Разрыв между Раймондом Триполийским и Балдуином IV
(The Estrangement Between Raymond of Tripoli and Baldwin IV)


[Адаптировано проф. Брандейдж]

Вступление молодого прокаженного короля на Латинский трон пришлось на время, когда Саладин
(1) предпринимал свою успешную попытку захватить земли, управляемые прежде Нур-эд-Дином (2). В то время как Саладин усиливал свою власть над большой и мощной Мусульманской империей, латинские государства проявляли признаки все более и более серьезного внутреннего раскола.
Современными наблюдателями часто отмечались различия между вновь прибывающими западными рыцарями и давно живущими восточными поселенцами. «Каждый новый эмигрант из Франкских земель» - писал проницательный сирийский мемуарист
(3) - «более груб по характеру, чем тот, кто прижился и имел длительное общение с мусульманами». Это различие между латинянами, которые долго прожили на Востоке и их недавно прибывшими соотечественниками, накладывало отпечаток на внутренние дела и внешнюю политику, и пронизывало всю атмосферу Латинских государств. Эти две различные группы, называемые для удобства «уроженцы» и «вновь прибывшие», были не согласны друг с другом по множеству важнейших вопросов. Вновь прибывшие хотели для себя земли, титулы и положение в Королевстве. Но они чувствовали, что их устремления идут вразрез с интересами другой партии, предки которых прибыли на Восток с армиями Первого крестового похода; теми, кто вскоре получил наиболее желаемые посты и земли в Латинских государствах. Вновь прибывшие, также, часто выражали возмущение тем, как плохо то, что члены другой фракции переняли национальную одежду, обычаи, еду и языки Востока, не говоря уже о скандальных (таковыми они казались пришельцам) деловых отношениях между баронами Святой Земли и неверными мусульманскими правителями, которые были их соседями.
Разногласия между уроженцами и вновь прибывшими усилились во время правления Балдуина IV
(4). Поскольку молодой король был прокаженным и несовершеннолетним, он должен был, по необходимости, управлять с помощью регента. Более того, полномочия регента, неизбежно, становились более важными, и, чем более болезнь короля развивалась своим непреложным путем, тем более слабел Балдуин по причине увеличивающейся немощи, являвшейся последствием его несчастья. В этой ситуации вновь прибывшие видели шанс упрочить свое положение. Стоило одному из них быть провозглашенным регентом, и власти местных баронов был бы нанесен ущерб, и, возможно, она была бы разрушена полностью.
В течение первых лет правления Балдуина IV, однако, регентство было получено графом Раймондом III Триполийским
(5), самым близким родственником Балдуина по мужской линии. Раймонд был однозначно неприемлем для вновь прибывших. Дабы достичь своих целей [им] необходимо было найти средства, чтобы сместить его.
Когда Балдуин достиг совершеннолетия в 1177 году, влияние Раймонда и партии, которую он представлял, существенно уменьшилось, поскольку Балдуин IV имел намерение управлять самостоятельно. Тогда, в 1180 году, по настоянию матери, юная овдовевшая сестра Балдуина - Сибилла
(6) вышла замуж за Ги де Лузиньяна (7) – младшего из сыновей известного франкского благородного рода. Ги, будучи новым человеком на Востоке, вскоре стал признанным представителем группы вновь прибывших в политических делах Святой Земли. Члены знатных родов вновь прибывших сошлись ко двору латинского королевства в 1180 году, и убедили короля открыто разорвать с Раймондом Триполийским.

Итак, пока Королевство, как мы уже сказали, наслаждалось определенным спокойствием, во время перемирия, заключенного между Саладином и королем, нашлись некоторые сыны диавола и дети неправды, одержимые духом мятежа. Эти люди явились причиной беспорядка в Королевстве и зачинщиками внутреннего раздора.
Граф Триполи в течение двух лет подряд был задержан в Триполи, разными делами, и, по этой причине задержки, неспособен был посетить Королевство. Так случилось, однако, потому, что он был поглощен заботами о городе Тиберия, который был унаследован его женой, но теперь планировал вернуться в Королевство. Когда он подготовил все для путешествия и добрался даже до Джубайла, вышеупомянутые нарушители спокойствия, воспользовались королевской простотой для злого начинания: они убедили его, что граф желает войти в Королевство для зловещей цели – чтобы подготовить втайне свержение короля. Слишком доверчивый король послушал их убедительные слова и послал королевский указ графу, и категорически запретил ему входить в Королевство без предупреждения (8).
Когда это случилось, граф, который не сделал ничего, чтобы заслужить такое порицание, был смущен и исполнен справедливого негодования. Неохотно, он оставил свои планы и возвратился к Триполи после того, как понес много бесполезных расходов.
Вышеупомянутые нарушители спокойствия намеревались, чтобы, в то время как граф, который был бдительным человеком и осмотрительным во всех вещах, отсутствовал, они бы могли заправлять делами Королевства так, как им нравится; а также они надеялись воспользоваться немощью Короля к своей собственной выгоде. Среди них была мать короля (9) - ненавистная Богу, безмерно алчная женщина, и также ее брат – королевский сенешаль (10), и несколько их последователей: нечестивых мужей, которые бесстыдно подвигли короля на такое действие.
Когда, то, что случилось, стало позже известно принцам (11) наиболее чувствительные из них были огорчены и чистосердечно возглашали о своем страхе того, что, Королевство может позже пожалеть о потере патронажа такого принца [как Раймонд Триполийский] и что, согласно слову Божию, «всякое царство, разделившееся внутри себя, не устоит». Они были напуганы особенно потому, что король, болезнь которого ежедневно ухудшалась, становился более слабым и был все менее и менее пригоден для управления делами Королевства. Действительно он был едва способен встать, и мог угаснуть совсем.
Знатные люди Королевства видели опасность, которая должна была неизбежно воспоследовать от вышеупомянутого инцидента. Они начали действовать, пытаясь возвратить графа и умиротворить его негодование. Наконец, после многих встреч и различных предложений, король неохотно позволил им вернуть графа в Королевство. Этот славный муж разумно не придал значения вреду, который был нанесен ему, и мир между ним и королем был возобновлен.

Примечания:

1 Саладин (Салах ад-Дин Юсуф Ибн Айюб) - султан Сирии и Египта с 1175 по1193. Годы жизни1138–1193

2 Нур-эд-Дин. Правитель и полководец, присоединивший Египет к Аббасидскому халифату, и создавший единый исламский фронт, простиравшийся от Ирака до Сирии, Египта и Йемена. Годы правления: 1146-1174. Годы жизни:1118-1174

3 сирийский мемуарист - вероятно, Усама ибн Мункыз (1095-1188) - арабский писатель и полководец, написавший автобиографическую хронику под названием «Книга назидания»

4 Балдуин IV д’Анжу, король Иерусалима с 1174 по 1185 гг., вошедший в историю под прозвищем «Прокаженный». Годы жизни: 1161-1185

5 Раймонд III Триполийский - граф Триполи с 1152 по1187 (годы жизни: ок. 1135- 1187)

6 Сибилла д’Анжу – старшая сестра Балдуина IV. Годы жизни 1160-1190. Первый брак Сибиллы был заключен в 1176 году с Гильельмом де Монферра (Лонгсворд). В июне 1177 года Уильям умер от малярии. Брак с Ги де Лузиньяном был заключен в 1180 году.

7 Ги де Лузиньян - король Иерусалима с 1186 по 1194, сеньор Кипра с 1192 по 1194 гг. Годы жизни: 1160-1194

8 «запретил ему входить в Королевство». В других источниках имеются более полные версии этого события, которые сводятся к тому, что услышав о планируемом бракосочетании между Сибиллой и Ги де Лузиньяном, граф Раймонд Триполийский настолько потерял самообладание, что даже выступил в поход на Иерусалим во главе вооруженного отряда, совместно со своим другом Боэмундом Антиохийским, чтобы силой помешать такому развитию событий. Король Балдуин IV, встревожился, узнав об этом и, желая избежать возможной гражданской войны, приказал, дабы брак был заключен немедленно, несмотря даже на то, что еще продолжался Великий Пост, и по церковному уставу венчания в этот период не совершаются. Ги де Лузиньян и Сибилла Анжуйская были обвенчаны незадолго до Пасхи 1180 года.
Раймонд, узнав об этом, оставил свой замысел, потеряв при этом большую часть своих привилегий: король, убежденный своей матерью Агнес Куртене, в том, что истинной целью выступления графа был дворцовый переворот и захват трона, издал указ, запрещавший Раймонду Триполийскому, бывшему до этого вторым по значимости лицом после короля, появляться в пределах Королевства.

9 «мать короля» – Агнес де Куртене. «Ненавистная Богу» - вероятно, здесь содержится намек Гийома Тирского на сомнительные слухи о сожительстве Агнес с патриархом Иерусалима Ираклием, который, надо заметить, был в довольно преклонном возрасте

10 «королевский сенешаль» – брат Агнесс де Куртене – Джоселин IV де Куртене, граф Эдессы (год рождения после 1145, год смерти неизвестен).

11 здесь - правителям других земель Латинского Королевства

© Перевод с английского и примечания Галины Росси.
Перевод сделан по: William of Tyre, Historia rerum in partibus transmarinis gestarum, IX, 1-2, 5, Patrologia Latina 201, 433-35, 437-38, Translated by James Brundage, The Crusades: A Documentary History, (Milwaukee, WI: Marquette University Press, 1962), 144-145

На русском языке публикуется впервые

Перевод может быть скопирован при условии, что полное содержание, а также это уведомление об авторских правах останется без изменений.

Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at June 2003 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика