовался ими, как орудиями для достижения своих целей. Действительно, его считают подстрекателем в убийстве маркграфа Конрада Тирского, которое совершено было несколькими асассинами в монашеских рясах. И по смерти Синана (1163) асассины в Сирии еще на всех наводили страх, так что у них достало смелости умертвить в 1214 году Раймунда, сына князя Антиохийского, а в 1250 году предложить Людовику Святому при его высадке в Акре, сделать им, по примеру других государей, подарки, как бы для застрахования своей жизни.
Конец существованию государства асассинов в Иране положило монгольское войско Хулагу-хана в 1256 году, а в Ливане и Сирии последний удар асассинам нанесли мамелюки в 1273 году.
Рокнеддин-Хуршах, последний глава асассинов в Персии, был слишком слаб, чтобы устоять против неоднократных нападений монголов Хулагу-хана. После продолжительной осады Аламута он покорился ему, но был казнен по приказу Менгу-хана (1256).
Падение государства асассинов в Сирии началось почти одновременно с упадком могущества их единоверцев в Персии, потому что и они должны были уступить часть своих укрепленных замков занявшим Сирию монголам.
Вскоре, после изгнания последних, асассинам объявил войну могущественный египетский султан Бейбарс, который в 1272 году отнял у них последнюю крепость. Бейбарс дозволил им, однако, существовать в качестве секты и воспользовался ими как орудиями убийства против меракийского князя Варфоломея и против английского принца Эдуарда, воевавшего в то время в Палестине. Такой же политики держались и последующие египетские султаны.
В качестве религиозной секты асассины существовали в Ливанских горах, а также сохранялись по преимуществу в малодоступных горных областях (Афганистан, Персия, Северо-западная Индия, Западный Китай, Памир).

Источник:
Хронос

Оглавление раздела "Проявления духа времени"
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at June 2003 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика