Общая реконструкция истории оружия
и вооружения народов и государств

Учитывая наблюдающиеся в настоящее время в отечественной научной литературе небрежность, а иногда, возможно, и непонимание смысла при использовании понятия «оружие», представляется целесообразным для решения поставленной задачи хотя бы более или менее однозначно определиться: а) со временем появления в человеческой деятельности такого явления, как оружие, чтобы можно было установить временные границы реконструкции истории эволюции оружия и вооружения народов и государств; б) с основными отличительными признаками (сущностью) и возможными основаниями классификации этого явления, позволяющими объединять (группировать по классам) несколько его видов или все известные виды с общими отличительными признаками; в) с наиболее целесообразной периодизацией истории эволюции оружия, на временных отрезках которой доминировали как в пространстве, так и во времени решающие разновидности этого явления с общими отличительными признаками.
Исходя из предлагаемой к рассмотрению в книге новой логики истории оружия и вооружения народов и государств, представляется целесообразным напомнить читателю те вехи исторического процесса развития человечества, которые легли в основу системы вводимых ограничений для описания общей реконструкции истории оружия и вооружения как вида человеческой деятельности, выбора родов оружия, которые позволяют создать обобщенную классификацию оружия и военной техники и показать существенные отличия между этими явлениями, предложить обусловленную энергетическим критерием периодизацию исторических эпох, в которых доминируют решающие виды оружия.

Для установления и предварительного теоретического обоснования исторических и логических предпосылок, позволяющих получить ответы на поставленные выше вопросы, представляется целесообразным воспользоваться, прежде всего, теми гипотезами реконструкции истории развития человеческого общества, которые были выдвинуты академиком РАЕН Ю.В.Яковцом при разработке концепции цикличной динамики мировых и локальных цивилизаций, развивающей идеи П.Сорокина, Н.Кондратьева, Н.Бердяева, А.Тойнби, Ф.Броделя, К.Ясперса, отдававших приоритет сознанию как первоисточнику прогресса (234).
Выделим в этой концепции отдельные моменты, которые могут потребоваться читателю для понимания логики обоснования общей реконструкции истории эволюции оружия и вооружения им народов и государств.
Первый момент. Заслуживает внимания новое определение предмета исторической науки «как упорядоченное изучение прошлого стран, народов, всего человечества, отдельных сторон деятельности общества, помогающее выявить закономерности и тенденции исторического процесса, чтобы лучше понять настоящее и более обоснованно предвидеть будущее» (234. С. 25). Исходя из того, что общество многомерно, а историческая наука поэтому многозвенна, то она представляется в виде пирамиды исторических наук (Рис.1). Одна ее грань – история стран и народов, в более общем смысле – история континентов (Европы, Азии, Африки, Америки) и всемирная история, которая изучает основные этапы развития всего человечества. Другая грань этой пирамиды – история отдельных видов человеческой деятельности – науки, техники, экономики, политических отношений, государства и права, войн, культуры и образования, этики и религии и т.п. Третью грань образуют науки об этапах и методах исторического познания – историография, этнография, археография, источниковедение, археология, историческая статистика, моделирование исторических процессов и т.п. Вершина пирамиды – теория исторического процесса, его общие закономерности и тенденции, методология исторических исследований и т.п. (Там же. С. 26).

 
 

К сожалению, в таком глубоко философском обобщении исторических знаний по совершенно необъяснимым причинам не нашлось не только места, но даже нескольких слов об истории такого древнейшего вида человеческой деятельности как вооружение народов и государств. Сегодня уже нельзя отрицать, что вооружением занимались и занимаются народы и государства во времена всех цивилизаций, причем, не только во время войн, но и между войнами – в мирное время. Поэтому на грани пирамиды «История видов человеческой деятельности» мы должны указать такой вид человеческой деятельности как вооружение народов и государств, являющийся одним из основных, по мнению автора, её видов. Кроме того, вместо «войн и революций» (Там же. С. 26) более обоснованным, как мы увидим ниже, было бы выделение «военного дела государства» как вида человеческой деятельности, включающего в себя в том числе и ведение войн.

Представляется целесообразным, основываясь на современных научных воззрениях о видах человеческой деятельности, остановиться несколько подробнее на разъяснении сущности и содержания вооружения как вида человеческой деятельности. Сделать это необходимо не только потому, что в принципе именно реконструкции истории её эволюции посвящена книга, но и потому, что до сих пор очень многие историки, теоретики и политики не знают, а значит и не учитывают, всей совокупности действий, их взаимосвязей и последовательности выполнения, которые объединяет такой, сложившийся веками вид человеческой деятельности как вооружение. Для аргументации такого вывода достаточно обратиться к официально одобренному для употребления в российской военной теории и практике определению, данному в последнем издании отечественной Военной Энциклопедии: «Вооружение – процесс качеств. развития и количеств. роста воен. техники в гос-ве, а также оснащения ею ВС. Включает планирование развития воен. техники, ее разработку, произ-во и оснащение ею ВС. Организуется с учетом рекомендаций теории вооружения. От уровня организации этого процесса зависят техн. оснащенность и боеспособность войск (сил)» (42. Т. 2. С. 266).

Даже простое сравнение данного в Военной Энциклопедии определения понятия «вооружение» с общепринятым определением любого вида человеческой деятельности (153. С. 150) позволяет заметить ряд допущенных в энциклопедическом определении смысловых и логических ошибок. Во-первых, «процесс» – это не вид деятельности, а, в лучшем случае, «порядок определенных действий». Во-вторых, в этот «процесс» включены всего четыре, а это далеко не все действия, входящие в содержание вооружения как вида человеческой деятельности, и т.д. Достаточно точное толкование рассматриваемого понятия, отражающее реальную сущность и всю совокупность действий, их взаимосвязи и организацию последовательность выполнения, которые характеризуют вооружение как вид человеческой деятельности с учетом изменений, происходивших в ней с древнейших времен до настоящего времени, могут дать следующие логико-методологические соображения.

Вооружение как вид человеческой деятельности во времена всех мировых и локальных цивилизаций, как показывают исследования (115 - 117), представлял собой организованную и управляемую совокупность следующих действий (по мере развития человеческого общества – разными по численности и квалификации составами исполнителей), тесно связанных с логикой так называемого «жизненного цикла оружия» (135. С. 106):

- планирование (разработка замысла) создания (развития, модернизации) оружия – первая совокупность действий, с которой во все времена начиналось вооружение Человека (племени, общины, народа, государства) независимо от того, имел он или не имел оружие соответствующего вида (рода, типа и т.п.) в достаточном количестве;

- конструирование ( разработка конструкторской и технологической документации для изготовления) оружия – вторая совокупность действий вооружения;

- изготовление и испытание опытного образца (образцов) оружия – третья совокупность действий вооружения. Этой совокупностью действий завершается первый этап организации вооружения, получивший в ХХ веке название – научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР);

- производство (серийное, мелкосерийное, крупносерийное) оружия – второй и решающий этап совокупности действий организации вооружения как вида человеческой деятельности;

- накапливание запаса (мобилизационного резерва) оружия в государстве, хранение изготовленного и утилизация устаревшего оружия – это предпоследний этап совокупности действий организации вооружения;

- продажа произведенного (изготовленного) оружия – совокупность действий по торговле оружием: а) на внутреннем рынке (поставка оружия в вооруженные силы своего племени, общины, государства, исходя из военного бюджета); б) на мировом рынке (поставка оружия в вооруженные силы “зарубежных” племен, общин, государств). Торговля оружием на внутренних и мировых рынках оружия является последней, завершающей стадией совокупности действий вооружения как вида человеческой деятельности.

Такой в самых общих чертах представляется совокупность основных действий, которые осуществляло (организовывало) человечество во все времена, управляло ими через соответствующие органы, чтобы вооружать одного человека (воина), либо отряд наемников племени (общины, народа) или армию государства, либо продать (передать) созданное оружие в третьи страны.

Действия с оружием, входящие в его жизненный цикл, но осуществляемые после действий, связанных с вооружением, относятся уже к другим видам человеческой деятельности, среди которых – эксплуатация оружия (в мирное время), боевое применение оружия (в военное время, в вооруженной борьбе) и т.д. При этом следует особо отметить, что когда человечество стало создавать технические «средства» (устройства) доставки оружия к цели (носители оружия), управления оружием и т.д., тогда в содержание человеческой деятельности, именуемой «вооружением», стали входить действия как по созданию оружия, так и этих технических средств (устройств), которые, в отличие от оружия, логичнее было бы именовать «военной техникой».

Вместе с тем, основываясь только на этом факте, утверждать, что военные формирования различных народов и государств «технически оснащались» вместо «вооружались», т.е. употреблять в одном и том же контексте понятия «техническое оснащение» и «вооружение», значит допускать не только этимологическую, но смысловую ошибку, ибо народы и государства во времена всех цивилизаций именно вооружались, причем не только техническим (искусственным), но и естественным (взятым у природы) оружием – таким, как камень и палка, начиная с древних времен, или – смертоносные микробы, растения (биологическое оружие), кончая настоящим временем. При переходе человечества в своем развитии к индустриальной цивилизации, когда оружие и его носители в комплексе стали представлять собой сложную многофункциональную систему «оружие + военная ( в том числе боевая) техника», то такая «разновидность оружия» в военно-научной литературе многих государств мира получила название «система оружия» (87,116)

Учитывая изложенное, предлагаем читателю при изучении истории оружия и вооружения народов и государств толковать понятие «вооружение» как вид человеческой деятельности, организуемой и управляемой народами и государствами с целью создания оружия и военной техники (т. е. – планирования развития, конструирования и производства), накапливания их запасов, хранения, утилизации устаревших образцов и торговли оружием и военной техникой на внутренних и мировых рынках оружия. При этом последовательность действий, раскрывающих понятие «вооружение», реализуется в виде процесса (порядка определенных действий), жестко связанного с логикой жизненного цикла.

Второй момент. Оспаривая широко распространенный подход к логике описания исторического процесса, где первым толчком начала перехода к следующей исторической эпохе считается формирование очередной ступени в развитии средств производства, автор концепции цикличной динамики мировых и локальных цивилизаций предлагает при выборе критериев периодизации (членении) истории исходить из «первенства духовного, общественного начала в движении человечества от эпохи к эпохе, из примата осознанных потребностей, которые побуждают людей овладевать новыми знаниями и навыками, преобразовывать окружающий мир, осуществлять производство и обмен материальных благ и услуг, менять способы присвоения средств и результатов производства, формы социально-политических и государственных отношений, нормы права» (234. С. 32.). Не называя конкретных критериев периодизации истории, автор, тем не менее, расчленяет историю человечества на исторические циклы, условно называя их мировыми (многовековой исторический цикл) и локальными цивилизациями.

Изучая историю оружия и вооружения народов и государств, читатель должен представлять в каких хронологических рамках классической истории, цикличной истории мировых и локальных цивилизаций, в других хронологических рамках происходило развитие оружия, какие роли оно играло в человеческом обществе на протяжении всей истории своего существования. Нельзя не отметить, что значительно ближе, с нашей точки зрения, к историческим и логическим предпосылкам излагаемого в данной книге представления общей реконструкции истории эволюции оружия стоит критериальный подход к периодизации истории, предложенный И.М.Дьяконовым, который решающим фактором перехода от одной фазы развития общества к другой считает «прогресс в производстве оружия» (67. С. 13 - 14) Не соглашаясь, без каких-либо объяснений, с таким подходом, автор концепции цикличной динамики мировых и локальных цивилизаций Ю.В.Яковец (234. С. 24), при всей глубине проведенного им анализа современных подходов к установлению близких к реальным критериев периодизации мировой истории, обошел почему-то молчанием широко обсуждаемые в нашей стране и за рубежом логико-методологические гипотезы периодизации истории человечества, предложенные создателями так называемой «новой математической хронологии древности» (157). А они заслуживают, по нашему мнению, не меньшего внимания, чем все другие гипотезы о развитии истории человечества.

Третий момент. Напомнив о цикличности развития истории человечества, существующих и новых, гипотетических подходах к ее периодизации, для того, чтобы перейти к ответам на поставленные выше вопросы остается проанализировать современные представления историков о реальном историческом процессе и понять с какого времени они ведут отсчет истории общества. Одна из распространенных в современном научном мире точек зрения состоит в том, что «отсчет истории общества нужно вести с неолитической революции (положившей начало первой неолитической цивилизации), которой предшествовал переходный период мезолита» (234. С. 62). Опираясь на эту точку отсчета, студентам и преподавателям вузов, ученикам и преподавателям старших классов школ и техникумов нашего Отечества предлагается исторический процесс развития человечества рассматривать в новых хронологических рамках мировых цивилизаций (Табл. 1) и волнообразно изменяющихся геополитических условиях развития локальных цивилизаций. С учетом хронологических рамок истории этих цивилизаций может рассматриваться, по-видимому, и общая реконструкция истории оружия и вооружения народов и государств.

 

В Табл. 1 выделено семь мировых цивилизаций.(Там же. С. 64) Первые три из них – неолитическая, раннеклассовая и античная – представляются как исторический суперцикл, отражающий период становления общества, его детства и юности. Пик этого исторического периода – античность и сегодня вызывающая восхищение достижениями Человека в области культуры, духовного мира. Следующие три цивилизации – средневековая, прединдустриальная и индустриальная – представляют, при прочих равных условиях, исторический период зрелости человеческого общества, которой к завершению этого периода достигла вся планета и которая позволила человечеству подняться до огромных высот в познании и преобразовании окружающего мира, сравняться по степени воздействия на биосферу ( как положительного, так и отрицательного) с силами природы, поставив на грань уничтожения не только само человечество, но и все живое на планете.

Седьмая цивилизация – постиндустриальная – представляется первой ступенью перехода общества накануне третьего тысячелетия к новому историческому циклу. Даже не прогнозируя всех возможных путей развития человечества в третьем тысячелетии, с достаточно высокой вероятностью можно предположить, что решающая роль в формировании, образно говоря, парадигмы исторического процесса и в третьем тысячелетии, как и в предыдущих, должна принадлежать оружию. Эта гипотеза может находить подтверждение в общей реконструкции истории оружия и вооружения народов и государств с древнейших времен до наших дней.

Читателю следует обратить внимание также и на то, что «смена мировых цивилизаций выражает последовательные ступени развития человеческого общества, определяемые по эпицентрам исторического прогресса. Но эти эпицентры периодически перемещаются, особенно при смене суперциклов. Для первых трех цивилизаций эпицентр прогресса размещался в районе Средиземноморья, Ближнего и Дальнего Востока, Индостана (Египет, Месопотамия, Греция, Рим, Индия, Китай). Значит, уже в эту эпоху можно говорить о полицентризме мировых цивилизаций, формировании ряда локальных цивилизаций. Следующие три цивилизации характеризуются сдвигом эпицентра исторического прогресса с Востока (Китай, Индия, Средняя Азия, Ближний Восток) на Запад, в Европу, а затем и в Северную Америку. Новый суперцикл обнаруживает тенденцию смещения эпицентра на Восток, в Азиатско-Тихоокеанский регион (Япония, новые индустриальные страны, США, Китай)» (Там же. С. 65).

Чтобы рассматриваемая нами общая реконструкция истории оружия и вооружения народов и государств хронологически достаточно однозначно вписывалась в реальный исторический процесс развития человеческого общества недостаточно, видимо, представлять его только в хронологических рамках мировых цивилизаций. Надо, учитывая необходимость в ряде случаев более глубокого проникновения в историю эволюции тех или иных видов оружия, иметь хотя бы общее представление о локальных цивилизациях, для которых характерны свои отличительные особенности – это и отличный от общемирового исторический ритм, и возможность их появления в разное историческое время (с разрывом в тысячелетия), и гибель некоторых из них в ходе развития мирового исторического процесса. Смежные локальные цивилизации синхронизируются в своей динамике, поэтому на современном уровне развития исторических знаний различают следующие группы локальных цивилизаций (234. С. 65).

1. Средиземноморско-ближневосточная группа – страны региона, в котором возникли и достигли расцвета первые локальные цивилизации (Египет, Месопотамия, Сирия и Палестина, Малая Азия, Греция, Италия); на втором историческом суперцикле страны этого региона (кроме Италии) уходят во второй эшелон прогресса человечества и частично (Египет, страны Ближнего Востока) становятся объектом колониальной экспансии вырвавшихся вперед в своем развитии европейских держав.

2. Азиатская группа – это локальные цивилизации (Индия, Китай, Япония, Персия, Средняя Азия), в которых смена мировых цивилизаций начиналась почти одновременно с предыдущей группой. В начале второго исторического суперцикла в этот регион смещается эпицентр мирового прогресса, но затем, особенно при переходе к индустриальной цивилизации, происходит стагнация, ход исторического прогресса прерывается колонизацией. Только с началом постиндустриальной цивилизации наблюдаются признаки включения ряда стран этой группы в эпицентр исторического прогресса.

3. Западноевропейская группа – страны региона (кроме южной его части), в которых локальные цивилизации начали свой исторический путь с некоторым запозданием по сравнению со средиземноморскими. Со второго исторического суперцикла (прединдустриальной цивилизации) страны этого региона “вырвались” вперед, подчинив себе большую часть мира (создавались колониальные империи – Испанская, Британская, Французская). Однако к концу индустриальной цивилизации западноевропейская группа стран во многом теряет свои авангардные позиции.

4. Американская группа – это локальные цивилизации первоначально, в силу изолированности материков Американского континента (Северной и Южной Америки), развивались особым путем, история которого до сих пор имеет немало белых пятен. Древние американские цивилизации были практически уничтожены потоком агрессивных европейских колонистов. Здесь возникли новые, дочерние, по отношению к западноевропейским, локальные цивилизации, которые, однако, вскоре приобрели самостоятельный исторический ритм. В ХХ в. США вступили в число мировых лидеров, стали сверхдержавой. В Южной и Центральной Америке развитие цивилизаций несколько задержалось из-за того, что они находились под колониальным гнетом, однако к концу ХХ в. и в этой группе появились признаки ускорения исторического прогресса, приближения его к эпицентру.

5. Африканская группа – это цивилизации (если исключить Северную Африку, относящуюся к Средиземноморью), отставшие в своем развитии на первых ступенях истории, в течение ряда периодов остававшиеся объектами эксплуатации стран более развитых регионов. В настоящее время центрально-африканские страны находятся по отношению к другим странам мира в наиболее бедственном положении; близка к эпицентру исторического прогресса лишь Южная Африка. Вместе с тем стали проявляться отдельные предпосылки для оживления этого обширного региона.

6. Восточноевропейские и Североазиатские группы – это локальные цивилизации, которые отличает присущие только им одним и длительность и почерк цикличной динамики развития. Среди них особый интерес для повышения практической значимости научных результатов нашего исследования представляет реконструкция динамики развития российской локальной цивилизации (Табл. 2).

 

Анализируя представленную в Табл.2 динамику российской локальной цивилизации с точки зрения эволюции среди народов и государств такого вида их деятельности как вооружение следует обратить внимание на следующие исторические и логические предпосылки реконструкции исторического процесса, которые прежде всего выделил Ю.В.Яковец – автор концепции цикличной динамики цивилизаций (234. С. 66 - 67). Он полагает, что неолитическая цивилизация на нынешней территории России, Украины, Белоруссии началась на два тысячелетия позже по сравнению с эпицентром мировой цивилизации (который служит метрономом исторического времени), а следующие две цивилизации не были ярко выражены и пройдены в ускоренном темпе (лишь в Северном Причерноморье – районе античной колонизации – исторический ритм приближался к общемировому).

В период ранне феодальной цивилизации Киевско – Новгородская Русь вплотную приблизилась к эпицентру. Затем под влиянием феодальной междуусобицы и монголо-татарского нашествия, страна отстала от эпицентра на 2 – 3 века. В ХVII в., в эпоху Петра I и Екатерины II, Россия вновь сделала рывок вперед и вошла в число лидирующих стран. В середине Х1Х в. опять наблюдалось отставание с освоением индустриальной цивилизации, «стремительно охватившей Европу».

В конце прошлого – начале нынешнего столетия это отставание начало преодолеваться, и к середине ХХ в. ценой неимоверных жертв и усилий Россия (СССР) стала одним из мировых лидеров в военно-технической и космической сферах (при отставании в сферах, связанных с потребительским рынком). В конце ХХ в. глубочайший кризис и центробежные тенденции отбросили Россию во второй эшелон исторического прогресса. Высказываются опасения, что, если это отставание в перспективе будет нарастать, страна надолго может оказаться на периферии мирового прогресса. Но не менее реальна и противоположная тенденция: если будет реализован потенциал возрождения России и других тесно связанных с ней народов – они снова сумеют приблизиться к эпицентру мировой цивилизации на новом ее витке.

Даже беглое сравнение цикличной динамики мировых и локальных цивилизаций показывает, что каждая мировая цивилизация накладывает отпечаток на динамику локальных цивилизаций, выражающих исторические ритмы группы народов, этносов с близкими гинетическими корнями и судьбами. Каждая локальная цивилизация имеет свою длительность и почерк цикличной динамики. Видимо, этим можно объяснить почему подход у историков, принадлежащих к разным народам, к общеисторическим закономерностям столь неоднозначен и противоречив: они смотрят на бурный поток исторического прогресса с разных берегов и островов, с различных точек зрения. С другой стороны, это помогает понять многомерность, относительность исторического прогресса, но не отрицает его общих закономерностей (Там же. С. 68).

Учитывая появление в настоящее время большого количества новых, самых разнообразных гипотез о зарождении и развитии мирового исторического процесса и попыток его обновленного описания, у нас, естественно, возник вопрос о том, как лучше описать историю оружия и вооружения народов и государств, тем более, что в таком обобщенном виде её ещё никто не представлял. Традиционный путь известен – он состоит в поэтапном описании истории вооружения в следующих друг за другом цивилизациях с выделением государств, в которых наблюдались эпицентры создания оружия и торговли им, с более беглым описанием истории вооружения народов и государств в периферийных регионах мира. Но это, как мы уже отмечали, – проторенная во многих исторических работах логика изложения и поэтому, по всей вероятности, скучная: обычно такие работы перегружены описанием исторических фактов, событий, личностей, и за их частоколом теряется изображение общей картины. Поэтому была принята логика и структура описания истории оружия и вооружения народов и государств, позволяющая рассмотреть ее через призмы трех условных исторических эпох, каждая из которых при переходе от отдаленной к более близкой должна отражать доминанту решающего для данной эпохи вида оружия.

Не ставя перед собой задачу рассмотреть все стороны и гипотезы развития общей теории исторического процесса, присущие ему закономерности статистики и цикличной динамики, мы обращаем внимание читателя лишь на те обсуждаемые в исторической литературе факты, которые помогут ему лучше понять предпринятую в книге попытку представления общей реконструкции истории эволюции вооружения народов и государств, суть ее периодизации и генезиса оружия.

Чтобы определиться в нашем исследовании со временем появления в природе и обществе оружия следует установить, хотя бы условно, хронологические границы истории его эволюции. Если «правая граница» не вызывает сомнений – это настоящее время, то «левая», учитывая существующие «разногласия» в гипотезах о времени появления оружия в истории человеческого общества, отдельных народов и государств, требует установления «своего времени» при проведении настоящего исследования. Для выдвижения и обоснования гипотезы о начале истории эволюции оружия условимся a priori при установлении левой хронологической границы наших исследований исходить из следующего постулата – «время появления оружия на Земле связано со временем появления на ней Человека». В основе такого подхода лежат следующие соображения.

Согласно современным научным представлениям об историко-эволюционном процессе развития живых организмов на Земле «первый человек» – Homo habilies (лат., человек умелый) – появился (существовал?) около 2 млн. лет назад. (99. С. 12) Спустя 19 тысяч веков, примерно 100 тыс. лет назад, развившаяся особь человека – Homo erectus (лат., человек прямостоящий) уже уверенно, как предполагают, передвигалась на двух ногах и была способна изготавливать (п р о и з в о д и т ь) искусственные орудия для своего труда. Однако, генофод человечества по самым разным свидетельствам (в настоящее время не вызывающим споров) сложился около 35 - 40 тыс. лет назад, когда достиг определенного развития человек вида – Homo sapiens (лат., человек разумный), способный к целесообразной деятельности и познанию, т.е. обладающий сознанием и речью (67). Именно с этим временем, по аналогии, видимо, с выбором точки отсчёта, удалённой от нашего времени на 35 - 40 тыс. лет назад, в качестве единой как для начала истории человеческого общества, так и начала истории технической деятельности человека, и начала истории технического знания, ряд современных исследователей связывает начало истории оружия, полагая ошибочно, что оно может быть только искусственного (технического) происхождения (67, 98).

Вместе с тем, в тех же исследованиях отмечается, что археологические источники, относящиеся к первому периоду каменного века – палеолиту (1 млн. 900 тыс. – 10 тыс. лет назад), указывают на то, что уже человек умелый применял камни, дерево, кости животных не только для добывания пищи, охотясь на диких зверей и выкапывая (собирая) из земли съедобные корни. Сначала для этих целей он использовал свои зубы, ногти, руки, ноги и только подбирал с земли для добывания пищи созданные природой камни, деревянные сучья и т.п., одним словом всё, что «попадало под руку». Затем «присваиваемые» продукты природы он начал, как отмечают археологи, «оббивать» (обрабатывать), т.е. придавать им форму (размеры и т.п.), увеличивающие его – Человека – природные (естественные) возможности (например, силу и дальность удара кулаком, рукой). Эти факты с достаточно высокой степенью вероятности позволяют предполагать, что ударные и рубяще-колющие свойства продуктов природы человек в какой-то момент стал использовать и для самозащиты – как средства, увеличивающие возможности данного ему природой с момента рождения другого природного оружия, т.е. зубов, ногтей, рук, ног, головы, живой энергии организма [«Natural weapons (естественное оружие: зубы, кулаки...)». См. Русско-английский словарь. М., 1935. C. 794.]. Такая гипотеза ставит под сомнение выбор в качестве точки отсчета время около 35 - 40 тыс. лет назад для установления времени появления (зарождения) такого общественно-исторического явления, как «оружие» и отодвигает начало реконструкции истории его эволюции, по меньшей мере, ещё на несколько сотен тысяч лет в глубину веков.

Археологические источники, кроме того, находят убедительное подтверждение этого предположения в самых древних письменных источниках – народном героическом эпосе, древних сказаниях, преданиях, фольклоре народов всего мира. Их анализ позволяет сформулировать очень важное положение логико-методологических основ общей реконструкции истории эволюции оружия: появление «оружия природного создания» происходит вместе с появлением человека, однозначно идентифицируя его как род оружия с понятием «естественное оружие» при описании всеобщей истории человеческого общества и в эпоху палеолита и в последующие эпохи как по археологической периодизации, так и по цикличной периодизации мировых и локальных цивилизаций. Этот род оружия объединяет (охватывает) все его возможные разновидности с одинаковыми отличительными признаками, которые могли бы быть созданы природой и использованы человеком для самозащиты (вооруженной борьбы) как на самом раннем историческом этапе своего развития – в эпоху охоты и собирательства, так и на последующих исторических этапах, когда человек стал использовать не только создаваемое природой оружие, но и делать оружие сам – своими руками, положив начало появлению и развитию другого важнейшего рода оружия – так называемого искусственного или технического.

Безусловно, такое временное разграничение появления сначала одного рода оружия, затем другого является весьма условным. Естественное оружие, сохраняя и наращивая со временем свои возможности, постепенно отходит как бы на второй план и уступает первые роли техническому оружию, когда совершается переход в развитии человеческого общества от эпох палеолита-мезолита к эпохам неолита-энеолита (примерно в период между VIII - VII и V - IV тысячелетиями до н. э.), т.е., по современным научным воззрениям, ко времени начала организации производящих форм хозяйства – земледелия и скотоводства, становления раннеклассовой мировой цивилизации, образования в обществе институтов государства.

Следует заметить, что среди отечественных и зарубежных историков существуют разные мнения о времени начала эпохи земледелия и скотоводства (100,124, 215). Как было отмечено выше, для одних – это п ериод между VIII - VII и V - IV тысячелетиями до н. э., для других «хозяйства, основывающиеся на земледелии, появились впервые (выделено нами – Авт.) в Иерихоне и Ярме (т.е. в современной Иордании и Северо-Восточном Ираке) в VIII веке до н. э., и оттуда они постепенно распространились на Ближний Восток» (124. С.12). Для нашего исследования установление относительно «точного» времени этого исторического перехода имеет принципиальное значение, т.к. служит ориентиром при выдвижении гипотезы о точке отсчёта для выбора времени начала общей реконструкции истории эволюции вооружения народов и государств.

Из письменной истории народов и государств известно, что с развитием земледелия и скотоводства племена (родовые общины) получили возможность давать пищу, одежду и предоставлять кров из излишков, создаваемых членами общины, так называемым «ремесленникам», освобождаемым от всех видов работы и специализирующихся только на изготовлении искусственных орудий труда и, соответственно, искусственного (технического) оружия. С этого времени, которое можно ориентировочно зафиксировать на первых годах V тысячелетия до н.э. (т.е. завершении неолитической цивилизации), начинается, по всей вероятности, осознанное человечеством формирование и развитие организации вооружения как вида целенаправленной предметно-трудовой деятельности по созданию оружия, его запасов и торговли им для вооружения сначала, вероятно, одного человека (например, вождя племени или простого воина-охотника), затем нескольких человек (например, отряда воинов-наёмников – охрану вождя племени), а во времена более поздних цивилизаций – сотен и тысяч человек (воинов-наёмников или добровольцев профессиональных армий и флотов, возглавляемых фараонами, царями, князьями) и т.д. Можно так же утверждать, что с этого времени берёт своё начало и одна из древнейших человеческих профессий – профессия оружейника.

Первыми постоянными целями создания и применения человеком технического оружия становятся – насильственное отнятие вооруженным племенем пищи, одежды, орудий труда, предметов быта и т.д. у соседнего племени (общины) и защита (оборона) общественного достояния своего племени (общины), во времена более поздних цивилизаций к этим целям добавляются – уничтожение вооруженных формирований, а иногда и населения противоборствующей стороны, захват военнопленных, которые становятся первыми рабами человеческого общества, а также плодородных, богатых естественными ресурсами территорий других народов и государств и т.д. Со времени перехода человеческого общества к занятию земледелием и скотоводством философы и историки более поздних веков начинают в своих сочинениях называть оружие «средством насилия».

Создание избытков пищи, появление частной собственности на орудия труда и средства производства, а значит и на оружие, повлекло за собой разделение человеческого общества на классы, как правило, антагонистические и превращение вооруженных столкновений отрядов (позже – армий) воинов-наёмников и добровольцев, состоящих на содержании господствующих в обществе классов, в войны как социально-политическое явление. До определённого исторического момента вооружённые столкновения племен и родовых общин не являлись войнами, согласно современным представлениям, а носили характер вооружённых конфликтов (37). Качественное совершенствование и количественное накопление народами и государствами сов оружия, создание его многочисленных разновидностей привело в более поздние века к их обобщённому определению в письменных источниках как «средства вооружённой борьбы», а вооружённые столкновения приобрели отличительные признаки такого социально-политического явления как война (42. Т. 2. С. 233 - 235).

Обосновав, в первом приближении, выдвинутые гипотезы о времени появления оружия в природе и обществе, родах оружия, которые могут и должны быть положены в основание его обобщённой классификации, необходимо для описания общей реконструкции истории эволюции оружия и вооружения народов и государств наметить логически обоснованный подход к установлению периодизации (членению описания) истории эволюции оружия, позволяющей в обобщённом виде и логичной хронологической последовательности анализировать особенности создания и развития самых разнообразных видов оружия с древнейших времён до наших дней. Анализ письменных историй человечества, сочинённых в разные эпохи, а также вещественные исторические источники позволяют сделать вывод, что наиболее оптимальным из возможных подходов к решению этой задачи является подход, основывающийся на выборе в качестве критерия периодизации истории эволюции всех видов как естественного, так и технического оружия, рода энергии, который приводил, приводит и может привести в действие любое оружие.

Первым родом энергии, используемым человеком как в глубокой древности, так и в настоящее время, является так называемая «живая энергия» – сначала в виде энергии человеческих мускулов (“живой силы”), а впоследствии и в виде энергии мускулов прирученных животных, когда для них человек изобрел соответствующую упряж (по некоторым данным это изобретение было сделано около 3500 – 3000 лет до н. э.). (124. С. 19) Заметим так же, что приблизительно к этому же времени для приведения в действие соответствующего оружия относят и первые попытки человека использовать второй род энергии, так называемую «неживую силу», в виде одной из его разновидностей – силы ветра, обеспечившей плавание под парусами и ведение вооруженной борьбы на море боевых кораблей.

Живая энергия была основным родом энергии, приводящим в действие любые разновидности, типы и классы как естественного, так и технического оружия, а также средств их доставки к цели в течение самого продолжительного по времени в истории эволюции оружия периода, – с древнейших времён до конца ХIII века н. э. Исходя из этого, выбранный нами подход к периодизации (членению) истории эволюции оружия позволяет рассматривать в установленных хронологических границах данный период времени в виде условной исторической эпохи одного вида оружия – решающего для данной эпохи и называемого холодным оружием. Описанию условий создания и развития холодного оружия, применения его «решающих» разновидностей в эту эпоху, а также особенностей его классификации, тенденций и принципов совершенствования вплоть до наших дней посвящена отдельная глава книги.

Второй род энергии – неживой, позволивший человеку узнать и использовать его «неживую силу» в виде энергий ветра, воды, угля, нефти и т.д., проявился также со временем в виде энергии взрыва пороха (своего рода «управляемой энергии огня»). Эта энергия стала основной для приведения в действие подавляющего большинства созданных человечеством разновидностей оружия и средств их доставки к цели в течение шести с половиной веков – с начала ХIV и до середины ХХ века. Доминирующее влияние этой энергии на развитие средств вооружённой борьбы в течение определённого исторического периода позволяет рассматривать его как условную историческую эпоху решающего для неё вида оружия, называемого огнестрельным оружием. Описанию особенностей создания, совершенствования и классификации этого оружия, основных направлений его развития, обусловленных опытом мировых и локальных войн ХХ века, посвящена отдельная глава книги.

Представить более или менее завершенной в логико-методологическом плане периодизацию (членение) описания истории эволюции оружия, с учетом выбранного подхода к решению поставленной задачи, позволяет появление у человечества возможности с середины ХХ века по настоящее время использовать в качестве самой мощной по сравнению со всеми мерками энергии для приведения в действие любых разновидностей оружия и средств доставки их цели энергии ядерного взрыва как одной из последних открытых человечеством энергий второго рода («неживой силы»). Влияние, оказываемое этой энергией на развитие оружия и вооружение народов и государств, а так же на появление идей разоружения в хронологических границах указанного периода эволюции оружия позволяет рассматривать данный период как условную историческую эпоху такого решающего для нее вида оружия как ядерное.

Совместив начало истории эволюции оружия со временем появления (существования)на Земле первого человека (около 2-х млн. лет назад), выбрав в качестве основных (и естественных для нашего исследования) родов оружия – естественное (созданное природой) и техническое (искусственное, созданное человеком), условившись о времени начала формирования организации процесса создания человеком искусственного оружия (вооружения как вида человеческой деятельности) и, наконец, расчленив условно историю эволюции оружия на три исторические эпохи, каждая из которых при переходе от отдаленной к более близкой отражает доминанту решающего для нее вида оружия (холодное, огнестрельное и ядерное), мы как бы наметили контуры описания общей реконструкции истории оружия и вооружения народов и государств с древнейших времен до наших дней (Табл.3), в границах которой в истории цивилизаций на разных этапах развития общества достаточно отчетливо проявляются роль и место оружия.

 

Вместе с тем, поскольку наряду с решающим для той или иной исторической эпохи развивались и другие виды оружия, необходимо описать и их развитие, пытаясь выявить характер изменения соотношения между ними от эпохи к эпохе (Рис. 2).


© Куликов В.А.
ИСТОРИЯ ОРУЖИЯ И ВООРУЖЕНИЯ НАРОДОВ И ГОСУДАРСТВ
С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО НАШИХ ДНЕЙ

Источник: «Мир истории». 2000 — 2005

 
Оглавление раздела "Проявления духа времени"  
 
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at june 2003
 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика