Военное дело в эпоху первых Каролингов
Племена Лангобардов, Франков и Саксов
ФРАНКИ И ЛАНГОБАРДЫ: ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА
САКСОНСКИЕ ПОХОДЫ КАРЛА ВЕЛИКОГО
ФРАНКИ И ЛАНГОБАРДЫ: ИСТОРИЯ КОНФЛИКТА

 

Вспыхнувший в середине VIII в. конфликт между Франкским государством и королевством лангобардов в Италии вырос на итальянской почве. Его предтечей стало нарушение хрупкого баланса между лангобардскими королями и папством. Блестящий пример того, что в ссоре двоих как правило побеждает третий: франкам, вовлечённым в борьбу за Альпами, удалось не только покорить Лангобардское королевство, которое, просуществовав более двухсот лет (568-774), вошло в состав огромной империи Карла Великого, - но и на несколько десятилетий подчинить Рим своему диктату.
Не имея возможности рассчитывать на поддержку Византии, подданными которой они тем не менее продолжали считаться, римские папы для сохранения своих властных прерогатив в церковных владениях (т.н. патримонии Св. Петра) и поддержания церковного примата Рима на Западе, вначале предприняли попытку сосуществования с лангобардами, пытаясь лавировать в русле их религиозных и политических разногласий. Но со вступлением на престол в Павии воинственного Айстульфа (749-756) эта тактика потерпела фиаско: новый король поставил себе целью консолидировать государство лангобардов и устранить политический полицентризм. В 751 г. власть экзарха Равеннского - византийского наместника в Италии, под непосредственным протекторатом которого находилось папство, - была ликвидирована. Угроза лангобардского завоевания нависла над Римом.
В этих условиях папа Захария (741-752) был вынужден искать поддержку у франков, хотя те находились с лангобардами в дружественных отношениях и видели в них своих союзников в борьбе с арабской экспансией и внутренней аристократической оппозицией. Основания для создания франко-папского политического тандема уже имелись: с санкции папы, опиравшегося на «авторитет святого апостола Петра», во Франкском государстве была свергнута династия «ленивых королей» Меровингов, а фактический правитель страны - майордом Пипин Короткий из династии Арнульфингов провозглашён королём франков (ноябрь 751 г.). Сакральная легитимизация власти Пипина давала папам право рассчитывать на его признательность, которая по расчётам преемника Захарии Стефана II (752-757), должна была стать предтечей франкской военной помощи против лангобардов. Но протекло несколько лет, прежде чем король сделал свой выбор в пользу Рима. Для этого папе пришлось самому прибыть во Франкское государство и во второй раз - теперь лично - освятить власть Пипина и признать её наследственной в доме Арнульфингов/Пипинидов (июль 754 г.). По призыву папы франкский король - после того как Айстульф проигнорировал его предложения очистить церковные владения «миром и без пролития крови» - вступил в Италию на правах защитника церкви и вскоре принудил лангобардов просить мира. Запертый в своей столице Павии, Айстульф сдал город и даже предоставил победителю сорок заложников в качестве гарантий того, что враждебные намерения в отношении папства не будут возобновлены (755 г.). Но едва Пипин вернулся назад, лангобардский король нарушил эти обещания: уже в январе 756 г. он осадил Рим. Повторный поход Пипина, верного союзу с папой, также закончился победой (май 756 г.). Отвоёванные у лангобардов центрально-итальянские области Римского дуката, Равеннского экзархата, Пентаполя и Умбрии, он, по официальной трактовке события, «возвратил святому Петру», т. е. папству (так называемый «Пипинов дар»), установив над ними свой контроль. Возникшее папское государство - материальная основа франко-папского союза - более чем на десятилетие было обеспечено от лангобардских вторжений.
Практика территориально-династического дробления, столь пагубно сказавшаяся на внутри- и внешнеполитическом положении Франкского государства в период господства Меровингов, немедленно возобновилась после смерти Пипина Короткого (сентябрь 768 г.): в соответствии с желанием Пипина земли франков подверглись разделу между двумя его сыновьями-преемниками: старший, Карл (768-814), известный в истории под прозванием Великого, получил области Северной Австразии с Тюрингией, Западной Нейстрии и западную часть Аквитании, которые таким образом полукольцом опоясывали земли его брата Карломана (768-771), унаследовавшего Восточную Аквитанию, Бургундию вместе с Провансом и южноавстразийские территории с Эльзасом и Гессеном. Нарушая меровингскую традицию, предполагавшую сосуществование в качестве самостоятельных уделов исторически сложившихся составляющих - Австразии, Нейстрии, Бургундии и Аквитании, - Пипин, по-видимому, стремился к преодолению тенденций властного сепаратизма и разрушению территориальных союзов могущественной франкской знати. Однако на практике этот нелепый раздел привёл к совершенно противоположным результатам, сделавшись источником внутренних противоречий в государстве, которые усугублялись взаимной неприязнью братьев-королей и их соперничеством из-за политического первенства: так, когда в 769 г. восстание полунезависимого герцога Аквитании Гунольда (чьи владения в итоге раздела оказались разрезанными надвое) охватило области, составлявшие долю Карла, король Карломан отказался прийти брату на помощь.
На использовании этих династических разногласий была построена внешняя политика нового короля лангобардов Дезидерия (757-774). После смерти Айстульфа Лангобардское королевство вошло в кризисный период: оно было расшатано борьбой претендентов на трон и центробежными устремлениями лангобардской племенной и военной аристократии. Папство, возвысившееся благодаря покровительству франков, превратилось в самостоятельную силу, потеснившую лангобардов с политической арены и, кроме того даже пытавшуюся использовать их как орудие своих замыслов (сам Дезидерий занял престол при активной поддержке римской курии, которой обещал содействие в разрешении её спора с Византией из-за некоторых областей в Италии). При жизни Пипина Короткого Дезидерий, учитывая такое перераспределение сил, придерживался выжидательной тактики, ограничиваясь дипломатической игрой на разногласиях Рима и Константинополя, но после раздела Франкского государства между Карлом и Карломаном ситуация выгодно изменилась. Оба преемника Пипина, озабоченные взаимным удельным соперничеством, не придавали значения положению дел в далёкой Италии. Более того, Карломан, чьи земли граничили непосредственно с королевством лангобардов, открыто искал дружбы с Дезидерием в противовес растущему могуществу старшего брата. Учитывая это, к сближению с лангобардами как к средству сохранения единства Франкского королевства стремилась и вдова Пипина Короткого, королева-мать Бертрада (иными словами, она не желала допустить открытого конфликта между сыновьями, в котором Карломана почти наверняка поддержал бы Дезидерий). По плану королевы, династический брак мог стать первым шагом к такому сближению, и когда проект супружества сына Дезидерия с её дочерью Гизелой был отложен из-за малолетства невесты, Бертрада настояла на том, чтобы Карл женился на дочери лангобардского короля Дезидерате (770 г.).
Компромисс «на лангобардском фундаменте», казалось, уже начал приносить Дезидерию свои плоды: во франко-папский союз проник разлад. Напуганный перспективой лишиться покровительства франков, папа Стефан III умолял Карла отказаться от «дьявольского брака» и «не объединяться со смрадным и вероломным племенем лангобардов, кого и за народ-то никогда не считали и от кого произошла проказа». Но тревога понтифика оказалась преждевременной: внезапная смерть короля Карломана в декабре 771 г. в корне изменила международную ситуацию. Карл немедленно овладел землями брата, воссоединив таким образом под своей властью всё Франкское государство. Поскольку опасность междоусобицы была устранена и над Карлом уже не нависала необходимость каких бы то ни было политических реверансов в сторону лангобардов, он отверг навязанную ему супругу - как утверждает хронист, на редкость безобразную, - и отослал её назад к отцу. Жестокое оскорбление для престарелого Дезидерия! Настолько жестокое, что гнев, по-видимому, заставил его утратить осторожность. Ответным ударом Дезидерия стало обнародование притязаний на удел Карломана от имени малолетних сыновей последнего, которые нашли приют при лангобардском дворе. Спустя около двух месяцев, в январе 772 г., скончался также папа Стефан. Но если колебания Стефана перед лицом утраты франкского протектората ещё позволяли Дезидерию надеяться на то, что папство изберёт в качестве альтернативного варианта политическую тактику Захарии, и что на смену трансальпийскому блоку придёт союз папы с лангобардами, то в свете последних событий новый понтифик Адриан I (772-795), сохранял безусловную профранкскую ориентацию. Чтобы заставить папу поддержать своё требование в отношении детей Карломана и короновать их как франкских королей, Дезидерий прибег к военному давлению и в конце 772 г. аннексировал ряд областей патримония. Карл в это время был отвлечён борьбой с саксами, однако выпад Дезидерия, оспаривавшего его права на престол, поставил франкского короля перед необходимостью как можно скорее устранить опасность, исходившую из-за Альп. Нарыв прорвался. Война стала неизбежной.
Войска Карла в сентябре 773 г. были стянуты к Женеве, откуда король обратился к Дезидерию с формальным предложением освободить захваченные им церковные владения - именно об этом просил папа Адриан, и именно это стало поводом к началу нового военного вмешательства франков в Италии. Ультиматум Карла остался без ответа. Поход начался.
Организуя наступление, Карл разделил своё воинство на две армии, из которых основная, ведомая самим королём, пересекла Альпы через перевал Мон-Сени и была задержана лангобардами во главе с Дезидерием близ местечка Суза у подножия Готских Альп. Тем временем другая франкская армия, во главе с дядей короля Бернгардом (ум. после 773 г.) переправилась значительно севернее - через хребет «горы Иова», которая позднее в память о Бернгарде была названа его именем (отсюда и названия перевалов - Большой и Малый Сен-Бернар). Опасность позиции побудила лангобардов поспешно отступить: одну часть своего войска Дезидерий отвёл в хорошо защищённую Павию, тогда как другая двинулась ещё дальше на восток и укрепилась в Вероне. Верона пала уже зимой 773/774 гг., и Карлу удалось захватить укрывшихся там вдову и сыновей Карломана. Их дальнейшая судьба неизвестна; по-видимому, они закончили свою жизнь в одном из монастырей. Осада Павии, однако, затянулась более чем на полгода. В апреле 774 г. Карл отправился в Рим, чтобы отпраздновать Пасху, а также лично встретиться с папой и подтвердить незыблемость франко-папского союза и гарантий в отношении «Пипинова дара». Папа выехал ему навстречу, а у ворот Вечного города, как повествует летописец, Карла встретили дети, «несшие в руках пальмовые и оливковые ветви» и «радостно возглашавшие хвалу королю франков». Вернувшись к своим войскам, Карл продолжал осаду, и в июне 774 г. Павия сдалась. Пятого июня Карл совершил триумфальный въезд в столицу поверженного врага, короновался знаменитой «железной короной» лангобардских государей - массивным золотым обручем, инкрустированным драгоценными камнями, и с фермуаром, выкованным, как гласит легенда, из гвоздя креста Господня, - и принял титул «Rex Francorum et Langobardorum». Попавший в руки победителя, Дезидерий был заточён в монастырь Корби, где впоследствии и умер, - однако его сыну Адальгису удалось бежать.
После покорения Лангобардского королевства Карлу Великому пришлось предпринять ещё несколько походов за Альпы. В начале лета 776 г. он выступил против восставшего Ротгальда, лангобардского герцога Фриуля, и заставил его покориться. Постоянную угрозу франкскому господству в Италии представляло также фактически независимое существование Беневента - лангобардского герцогства (при франках - княжества) в Южной Италии. По отношению как к франкам, так и к папству беневентский герцог Арихис II (758-788), зять Дезидерия, занимал враждебную позицию и открыто демонстрировал сепаратистские устремления. Но если в 780 г. Карл явился в Италию с одной лишь целью - добиться от папы Адриана коронования своих малолетних сыновей (в апреле 781 г. Пипин получил в Риме лангобардскую корону, а Людовик - будущий император Людовик I Благочестивый - аквитанскую), - то в 787 г. война с Арихисом II была решена; тому немало способствовало и обострение отношений Франкского государства с Византией, покровительствовавшей попыткам сына Дезидерия Адальгиса реставрировать лангобардский суверенитет над Италией. Однако начавшаяся кампания не приобрела широких масштабов: едва Карл с войском достиг Капуи, Арихис, покинув свою столицу, бежал в Салерно, откуда обратился к франкскому королю с просьбами о мире и направил ему в качестве заложников знатных беневентцев, в числе которых находились два сына герцога - Гримоальд и Ромоальд. Герцог Гримоальд III (788-806), наследовавший Арихису после его смерти, подтвердил вассальную присягу, принесённую Карлу Арихисом, а также поместил имя франкского короля на монетах Беневента.
САКСОНСКИЕ ПОХОДЫ КАРЛА ВЕЛИКОГО
Войны Карла Великого с саксонскими племенами, перманентно длившиеся в течение тридцати трёх лет (772-804), бесспорно, занимают особое место не только в истории самого «основателя Европы», но и вообще в истории раннего Средневековья как один из наиболее ярких примеров колонизации «мечом и крестом». В строительстве гигантской империи Каролингов страна саксов - Саксония - стала наиболее неподатливым камнем.
Систематически саксы вступали в конфликт со своими западными соседями франками. В 718 г. франкский майордом Карл Мартел (715-741) предпринял опустошительную военную экспедицию в Саксонию, дошёл до берегов Везера, а в 734 г. возобновил военные действия на востоке и принудил саксов платить франкам дань. Впрочем, - как о том впоследствии будут сетовать современные хронисты, - всегда мятежные саксы, этот «вероломный и коварный народ», никогда не держат свои обещания и никогда не соблюдают договоров, и если майордом (а впоследствии король) Пипин Короткий (741/751-768) воевал с ними лишь три раза - в 744, 753 и 758 гг., - то его сыну Карлу Великому потребовалось организовать целых восемнадцать военных походов за Рейн! Известнейший апологет Карла историк Эгинхард в своей «Vita Caroli Magni» говорит: «Трудно передать, сколько раз саксы были побеждаемы (Карлом. - Авт.), и с мольбами сдавались на милость королю, но столь же поспешно готовы были от того отступиться. Но король, превзошедший в мудрости и великодушии всех государей своего времени, не страшился никакого труда и никакой опасности в намерении достигнуть того, что задумал».
Очевидно, что война с саксами, явившаяся для Карла Великого наследием отца и деда, должна была быть продолжена. Уже в мае 772 г., спустя около пяти месяцев после кончины своего младшего брата короля Карломана, Карл, воссоединивший Франкское государство под своей властью, созвал духовную и светскую знать на съезд в Вормсе, где заявил о необходимости снова выступить против саксов, которых следует покарать за вероломство. И впрямь, пограничная полоса франкских земель на правом берегу Рейна систематически подвергалась опустошительным набегам саксов. Кроме того саксы были язычниками и поклонялись деревьям и источникам. Поэтому речь шла также об искоренении язычества и снискании вящей славы для Церкви Господней - цели, оправдывающей в тот жестокий век любые средства.
Итак, война решена, и король объявил сбор войска. В походе должны были принять участие все мужчины, кроме рабов, немощных, стариков и монахов, - однако епископы и аббаты возглавляли отдельные войсковые соединения. Воинам предписывалось являться в полном вооружении и экипировке. В письме, отправленном Карлом год спустя настоятелю Сен-Кантенского монастыря, в частности, читаем: «Прибудь в то место, куда я укажу, готовым к походу, с оружием, снаряжением и необходимыми для войны съестными припасами и одеждой... В ваших обозах пусть будут орудия любого рода: секиры, скобели, буравы, топоры, мотыги, железные лопаты и прочие средства, необходимые в походе. ...Помните также, что вы не должны учинять беспорядков в тех местностях нашего королевства, где проляжет ваш путь и не должны трогать там ничего, кроме травы, деревьев и воды». Франки переправились через Рейн и, минуя Гессен, вторглись в страну саксов, которую, по жестокому обычаю войн того времени, «опустошили железом и огнём»; им удалось овладеть крепостью Эресбург - нынешним Штадтбергом неподалёку от Падерборна - и выйти к капищу Ирминсуля близ нынешнего г. Марсберга на Димеле, - но вследствие летней засухи войско изнемогало от жажды и было вынуждено остановиться. К счастью, - свидетельство того, что к франкам их Бог был более милостив, - «однажды в полуденный час, когда весь мир по обычаю отдыхал, огромное количество воды хлынуло в пустое русло ручья у подножия горы, где был раскинут лагерь (франков. - Авт.), и этой воды хватило для всей армии». Уничтожив Ирминсуль, Карл двинулся в долину Везера, и саксы, сознавая невозможность дальнейшего сопротивления, сдались. Они изъявили Карлу покорность, и даже дали ему двенадцать заложников из числа саксонской племенной знати - эделингов, после чего (в октябре того же года) франкский король, по-видимому, тогда не ставивший перед собой иной задачи кроме демонстрации непокорным своей военной мощи, - смог вернуться во Франкское государство. В то время его куда больше тревожил назревавший конфликт с лангобардами. Однако, покорив Лангобардское королевство и приняв летом 774 г. титул «rex Francorum et Langobardorum», он поспешил домой, ибо дома стало неспокойно: ещё недавно «побеждённые и умоляющие» саксы опять подняли оружие, разорили Гессен и подступили к аббатству Фритцбар возле современного Касселя. И хотя, как утверждает автор «Annales Regni francorum», «Господь поразил их паническим ужасом, и тотчас, дрожа, они со стыдом возвратились в свою страну», король зимой 775 г., после очередного съезда, на этот раз заседавшего в Дюрене, начал против них новую кампанию. Теперь позиция Карла стала куда жёстче: он стремился не только подавить восстание, но и повсеместно насадить в Саксонии христианство и истребить всех, кто отвергнет крест. В борьбе с саксами-вестфалами он захватил крепость Зигебург на берегу Рура, а несколько позднее нанёс им сокрушительное поражение при Брунсберге возле Хокстера, где до настоящего времени сохранились остатки укреплений, называемых Cаксонскими рвами (Sachsengraben). Вскоре запросили пощады также остфалы и анграрии, но прежде чем Карл выслушал от побеждённых очередные клятвы в верности и обещания перейти в христианство, отряд вестфалов хитростью проник в Хидбек (Любек), где расположились франкские войска и устроил беспощадную резню.
В 776 г., когда Карл отправился в Ломбардию для подавления мятежа фриульского герцога Ротгальда, саксы опять восстали, захватили Эресбург и осадили Зигебург. Как бы то ни было, двинувшись в Саксонию на выручку своим гарнизонам, франкский король «нашёл многих из этого вероломного народа, кто умолял о пощаде и, казалось, раскаивался и просил у него прощения за свои преступления». В 777 г. Карл созвал в Падерборне первый съезд саксонской знати, потребовав от эделингов присяги верности франкской короне и христианской религии, - и хотя поэты уже готовы были восславить «день, приведший в обитель Христову новых детей», «Annales Regni francorum» печально констатировали: «Немного истинных чувств обнаружили саксы, когда стали христианами». К тому же - дурной знак! - в Падерборн отказался прибыть один из главных противников франкского владычества, могущественный предводитель вестфалов Видукинд. Спустя несколько лет он напомнит о себе новым восстанием, но ещё до этого Карлу пришлось два раза усмирять саксов: в 779 г. он железом и огнём подавил мятеж остфалов и анграриев, дошёл до берегов Везера, а в 780 г., заставил побеждённых им восточносаксонских язычников принять массовое крещение на Эльбе близ Магдебурга.
В 782 г. из-за Эльбы и Заалы в Саксонию хлынули воинственные полчища лужицких сербов. Карл послал против них войско, во главе которого поставил камергера Адальгиса, коннетабля Гейлона и пфальцграфа Ворада. Находясь в дороге, королевские военачальники получили тревожное известие: Видукинд, пользовавшийся до той поры защитой датских норманнов, вернулся на родину и поднял среди саксов очередной мятеж. Разумеется, о вытеснении славян уже не могло идти и речи: все силы франки бросили против своих непокорных вассалов. Поначалу, как казалось, всё сулило удачу. На подмогу полководцам Карла даже подоспел его родственник граф Теодорих, командовавший отрядами рипуариев. Франки уже готовились окружить лагерь Видукинда у подножия горного хребта Зюнтель (севернее нынешнего г. Гамельна), однако случилось непоправимое: не желая делить с Теодорихом лавры своей победы, казавшейся такой близкой, три королевских военачальника решили действовать без его поддержки и атаковали саксов «не так, как люди, готовящиеся встретить врага лицом к лицу, - сообщает летописец, - но как если бы они уже преследовали отступавших и собирали трофеи. Каждый отдался быстроте своего коня, и в этом слепом неистовстве они ринулись на саксов, приготовившихся к битве перед лагерем». Самоуверенность принесла франкам кровавые плоды: нападавшие были истреблены почти полностью, погибли Адальгис и Гейлон. Осенью того же года после кратковременных сборов Карл снова повёл свои армии за Рейн, чтобы подавить восстание и, когда одержал победу, то, невзирая на покаянные клятвы поверженных саксов, которые «все согласились осудить Видукинда как виновника измены», учинил беспощадную расправу над ними: на берегу реки Аллер близ Вердена воины короля за один день обезглавили четыре с половиной тысячи саксов! В последующие три года земли между Рейном и Эльбой, разграбленные и обильно политые кровью, стали ареной тотального террора против саксов. Как только трава весной вырастала настолько, чтобы служить кормом лошадям, франки устремлялись в Саксонию. В 783 г., «узнав, что саксы готовятся к сражению в месте, называемом Детмольд, Карл двинулся против них с большой быстротой, дал бой и устроил такую резню, что из этого бесчисленного множества (саксов. - Авт.) спаслись бегством едва ли несколько несчастных»; спустя несколько месяцев, в июне, франкский король одержал новую победу на реке Хаазе недалеко от Оснабрюка. Саксов умерщвляли тысячами, а пленников обращали в рабов. В 784 г. Карл поручил продолжать войну в Вестфалии своему старшему сыну и сам вопреки обыкновению не покинул Саксонию на зиму, а обосновался в Эресбурге, куда призвал своих детей и новую жену Фастраду.
785 год, которому суждено было стать годом умиротворения Саксонии, тоже начался с кровопролития: несмотря на холода, король выступил из крепости «с лёгким войском для опустошения земли саксов и разграбления их городов»; весной, по итогам решений съезда в Падерборне, он возобновил основную кампанию. Силы саксов после разгрома на Хаазе были совершенно истощены, и многие эделинги отказались от сопротивления, но Видукинд и его ближайший соратник Аббион по-прежнему не складывали оружия, хотя, по-видимому, уже понимали, что борьба ими проиграна. Отвлечённый подавлением восстания в западных областях своего королевства и подготовкой похода против тюрингов, Карл прибег к дипломатическому урегулированию саксонского конфликта и направил к Видукинду, находившемуся на Эльбе, своих послов, «чтобы убедить отказаться от измены и прийти без опасения под его (короля. - Авт.) покровительство». Тот, в свою очередь, потребовал предоставить франкских заложников и когда получил их, решился прибыть в Галлию. Здесь, в местечке Аттиньи в Шампани Видукинд, Аббион и другие вожди мятежных саксов принесли франкскому королю присягу верности и приняли христианство. С этих пор имя Видукинда больше не встречается в исторических источниках, но по преданию Карл Великий в знак свой милости передал ему в ленное держание земли, прежде принадлежавшие саксам-анграриям и в память о них сохранившие название Анграрии или, по-немецки, Энгерна.
Итак, Саксония, обескровленная и разорённая, наконец была повергнута к ногам франков и усмирена на несколько лет.
Неудивительно, что среди такой жестокости, даже утратив своих главных предводителей, саксы продолжали бороться с франкским владычеством, - хотя, безусловно, их борьба уже не принимала таких значительных размеров, как при Видукинде. Только в начале 794 г. волнения в областях саксов побудили Карла начать новую военную экспедицию, первоначально отложенную из-за смерти королевы Фастрады: две армии, предводительствуемые королём и его старшим сыном Карлом, двинулись в мятежную страну. Саксы, которые готовились встретить их между Падерборном и Эресбургом, убедившись в численном превосходстве противника, сложили оружие, дали традиционное обещание выполнить все условия, предъявленные франками, и предоставили заложников. По решению съезда, созванного Карлом в 785 г. в Костхайме близ Майнца, война продолжалась, и в ходе кампаний 794-99 гг. Саксония наконец была покорена окончательно; лишь нордальбинги ещё некоторое время (до 804 г.) продолжали сражаться. Франков поддерживали славяне-бодричи, угрожавшие саксам с востока и северо-востока. Находясь в Бардевике неподалёку от Люнебурга, франкский король узнал, что его союзник бодричский князь Вильцан убит нордальбингами на Эльбе из засады. «Это несчастье, - гласят «Annales Regni francorum», - подобно новому шипу, лишь возбудило в короле желание покончить с саксами как можно быстрее и удвоило его ненависть к этому вероломному народу». В 798 г. заэльбские саксы расправились с франкскими чиновниками, прибывшими в их земли вершить правосудие, а затем напали на бодричского князя Трасикона. Стремясь подавить эти последние вспышки саксонского сопротивления, Карл организовал широкомасштабное принудительное переселение саксов, живших между Везером и Эльбой, в другие районы Франкского государства и разделил Саксонию на графства. Христианская церковь, окончательно утвердившаяся в завоёванной стране и приобретшая в ней значительные земельную собственность, приобрела там серьёзное влияние.

Литература:

1. A. Castelot, A. Decaux, «Histoire de la France et des francais au jour le jour». T. I, Paris, 1979.
2. Eginhard, «Vie de Charlemagne», Paris, 1923.
3. «Annales Regni Francorum...», Hannover, 1895.
4. D. Nicolle, «Medieval warfare source book», London, Arms and Armour, 1995.
5. «Encyclopaedia Britannica», Chicago - London - Toronto, 1946.
6. «Meyers Grosses Konversations-Lexikon», 6 Aufl., Leipzig - Wien, 1907-1909.
7. J. Gelmi, «Die Papste in Lebensbildern», Graz - Wien - Koln, 1983.
8. «История человечества» под ред. д-ра Г. Гельмольта. Пер. с нем., C.-Петербург, 1903.
9. «Всеобщая история» под ред. проф. О. Иегера, т. II. Пер. с нем., С.-Петербург, 1905.
10. J.-D. Koeler, «Exercitatio chronologica de familia Augusta Carоlingica...», Altdorf, 1725.
11. Гергей Е., «История папства», Москва, 1996.

Я. С. Семченков
Журнал "Сержант" №7

 
 

Жизнь Карла Великого (Эйнхард)
Ведастинские анналы (Annales Vedastini)
Коронование Карла Великого и значение этого события для Византийской империи

(Глава из книги Васильева А. "История Византийской империи")
Коронование Карла Великого (выписки из пяти средневековых источников, на английском языке)
Карл Великий (глава из книги Шарля Монтескье "О духе законов")
Империя Карла Великого - идеологическая фикция или политический эксперимент?
( статья Назаренко А.)
В Пинакотеке "Монсальвата" можно посмотреть изображения Карла Великого

Оглавление раздела "Человек владычествующий"
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at june 2003
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика