Жизнь Мерлина известна лишь по единственной рукописи XIII в., хранящейся в Лондоне, в Британском музее. Жизнь Мерлина была издана впервые в 1830 г. в Лондоне под названием: Gaufridi Arthurii Monemutensis, de Vita et raticiniis Merlini Calidonii carmen heroicum и в 1837 г. переиздана Франсиском Мишелем и Томасом Райтом. Наш перевод сделан по тексту, воспроизведенному Э. Фаралем в III томе его труда La légende Arthurienne, 1929.


1 Вещего мужа хочу Мерлина забавную музу
Петь и безумье его. А ты исправь мою песню,
Путь указавши перу, о Роберт, украшенье священства. (1)
Ибо мы знаем, что ты философии чистым нектаром
5 Был окроплен, от нее во всем получивши ученость,
Что доказал ты не раз, о мира вождь и наставник.
К замыслу будь моему благосклонен, при знаменьях лучших
Ныне певца опекай, чем делал тот, чьим недавно
Ты преемником стал, по заслугам отличенный честью. (2)
10 Все тут сошлось; твой род, и нравы, и жизнь без упрека,
Польза места сего и воля народа и клира:
Вот почему вознеслась до звезд Линкольния счастьем.
Как бы хотел я тебя объять достойною песней,
Но не хватает мне сил, пусть бы сам Орфей с Камерином,
15 Пусть бы Марий и Макр с величавым Рабирием вкупе, (3)
Хором ведомые муз, моими бы пели устами.
Вы, о привыкши петь со мной камены, начнем же
Прежде задуманный труд! Подыграйте мне на кифаре!

В царствие многих владык измерив долгие годы,
20 Славным британец Мерлин прослыл по целому свету.
Был он король и пророк: народом гордым деметов (4)
Правил и предрекал грядущие судьбы монархам.
Как-то случилось в те дни, что меж многими знатными распря
В том королевстве пошла, и по градам народ неповинный
25 Стали они разорять жестокими битвами часто.
Шел войной Передур, венедотов вождь и властитель, (5)
На Гвеннолоя, что был королем над Скоттией дальней.
Вот и день наступил, что был для боя назначен:
Встали на поле вожди, меж собою рати схватились,
30 Обе гибнут равно, истребляемы сечей плачевной.
На стороне Передура Мерлин явился в сраженье,
Кумбров владыка Родарх с ним пришел, не менее грозный,
Каждый разящим мечом врагов обступающих валит;
Трое братьев вождя, на войну вслед за братом пришедших, (6)
35 Яро разят, отбивая врагов, и губят отряды.
Так налетали они на полчища недругов храбро,
Заняты ратным трудом,— и вдруг упали, убиты.
Это едва увидав, ты, Мерлин, ряды оглашаешь
Горестным воплем своим и взываешь так громогласно:
40 «Вот какою бедой меня настигло злосчастье!
Скольких спутников я — и каких — сегодня лишился!
Их лишь вчера короли в королевствах далеких боялись!
О, судьбины людской превратность, о, неотвратимость Смерти!
Рядом она всегда, и тайным стрекалом
45 Нас поражает, и жизнь из тела жалкую гонит.
О молодая краса! Кто теперь бок о бок со мною
Будет сражаться и кто отразит мне на гибель идущих
Сильных вождей и теснящих врагов бессчетные толпы?
Храбрые юноши, вас погубила ваша же храбрость,
50 Юность у вас отняла отрадную, годы отрады.
Только что вы через вражьи ряды носились с оружьем,
И отражали мужей, и валили их наземь повсюду, —
Ныне упали и вы, обагренные кровью багровой».
Так он оплакивал их и средь ратей сетовал горько,
55 Слезы лия из очей. Но проклятое длится сраженье:
Рать наступает на рать, враги врагов убивают,
Кровь повсюду течет, те и эти во множестве гибнут.
Все же бриттоны, созвав свои отовсюду отряды,
Вместе сходятся все, и все вместе сквозь копья и стрелы
60 Мчатся вперед на врага, раздают удары и раны;
Остановились они не прежде, чем полчища скоттов,
Тыл показав, пустились бежать без дорог врассыпную.
Спутников тут отозвал из сражений Мерлин и велел им
Братьев предать земле и над каждым поставить часовню,
65 Сам же оплакивал их, исходя в слезах неизбывных,
Пылью власы посыпал, разрывал на теле одежды,
Ниц на землю упал и по ней катался во прахе.
Знать и вожди утешают его, Передур утешает, —
Все не утешится он и просьб их слушать не хочет.
70 Целых три дня напролет над убитыми плакал несчастный,
Пищу отталкивал, — так сожигала скорбь ему душу.
Тою порой, как Мерлин бессчетными стонами воздух
Полнил, безумье его обуяло: покинув украдкой
Всех, в леса он бежал, чтобы люди его не видали.
75 В дебри входит Мерлин, он рад, что под вязами скрылся,
Диким дивится зверям, на полянах щиплющим травы.
То за одним побежит, то другого резво обгонит,
В пищу коренья трав и в пищу идут ему травы,
В пищу идут с деревьев плоды, ежевика лесная.
80 Стал он лесным дикарем, как будто в лесах и родился.
Лето все напролет, ни одним человеком не найден,
Он скрывался в лесах, щетиной, как зверь, обрастая.
Но лишь зима подошла, унося и свежие травы,
85 И с деревьев плоды, так что пищи ему не осталось,
(Первый сбой нумерации-HF)
Жалобным голосом он причитанья начал такие:
«Боже в небе, Христе! Что мне делать? Где в мире отныне
Я смогу обитать, когда вижу, что мне пропитаться
Нечем: ни трав на земле, ни в листве желудей не осталось.
90 Трижды четыре здесь стояли яблони рядом
И приносили плоды — а теперь не стоят. Кто похитил
Их у меня? Куда подевались они? То их видел
Я, то не вижу совсем. Так судьба со мною воюет,
Так обо мне вспоминает она: то покажет, то спрячет, —
95 Нет ни плодов теперь у меня, ни всего остального:
Роща стоит без листвы, без плодов. И о том, и об этом
Плачу: укрыться листвой и есть плодов не могу я.
Южный ветер принес холода и дожди проливные.
Если я под землей отыщу хоть какую-то пищу,
100 Жадные мчат кабаны, и приводят прожорливых самок,
И отнимают еду, которую с трав я срываю.
Милый товарищ мой волк, со мной привыкший скитаться
В чащах лесных без пути, ты с трудом поля переходишь:
Значит, ты, как и я, обессилел от голода злого.
105 Раньше ты в этих лесах поселился, раньше седины
Старость тебе принесла, но не знаешь и ты, чем бы можно
Пасть набить. Но дивлюсь я тебе: ведь по рощам довольно
Есть и косуль, и прочих зверей, и ты мог бы поймать их.
Старость, наверно, тебе самому ненавистная, силу
110 Всю отняла у тебя и проворство, что нужно для ловли.
Вот ты и воешь — а что тебе еще остается? —
Либо лежишь на земле, отощавшее вытянув тело».
Так он в кустах распевал, средь орешника стоя густого.
Голос его долетел до путника, шедшего мимо;
115 он направил шаги туда, откуда по ветру
Речь донеслась, и место нашел, и Мерлина увидел.
Только приметив его, убежал Мерлин, а прохожий
Следом пустился, но все ж беглеца не мог задержать он
И на дорогу на ту, которой шел, воротился,
120 Замысел все же храня, ибо случай смутил ему душу,
Встречный попался ему, который тою порою
Шел от кумбров царя Родарха, — а тот Ганеиду
В жены взял и был женою счастлив прекрасной.
Братом ей был Мерлин, и она об участи брата
125 Горько скорбела, и слуг посылала в далекие дебри,
Чтобы назад его привести. Один из посланцев
Ввстречу путнику шел, и путник шел ему ввстречу.
Только сошлись, как меж них завязалась тотчас беседа.
Тот, кто Мерлина искать был отправлен, спросил, не видал ли
130 Новый знакомец в лесу человека, что прячется в чащах.
Путник сказал, что ему человек такой повстречался
В чаще колючих кустов, в глубине Калидонского леса; (7)
А захотел он к нему подсесть, перемолвиться словом,
Быстро прочь от него побежал человек сквозь дубраву.
135 Так он сказал; посланец ушел и обыскивать начал
Дебри в глубоких долах и леса на высоких вершинах:
Мужа везде он старался найти, пробираясь сквозь чащу.
Был на вершине одной из гор прозрачный источник,
Зарослью частой кустов со всех сторон окруженный;
140 Там над водою сидел Мерлин, с высоты наблюдая,
Как вокруг по лесам, играя, звери резвятся.
Шагом неслышным туда подобрался по круче посланец,
Мужа ища,— и вот пред собой увидел источник
И Мерлина над ним, на мягких сидящего травах.
145 Горькие пени свои в таких речах изливал он:
«Ты, что царишь надо всем, почему ты так не устроил,
Чтоб не делился год на четыре времени, отче?
Право весны — приносить цветы и листья с собою,
Лето растит урожай, плодами осень богата,
150 Но ледяная зима приходит вслед, пожирая
Все и вся, а с собой несет только ливни да вьюги.
Что только есть, мешают всему зловредные бури:
Почва пестрых цветов взрастить из-за стужи не может,
Нет на дубах желудей, а на яблонях — яблок пунцовых.
155 Вот бы не стало совсем зимы и снега седого,
Лето настало бы вдруг, иль весна, и кукушка вернулась,
И филомела, чья песнь утешает скорбные души, (8)
И голубок, что хранит в чистоте союз полюбовный;
Вот бы средь свежей листвы запели хором согласным
160 Прочие птицы, что мне переливами слух услаждали
В дни, когда новых цветов ароматы земля источала
Средь зеленеющих трав, и ручьи журчали негромко,
И над моей головой в листве стонала голубка
Голосом, звавшим ко сну, напевавшим дрему на очи».
165 Слушал Мерлина гонец, а потом прервал его пени
Звуком кифарных ладов, — ибо нес он кифару с собою,
Чтобы безумного так приманить и смягчить ему душу.
Перебирать по порядку он стал печальные струны
И, затаившись, запел тихим голосом песню такую:
170 «О безутешный стон опечаленной Гвендолоены! (9)
О непрестанный плач вечно плачущей Гвендолоены!
Краше жены, чем она, в краю не бывало Валлийском,
Что белизной побеждала богинь и лист бирючины,
Вешних роз лепестки и пахучие лилии луга.
175 Юная слава весны в ней одной лучами светилась,
(второй сбой нумерации-HF) Яркая звезд красота в очах ее пребывала,
Дивные косы ее сверкали золотом чистым.
Сгинуло, сгинуло все, красоты не осталось в ней боле:
180 Сгинул румянец лица, не сияет плоть белизною.
Стала не тем, чем была, она от горестей многих.
Ибо неведомо ей, где же вождь и жив ли доныне
Или скончал свои дни. Той порой несчастная вянет,
Чахнет день ото дня, от долгой скорби истаяв.
185 Плачет с ней наравне Ганеида и сетует с него:
Всё безутешно она об исчезнувшем брате тоскует.
Плачет по брате одна, другая по муже, и обе
Плача никак не прервут и часы в печали проводят.
И не едят, и не пьют, и ночами блуждая по рощам,
190 Сна не знают они: такое снедает их горе.
Так же сидонянка встарь горевала Дидона, увидя,
Как отчаливал флот, как спешил Эней удалиться, (10)
Или когда Демофонт в назначенный срок не вернулся,
Так же слезы лила и стонала бедняжка Филлида, (11)
195 И Брисеида так в разлуке с Ахиллом рыдала. (12)
Так сестра и жена пылают и сетуют обе,
Муки горькие их до глубин души истерзали».
Посланный так напевал, по струнам печальным бряцая,
Мужу вещему слух лаская ладами, чтоб мягче
200 Стала его душа и певца бы он радостно встретил.
Быстро поднялся Мерлин и к юноше с речью веселой
Сам обратился, его попросив, чтобы снова на струны
Он персты возложил и те же стихи повторил бы.
К лире персты подносит певец и, что велено было,
205 Снова поет, и лады укрощают мало-помалу
Ярость безумья в душе, плененной сладостью струнной.
В память приходит Мерлин и, подумав, кем был он когда-то,
Сам дивится себе и клянет ума помраченье.
Прежние чувства к нему и прежний разум вернулись,
210 Имя услышав сестры, он стонет, верностью тронут,
Стонет и о жене, обретя рассудок и разум,
Просит, чтоб ко двору Родарха его проводили.
Повиновался гонец и, леса немедля покинув,
Радостно входят они в королевскую вместе столицу.
215 Брата вновь обретя, веселится сердцем царица,
С ней наравне ликует жена возвращению мужа;
Наперебой целуют его, обвивают руками
Шею, —такая сердца им любовь и верность волнуют.
Также Мерлина король с подобающей почестью встретил;
220 Рада вся челядь в дому, в столице знатные рады.
Но, увидав, что к нему отовсюду сходятся толпы,
Переносить многолюдство Мерлин оказался не в силах.
Вновь в исступление впав, исполнен тем же безумьем,
В лес он стремится назад и пытается выйти украдкой.
225 Но приказал Родарх удержать его, стражу приставив,
Звуком кифары смягчить исступленную душу;
В горе и сам он к нему подошел с речами, с мольбами,
И образумить хотел, и просил при них оставаться,
Не удаляться в леса, не стремиться жизнью звериной
230 Жить средь дерев, между тем как носить он мог бы по праву
Жезл и под властью держать немало народов свирепых.
Щедро его одарить обещает король и тотчас же
Ткани доставить велит, и одежды, и псов, и пернатых,
И быстроногих коней, и злато, и самоцветы,
235 Кубки, что сам Гвиеланд чеканил в граде Сигенском. (13)
Каждую вещь Мерлину Родарх протянул, предлагая,
С ними остаться просил и лесные дебри покинуть,
Но, презирая дары, вещий муж ответил Родарху:
«Это отдай ты вождям, которых бедность смущает:
240 Малым довольны они не бывают, хватают побольше.
Заросли я предпочту ветвистых дубов калидонских,
Гор высоких хребты и зелень лугов у подножья:
Вот что мне по душе. Ты, Родарх, дарами своими
Сам владей, а меня примет вновь мой лес Калидонский;
245 Вдоволь орехов там есть, и он всего мне дороже».
Скорбного мужа король удержать был не в силах дарами
И приказал на него наложить тяжелые цепи,
Чтобы, избавясь от уз, не бежал он в дебри обратно.
Вещий почувствовал муж, что отныне, опутанный цепью,
250 Он уж не может уйти в Калидонские рощи свободно;
Горько стало ему, и остался он в скорбном молчанье,
Радость исчезла совсем из его потупленных взоров,
Слова не вымолвил он и ни разу не засмеялся.
Как-то к супругу идти по дворцу королеве случилось.
255 Видя ее, Родарх ликовал, как то подобает,
За руку взял жену и рядом сесть приказал ей,
Обнял ее и к устам с поцелуем прижался устами;
Взгляд на нее обратив между ласк, он заметил случайно,
Что у жены в волосах висит, запутавшись, листик.
260 Пальцы к ним он поднес и, листик вытащив, бросил
Наземь его, веселясь и с любимой женою играя.
Вещий все это Мерлин увидал — и, нарушив молчанье,
Стал хохотать, на себя обратив все взоры стоявших
Рядом и всех удивив, ибо долго он не смеялся.
265 Сам удивился король и стал пытать у безумца,
Что за причина была такого внезапного смеха,
А за ответ посулил ему дары в изобилье.
Он все молчит и, упорствуя, смех объяснить не желает.
Нудит его все сильней Родарх, то мольбой, то дарами
270 Тщась упорство сломить. Наконец, на дары негодуя,
Вещий муж отвечал ему такими словами:
«Жадный любит дары, алчный трудится за обладанье;
Эти, куда им велят, готовы душою склониться,
Ежели их подкупить. Мало им того, что имеют,
275 Ну, а с меня желудей на дубах калидонских довольно,
Хватит прозрачных ручьев, по лугам душистым текущих.
Ты на дары не поймаешь меня, пусть алчный берет их.
Если свободы не дашь и в лесные зеленые долы
Я не вернусь, — не открою тебе и смеха причины».
280 Тут, не в силах склонить дарами вещего мужа
И не узнавши причин, почему Мерлин засмеялся,
Отдал Родарх приказ от цепей его тотчас избавить
И удалиться ему разрешил в лесные пустыни, —
Лишь бы желанную он поведал смеха причину.
285 Счастлив, что может уйти, королю Мерлин отвечает:
«Вот почему я смеялся, Родарх: за то, что ты сделал,
Можно тебя похвалить и за то же винить тебя можно.
Листик вытащил ты, который, сама не заметив,
На волосах принесла королева, и верность явил ей
290 Большую, чем Ганеида тебе в тот час, как в кустарник
Вышла, где встретил ее любовник и с нею спознался.
Навзничь покуда она, распустивши косы, лежала,
Листик ей к волосам и пристал, а ты его вынул».
Сделался мрачен Родарх, обвиненье такое услышав,
295 Гневные очи тотчас отвратил от нее, проклиная
День, когда в жены он взял Ганеиду. Меж тем королева,
Не взволновавшись ничуть, улыбнулась, чтобы улыбкой
Скрыть смущенье и стыд, и такое промолвила слово:
«Что опечалился ты, мой любимый? Зачем не по делу
300 Гневаться стал и меня осуждать, поверив безумцу?
Он ведь рассудка лишен и правду путает с ложью,
Так что, кто верит ему, тот его глупее стократно.
Повремени же сейчас: чтоб обмана не было, дай мне
Срок доказать, что слова его бред и правды в них нету.
305 Жил тогда при дворе — один из множества — отрок.
Только увидев его, жена хитроумная тотчас
Изобрела, какой победит она брата уловкой.
Отрока тотчас призвав, Ганеида брата спросила,
Чтобы предрек он, какой этот отрок смертью погибнет.
310 Ей Мерлин отвечал: «Узнай сестра дорогая:
Этот умрет человек, упав с вершины утеса».
Втайне над этим смеясь, удалиться она приказала
Отроку, с тела совлечь ту, в которой был он, одежду,
Новое платье надеть и подрезать длинные кудри;
315 После вернуться велит, чтоб его сочли за другого.
Воле послушен ее, он, сменив одежду, вернулся
И перед всеми предстал таким, как она приказала.
Снова брата просить начала королева, промолвив:
«Милой поведай сестре, какой он смертью погибнет».
320 Ей отвечает Мерлин: «Этот отрок, как возраст наступит,
Примет в беспамятстве смерть, на могучем дубе повиснув».
Так он предрек, и тогда Ганеида сказала супругу:
«Как же лживый пророк до того исказил твои мысли,
Что жену свою счел ты повинной в таком преступленье?
325 Если бы знать ты желал, сколь разумно сейчас предрекал
Этому отроку смерть, ты и сам бы сказал, что неправду
Он говорил обо мне, лишь бы в лес его отпустили.
Не приведи меня бог согрешить! Целомудренно буду
Ложе хранить в чистоте, доколь живу и дышу я.
330 Я уличила его, спросив, как умрет этот отрок,
И уличу еще раз, ты же нас рассуди со вниманьем».
Вымолвив, тихо она приказала отроку выйти
И воротиться опять, одевшись в женское платье.
Тотчас же отрок ушел и точь в точь приказанье исполнил:
335 Женщиной он вернулся назад и в женской одежде
Встал пред Мерлином, меж тем как сестра спросила лукаво:
«Ну-ка, поведай нам, брат, как погибнет эта девица».
«Эта девица, — сказал он в ответ, погибнет в потоке», —
И над ответом таким Родарх стал громко смеяться,
340 Ибо об отроке был об одном трижды спрошен провидец
И трояко ему предсказал грядущие судьбы.
Думает он, что Мерлин о жене его молвил неправду,
Больше не верит ему, но печалится и негодует,
Ибо, поверив, жену осуждал, хоть она его любит.
345 Видя это, его королева простила и, ластясь,
Стала его целовать, вернув ему снова веселье.
Думал Мерлин между тем, что может он в лес удалиться,
Из дому выйдя, велел он, чтоб слуги открыли ворота;
Но не пускает сестра и просит его со слезами,
350 Чтобы остался он с ней и оставил безумные мысли.
Но от своих отступать намерений он не желает,
Требует дверь отворить, только в лес удалиться и жаждет,
Бьется, кричит и слуг погоняет неистовым криком.
Видит сестра, что ничем удержать его невозможно,
355 Что об уходе одном он мечтает, — и Гвендолоене
Шлет приказанье прийти (ибо та отлучилась в ту пору).
Гвендолоена пришла и молила супруга остаться, —
Он презирает мольбы, оставаться не хочет, не хочет
Радостным взором взглянуть на жену, как прежде бывало.
360 Волосы в горе она, заливаясь слезами, терзает,
Щеки царапает вкровь и падает замертво наземь;
Видя все это, ему говорит королева с упреком:
«Из-за тебя, — погляди, — умирает Гвендолоена!
Что же ей делать, скажи: выйти ль замуж, вдовой ли остаться,
365 Или велишь за тобою идти, куда б ты ни скрылся?
Рада будет она удалиться в леса и с тобою
Жить средь дебрей лесных, лишь бы ты любовь возвратил ей».
Вещий муж отвечал ей на это такими словами:
«Нет, не нужна мне овца, чей источник, зияя широко,
370 Влагу обильную льет, как летом Дева из урны.
Но и страсти менять я не буду подобно Орфею,
Что кошницу свою во владенье отрокам отдал,
После того как за илистый Стикс отплыла Евридика. (14)
Чист я останусь и чужд и той, и этой Венере,
375 Ей же свободу даю и право нового брака:
Пусть любого берет в мужья, кого пожелает.
Но, коль возьмет ее кто за себя, пускай стережется,
Как бы не встретить меня, не сойтись со мною вплотную,
В сторону пусть он свернет, если вдруг окажется случай
380 Близко ко мне подойти, а не то мой клинок он узнает.
В день же, когда совершится обряд торжественный брачный,
И за столом гостям раздадут обильные яства,
Сам я, запасши даров почетных вдоволь, прибуду,
Чтобы богатой была невестой Гвендолоена».
385 Так он сказал и «прощай» уходя, промолвил обеим
И в желанную дебрь устремился, никем не задержан.
Глядя печально вослед, жена у порога стояла,
С нею стояла сестра, и друзья о беде горевали;
Обе дивились, что муж безумный ведает тайны,
390 Ибо о встречах сестры любовных доподлинно знал он,
Хоть и солгал, как мнили они, об отрока смерти,
Три исхода назвав, а назвать бы единственный надо.
Долгие годы пустым предсказанье Мерлина считалось,
Отрок пока не вошел в лета и не сделался мужем.
395 Тут и открылась для всех и была доказана правда!
Ибо однажды, скача на охоту с гончею сворой,
Он увидал, что в тени листвы олень притаился.
Тотчас спускает он псов и они, приметив оленя,
Мчат без дороги и лес наполняют яростным лаем;
400 Сам он шпоры коню дает и несется за ними,
Ловчим знак подает то рогом, то голосом громким,
Их подзывает, велит, чтоб летели быстрее вдогонку.
Там крутая гора возвышалась, меж скал островерхих,
А у подножья ее по равнине река протекала.
405 В бегстве достигнув реки, олень пересек ее тотчас,
Чтобы в укрытья свои уйти, как делают звери.
Юноша гонит его, через гору дорогой прямою
Скачет, оленя ища меж камней, разбросанных часто.
Так и случилось, что конь, увлекаемый быстрым движеньем,
410 Рухнул стремглав с высокой горы, а охотник с обрыва
Грянулся прямо в поток, у подножья горы протекавший.
Только одною ногой за дерево он зацепился,
Тело же — вниз головой — погрузилось в текучую воду.
Так упал, утонул и повис на дереве бедный,
415 Смертью тройной доказав правдивость вещего мужа.
Он же вернулся в леса и жил в них, как дикие звери,
Стойко сносил мороз, водоемы льдом оковавший,
Снег сыпучий и дождь и дыханье враждебное ветров.
Больше ему по душе терпеть лишенья, чем править
420 Над городами, гнетя племена свирепые властью.
Тою порою как муж проводил быстротечные годы
Между лесного зверья и жизнью жил с ним одною,
Гвендолоену отдать по закону замуж успели.
Ночь наступила, рога луны во тьме засияли,
425 Все светила зажглись на ясном сводчатом небе;
Воздух прозрачнее был, чем всегда, ибо лютая стужа
Северных туч пелену согнала, небеса расчищая,
Мглу и туман стирая сухим дыханием ветра.
Звезд движенье следил вещий муж с высокой вершины.
430 Глядя в прозрачную твердь и сам с собой рассуждая:
«Марса лучи — что значат они? Короля ли кончину
Нам предвещают они, разгораясь, иль судьбы иные?
Вот что я вижу: погиб Константин кровавою смертью, (15)
Отдал племяннику власть, Конану, жребий злодейский:
435 Дядю зарезавши, он завладел венцом и престолом.
Ты, о Венера, всегда скользя колеёй неизменной,
Следуешь Солнцу в пути, но ниже идешь Зодиака, —
Что означает двойной твой луч, рассекающий небо?
Уж не конец ли моей любви он сулит, разделяясь?
440 Ибо такие лучи разрыв любви знаменуют.
Верно, в разлуке меня покинула Гвендолоена,
К мужу новому льнет, его объятиям рада.
Значит, я побежден, и другой наслаждается ею!
Значит, пока я вдали, у меня мое отняли право!
445 Значит, так! Ведь ленивых в любви всегда одолеет
Тот, кто в любви не ленив, кто далеко нейдет, кто под боком.
Я не завидую: пусть в добрый час берет себе мужа,
Счастливо с новым живет — с моего изволенья — супругом.
Завтра, лишь только рассвет заблестит, туда я отправлюсь
450 И отнесу дары, что ей обещал при уходе».
Молвив, он обошел лесистые долы и дебри,
Много оленьих стад собрав в единое стадо,
Ланей прибавил к нему и косуль, на оленя уселся
И, чуть лишь день занялся, пред собою погнал свое стадо,
455 В дом поспешая, куда вышла замуж Гвендолоена.
Прибыл туда, терпеливо стоять заставил оленей
Перед дверьми он, а сам стал кликать Гвендолоену:
«Гвендолоена, спустись: тебя дары ожидают».
Быстро спустилась к нему, улыбаясь, Гвендолоена,
460 Стала дивиться, что муж верхом на олене приехал
И что послушен олень, и что столько диких животных
Мог Мерлин и собрать, и гнать один пред собою,
Словно отару пастух на пастбище гонит привычно.
Новый супруг подошел к окну высокому, глянул,
465 Всадник какой у порога стоит и, дивясь, засмеялся.
Вещий Мерлин, как увидел его, так понял немедля,
Кто он, и рог отломил у оленя, верхом на котором
Ехал, и с силой тот рог в окно метнул, размахнувшись,
Так что совсем размозжил новобрачному череп и сделал
470 Вмиг бездыханным его, и жизнь по ветру развеял,
После же вскачь оленя пустил, ударяя пятами,
Чтобы оттуда бежать и скорее в лес воротиться.
Слуги, об этом узнав, со всех сторон выбегают,
Быстро летят по полям за вещим мужем в погоню.
475 Он же, оленя гоня, обскакал их настолько, что мог бы
В лес невредимо уйти, если б речка ему не попалась.
Ибо, когда ее зверь в один прыжок перепрыгнул,
Не удержался Мерлин и свалился в быструю воду.
Слуги, берег заняв, уплывавшего вмиг изловили,
480 В дом его отвели и в путах сестре передали.
Пойманный вещий муж опечалился: хочет он снова
В лес убежать, и путы с себя старается сбросить;
Смех позабыл, еду и питье отвергает упорно,
Сердце печалит сестре печалью своей неизбывной.
485 Видит Родарх, что Мерлин от радости жизни отрекся,
Что приготовленных яств и отведать он не желает;
Сжалясь, король повелел безумного вывести в город,
Чтоб на торгу средь толпы он прошел и стал веселее,
Новым товарам дивясь, которые там продавались.
490 С царского выведен был он двора и, только лишь вышел,
Как у дверей увидал слугу в лохмотьях, который
Вход стерег и просил, запинаясь, у мимо идущих,
Подали чтобы ему на покупку новой одежды.
Бросив на нищего взгляд, вещий муж засмеялся внезапно.
495 Дальше оттуда пошел, на юнца он воззрился, который
Новую обувь держал и еще прикупал к ней заплаты.
Вновь засмеялся Мерлин и дальше идти отказался
Через толпу на торгу, чтоб она на него не глазела.
В дебри хотел он опять, то и дело на них озирался
500 И запрещенным путем упорствовал шаг свой направить.
Слуги, вернувшись домой, королю доложили немедля,
Что и в леса уйти он хотел, и дважды смеялся.
Тотчас Родарх, желая узнать, что смех этот значил,
Что предрекал он, смеясь, повелел развязать на нем путы
505 И посулил, что ему разрешит немедля вернуться
В прежние дебри, коль он откроет смеха причину.
С радостью вещий муж согласился — и так отвечает:
«Перед дверьми привратник сидел в изношенном платье,
Словно нищий, просил подаянья у мимо. идущих,
510 Чтоб уделили ему хоть немного на новое платье.
Сам же он между тем сидел на груде зарытых
Тайно монет — богач, чья казна от него же сокрыта.
Я и смеялся над ним; а ты, если землю разроешь,
Много найдешь там монет, сберегаемых долгие годы.
515 Дальше меня отвели на торг, и там я увидел,
Как сапоги покупал человек и заплаты в придачу,
Чтобы, до дыр износив сапоги, когда швы разойдутся,
Их опять починить и вновь пригодными сделать.
Я и над ним посмеялся затем, что несчастный не сможет
520 Даже надеть сапоги, а не то что пришить к ним заплаты
Те, что впридачу купил: ведь уж он утонул и волнами
Выброшен на берег был. Пойди посмотри — и увидишь».
Мужа проверить слова желая, Родарх посылает
Слуг, чтоб скорее пошли к реке и, если увидят,
525 Что вот такой утонул человек и на берег ближний
Вынесен, спешно назад воротились и все доложили.
Слуги, исполнив приказ, вдоль потока идут и находят
Там на пустынном песке утонувшего юноши тело,
И, воротившись домой, обо всем короля извещают.
530 Он между тем, удалив от порога сторожа, землю
Взрыл и раскапывать стал, и нашел наконец под землею
Спрятанный клад, и почтил, ликуя, вещего мужа.

Это все совершив, вещий муж торопился вернуться
В прежние чащи лесов, ненавидя толпу городскую.
535 Стала его убеждать королева с ними остаться
И не спешить вернуться в леса, пока не минуют
Белой зимы холода, что как раз тогда наступала,
И не вернется опять с плодами мягкими лето,
Чтоб прокормиться он мог, и не станет погода теплее.
540 Но отказался Мерлин и сестре такими словами
Он отвечал, желая уйти и мороз презирая:
«Милая сердцу сестра, ты зачем удержать меня тщишься?
Не устрашает меня зима морозом и вьюгой,
Не устрашает Борей ледяной, что свирепым дыханьем (16)
545 Гонит внезапный град и блеющий скот побивает,
Не устрашает и Австр, мутящий ливнями воды, — (17)
Лишь бы в пустыни лесов, в зеленые долы вернуться.
Малым довольствуясь, я любую вынесу стужу,
Но уж зато по весне под пахучей листвою деревьев
550 Сладко мне будет лежать меж цветов на лугу травянистом.
Ты же, чтобы еды у меня и зимой было вдоволь,
В дебрях лесных воздвигни дома и приставь ко мне челядь, —
Пусть повинуется мне и еду для меня добывает
В дни, когда почва травы, а деревья плодов не приносит.
555 Прежде же прочих домов один построй в отдаленье,
Десять раз шестьдесят пусть дверей в нем будет, и окон
Столько ж, чтоб видеть я мог огневержца Феба с Венерой (18)
И наблюдать, как скользят по ночному небу светила,
Мне открывая страны и народа грядущие судьбы.
560 Столько же дай мне писцов, записать мое слово способных.
Чтобы вещанья мои они вверяли дощечкам.
Чаще и ты приходи, сестрица любимая, к брату, —
Голод мой сможешь тогда утолять питьем и едою».
Так он сказал и в леса удалился шагом поспешным.
565 Повиновалась сестра и дворец, как велел он, воздвигла
И остальные дома, все наказы Мерлина исполнив,
Так что, пока есть плоды и Феб по высям небесным
Выше идет, под листвою дерев он живет, наслаждаясь,
Бродит по чащам лесным, где зефиры ластятся к вязам. (19)
570 А наступает зима, от вьюг сердитых мохната,
Всех лишая плодов и леса, и тучные земли,
Так что пищи нельзя добыть под дождем непрестанным,
В названный дом возвращается он, голодный и грустный.
Там и сестра бывала не раз и многие яства
575 С радостью брату она привозила, и также напитки.
Он же, силы свои обновив обильною пищей
И воспрянув душой, сестру принимал с ликованьем,
После, по дому бродя, наблюдать принимался светила.
Вот что он предрекал, грядущие ведая судьбы:
580 «Ярое бешенстно душ британских! Увы, надмевают (20 21)
Больше должного их, возрастая и множась, богатства,
Так что миром они не хотят наслаждаться, и гонят
Злые стрекала отряд да отряд соплеменный войною.
Терпят они, чтобы21 рушились в прах все церкви господни, (22)
585 В земли далекие прочь прогоняют служителей божьих.
Смуту сеют везде Корнубийского Вепря потомки, (23)
Козни строят они друг другу, себя истребляют
Сами мечом нечестивым и ждать, пока по закону
Власть достанется им, не хотят, но венец похищают.
590 Будет четвертый из них всех прочих злей и свирепей.
Волк Пучин в сраженье его одолеет однако, (24)
Будет гнать, победив, Сабрину по варварским землям,
Он же обложит тогда осадой долгою Керкер, (25)
В прах дома Воробьев низвергнет и стены разрушит,
595 К галлам флот поведет, но от царской пики погибнет.
Сам властитель Родарх умрет, когда долгая распря
Скоттов и кумбров в борьбе разведет на долгие годы.
Отдана кумбров земля растущему племени будет,
Камбры войною пойдут сперва на гевиссов, а после
600 И на корнубиев: их никакой ведь закон не смиряет.
Камбрия будет всегда веселиться пролитой крови:
Богу враждебный народ, что ликуешь ты, кровь проливая?
Камбрия братьев толкнет ополчиться один на другого
И нечестивой предать родных племянников смерти.
605 Множество раз через Кумбр переправятся скоттов отряды,
Всех, кто противится им, истребят, пощады не зная, —
Не безнаказанно все ж: погибнет вождь их, убитый
Грозной рукою того, кто в честь коня назовется; (26)
Вскоре наследник уйдет, из наших изгнан пределов.
610 Скотты, спрячьте мечи, которые вы обнажили:
С нашим племенем вы равняться не сможете силой.
Рухнет град Акелуд, и король ни один не отстроит (27)
Прежде его, чем скоттов в бою покорить не сумеет.
Плачет в развалинах град Сиген, и палаты, и башни,
615 Камбры покуда в свои не вернулись исконные земли.
В гавани Керпер свои будет видеть снесенные стены, (28)
Прежде чем зубом его богатый лис не изменит.
Град опустеет Лоэль и пастыря он потеряет,
Лев скиптроносный пока не вернет ему жезл крюковатый.
620 Град приморский Рутуп в обломках на берег ляжет, (29)
Но восстановит его шлемоносное судно рутена.
Стены Меневии вновь отстроит пятый преемник
Мужа, что мантию ей вернет через многие годы;
Град Легионов падет в твоем, о Сабрина, заливе,
625 Граждан своих потеряв, на долгий срок опустеет,
Но возвратит их, когда медведь в ягненке прибудет.
Граждан изгнав, короли саксонские много столетий
Их городами владеть, и домами, и нивами будут; (30)
Трижды три дракона из них главу увенчают.
630 Двести монахов потом погибнут в граде Леира, (31)
После паденья вождя саксонского град опустеет.
Первый из англов, кому венец достанется Брута; (32)
Опустошенный резней восстановит он заново город.
Дикий народ, запретив в отчизне святые обряды
635 Править, в господни дома богов кумиры поставит.
Позже лишь Рим нам Христа вернет чрез монашеский куколь, (33)
Храмы вновь окропит святой росою священник,
И восстановит их все, и пастыря в каждом поставит.
Будут с тех пор соблюдать веленья господня закона,
640 Сыщется много таких, кто по праву сподобится неба.
Этому силой конец положит безбожное племя:
Ведать не будет оно меж бесчестьем и честью различья,
Яда полно, сыновей и родных возить на продажу
Станет в чужие края, громовержца разгневав.
645 О неслыханный грех! Тех, кого творец удостоил
Почести неба, кого наделил, сотворивши, свободой, —
В путах, словно волов, на продажу вести на веревке!
Богом отверженный, ты, своего властелина предатель,
Чуть лишь на царство взойдешь, как тотчас оно прекратится:
650 Даки придут на судах и, народ покорив ненадолго,
Править будут, пока их уйти не заставят, разбитых. (34)
Двое там будет владык, но змей, забыв о союзе, (35)
Их острием хвоста поразит, домогаясь престола.
После невстрийцы придут из-за моря в ладьях деревянных, (36)
655 Взгляд устремляя вперед и взгляд назад обращая,
С острым явившись мечом, в одеяньях железных, на англов
Яро они нападут, перебьют их, страной завладеют.
Много они королевств покорят и за их рубежами
Сломят много племен, до тех пор покуда отраву
660 Не изольет на главу их Эрин, пролетая повсюду.
Тут и верность, и мир, и всякая доблесть исчезнут,
Будут в родных городах меж собой сограждане биться, (37)
Всякого всякий предаст, и друга никто не отыщет,
Муж, презирая жену, пойдет открыто к блудницам,
665 Мужа презревши, жена ляжет с каждым, к кому вожделеет;
Чести никто церквам не воздаст, погибнет порядок;
В воинский стан священство уйдет, за оружье возьмется,
На освященной земле крепостные стены воздвигнет,
Воинам то отдаст, что отдать положено бедным,
670 Будет идти мирскою тропой, влекомо богатством, (38)
Бога ограбит, презрев запрет священной тиары.
Трое получат венец, на престол за ними четвертый —
Новых любимец племен — взойдет, но ему благочестье
Будет во вред, и уйдет он во мрак, отцом облаченный
675 И препоясав себя шлемоносного вепря клыками.
Четверо будут в черед помазаны, жаждущих власти,
Двое наследуют им и так венец свой покатят,
Что ополчиться на них заставят галлов заморских.
Стены Гибернии в Прах шестой низринет; разумный
680 И благочестный, сперва обновит он народы и грады.
Все это некогда я охотно предрек Вортигерну, (39)
Двух драконов ему таинственный бой объясняя;
Мы утомившись, тогда на берег трясины присели.
Ты же ступай домой, сестра, любезная сердцу,
685 Чтоб короля увидать перед смертью, а Тельгесину
В дом мой явиться вели: с ним хочу говорить обо многом, (40)
Ибо вернулся вчера он из Армориканского края,
Гильдаса мудрого там поучений сладость вкусивший». (41)

В дом королева идет, где находит усопшим супруга, (42)
690 Плачущих слуг и меж них — Тельгесина, что прибыл вчера лишь.
Слезы обильно лия, меж друзей Ганеида упала,
Волосы рвет на себе и такие слова произносит:
«Жены, вместе со мной о кончине рыдайте Родарха,
Мужа оплачьте со мной, какого в нашем столетье
695 Мир, который мы зрим, не рождал доселе ни разу.
Мирную жизнь он любил и так свирепым народом
Правил, что тяжбы никто ни с кем никогда не затеял.
Клиру святому являл он во всем справедливость и кротость,
Властвуя, был справедлив ко всем — и к незнатным, и к знатным.
700 Щедрый всегда, он много давал, себе оставляя
Самую малость, и всем делал то, что им подобало.
Конного строя краса, цвет монархов, опора державы, —
Вот чем ты был, а теперь червям отдают тебя в пищу,
Мощное тело твое истлеет во гробе нежданном.
705 Ужли такое тебе после шелковых постлано ложе?
Ужли твою белоснежную плоть, королевское тело
Хладная скроет плита, и останутся прах лишь и кости?
Так это будет, — у вы! Людей угнетает от века
Горестный жребий: к правам они прежним не могут вернуться.
710 Пользы нет никакой в этом бренном прославиться мире:
Слава приходит, бежит, и морочит, и губит могучих.
Медом своим умащает пчела то, что после ужалит, —
Так, подольстившись сперва, покидает нас слава мирская
И, обманув, ударом хвоста поражает бесчестно.
715 Дар мимолетен ее; чем владеет она, кратковечно;
Словно текучий ручей, что приносит, то и уносит.
Что с того, если розы красны, если лилии белы,
Если красив человек, или конь, иль другие созданья?
Эту заслугу творцу мы должны приписать, а не миру!
720 Значит, блаженны лишь те, кто сердцем тверд благочестным,
Господу кто угождает во всем, кто мир покидает.
Им в чести пребывать дает неизменной и вечной
Тот, чья власть без конца, Христос, зиждитель вселенной.
Вас я покину, вожди, вас, высокие стены и лары, (43)
725 Вас, мои сыновья, и все мирское оставлю.
Буду с братом в лесах я жить и, радуясь сердцем,
Бога вышнего чтить, облачившись в черные ризы».
Молила так и мужу она воздала то, что должно,
И на могильной плите такие стихи начертала:
730 «Щедрый Родарх, щедрей которого не было в мире,
Ныне покоится здесь, в невеликом гробе — великий».

Тою порой навестить Мерлина, вещего мужа,
В лес пришел Тельгесин, что послан им был в обученье:
Должен был он узнать, что такое тучи и ветер,
735 Ибо в тот миг налетели они и туманы сгустили.
Так объясненья давал Тельгесин, наущаем Минервой:
«Из ничего произвел четыре начала создатель, (44 45)
Чтоб к сотворенью вещей возникла первопричина
Вкупе с материей, сплошь связуемой миром согласным:
740 Небо, которое он вознес и звездами украсил,
Все окружил им и в нем замкнул, как в скорлупке ореха;
Воздух был создан потом, чтобы звуки в нем возникали
И чрез посредство его день иль ночь посылали светила;
Море бежать вкруг земель он заставил и делать четыре
745 Мощных изгиба и тем приводить в движение воздух,
Так что он ветры родит, и всего тех ветров четыре;
Собственной силой стоит, через легкость не движется суша,
Что поместил он внизу, на пять частей разделивши,
В средней из коих нельзя обитать из-за жгучего зноя,
750 В крайних же двух — из-за стуж, все живое оттуда изгнавших,
Так что лишь в двух остальных, которым умеренность дал он,
Люди живут, и стаи зверей, и сонмы пернатых.
С тем же, чтоб дождь выпадал и плодам земным и древесным
Лучше расти помогал, окропляя их кроткою влагой,
755 В небо он тучи пустил, которые действием солнца
Полнятся влагой речной, как мехи, по тайным законам.
После с эфирных высот, где сила ветра их носит,
Щедро на землю они изливают заемные воды.
Вот откуда и дождь, и округлый град, и метели,
760 Ветер на тучи когда дохнет сырой и студеный
И, проникая насквозь, их заставит низвергнуть потоки.
Ну, а природу свою от земных поясов получает
Каждый из ветров — смотря по тому, близ какого родился.
Твердь сотворив и на ней укрепив огневые светила,
765 Небо эфирное бог распростер и ангельским сонмам
Дал в обитанье его, ибо дивная сладость господня
И созерцанье творца им дарует бессмертье и вечность.
Звездами бог украсил эфир и солнцем лучистым,
Звездам назначил закон, по которому каждая может
770 В небе, что вверено ей, указанной мчаться дорогой.
После под телом луны он раскинул воздушное небо,
Блеск ему даровав; в том небе, в областях горных,
Рати духов живут, которые нам сострадают, (46)
Радуясь или крушась вместе с нами превратностям нашим;
775 Духи эти несут молитвы людей через воздух,
Просят смиренно творца, чтобы им он внял благосклонно,
И, что восчувствует бог, то иль голосом, иль сновиденьем,
Или знаком иным доводят до нашего знанья.
Ниже простор под луной зловредных демонов полон:
780 Нас искушают они и морочат, обманам учены,
Часто, себе сотворив из воздуха тело, воочью
Демон является нам и с нами ведет разговоры;
К женщинам даже порой приходят они для соитья, (47)
Так что, понесши от них, те рождают в нечестье и в сраме.
785 Вот как устроил господь небеса и тройному сословью
Духов назначил в них жить, чтоб они все, что есть, опекали
И обновляли бы мир, семена вещей обновляя.
Так же господь и моря разделил на многие виды,
Чтобы формы вещей из себя оно вечно рождало.
790 Ибо часть моря кипит, часть застыла льдом, и лишь третья,
Свойства обеих других умерив, пищу дает нам.
Моря кипящая часть ту бездну, где ярое пламя,
От остальной отделяет земли, ее обтекая,
Вновь впадая в себя и питая пламенем пламя.
795 Все нисходят туда, кто в угоду воле превратной
Смел закон преступить, пренебрегши господом богом,
Все, кто, запрета не чтив, осквернить заповедное жаждал.
Там угрюмый судья то, что каждым заслужено, взвесив
На непреложных весах, налагает должные кары.
800 Моря замерзшая часть песчинки округлые катит,
Те, что с собою родит сперва, приблизившись к пару
И подмешавши к нему лучи, светило Дионы. (48)
Это оно, бродя среди рыб, озирая пучины,
В них самоцветы родит, как о том повествуют арабы. (49)
805 Свойства подобных камней полезны тем, кто их носит:
Многим вернули они, сохранили многим здоровье.
Их, как и все, разделил на роды и виды создатель,
Чтобы могли мы их различать по виду, по цвету,
Чтобы и род их для нас, и свойства были наглядны.
810 Третьего рода моря, что простерлись вкруг нашего мира,
Нам немало дают своею близостью пользы;
Рыбу питают они, в изобилье соль производят,
Носят туда и сюда корабли, где товары мы возим,
Так что от прибыли стать богачом может бедный внезапно:
815 Делают почву моря плодоносной, кормят пернатых,
Что родились, говорят, в пучине так же, как рыбы,
Не по иному живут, чем они, закону природы:
Птицам подвластны моря намного больше, чем рыбам,
Ибо легко в высоту они взлетают пустую,
820 Рыбу же влага несет и прочь из глубин не пускает,
Ибо при свете сухом умирает рыба немедля.
Также и их разделил на роды и виды создатель,
И, разделив, даровал такую природу, чтоб вечно
Дивны были они и целебны для тех, кто недужен.
825 Похоти жар, говорят, умеряет краснобородка, (50 51)
Но, кто ее поест, тот на оба глаза ослепнет.
Рыба тимал, что так по цветку зовется тимьяна, (52)
Ест его чаще всего и тимьяном поэтому пахнет,
Так что все рыбы в реке получают запах такой же.
830 Пола женского все, вопреки закону, мурены, — (53)
Так говорят, — но меж тем размножаются через соитье
И приносят приплод от чужого семени, ибо
Часто на берег морской приползают во множестве змеи
И, оставаясь на нем, шипят призывно и сладко,
835 Так вызывая мурен, чтобы с ними совокупиться.
Можно еще и тому подивиться, что полуфутовый
Еж морской, к кораблю прицепившись, держит средь моря, (54)
Как на причале, его и дальше плыть не пускает,
Прежде чем сам не уйдет; потому его и страшатся.
840 Так же страшатся, чтоб та к кораблю приближалася рыба,
Что зовется мечом, ибо бивнем разит она острым. (55)
Если поймают ее, обшивку она пробивает —
И поглощает корабль, завиваясь воронкой, пучина.
Рыба-пила судам опасна гребнем, который (56)
845 В них вонзает она, подплывая под днище, и режет
Доски, и топит корабль, страшна, как мечом, своим гребнем.
Тем дракон водяной, кто рукой его схватит, опасен: (57)
Сильный яд, говорят, заключен под его плавниками,
И, уколов, он вредит, вливая яд этот в рану.
850 Рыба скат, говорят, угрожает другою напастью: (58)
Если к живому кто невзначай притронется скату,
Руки и ноги сей миг отнимаются, члены немеют,
Делать дело свое, словно скованы смертью, не могут.
Вот как вредит этот скат незримым своим истеченьем.
855 Этих во множестве рыб и других поселив под водою,
Бог средь своих зыбей распростер обширные земли, (59)
В коих люди живут, плодородье их обнаружив
По изобилию трав, которые почва рождает.
Первой из оных земель и лучшей Британию числят,
860 В щедрости вящей своей она все, что ни есть, производит,
Злаков растит урожай и душистый дар благодатный
Год за годом дает на потребу живущим в ней людям.
Есть в ней леса и есть дерева, что медом сочатся,
Ширь травянистых лугов и горные кручи до неба,
865 Реки есть, родники, и скот, и звери, и рыба,
Много древесных плодов, самоцветов, ценных металлов, —
Все, что только дает природа творящая людям.
Есть и ключи целебные в ней с кипящей водою:
Лечит недужных она, притекая в отрадные бани,
870 Немощь из тела изгнав, возвращает немедля здоровье.
Бани построил Бладуд в те годы, когда царский держал он (60)
Жезл, и вода, получив по жене его имя Аларон,
Часто являла с тех пор свои целебные свойства,
Против недугов любых помогая, но более женских.
875 Рядом лежит Фанат, где многое есть в изобилье; (61)
Змей смертоносных там нет, и если к вину подмешаешь
Землю его, то такое питье спасает от яда.
Наше море от нас отделяет Орхадские земли: (62)
Их разрезает река, их три и трижды по десять;
880 Два и десять пусты, обитаемы все остальные.
Имя от солнца свое получила Крайняя Фула: (63)
Ибо летнее там в дни солнцестояния солнце
Вспять обращает лучи, чтобы дальше они не светили;
Дни уводит оно, в непрерывную ночь погружает
885 Воздух темный над ней, одевает студеное море
Льдом, чтобы праздным оно, для судов недоступное, было.
После нашей земли называют Гибернию люди (64)
Лучшим из всех островов по причине ее плодородья.
Даже обширней она; ни пчел, ни птиц, кроме редких,
890 Там не найти, а змей та земля и родить не желает.
Вот почему, коль, свезя оттуда почву и камень,
Где-нибудь высыпать их, там исчезнут и пчелы, и змеи.
Близ Геркулесовых Гад есть остров по имени Гады: (65)
Дерево там растет, чья кора смолу источает
895 Каплями, что застывают на ней в самоцветные камни.
Про Гесперид говорят, что дракон у них, глаз не смыкая, (66)
От пришлецов сторожит золотые плоды под листвою.
Женщины с телом козы, говорят, живут на Горгадах, (67)
Зайцев бегучих они быстротою ног побеждают.
900 Золота и серебра на Аргире и Криосе родится (68)
Столько же, как говорят, сколько камня простого в Коринфе. (69)
Зеленью пышной травы приятен вид Тапробаны: (70)
Дважды за год на нивах ее урожай созревает,
Дважды лето на ней и весна, и дважды сбирает
905 Там виноград и плоды на земле, самоцветами славной.
Вечно на Тиле весна; неизменно на нем зеленеют (71)
Свежей листвой дерева и цветы цветут постоянно.
Остров Плодов, который еще именуют Счастливым, (72)
Назван так, ибо все само собой там родится.
910 Нужды там нет, чтобы пахарь поля взрывал бороздами,
Нет земледелия там: все сама дарует природа.
Сами собою растут и обильные злаки, и гроздья,
Сами родятся плоды в лесах на раскидистых ветках,
Все в изобилье земля, как траву, сама производит.
915 Сто и более лет продолжается жизнь человека.
Девять сестер в том краю по законам правят премудрым,
Властвуя теми, кто к ним из наших краев прибывает.
Старшая из девяти всех мудрее в искусстве целенья
И красотой своей сестер превосходит намного;
920 Имя Моргана ей, изучившей полезные свойства (73)
Всякой травы, способной лечить телесную немощь;
Знает искусство она изменять обличье и может
В воздухе на новых крылах взлетать, подобно Дедалу, (74)
Если захочет, летит в Бристиду, в Карнот иль в Папию, (75)
925 Если захочет, и к нам скользнет с высокого неба.
Той же волшбе, говорят, и другие обучены сестры:
Все: Глитонея, Глитен, Глитон, Мороноя, Мазоя,
И Тироноя, Титен и Титон, что прославлена лирой. (76)
Нами туда был Артур, у Камблана раненный в битве,
930 После войны отвезен, а путь Баринт указал нам, (77)
Ибо известны ему и моря, и светила на небе.
Кормчим ведомы таким, мы туда с государем приплыли,
С почестью должною нас приняла Моргана, Артура
В свой поместила покой, уложив на парчу золотую,
935 Рану его обмыла сама рукой осторожной,
Долго смотрела ее и сказала, что может здоровье
Все же вернуться к нему, если он на короткое время
С нею останется там, чтоб ее лекарством лечиться.
С радостью вверили мы ее заботам Артура,
940 И поручив паруса попутному ветру, отплыли».
Молвил в ответ на это Мерлин: «О товарищ любезный,
Сколько с тех пор, как союз был нарушен, страна претерпела!
Стала она не тем, чем была, ибо жребий враждебный
Знатных заставил, клинки в ее утробу направив,
945 Смуту затеять везде, чтобы все, сколько было, богатства
Прочь из отчизны ушли, чтобы всякая честность пропала,
Чтобы свои города побросали, отчаявшись, люди.
Также и саксы на нас войной нагрянули грозной,
Нас и наши опять города разорили жестоко,
950 Божий закон преступив, осквернивши храмы господни.
Истинно, сам творец, чтобы нас, неразумных, исправить.
Эту беду допустил, преступленья наши карая».
Речи не кончил Мерлин, как ему собеседник ответил:
«Стало быть, должен народ послать кого-нибудь с вестью
955 За море, чтобы Артур на быстром судне вернулся,
Если уже он здоров: пусть противника с прежнею силой
Он отразит и мир, как встарь, установит для граждан».
«Нет,— Мерлин отвечал,— это племя так не отступит,
Ежели в ваши сады однажды вцепилось когтями.
960 Прежде согнет под ярмо города и народ королевства,
Силою власть над ним утвердив на долгие годы.
Трое из нашей среды им противится доблестно будут, (78)
Много врагов истребят и силы их сломят, но все же
Не до конца победят, потому что судьею небесным
965 Вынесен нам приговор: благородной власти лишатся,
Немощи ради своей, на многие годы бриттоны,
К ним не прибудут доколь от Армориканского дышла
Камбров почтенный вождь Кадваладр с могучим Конаном: (79)
Снова свяжут они нерушимым союзом и камбров,
970 И корнубийских мужей, и скоттов, и армориканцев,
И возвратят землякам венец, утраченный ими,
Брута вернув времена, прогнав врагов-чужеземцев,
И городами с тех пор по святым будут править законам.
Снова начнут побеждать королей в краях отдаленных,
975 Храбро сраженья ведя, подчинять себе их королевства.
Но из живущих теперь никого уж не будет в то время».
Молвил ему Тельгесин: «Меж сограждан распрей жестоких
Столько не видел никто, сколько ты, — я так полагаю».
«Правда, — ответил Мерлин, — я прожил долгие годы
980 И насмотрелся всего и от наших, себя истреблявших,
И от смуту с собой приносивших варваров пришлых.
Помню злодейство досель: Констант был предан коварно, (80)
За море, чтобы спастись, малолетние братья бежали,
Утр и Амвросий; с тех пор в лишенном правителя крае
985 И началась череда нескончаемых войн и усобиц.
Войско повел против всех Вортигерн, возглавлявший гевиссов, (81)
Чтобы области те своему подчинить произволу;
Множество бед он принес земледельцам, ни в чем не повинным.
Натиском быстрым венец захватил он, мужей благородных
990 Много пред тем истребив, и все покорил королевство.
Все же, кто кровным родством был с бежавшими братьями связан,
Иго его стерпеть не могли и пожарами стали
Все палить города во владеньях князя-злодея,
Земли тревожа его набегами ратей свирепых
995 И не давая ему захваченным править спокойно.
Вечно в тревоге он жил и, поняв, что с народом мятежным
Сладить не сможет, решил для войны призвать издалека
Воинов, чтобы идти навстречу противнику с ними. (82)
Вскоре явился к нему со всего собравшийся света
1000 Всякий воинственный люд, и с честью всех принимал он.
Также саксонский народ, на судах приплыв крутобоких,
Прибыл, доставив ему под начало бойцов шлемоносных.
Их возглавляли тогда два брата отважных и дерзких,
Хорс и Хенгист, и скоро они нечестивой изменой (83)
1005 Страшный урон нанесли городам, нанесли и народу.
Ибо сначала вождя к себе усердною службой
Братья сумели привлечь, потом, увидав, что поднимут
Граждане скоро мятеж и властителя будет нетрудно
Им низложить, на народ они меч обратили жестокий,
1010 Клятвы презрели и вслед, заране задумав измену,
Знатных убили, когда те сидели все вместе, явившись (84)
К ним по призыву, чтоб мир и союз заключить нерушимо.
После они оттеснили вождя за снежные горы,
Так, как я и предрек, королевству судьбу предвещая.
1015 Братья бродили потом по стране, поселенья сжигая,
Силой стараясь себе подчинить все земли и грады.
Но Вортимер, увидав, что в великой беде королевство, (85)
Что вероломно отец из дома Брутова изгнан,
Принял наследный венец по воле народа и вышел
1020 С войском на дерзостный род, его сограждан терзавший.
После множества битв прогнать удалось Вортимеру
Их на Фанат, к кораблям, на которых саксы приплыли.
Но, покуда они бежали, многих сильнейших
Наши успели убить, и меж ними воителя Хорса.
1025 Вслед за врагом поспешил Вортимер и немедля в осаду
Взял Фанат, окружив его и с моря, и с суши,
Сразу, однако, не смог победить, ибо саксы, владея
Флотом, силою путь проложили и в море умчались,
В землю свою поспешая назад на веслах проворных.
1030 Так в победной войне над врагами восторжествовавши,
Править стал Вортимер, почитаем от целого мира,
Пользуясь властью своей и умеренно, и справедливо.
Но, негодуя в душе, сестра Хенгиста Ронвена (86)
Счастья его перенесть не могла и, прикрывшись коварством,
1035 Яд намешала и, став ради брата мачехой злою,
Выпить дала королю и питьем его погубила,
За море к брату потом послала спешно известье:
Пусть он назад приплывет, имея столько отрядов,
Сколько выставить их народ воинственный сможет.
1040 Так он и сделал: пришел с такой бесчисленной ратью,
Что владенья у всех в сраженьях отнял кровавых,
А города по стране дотла уничтожил пожаром.
Это вершилось пока, оставались Утр и Амвросий
В Армориканской земле при дворе владыки Будика.
1045 Оба себя показать с мечом в сраженьях успели,
Оба отряды бойцов отовсюду к себе собирали,
Чтобы в отчизну идти и прогнать чужеземное племя,
Родину их отцов разорявшее тою порою.
Вот корабли вверяют они ветрам и пучинам
1050 И на защиту своим согражданам с войском приходят.
В бегство от них Вортигерн по земле Камбрийской пустился,
Но, осажденный, сожжен был братьями в собственном замке. (87)
После они свой меч против англов направили тотчас,
С ними встречаясь в бою, побеждали их не однажды,
1055 Но иногда и от них в свой черед пораженья терпели.
Встретились в битве они наконец большой и упорной:
Стали наши теснить, поражая противника яро,
И, Хенгиста убив, победили по воле господней.
После деяний таких с изволенья народа и клира
1060 Отдан Амвросию был престол и венец королевский;
Впредь носил он его, соблюдая в делах справедливость,
Но лишь четыре успел прожить пятилетья, а после
Умер, предан врачом, из рук его выпив отраву. (88)
Младший брат его Утр получил престол по наследству,
1065 Но поначалу не мог над страною властвовать с миром,
Ибо кровавый род, домой возвращаться привыкший, (89)
Прибыл опять и страну, как всегда, разоряли отряды.
Утр напал на него и разбивши в схватках жестоких,
Весла назад обратить и уйти за море заставил.
1070 Вскоре, войну прекратив и мир повсюду упрочив,
Сына родил он себе, и тот, вырастая с годами,
Стал таким, что никто ему не был доблестью равен.
Звали сына Артур и престолом он королевским (90)
Долгие годы владел после смерти родителя Утра.
1075 Но получил он престол ценой трудов и страданий,
Войн многолетних ценой и гибели многих отважных.
Ибо, когда отец одряхлел, из Английского края
Прибыл коварный народ и за Гумбром лежащие земли
Все прошел с мечом, одну за другой покоряя.
1080 Отрок еще, Артур по слабости возраста не был
В силах такие войска обуздать, преградив им дорогу.
Вот почему, принявши совет народа и клира,
Армориканскому он королю отправил Хоелю
Весть, чтобы тот корабли снарядил на помощь скорее,
1085 Ибо и общая кровь, и приязнь их союзом связали,
Так что друг друга они выручать в беде обязались.
Быстро Хоель отовсюду собрал упорных в сраженье
Воинов, мощных мужей, и много тысяч привел их
К нам, и врагов разгромил, нападая в союзе с Артуром
1090 То и дело на них и нещадно их истребляя.
С этим союзником страх позабыл Артур и отважен
Стал пред толпою врагов, когда шли на них в наступленье.
А победив пришлецов и в отчизну заставив вернуться,
Он в королевстве своем учредил закон и порядок.
1095 После же этих боев подчинил он вскоре и скоттов,
И гибернийцев, на них обратив военную силу.
Так страну за страной покорял он, вторгаясь войною;
Сдались норвежцы ему, за широким живущие морем,
Даки сдались, когда он с кораблями на них устремился;
1100 Галлов народ под ярмо он склонил, убивши Фроллона,
Коему римская власть отдала страну под опеку;
Даже и римлян самих, что войной на его королевство
Шли, победил он, напав, и наместник Луций Гиберий (91)
В этом сраженье погиб: императора Льва сотоварищ,
1105 Послан в далекий поход он был приказом сената,
Чтобы отвоевать у Артура галльские земли.
Властью в нашей стране возжелал завладеть той порою
Страж неверный Модред, разуменье утратив, и тайно (92)
Он с королевой вступил в любовный союз незаконный.

                                    Далее

1 (гл. 1-40)   2 (гл.41-80)  3 (гл.81-120)  4 (гл. 121-160) 5 (гл.161-208)  6 (Жизнь Мерлина)
комментарии к "Жизни Мерлина" (открываются в новом окне)

Оглавление раздела "Проявления духа времени"
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at june 2003
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика