Крестовый поход Фридриха Барбаросса
Chronica Regia Coloniensis


Год 1189

Император отмечает праздник Рождества в Эгере (66). Кунрад из Сура (67) отправил императору послание, прося его ускорить продвижение его войск, говоря, что язычники придут в ужас от его прихода, и в конце жаловался на Видо — он был королем Иерусалима, однако, попав в плен, вернул себе свободу тем, что сдал под власть Саладина много крепостей,— а также на Филиппа из Фландрии и тамплиеров (68), что они из зависти во многих отношениях досаждали ему даже больше язычников. Из-за этого они завладели также денежной суммой, которую английский король послал для поддержки христиан.
Перед Рождеством император написал герцогам, графам и всем князьям в империи, осенившим себя крестным знамением, что они должны ожидать его на марше, и если не верят, то он готов подтвердить, что выступит не позднее дня святого Георгия (23 апреля), и в этот день он прибудет в Регенсбург; а те, кто стоят за Христа, должны появиться там в полной готовности к этому походу чтобы выступить с ним против Саладина. С этого Рождества до середины поста все королевские пути и все места вверх по Рейну покрылись подобно морскому песку и небесным созвездиям, неисчислимыми войсками пеших и конных крестоносцев. Из такого многочисленного войска только незначительная часть смогла отправиться на кораблях, поскольку король Сицилии по указанию императора отказал паломникам в проезде, потому, что у них отсутствовала поддержка с той стороны моря, а также потому, что перед прибытием разных королей и самого императора они со своим небольшим отрядом ничего не смогли сделать против язычников.
Язычники укрепили Иерусалим стенами и башнями. Акра, долгое время остававшаяся пустой после убийства христиан, будучи сожженной и разрушенной, язычниками была отстроена и снова заселена. Только Сур, Триполи, Антиохия и лежащие в горах крепости оставались под властью христиан.
Маркграф Кунрад решил спокойно держаться в Суре, не сражаясь с язычниками, чтобы христианам не покидать город, если его войска будут измотаны.
На Рождество прибывают посланцы султана Иконии, числом тысяча, с пятистами конями у императора, а их было прислано так много именно для того, чтобы лучше поверили в то, что они сообщили. Султан заявил, что он окажет императору и его войскам поддержку при их прохождении, что его неустанная помощь всегда в распоряжении императора, и передал ему большое количество подарков. Явились также посланцы сервийского короля. Сервия это страна, лежащая между Рутенией и Венгрией (69). Им было поручено объявить, что их король исполнился бы большой радостью от прибытия императора и не знал бы более приятного в этой жизни, чем возможность увидеть повелителя римлян в качестве паломника, проходящего через его страну. Он также написал ему, что самый значительный его города готов достойно принять его с большим торжеством; кроме того, он считает именно этот город венцом его страны и хотел бы дать ему свое разрешение на таковой праздник. Достойно приняв этих посланников и одарив их, император отправил их королю различные подарки и поблагодарил Бога за то, что среди всех королей, о которых он когда-либо слышал, этот так сильно уважал его.

Первый военный поход при императоре Фридерихе

Во время поста собравшиеся из всех мест, объединенные друг с другом корабли на всех парусах вышли в море. После десятидневного пути они божьим промыслом причалили к земле святого Иакова. Там было шестьдесят кораблей с более чем десятью тысячами воинственных мужей. Вскоре они высадились на землю святого Иакова (70). Однако их опередил слух, что они хотят силой забрать голову святого Иакова, поэтому жители этой страны из опасения приняли меры для противодействия их вступлению в город Компостеллу, где покоится этот апостол. После того, как с обеих сторон некоторые пали в бою, воинственный пыл крестоносцев ослаб, поскольку разумные люди его прекратили. Тогда они вернулись на корабли и, прибыв в Африку, осадили и взяли многолюдный город язычников, называемый Альбур (71), и, убив его жителей, захватили бесконечно много золота и серебра.
Лето было очень жарким до августа месяца, и среди людей и животных царила очень большая смертность.
Герцог Годефрид Брабантский и граф Генрих из Ло вели войну с сильной военной мощью за обладание городом св. Трудо (72). Полагают, что герцог выставил шестьдесят тысяч человек, а граф не менее сорока тысяч (73), а поскольку, этот народ был крайне диким, то при этом с обеих сторон случилось следующее. Трое с одной из сторон начали вынуждать взятого ими в плен оруженосца другой стороны, чтобы он заплатил им выкуп. И когда он сказал, что у него нет ничего, что он мог бы отдать им в качестве выкупа, они рассекли его на три части и каждый забрал свою долю. Подобным образом поступили двое с другой стороны: при взятии в плен противника они разрубили его пополам и каждый получил свою часть.
Скончался английский король Генрих. Вместо него короновали его сына (74), который взял в жены сестру французского короля Филиппа (75); так как перед этим они примирились. Генрих, бывший герцог Саксонии, узнав об отсутствии императора вернулся из Англии, нарушив свою присягу, и вступил на родную землю, причем ему пособничали (76) король Ричард, сестра которого была женой Генриха, и его зять, датский король (77). Кардинал Зофред был послан Папой Климентом к королю Генриху по делам церкви; при его содействии Иоганн, канцлер при императорском дворе, был пожалован должностью архиепископа Трира. Старший пастор собора Рудольф и декан собора Вольмар получают приказ оставаться в своих прежних постах.
Епископ Меца Бертрам был восстановлен на своей епископской должности.
В то же время король издал приказ, чтобы дворяне, и особенно имперские министериалы, приняли присягу римскому походу, которую должны будут исполнять в течение года со дня святого Матфея (21 сентября): в августе он должен был сам короноваться в Риме. В ноябре месяце около праздника святого Мартина (11 ноября) скончался граф Энгельберт. Очень много паломников, отправившиеся на кораблях, вернулись в Кельн и привезли с собой одежду, шелковую материю и другие ценности, которые они забрали после разрушения одного языческого города; их возвращение произошло примерно на праздник Очищения святой Марии.
На праздник святого Георгия (23 апреля) император собрал выдающийся имперский сейм в Регенсбурге, на который явились все облачившие себя крестом, который собирались пронести с собой через дальние страны; и здесь он опоясал свои чресла ради паломничества во славу Бога, передав верховное управление государством своему сыну, королю Генриху. Его войско состояло из тридцати тысяч человек, среди которых было пятнадцать тысяч отборных рыцарей. Из указанного города, направившись вниз по Дунаю, они достигли Брисбурга (78), который образует въезд в Венгрию. Здесь на Троицу (28 мая) император собрал всеобщее собрание; принял клятву о всеобщем мире, издал закон о преступниках и держал совет о продолжении похода. В среду они оттуда выступили. На восьмой день после Пасхи (4 июня) их встретил король Венгрии с королевой (79) и поднес в дар императору искусно сделанную палатку, которую едва смогли увезти три повозки, а также другие значительные подарки. Затем он обручил свою дочь с сыном императора Фридрихом и велел почти безвозмездно в достаточном количестве выдать императору провиант на время похода через всю Венгрию, причем он позаботился, чтобы у его дружины не было недостатка в обильном снабжении. Когда же паломники прибыли в город святого Георгия (80), он велел наполнить для них мукой и фуражом дом, из которого каждый мог получить столько, сколько он захочет. Венгрия осталась позади, когда процессия достигла рек Марова, Сова и Дрова (81); после того, как они переправились через них на плотах, они, двигаясь вниз по Дунаю, достигли Брундузия (82). Здесь они восемь дней отдыхали и запасались повозками и другим снаряжением, необходимым для движения. Летом около праздника апостола Петра и Павла (29 июня) там скончался граф Энгильберт из Берга. Затем в некоем городке, называемом Белграве (83), император собрал дворянский съезд, на котором за нарушение мира были обезглавлены двое дворян из Эльзаса.
После выступления из Брундузия они прибыли в область болгар, которые с прирожденным коварством внезапно устроили им враждебный прием, и, нанеся тяжелый урон дротиками и стрелами, обрушились на них с нечеловеческой жестокостью. Одному взятому в плен жителю Ахена они колом пробили насквозь внутренности. За это с позором повесили пятерых взятых в плен болгар. Так, с великим страхом, подвергаясь опасности, крестоносцы прошли Болгарию; во главе их войска постоянно находился герцог Фридерих Швабский, а обозы и прочие повозки следовали под защитой позади войска. В пределах Болгарии они подошли к городу, называемому Никея (84), где князь именем Серф (85), принял императора очень дружественно и одарил несколькими подарками. Оттуда император выслал к королю Греции посланников, епископа Гериманна из Мюнстера, графа Руперта из Нассове и графа Вальрава с 500 рыцарями и их снаряжением, ради достижения мира, обеспечения свободного проезда по его стране и снабжения. Тот хоть и принял их довольно благосклонно и семь дней дружественно принимал в Константинополе, но на восьмой день велел бросить их в тюрьму, где они вынуждены были претерпеть много лишений невзирая на статус послов. Император со своими сторонниками, продвинувшись вперед, вошел в город, называемый Стралейц (86). Болгары же, возведя друг за другом три отдельные стены, преградили им путь, намереваясь легко их перебить, когда они запутаются в стенах. Однако нашим это не навредило, поскольку с крестоносцами был Всевышний, и со стороны же тех [болгар], напротив, многие пали от меча.
После того, как паломники прошли наконец Болгарию, где они почти как огненной печи скорби, горели почти восемь недель, они вступили в Македонию, зажиточную часть Греции, где, обнаружив изобилие виноградников, плодов и фуража, отдыхали в течение долгого времени. Они дошли почти до самого города Винипополя, называемого также Филипписом (87); все его жители, уже при появлении слуха о прибывающих, покинули город, спасаясь бегством. Однако император, предчувствуя со всех сторон засаду, и хорошо зная, что опытный человек постоянно должен быть настороже, запретил своим указом кому-либо из своих людей входить в город, приказав всем располагаться лагерем вокруг его стен. Здесь к нему прибыли посланники греческого короля, передавшего через них, чтобы он был здоров, и больше ничего. Еще раз, через других посланников, он передал ему, что император — первый властитель и господин после Бога. В третий раз он ему передал, что когда император захочет взять в свои руки римскую империю и снова получить ее от Бога в качестве лена, то он обеспечит ему безопасный проход и достаточное снабжение в своей стране. На это император ответил следующим образом: "Я настолько доверяю Христу и моим братьям, преданным мне ради освобождения его креста, что мы не нуждаемся в заключении такого договора с греческим королем." После этих слов он отпустил посланников с миром. В той же области фуражиры предприняли штурм монастыря (88), в котором они обнаружили большие запасы продовольствия. Поскольку обитатели монастыря не смогли выдержать натиск штурмующих, то они послали императору посыльного и передали себя и свое имущество под власть императора. В результате этого, им вернули обратно все, что у них отняли, за исключением продовольствия. Из-за проливных дождей в лагере образовалось такое большое наводнение, что крестоносцы вынуждены были войти в город; доверенный императора проехал по улицам и распределил по потребностям жилые помещения; со всех сторон к нему подошли армяне и выставили на продажу очень много разнообразных товаров. А когда некоторые заносчивые юнцы из войска разграбили рынок, то многие из них были схвачены и по приказу императора обезглавлены. Его строгость при вынесении приговоров была так велика, что он не допускал при этом никаких просьб, не учитывал мнения никаких влиятельных лиц, оставаясь в убеждении, что тот, кто щадит зло, навредит добру, и легкость в получении прощения являлось бы соблазном совершить грех. В результате такого усмирения армяне принесли еще больше продовольствия. Однако император, в ответ на причиненные ему и его посланникам обиды, и хорошо понимая, что король [византийский император] будет поступать с ними по-человечески только будучи к этому принужденным силой, решил с большой решимостью двинуться против империи последнего и подошел с частью войск к Андронополю (89). Он обнаружил, что этот город пуст и только недавно покинут жителями. Это было зимой где-то на праздник святой Цецилии (22 ноября). Герцог Швабский, отправившись за фуражом с несколькими людьми, приблизился к городу Димодика (90) и велел его жителям организовать для его людей снабжение. Когда они отказались от этого, он, рассердившись, велел своим людям взяться за оружие, внезапно организовал в девятом часу дня штурм города и одержал такую быструю победу, что к вечеру после захвата города почти все население было убито. Очень большую башню, стоящую посреди города, защищали присланные туда Саладином наемники, называемыми аленами (91). Они оказывали нашим войскам очень стойкое сопротивление до тех пор, пока к ним через окно смело не проникли трое сильных юношей при помощи дерева, которое они прислонили к башне; это им хорошо удалось, они всех убили и выбросили из окна, через которое влезли сами. В этом городе было такое изобилие, что его хватило на целых десять недель чтобы все войско вдоволь обеспечить всеми необходимыми средствами жизнеобеспечения. Однако в то же время многие рыцари, разбредясь во все стороны, убивали мечами всех, кого они находили. В то же время султан (92), о котором мы упоминали выше, отправил императору посланника, однако греческий король взял его в плен.

Год 1190

Король Генрих отмечает святой праздник Рождества в Эгере (93) в Швабии. Скончался король Сицилии (94); чтобы завладеть его страной, немецкий король объявил о военном походе и велел своим людям принести ему присягу. Зима была сухой и теплой, смертность среди людей — необычайно высокой. Тех крестоносцев, которые выбрали морской путь, было сто одна тысяча человек, когда они собрались на той стороне моря; они были так обессилены от сражений и болезней, что в январе отовсюду приходили известия, что двадцать тысяч из них погибло. В то же время скончался светлейший ландграф Лудевих (95). Папа подверг отлучению всех, кто носил крест и остался дома, если они на восьмой день после Пасхи еще не собрались выступать. На Троицу (13 мая) король собрал в Нуринберге имперский сейм, где он вернул архиепископу Кельна все поместия, которые тот когда-то отдал в залог, и дал право взимать некоторые сборы и чеканить монету. Он всеми способами пытался привязать его к себе, поскольку он был храбрым и непобедимым человеком. После Пасхи король заранее послал в Апулию архиепископа Майнца и канцлера Дитера, чтобы они оценили положение дел; однако между ними вспыхнула ссора, из-за которой архиепископ Майнца сразу же вернулся обратно, а канцлер возвратился только в ноябре и объявил, что всем можно легко завладеть.
В мае необычайно сильным градом побило все окрестности Майнца в области ста и более деревень. Весь год продолжались ливни и частые наводнения.
В сентябре граф Филипп из Фландрии с неслыханным вооружением отправился в путь ко гробу Господню. Скончался герцог Годефрид Брабантский (96). В ноябре месяце король выступил в Апулию; однако при известии о смерти своего отца и ландграфа Лудевиха он послал вперед архиепископа Кельна, а сам вернулся в Тюрингию и попытался подчинить ее; однако позднее, передав все брату ландграфа, отправился в Апулию. Очень много крестоносцев возвратились из заморских земель. Французский король Филипп и английский король Ричард собрались со своими войсками в крестовый поход и остались зимовать на побережье (97). Скончался епископ Годефрид из Вирцебурга (98).
Когда греческий король увидел, какой огромный ущерб нанес ему император и его дружина, то после отправки многих посыльных с большим трудом добился наконец от него мира при условии, что он с почетом отпустит посланников императора и предоставит транспортные средства для переправы через пролив Святого Георгия; в качестве заложников за это он передал ему двадцать четыре самых знатных в стране человека с королевскими подарками. Однако император не хотел давать своего согласия на договор пока не будут освобождены также посланники султана с их имуществом. И это было выполнено. Как только посланники были выпущены из тюрьмы, то у них оказались ключи от всей тюрьмы и все христиане смогли выйти на свободу. Навстречу прибывающим с большой радостью вышло все войско, как будто бы они воскресли. Когда затем они вышли на берег пролива Святого Георгия для переправы, то греческий король предоставил им 300 галер сверх обещанного количества. Начав в Чистый четверг (22-29 марта) (99), и затем постепенно в течение семи дней, герцог Швабский переправил все войско. Когда на восьмой день собрался наконец переправляться император, то он не захотел подняться на судно, не убедившись в том, что переправили всех бедных паломников; и после того, как он в конце концов на королевском корабле переехал сам, то, объятый радостью во Христе, он, воодушевляя войско, произнес своим сторонникам, ступившим на землю,: "Братья, исполнитесь мужеством и верой, вся земля в наших руках!".
До сих пор они везли провиант на повозках; а теперь воспользовались вьючными лошадьми. Переправившись через море, они сразу же вошли в горную местность и, проходя по Румании (100), имели большой недостаток в продовольствии. Как только они приблизились к городу Филадельфия (101), городской военачальник попросил императора не вступать с войском в город, обещав достать ему в большом количестве все необходимое, если он расположится за городом. Император так и сделал. Однако, когда для пополнения фуража наши большим числом подошли близко к городу, военачальник, придя в беспокойство, приказал своим людям взять оружие и выступить им навстречу. Поскольку многие с обеих сторон пали в сражении, наших намеренно отозвали и они двинулись дальше в турецкую область, на Лаодикею (102). Здесь император был в коварной манере с шумными поздравлениями принят посланниками султана, будто бы для обеспечения сопровождения. И несмотря на то, что турки день и ночь неустанно нападали, благочестивый император не позволял причинять им никакого вреда, чтобы не казалось, что он разорвал с ними союз, но как только он почувствовал, что из-за их нападений все войско смотрит на него с недоверием, он сразу же вдохновился и позволил своим людям оказать им сопротивление. Тогда было убито 15.400 (103) турок. Однако пал также Фридерих из Хуфена, храбрый и благородный муж, заслуживший в то время уважение у всех за свои исключительные способности и честность. Когда он отважно бил турок и чересчур рьяно преследовал одного из них, при прыжке через ров его конь опрокинулся, а сам он при этом падении нашел свою смерть. Из-за этого случая в лагере была такая большая скорбь, что после прекращения боя все превратили свой воинский клич в жалобный плач.
Перед тем, как они собирались двигаться дальше, турки разведали их дорогу, проходившую около самой горы, и выставили наполненные камнями повозки, чтобы спустить их вниз по склону на крестоносцев, когда они буду проходить мимо. Однако промыслом Божьим, покровительством которого они были защищены исполненные верой, они взяли в плен двух турок. Один из них был сразу же убит, а другой обещал при условии сохранения ему жизни, быть их проводником, и он коварно повел их через гору высотой в три тысячи шагов (104). Здесь пали от зноя не только многие люди, но и сильные лошади под поклажей, последних же употребили в пищу от недостатка продовольствия. Перейдя через гору, они вышли на богатую злаками и водой равнину, где постепенно поправились. Из-за того, что количество турок было чрезвычайно велико, наши находились в большой опасности. Они страдали от зноя и лишений, и не могли избежать опасности, поскольку турки вились у них на пути как саранча. Здесь посланники султана вероломно перебежали к туркам, причем они увели с собой императорского переводчика, по имени Годефрид.
Однако наши посовещались о том, что они могут предпринять в этом опасном положении, так как не было возможности бегства,— даже если бы они и приняли во внимание такой выход, им пришлось бы прокладывать себе дорогу мечом. Поэтому они мужественно начали сражение и устроили среди врагов большую резню, хотя и было искалечено также очень много наших. При этом сын императора, герцог Фридерих Швабский, лишился двух зубов от удара пращи. Это случилось в четверг перед Троицей (10 мая).
Когда они двигались дальше, турки причиняли им много зла и усложняли им поход, стрелами причиняя раны им и их лошадям. Поскольку по всей турецкой земле уже распространился слух о том, как много кровопролития учинило туркам христианское войско, то турки воодушевились и на следующий день после Троицы (14 мая) объединились в большой отряд, чтобы прийти на помощь султану и отомстить за своих. В тот же день христиане, возложив свои надежды на Бога и помолившись святому Георгию, устроили туркам при троекратном нападении нескончаемую резню, безо всяких потерь среди своих. Те, которым Бог даровал свое откровение, в этот день увидели святого Георгия с многими людьми, одетыми во все белое, сидящими на белых конях и держащих белые щиты, украшенные крестом Господним красного цвета. Видевшие также клятвенно подтверждали, что этот святой Георгий своим копьем сбросил с лошади сына султана, именем Мильхин (105), который командовал турками. Свирепствуя таким образом с Божьей помощью на погибель туркам, наши подошли в среду (16 мая) к саду перед городом Иконий (106), где будучи запертой паслась дичь султана. Здесь император почти до полуночи держал совет со своими сторонниками о том, кого посылать вперед для овладения городом, и решил отправить для захвата города своего сына, герцога Швабского, и графа Голландии, именем Флорентий, в то время, как он сам будет ожидать в лагере вероломного нападения турок. Как только герцог Швабский с подчиненными ему людьми приблизился к городу, то сразу бросился в атаку и, не останавливаясь перед возникшими трудностями, поскольку всю ночь напролет шел дождь и лошадям было очень тяжело идти по сильной грязи, захватил его, безжалостно истребив всех, кто встал у него на пути. Тем временем, император оказывал успешное сопротивление вероломно напавшим с тыла туркам и очень многих из них уничтожил.
Когда же султан увидел гибель и уничтожение своих людей, а также захват города, он попросил императора о пощаде и обещал ему организовать сопровождение и позаботиться обо всем необходимым. Однако император не забыл о перенесенных в походе лишениях, и убедившись, что, если он сделает какую-нибудь остановку и решится осаждать крепость в самом центре города, в которой держался султан, то ни для его людей, ни для него самого не будет никаких гарантий безопасности. Поэтому он решил отправиться в путь.
Когда они затем двинулись дальше, им повстречался Лев из горной страны (107) с богатым запасом продовольствия, однако не из бескорыстных побуждений, а для того, чтобы они, удовлетворяясь подножным пропитанием, не пошли бы через его страну; но именно это продовольствие было захвачено турками и поэтому паломники почти погибали от голода и болезней. Когда они, двигаясь дальше, вышли на берег какой-то реки (10 июня), император, разгорячившись после длительного напряжения, едва ли не против воли всех, вошел в реку, чтобы охладиться. И вскоре, по велению того, кто забрал душу предводителя, император нашел свою смерть в этом потоке (108). Мы так этому удивились, ибо та река была не очень глубокой, и большинство подтвердило, что ее можно было перейти вброд. Только Бог, могучей длани которого никто не может избежать, и которому подвластны все, несущие земной шар (109), сделал так, как ему угодно. Неизменный и неколебимый приговор, вынесенный по его воле, конечно, справедлив, но, если можно так сказать, безжалостен, учитывая состояние святой церкви и длительное разорение Земли Обетованной. На этом месте при таком омрачившем нас известии слабеет наш слог и теряется дар речи, не способные описать скорбь и горе множества паломников, подвергавшихся сильной опасности. Мы предлагаем каждому, не читая, составить об этом свое мнение, чтобы представить, какие жалобы, скорбь и отчаяние были или могли бы быть у этой массы народа, оставленного в чужой стране и лишенного своего предводителя. Но, довольно!
После гибели императора войско избрало верховным главнокомандующим его сына, герцога Фридериха Швабского, человека исключительной энергии и ума; под его руководством они двигались до Антиохии (109а), затем, после восьминедельного отдыха со многими трудностями дошли до Триполи, а оттуда прибыли в Сур, при этом смерть уносила как знатных, так и простолюдинов. Из Сура они отправились дальше в Акру, называемую также Аккароном или Аскалоном (110). Во время трехдневной битвы с обитателями Аскалона (111) герцог Фридерих окончил свои дни (112). О том, как велико было в сердце этого человека почтение к Богу, можно понять из следующего случая: когда при его болезни врачи сообщили ему, что он мог бы вылечиться, если бы предался наслаждению, он ответил, что лучше умереть, чем при паломничестве к Богу осквернить свое тело страстью.
После него в течение четырех недель войском командовал некий Генрих, а затем в течение шести недель — некий Герхард. Поскольку бедные Христовы паломники, желая скорее умереть с честью, чем жить с позором, не имели никакого успеха при осаде Акры, то они двинулись на Кайфан (113), однако испытав там многие бедствия, вернулись обратно в Аккарон. И вот, одинокие, сломленные и бессильные, подобно овцам, отбившимся от стада, они, расстались друг с другом, рассеялись по миру, и каждый отправился на родину в одиночку, первыми же - здоровые.
Так по воле Божьей и его непостижимому промыслу безрезультатно и тщетно завершился этот крестовый поход, при котором ничего толком не было начато и ничего святого не выполнено, разве что очень немногие из этих паломников и некоторые из тех, кто прибыли на кораблях, остались, и при захвате Акры им еще как-то посчастливилось уцелеть.

Примечания:

66. Эгер — совр. Хеб, город на западе Чехии.
67. из Тира. Маркграф Монтферратский.
68. Это место очевидно испорчено.
69. Имеется в виду Сербия, о которой составитель имел весьма смутное представление.
70. Т.е. в Галисии - на северо-востоке Испании, тогда - часть королевства Леон.
71. Предположительно - Абульфейра в Португалии согласно Riezler, Forsch. X, 78. 72. Согласно геннегауской хронике Гислеберта воюющими сторонами были герцог Генрих, сын Готтфрида Брабантского и граф Герхард из Ло.
73. Согласно одному из вариантов прочтения - это мнение составителя данной летописи.
74. Ричарда Львиное Сердце.
75. Эта свадьба не состоялась.
76. В А2 дополнение: "Война между сыном герцога и королем римским".
77. Канут.
78. Пресбург, совр. Братислава.
79. Бела III и Маргарита, дочь французского короля Людовика VII.
80. Гран, согласно Ансберту, который, однако, называет еще один город св. Георгия при выходе из Венгрии.
81. Совр. Морава, Сава, Драва, притоки Дуная в Сербии и Хорватии. Их названия должны были идти в обратном порядке.
82. Браниз, Бранич или Браничево, античный Виминакий, на Дунае при втекании в него Моравы, сегодня находится в руинах около Костолаца.
83. Белграве — совр. Белград. Фридрих был уже там ранее, 29 июня.
84. Нисса или Ниш.
85. Здесь, вероятно, ошибка. Скорее всего это должно было означать "сервский (т.е. сербский) князь). Ансберт, равно как и изданный Канузием анонимный повествователь о крестовом походе Фридриха называют поименно трех сербских князей, трех братьев Немана (Neaman), Красимира (Crazimerus) и Мирослава.
86. Сердика, совр. София.
87. Филиппис — совр. Пловдив.
88. Скрибентион, согласно Ансберту
89. Андронополь, Адрианополь — совр. Эдирне, город в европейской части Турции. 90. Димодика — совр. Дидимотихон, город на северо-востоке Греции.
91. У Анонима Канузия они называются аланами и являются частью гвардии византийского императора.
92. Кылыч Арслан Иконийский. Ср. Ансберт где имя султана передается как "Токил".
93. Город Эгер ошибочно помещается в Швабию, поскольку он принадлежал к владениям Штауфенов был вынужден искать его в Швабии.
94. Вильгельм II Добрый — король Сицилии в 1166–1189 гг. Скончался 18 ноября 1189. После его смерти Сицилия попала под власть Генриха VI.
95. Тюрингский. Он умер 16 октября на обратном пути из Птолемаиды (Акко).
96. С2 дополняет: "ему наследовал его сын Генрих".
97. В Сицилии.
98. 8 июля в Антиохии.
99. Переправа произошла у Калиполиса (Галлиполи)
100. Ансберт пишет: "Часть Малой Азии, что теперь зовется Романией, раньше была разделена на две провинции, Фригию и Вифинию". То же и у Канизского Анонима, у которого единственно вместо Вифинии стоит Памфилия.
101. Совр. Алашер в Лидии, в 120 км к востоку от Измира. Фридрих вступил в этот город 21 апр. 1190 г.
102. На Ликосе, притоке Меандра. В настоящее время - руины вблизи Денизли.
103. В эту цифру, как кажется, у составителя вкралась описка. Канизский Аноним оценивает на соответствующем месте потери турок в 500 человек, Ансберт - только в 300. Последний называет также и дату сражения, 30 апреля.
104. В тексте tria milia без какого-либо добавления наподобие pedum или что-то подобное.
105. Ансберт и Аноним Канузский называют его Мелих (Мелик) Вилькен (Geschichte der Kreuzzuеge IV, 110) дает по восточным источников зовет его Малекшахом.
106. Совр. Конья. В конце 12 в. Иконий был столицей Иконийского сельджукского султаната.
107. Правитель Киликийского армянского государства.
108. Фридрих утонул 10 июня 1190 г. в небольшой реке Каликадн или Салеф в Киликии.
109. Книга Плача 9, 13 согласно латинскому тексту.
110. Так стоит во всех рукописях. Составитель путает оба города или считает их одним и тем же.
111. В данном месте вероятна ошибка, т.к. собравшиеся перед Аккой крестоносцы двинулись под предводительством Ричарда Английского на Аскалон только после падения Акки в 1191 г. и спустя много времени после смерти герцога Фридриха.
112. 20 января 1191 г.
113. Хайса или Нефа.

Источник: Кельнская Королевская хроника. Chronica Regia Coloniensis (фрагмент)

Текст переведен по изданию: Die Koelner Koenigschronik. Uebersetzt von K. Platner. Die Geschichtschreiber der deutschen Vorzeit. 2. Ausgabe. 12. Jahrhundert. Band 53. Leipzig 1893.
Электронное издание текста в собрании: Fortsetzung der Quellensammlung zur mittelalterlichen Geschichte (Continuatio).
www.heptagon.de

Первая публикация на сайте
"Востлит"

© Перевод с немецкого Алексея Кулакова

2008 г.

Выражаю признательность Алексею Кулакову
за любезное предоставление перевода порталу "Монсальват"
© Все права защищены.
Права на публикацию данного материала любезно предоставлены автором. Любое воспроизведение данного материала в целом либо его части запрещается без согласия автора, Алексея Кулакова.
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at June 2003 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика