Раздел III

 

Достоинства и грации полна,
Красой, манерами всех превзошла она.
                                                           Поп

(1173) Радость по поводу удачного завоевания была велика, но заботы семейного характера отравили последние годы Генриха и насытили их драматическими событиями и тревогами. Одним из многих пороков, приписываемых этому монарху, была безграничная влюбчивость. Королева Элеонора, на которой он женился сугубо по расчету и которая была на 9 лет старше его, давно уже была ему не мила. Поэтому Генрих искал в других женщинах удовлетворения, которого он не мог найти у нее. Наиболее примечательной из его фавориток была Розамунда Клиффорд, более известная как Прекрасная Розамунда, очаровательные достоинства и смерть которой сделали ее героиней многих романсов и баллад того времени. Говорят, что она была самой красивой женщиной Англии и что Генрих любил ее долгой и преданной любовью.

Прекрасная Розамунда
(художник Данте Габриэль Россетти, 1862)

Чтобы обезопасить ее от гнева королевы, которая, хотя и не отличалась супружеской верностью во время своего первого брака, но с годами стала бешено ревнивой, король укрыл Розамунду в лабиринте Вудстокского парка (7), где он проводил в ее компании часы досуга и наслаждений. Нам не известно, как долго продолжалась эта тайная связь, но по-видимому, она скрывалась не так хорошо, чтобы королева в конце концов о ней не узнала. В легендах говорится о том, как Элеонора, выследив свою прекрасную соперницу в лабиринте по шелковой нити и, приставив к ее груди кинжал, заставила ее выпить яд (8).
Правдива эта история или нет, но несомненно, что высокомерная королева, сама в молодые годы прославившаяся своими любовными интригами, на склоне лет терзалась ревностью и именно она стала сеятельницей вражды между королем и его сыновьями.
Молодому Генри, старшему сыну короля, внушалось, что он жестоко обделен отцом: ведь несмотря на то, что он был коронован в качестве королевского наследника и помощника, его не допускали к управлению государством. Его недовольство разделяли его братья Ричард и Джеффри, которых королева также побуждала предъявить свои права на предназначенные им земли. Королева Элеонора замышляла побег во Францию, где уже находились три старших ее сына (1173 г.), но при попытке осуществить это намерение была захвачена в костюме мужчины и подвергнута заточению в замке, длившемуся 16 лет вплоть до самой смерти Генриха.
Так, долгую, как казалось, перспективу счастья и благополучия полностью заволокло мрачными тучами. Едва сыновья стали взрослыми, они захотели разделить с отцом все доходы от его владений, а королева оказывала непокорным принцам горячую поддержку. Да и многие монархи Европы не стеснялись поддерживать их претензии и оказывать им помощь. Энергичным принцам потребовалось немного времени для того, чтобы их влияние на континенте стало достаточным для организации мощного заговора в их пользу (9). Генрих, зная о том, насколько сильны в народе религиозные предрассудки, а возможно и сам, полагая, что причиной его неудач является гнев Божий, решил подвергнуть себя епитимье в раке Святого Томаса (так стали именовать Бекета после его канонизации) в Кентербери (10). Как только он завидел издали Кентерберийский собор, он спешился и босиком прошел по всему городу, в то время как монахи хлестали его плетьми по спине. Потом распростерся перед ракой святого на камнях и провел так в посте и молитвах весь день и всю ночь. Наутро он получил отпущение грехов, а вернувшись в Лондон, узнал о том, что в тот же день его войска одержали победу над шотландцами.
С этого времени дела у Генриха стали поправляться. Бароны, участвовавшие в заговоре, были приведены в повиновение и сдали свои укрепленные замки. Через несколько дней в Англии царили мир и спокойствие. Молодой Генри, готовый уже во главе большой армии отплыть в Англию, чтобы примкнуть к восставшим, вынужден был отказаться от этой экспедиции. А через 9 лет он умер от лихорадки в Марселе в возрасте 26 лет, раскаявшись перед смертью в неподобающем поведении по отношению к отцу.
Поскольку этот принц не оставил потомства, наследником короны стал Ричард. Он рано обнаружил те же пылкие амбиции, которые искушали его старшего брата. В это время готовился еще один крестовый поход. Ричард не желал делить славы от этого предприятия ни с кем и не мог допустить и мысли о том, что соавтором его будущих побед станет его отец. Поэтому он вступил в сговор с королем Франции, который обещал ему поддержку в его честолюбивых планах. Генрих счел необходимым отказаться от намерения освободить Храм Господний и стал готовиться к войне против объединенных сил Франции и Ричарда (1189).
(Ричард даже принес вассальную присягу Филиппу, сменившему на троне Франции Людовика, забыв о том, что уже несколько раз клялся отцу в верности после неудачных мятежей и заговоров и получал прощение. На этот раз больной и одряхлевший Генрих потерпел несколько поражений и, теснимый своими противниками, был настигнут в Шиноне (во Франции) и принужден подписать мир на их условиях, одним из которых было прощение заговорщиков в Англии и предоставление им определенных привилегий. Первым в списке этих заговорщиков стояло имя его младшего сына Джона. - Ф. С. по Диккенсу и Грину). В конце концов было достигнуто соглашение, по которому Генрих был вынужден пойти на многие унизительные уступки. Но обиднее всего для него было открывшееся участие в заговоре его любимого младшего сына Джона. До сих пор восстания детей против короля не вызывали у него особых эмоций; он относился спокойно и к мысли об отречении, но теперь, когда в заговор против него оказалось замешанным самое любимое его чадо, чьи интересы были для него всего дороже, он впал в ярость и разразился самыми отчаянными проклятьями и ругательствами. Он проклял тот день, когда был рожден для столь жалко окончившегося существования, проклял своих неблагодарных детей и не снимал с них этого проклятья до самой кончины. Насколько раньше его сердце было открыто дружбе и любви, настолько теперь он возненавидел людей, считая их всех варварами и предателями. Не имея ни одного уголка в своем сердце, где бы он смог найти покой и отдохновение от конфликтов, он утратил прежнюю жизнестойкость. Разбитое сердце способствовало затяжной лихорадке, положившей конец его жизни и страданиям. Он умер в замке Шинон, близ Сомюра на 58-м году жизни и 36-м году своего правления, во время которого проявил все необходимые качества прекрасного политика, всю мудрость законодателя и все величие героя. Все эти замечательные качества были, правда, запятнаны жестокостью и вероломством, но эти пороки были свойственны всем Плантагенетам.
Помимо перечисленных сыновей у Генриха и Элеоноры было три дочери: Матильда, Элеонора и Джоан. Матильда была выдана замуж за герцога Саксонии Генриха Льва, одного из самых могущественных князей Священной Римской Империи, который, как позже и его сын, при поддержке Ричарда, а затем и Джона претендовали на императорскую корону. Именно потомки Генриха и Матильды с 1681 г. и по настоящее время занимают английский трон.
Другая дочь Генриха Элеонора в браке с королем Кастилии родила знаменитую Бланку Кастильскую, ставшую потом женой Людовика VIII и матерью Людовика Святого, одного из самых чтимых французских королей. До самой смерти Бланка оказывала решающее влияние на внутренние дела и политику Франции. По свидетельству историков и поэтов Людовик, даже будучи взрослым, уважал Бланку и побаивался ее. Так у Сорделя (1225-127О гг.):
"И французский король пусть отваги вкусит:
Проворонил Кастилью - отбить не вредит
Он бы рад, но мамаша ему не велит.
Из мамашиных рук до сих пор он глядит"
(Перевод В. Дынник)
Третья дочь, Джоан была женой короля Сицилии Вильгельма II.-- Ф.С.)

 

Суверены - современники Генриха II
Папы Римские: Адриан IV (11) - 1154, Александр III - 1159, Люций III - 1181, Урбан III - 1185, Григорий VIII - 1187, Клемент III - 1188;
Император Запада: Фридрих I Барбароса - 1152;
Императоры Востока: Мануил Комнин - 1143, Алексей II - 1180, Андроник - 1183, Исаак Ангел - 1185;
Короли Франции: Людовик VII - 1137, Филипп II Август - 118О;
Короли Португалии: Альфонсо - 11О2, Санчо - 1185;
Король Дании: Вальдемар I (12)
Короли Шотландии: Давид I - 1124, Малькольм - 1153, Вильям - 1165;
Киевский Великий князь: Юрий Долгорукий - 1154 -1158. (После него Киев утрачивает главенствующую на Руси роль, которая переходит к Владимиро-Суздальским князьям.) Андрей Боголюбский - 1157, Михалко Юрьевич - 1174, Всеволод Большое Гнездо - 1174-1212.

Выдающиеся люди эпохи Генриха II:
Теобальд, Томас Бекет, Ричард и Балдуин - архиепископы Кентерберийские; Стронгбау, граф Пембрукский - генерал королевских войск в Ирландии; Фитц-Стефен - биограф Бекета; незаконнорожденные сыновья Генриха II: Вильям Длинный Меч - граф Солсбери, Джеффри - архиепископ Йоркский, Морган - епископ Дюрхемский (первые два - от Розамунды, а третий от дочери сэра Ральфа Блюитта; Хью Лэйси и Ральф де Глендвилл - юристы и знаменитые законники; Николас Брейкспир - единственный англичанин на папском троне; Бертран де Борн. (Этот необычный человек, хотя и не был подданным английской короны, тем не менее, оказал влияние на судьбы Генриха и его сыновей. Владелец небольшой территории на континенте между землями Франции и Англии, он усматривал гарантию своей независимости в напряженном состоянии между двумя великими державами и способствовал всеми силами разжиганию войны между ними. Будучи незаурядным политиком и крупнейшим поэтом своего времени, он в своих сатирах преувеличивал обиды, наносимые друг другу Англией и Францией и попеременно высмеивал трусость то одного то другого монарха, которые якобы не осмеливаются отомстить за нанесенные оскорбления сопернику. Именно де Борн возмутил сыновей Генриха II на войну против отца. В особенности дружен с де Борном был "молодой король" Генри. После его смерти Генрих II взял замок де Борна приступом, а его хозяина в плен. На саркастическое замечание Генриха: "Я думаю, Бертран, что ты растерял всю свою мудрость," - тот отвечал: "Да, милорд, я потерял ум в тот день когда умер доблестный Молодой король, Ваш сын; в тот день я потерял ум, волю и чувства". Пораженный упоминанием о своем сыне, король почувствовал себя плохо, а когда пришел в себя, даровал де Борну полное прощение. Последние годы своей жизни Бертран де Борн провел в монастыре, где умер в 1210 году. (История трубадуров)

От переводчика: покопавшись в томике "Поэзия трубадуров", я отыскал среди других следующую поэму де Борна, написанную на смерть принца Генри и переведенную на русский Валентиной Дынник:
Наш век исполнен горя и тоски,
Не сосчитать утрат и грозных бед.
Но все они ничтожны и легки
Перед бедой, которой горше нет,
То гибель Молодого Короля.
Скорбит душа у всех, кто юн и смел,
И ясный день как будто потемнел,
И мрачен мир, исполненный печали.
Не одолеть бойцам своей тоски,
Грустит о нем задумчивый поэт,
Жонглер забыл веселые прыжки, -
Узнала смерть победу из побед,
Похитив Молодого Короля.
Как щедр он был! Как обласкать умел!
Нет, никогда столь тяжко не скорбел
Наш бедный век, исполненный печали.
Так радуйся, виновница тоски,
Ты смерть несытая! Еще не видел свет
Столь славной жертвы от твоей руки, -
Все доблести людские с юных лет
Венчали Молодого Короля.
И жил бы он, когда б Господь велел, -
Живут же те, кто жалок и несмел,
Кто предал храбрых гневу и печали.
Нам не избыть унынья и тоски,
Ушла любовь и радость ей во след,
И люди стали лживы и мелки,
И каждый день наносит новый вред.
И нет уж Молдого Короля...
Неслыханной отвагой он горел,
Но нет его, - и мир осиротел,
Вместилище страданья и печали.
Кто ради нашей скорби и тоски
Сошел с небес и, благостью одет,
Сам смерть принял, чтоб смерти вопреки,
Нам в вечной жизни положить завет, -
Да снимет с Молодого Короля
Грехи и вольных, и невольных дел,
Чтоб он с друзьями там покой обрел,
Где нет ни воздыханья, ни печали!
(По свидетельству современного французского журналиста и историка Ги Бретона, де Борн был любовником королевы Алиеноры. -- Ф. С.)

ПРИМЕЧАНИЯ:

(1) Он был на континенте, когда умер Стефен, и начало его правления датируется днем его высадки в Англии.

(2) От своего отца он унаследовал Анжу, Мен и Турень, от своей матери - Нормандию, а женившись на герцогине Аквитанской - Элеоноре (Алиеноре), спустя 6 недель после ее развода с королем Франции Людовиком VII (поводом для развода послужило нарушение ею супружеской верности), он стал обладателем огромной территории на юге Франции, включавшей в себя Пуату, Сантон, Ангумуа, Ле Марш, Лимузин, Перигор и Гасконь. -- Ф.С., в основном по Грину.

(3) По другим источникам его отец был руанским купцом, натурализовавшимся в Англии и окончившим свои дни в должности помощника мэра Лондона. -- Ф.С.

(4) В разгар перебранки с бежавшим Бекетом Генрих II, опасаясь отлучения со стороны папы Римского, решил короновать своего старшего сына Генри, чтобы сохранить за своей семьей корону. Эта процедура была прерогативой архиепископа Кентерберийского, но поскольку Бекет отсутствовал и отказывался вернуться, то она была выполнена архиепископом Йоркским. -- Ф.С.

(5) Говорят, что король сказал буквально следующее: "Неужели не найдется никого из этих ленивых и трусливых рыцарей, которых я содержу, кто избавил бы меня от этого беспокойного попа, прибывшего к нам на хромой лошади, не имея ничего, кроме котомки за плечами!". Эти слова побудили к действию Реджинальда Фитцурса, Вильяма де Треси, Хью де Морвиля и Ричарда Брито. ("Жизнь Святого Томаса Бекета". Беррингтон)

(6) Святой Бенедикт, основатель религиозного ордена, носящего его имя, родился в Италии в 480 году и рано начал подвижническую жизнь.

(7) Вудстокский дворец, расположенный в Оксфордшире, издавна был резиденцией королей Англии, а для некоторых из них - излюбленным местом отдыха. Здесь королева Мэри держала свою сводную сестру Елизавету в заключении. Теперь Вудсток принадлежит герцогам Мальборо, которые ежегодно в день победы под Бленхеймом поднимают над Вудстокским замком флаг.

(8) Розамунда была похоронена в Годстоу, на небольшом островке между двумя рукавами Исиса, в церковном приходе Вулверкот, близ Оксфорда. На ее надгробии выбита причудливая эпитафия по-латыни:
Hic jacet in tumba Rosa Mundi, non Rosamunda,
Non redolet, sed olet, redolere solet,
что в переводе выглядит примерно так:
Здесь покоится не Роза Целомудрия, а Роза Красоты,
Но аромат ее испарился и сменился смрадом тления.

(9) Сыновья Генриха враждовали и между собой; как пишет Диккенс, Джеффри сказал как-то: "Если что-то и способно нас примирить на время, то это только объединенная борьба против отца". Они поднимали восстания в 1173 и 1174 г., что совпадало со вторжениями Людовика VII в Нормандию и шотландцев в Англию. Тем не менее Генрих каждый раз брал верх, принуждал сыновей к покорности и обещанию лояльности и прощал их.

(10) "Религиозность массы, равно как и политическое предрасположение к убитому архиепископу, сделали св. Фому Б. самым популярным святым средневековой Англии, на поклонение мощам которого совершались беспрерывно паломничества. Конец им положила лишь Реформация, когда по приказу Генриха VIII Бекет был развенчан как святой и объявлен почти что государственным преступником". (Христианство. Энциклопедический словарь. Москва, изд-во БРЭ,1993 г.)

(11) Адриан IV (в миру Николас Брейкспир) был единственным англичанином, избранным папой Римским. Он умер на пятом году своего пребывания на папском троне от укуса какой-то ядовитой мухи.

(12) Регулярную и последовательную историю Дании можно проследить только начиная с царствования Вальдемара I, названного впоследствии Великим, который значительно цивилизовал страну и расширил ее границы.

1  2

Голдсмит"История Англии"Глава VII.
Династия Плантагенетов (Анжуйская)
Перевод Ф.А Силонова

Глава опубликована с разрешения Эла Силонова
Остальные фрагменты книги читайте на сайте Эла Силонова

О Генри II Плантагенете читайте также на сайте "Монсальват":
Кларендонская ассиза Генриха II (1166 год)
The assize of Northampton (1176)

The assize of arms (1181)
Реформы Генриха II (глава из книги "История государства и права зарубежных стран")
Генеалогия Генри Плантагенета

 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика