Крестоносцы в Малой Азии. Спеша избавиться oт крестоносцев, император переправил их через Босфор. Вместе с византийским отрядом они осадили Никею и разбили турецкое войско, присланное никейским султаном, чтобы освободить его столицу (июнь 1097 г.); но в ту минуту, когда Никея уже готова была сдаться, греки тайно вступили в соглашение с осажденными, были впущены ими в город и заперли ворота перед крестоносцами.
После этого армия двинулась в глубь Малой Азии; вначале ее тревожили турецкие конные отряды, но когда последние напали на нее в открытом поле, близ Дорилеи, то христианские рыцари нанесли им жестокое поражение. Теперь крестоносцам предстояло пройти безлюдную и знойную страну, где нельзя было найти ни воды, ни съестных припасов. Во время одной стоянки умерло от жажды 500 христиан; большая часть лошадей пала; кладь везли на баранах и собаках. Рыцари принуждены были ехать верхом на волах и ослах. Тем не менее» это полчище продвигалось вперед, поддерживаемое религиозным энтузиазмом. «Mы не понимали друг друга,— говорит один французский рыцарь,- но мы были точно братья, связанные любовью, как подобает паломникам». Достигнув наконец гор Киликии крестоносцы нашли там друзей в лице армян, которые оказали им помощь.

Взятие Эдессы. Крестоносцы стремились прежде все го достигнуть Гроба Господня, чтобы исполнить свой обет; напротив, их вожди хотели воспользоваться ими, чтобы за воевать себе княжества на Востоке. Племянник Боэмунда, Танкред, задумал утвердиться в Тарсе на киликийском берегу. Брат Готфрида Бульонского, Балдуин, затеял ссору с ним и изгнал его из Тарса, затем отделился от армии, направился на юго-восток в страну Евфрата и достиг Эдессы, где царствовал армянский князь Форос. Последний объявил его своим наследником, но Балдуин хотел воцариться немедленно; он принудил Фороса отречься от власти и сделался графом Эдессы (1098).

Взятие Антиохии. Антиохия, которую крестоносцы встретили на своем пути, была богатым торговым городом, расположенным на расстоянии одного дня пути от моря, в долине Оронтаи на склоне крутой горы, В ней было 360 церквей; ее Сохранившиеся укрепления Антиохии стены, снабженные 450 башнями, были так толсты, что по ним могла проехать четырехконная колесница. Ее защищал антиохийский эмир, турок по происхождению, с отборным войском.
Крестоносцы расположились на равнине перед городом; наступило время дождей, съестные припасы истощились, и в лагере начали свирепствовать голод и болезни. Чтобы взять такой крепкий город, нужны были осадные машины, а рыцари не умели их строить. Но в это время к сирийскому берегу пристал флот, на котором прибыла толпа итальянских моряков, пилигримов, искателей приключений и пиратов, привлеченная известиями о победах крестоносцев. Боэмунд уговорил их присоединиться к крестоносцам и построить осадную башню, Киликийские армяне доставили припасы.
Между тем осада продолжалась уже более года, и антиохийский эмир приобрел союзника в лице сельджукского султана Баркярока, который прислал ему на помощь моссульского эмира Кербогу с армией в 200 тысяч человек, составленной из военных отрядов всех мусульманских князей. Если бы ему удалось соединиться с осажденными, дело крестоносцев было бы потеряно. Начальник одной из антиохийских цитаделей армянин-ренегат, желая отомстить эмиру за оскорбление, предложил Боэмунду, которого он считал вождем крестоносцев, сдать ему свою башню. Боэмунд, в свою очередь, предложил остальным князьям провести их в город при том условии, что последний будет отдан ему во владение. Вожди сначала отказались, ссылаясь на клятву, данную ими императору. Приближение турецкого войска заставило их наконец уступить: они обещали Боэмунду пре доставить ему Антиохию. В ночь на 2 июня 1098 г. Боэмунд провел свое войско по горным тропинкам и той башне, ко торой командовал армянин; на рассвете солдаты Боэмунда по лестницам взошли на башню а овладели ею. Крестоносцы атаковали город с равнины, наполнили улицы, перебили мусульман и разграбили их дома.
Спустя три дня армия Кербоги окружила Антиохию; крестоносцы истребили все съестные припасы в городе, и голод сделался настолько мучительным, что они ели траву, древесную кору и кожаные ремни. Многие ночью спускались на веревках через стену и старалась убежать в горы. Граф Стефан Блуаский вернулся во Францию, не исполнив обета.
В этой толпе людей, изнуренных голодом и отчаявшихся в спасении, посты и молитвы нередко вызывали видения. Один провансальский священник Петр Варфоломей пришел к графу Тулузскому и сообщил ему, что ему явился во сне апостол Андрей, указал в церкви св. Петра то место, где было зарыто копье, которым был пронзен на кресте Спаситель , и сказал, «го это копье даст победу христианам. Граф послал 12 работников, которые целый день рыли в указан ном месте; к вечеру Варфоломей нашел копье близ ступе ней алтаря. Провансальцы были уверены, что это есть действительно св. копье, во норманны утверждали, что Варфоломей сам закопал его. Варфоломей предложил под твердить истину своих слов судом Божьим и прошел через пылающий костер с копьем в руке; он выдержал испытание, но вскоре после этого умер. Его сторонники объявили, что он сгорел потому, что одну минуту поколебался в своей вере, и св. копьеВид военного лагеря XI в. Реконструкция Виолле-ле-Дюка осталось почитаемой святыней.
Ввиду опасности положения вожди решили выбрать (только на 15 дней) главнокомандующего; избранным оказался Боэмунд. В первый раз с начала похода появился человек, который имел право отдавать приказания. Несколько отрядов отказались идти в битву; Боэмунд велел поджечь их квартиры. Он послал гонца к Кербоге с предложением очистить город. Эмир ответил» что христиане имеют выбор между обращением в мусульманство и смертью. Все крестоносное войско выступило из города, пере шло через мост на Оронте и вступило в битву с мусульманами, Кербога не останавливал их. Его войско состояло из отрядов многих мусульманских князей, которые ссорились друг с другом и плохо слушались его. Оно рассеялось при первой же атаке. Христиане разграбили покинутый лагерь Кербоги (июнь 1098 г.).
Эта война отличалась диким характером. Капеллан графа Тулузского говорит в своем повествовании: «Что касается женщин, оказавшихся в лагере, то крестоносцы не при чинили им никакого другого вреда, кроме того, что пронзили им животы мечами». К армии присоединилась шайка мародеров, вождем которой был бродяга по прозванию Король Нищих (король Тафур).
Но настоящим ее руководителем был Петр Пустынник, спасшийся после погибели своего крестьянского ополчения; он сделался героем народных песен, чем-то вроде пророка, которому сам Христос вручил руководство крестовым походом. «Песнь об Антиохии» рассказывает, что он ответил своим людям, жаловавшимся на голод: «Разве вы не видите турецких трупов? Это отличная пища», и что воины Тафура изжарили и съели трупы неверных. И автор прибавляет: «Мясо турок вкуснее» чем павлин под соусом».

Раздоры между крестоносцами. Крестоносцы оставались в Осада Антиохии несколько месяцев, отдыхая от трудов. Между ними сильно свирепствовала эпидемия; жертвой ее пал, между прочим, и папский легат Адемар (1 августа). Он поддерживал мир между вождями; после его смерти ссоры стали переходить в войны. Особенным ожесточением отличалась распря между норманнами и провансальцами. Норманнский герцог Боэмунд хотел удержать Антиохию за собой; провансский герцог Раймонд хотел, чтобы ее отдали греческому императору, который незадолго перед тем вернул под свою власть Малую Азию. Он заявил, что не уйдет из Антиохии, пока в ней останется Боэмунд. Рыцари, сгоравшие желанием идти к Иерусалиму, грозили разрушить город, из-за которого шел спор. Наконец, в ноябре 1098 г. Раймонд выступил из Антиохии; чтобы вознаградить себя, он осадил Маарру, укреп ленный город внутри Сирии; но туда же подоспел и Боэмунд, и когда город был взят, норманны и провансальцы вместе заняли его. Несколько недель прошло в раздорах. Провансальцы, потеряв терпение, подожгли город, я в это же время Боэмунд изгнал из Антиохии провансальских рыцарей, которых оставил там Раймонд. Последний направился к побережью и начал завоевывать страну Триполи. Здесь крестоносцы оставались с февраля по май 1099 г. Так как Раймонд отказывался идти дальше, желая дождаться при бытия императора Алексея, то дни подожгли свои палатки и нестройной толпой двинулись к Иерусалиму.

Взятие Иерусалима. Между тем фатимидский халиф Каира, воспользовавшись затруднительным положением сельджуков, отнял у них Иерусалим (1098); он предложил крестоносцам приходить на поклонение св. местам, но не иначе, как небольшими группами и без оружия. Вначале крестоносцы попытались заключить союз с фатимидами против сельджуков; но они не хотели оставлять св. Гроб в руках мусульман. Они шли вдоль побережья, избегая городов, и затем повернули к Иерусалиму. Их оставалось 25 тысяч человек.
Приблизившись к городу, они рассеялись и, взобравшись кучками на высоты, с которых видны были стены, по обычаю того времени простерлись на земле, благодаря Бога за то, что он привел их к св. городу. Но Иерусалим был окру жен крепкими стенами; крестоносцы не могли взять их приступом; приходилось начинать правильную осаду.
В бесплодной местности, которой окружен Иерусалим, они не нашли ни съестных припасов, ни дерева для постройки машин; Кедронский ручей высох, цистерны были засыпаны; при невыносимом зное нельзя было найти для утоления жажды ничего, кроме луж зловонной воды.
Генуэзские галеры, приставшие к Яффе, снабдили их съестными Баробаллистическая машина припасами и орудиями. Они нарубили деревьев на расстоянии нескольких миль от города и построили две деревянные башни и лестницы. Прежде, чем идти на приступ, они босиком и в вооружении совершили крестный ход вокруг города, как повелел им легат Адемар, который явился спустя полтора дня. Наконец им удалось перекинуть с одной башни несколько балок, которые образовали мост между башней и стеной. Баробаллистическая машина Первыми перешли через него два фламандских рыцаря, затем - Готфрид Бульонский и его брат; вскоре после этого норманны с другой стороны проникли в город, пробив брешь в стене. Крестоносцы перебили всех, кого нашли в городе. В мечети Омара, куда спрятались мусульмане, «кровь доходила да колен рыцаря, сидящего на коне». Они на минуту прервали резню, чтобы отправиться босиком на поклонение Гробу Господню, и затем снова принялись убивать и грабить (15 июля 1099 г.).
Теперь надо было подумать о том, кому вручить власть над Иерусалимом. Духовенство желало, чтобы во главе управления стоял патриарх, рыцари требовали, чтобы власть над городом была предоставлена одному из них. В конце концов, выбрали Готфрида Бульонского, который получил титул защитника Гроба Господня.
Вскоре после этого армия в 20 тысяч человек, присланная из Египта, подступила к Иерусалиму со стороны Аскалона. Эта поспешность спасла христиан. Крестоносцы не успели еще оставить город; Готфрид повел их против мусульман, которые были обращены в бегство (12 августа). Но он не взял Аскалона из опасения, чтобы Раймонд не удержал его за собой.
Впоследствии рассказывали, что Готфрид был единогласно избран иерусалимским королем, но что он отклонил это избрание, не желая носить золотого венца там, где Царь царей носил терновый венец. Это изречение принадлежит графу Тулузскому или Балдуину.

1  2

 
Оглавление раздела "Проявления духа времени"  
 
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at June 2003 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика