Вопрос об ограничении права короля своей властью устанавливать налоги в четвертой и пятой сессиях первого парламента Якова I

Вопрос о праве короля своей властью, то есть без согласия парламента, устанавливать определенные виды налогов являлся вторым вопросом, который был поднят парламентом, с целью ограничить полномочия королевской власти, в течение четвертой и пятой сессиях первого парламентах Якова I.
Среди доходов английских королей выделялись основные и дополнительные. Основные доходы, в свою очередь подразделялись на те, в отношении которых корона была независима от парламента и на те, что представлялись на основании акта парламента.
Корона была полностью независима от парламента в отношении следующих основных доходов:
[23]
— во-первых, в отношении доходов от земель короны;
— во-вторых, в отношении тех доходов, которые давали феодальные права;
— в-третьих, в отношении штрафов, которые взимались с нонконформистов и штрафов, налагаемых Звездной палатой;
— в-четвертых, в отношении тех доходов, которые корона получала за счет права преимущественной покупки и права на реквизицию для нужд королевского двора; — в-пятых, в отношении доходов церкви и десятины[1].
К основным доходам короны, которые она получала на основании акта парламента, относились:
— во-первых, косвенные налоги на импорт и экспорт, включая обычные обязанности;
— во-вторых, грузовая пошлина и пошлина с веса (tonnage and poundage)[2].
В том случае, если основных доходов не хватало, то недостаток средств восполнялся за счет дополнительных доходов. К ним относились:
— во-первых, доходы, получаемые за счет субсидий. Субсидии – это подоходный налог в размере 4 шиллингов с фунта ежегодного дохода с земли, оцениваемого не ниже, чем в один фунт и имущественный налог в размере 2 шиллингов 8 пенсов с фунта стоимости движимой собственности, оцениваемой в 3 фунта и выше. Право на установление такого налога предоставлялось парламентом;
— во-вторых, доходы, получаемые за счет взыскания одной десятой или одной пятнадцатой части стоимости имущества, которая выплачивалась графством или бургом в соответствии с оценкой имущества, проведенной в правление Эдуарда III. Данный налог основывался на акте парламента;
— в-третьих, дополнительный налог на импорт, который получил название импозиции. Данный налог не основывался на акте парламента;
— в-четвертых, нерегулярные доходы, которые корона получала от продажи патентов и лицензий на монопольное производство и торговлю;
— в-пятых, беневоленции или добровольные займы[3].
Предметом спора между парламентом и королем послужил именно вопрос о праве короны своей властью устанавливать дополнительный налог на импорт сверх установленного специальным актом парламентом в первый год правления короля, то есть вопрос об импозициях.
Право на импозиции служило для короля одним из дополнительных источников дохода, который при этом не основывался на акте парламента и, следовательно, парламент не мог его контролировать. Кроме того, право короля устанавливать импозиции, не было четко регламентировано. Произвол короля в этом вопросе вызывал недовольство парламента, и, прежде всего палаты Общин, так как неопределенность этого права, а также возможность получать доходы при помощи других источников, не подвластных контролю парламента, уменьшала зависимость королевской власти от парламента в финансовых вопросах.
[24]
Дело в том, что исторически сложившаяся зависимость английских королей в финансовых вопросах от парламента была одним из самых действенных средств, которые могла использовать палата Общин в борьбе за ограничение власти короля и, прежде всего в борьбе за неприкосновенность частной собственности.
Вопрос об импозициях возник в связи с делом купца Бэта, который отказался выплачивать установленный Яковым I в 1603 году повышенный налог на коринку[4]. Дело Бэта рассматривалось Судом казначейства, который принял решение, обязывающее Бэта уплатить пошлину и признающее за королем право, в силу его прерогативы, устанавливать импозиции. Аргументируя решение Суда казначейства, Главный судья Флеминг сказал, что «все обычаи, будь они старыми или новыми, являются ни чем другим, как следствием и результатом торговли и коммерции с другими нациями. Но, вся коммерция и торговля с иностранцами, все войны и мир, принятие и разрешение для обращения иностранной монеты, все договора с кем-либо – все совершается абсолютной властью короля и он, кто имеет власть над причинами, имеет власть над следствиями»[5].
Основываясь на данном решении Суда казначейства, Яков I вновь в 1608 году повысил пошлины на импорт[6].
Признание Судом казначейства за королем права, в силу его прерогативы, произвольно повышать пошлины на импорт и то, что импозиции существенно уменьшали возможность нижней палаты контролировать налогообложение и тем самым влиять на политику, проводимую короной, привели к том, что в четвертой сессии первого парламента Якова I, палата Общин стала настойчиво требовать от короля отмены импозиций.
Для рассмотрения вопроса об импозициях был создан специальный комитет. Но 11 мая 1610 года, когда представитель комитета должен был сделать доклад об импозициях, Спикер палаты Общин сообщил палате, что получено послание короля. В нем Яков I запретил нижней палате касаться этого вопроса, поскольку по нему имеется решение Суда казначейства и, поскольку, что самое главное, рассмотрение этого вопроса палатой Общин означало бы вторжение в сферу королевской прерогативы[7]. В речи, произнесенной 21 мая 1610 года, король также запретил нижней палате касаться этого вопроса[8].
Запрет короля на обсуждение вопроса об импозициях, во-первых, ограничивал одну из важнейших привилегий нижней палаты – свободу слова, во-вторых, вопрос об импозициях имел немаловажное значение для борьбы парламента за ограничение власти короля. В связи с этим, палата Общин, невзирая на королевский запрет, 22 мая 1610 года создала специальный комитет для обсуждения речи Якова I, а 23 мая 1610 года уже была составлена и 24 мая 1610 года представлена королю петиция палаты Общин по этому вопросу.
[25]
В Петиции нижняя палата, прежде всего, выступила в защиту права палаты Общин на свободное обсуждение любых вопросов «касающихся подданных королевства, их положения и прав», поскольку если такая свобода обсуждения будет воспрещена, «то этим будет уничтожено все существо прав парламента».
При этом палата Общин указала королю. «Для подданных невозможно будет ни знать, ни охранять свои личные права и права собственности на свои земли и имущество…», если будет воспрещено:
— во-первых, обсуждать вопросы, в которых права подданных и прерогатива короля не могут быть разделены при их обсуждении;
— и, которые, во-вторых, всегда «подвергались свободному обсуждению при всех надлежащих случаях, как в этом, так и во всех прежних парламентах без какого-либо ограничения»[9].
В Петиции также было уделено внимание и решению Суда казначейства относительно импозиций. Оно, как основание для произвольного установления королем импозиций, было подвергнуто критике с двух сторон. Первоначально нижняя палата выступила против того, что Суд казначейства признал за Яковым I право на установление импозиций в силу его прерогативы, что предоставляло королю возможность в будущем в любое время повышать налог на импорт. Палата Общин указала королю, что те аргументы, которые легли в основание решения, могут дать возможность толковать это решение настолько широко, что это может повлечь за собой уничтожение старинных прав королевства и прав собственности подданных на их земли и имущество.
Определяя обязательность применения данного решения, палата Общин писала королю, что оно «будучи вынесено только по одному делу и против одного лица, по закону обязательно лишь для этого лица, но ни для кого иного, и может быть пересмотрено»[10]. Таким образом, нижняя палата прямо указывала Якову I на то, что он не может, основываясь на этом решении заставить других лиц платить установленный им повышенный налог на импорт.
Встретив столь решительный отпор со стороны нижней палаты, и не имея желания окончательно испортить отношения с ней до тех пор, пока не были вотированы дополнительные ассигнования, Яков I дал свое согласие на рассмотрение вопроса об импозициях[11]. После этого, король, недовольный ходом парламентских дебатов по вопросу об импозициях, прерывает заседания парламента до 7 июня 1610 года[12].
В период с 7 июня по 23 июля 1610 года, когда заседания парламента были вновь прерваны королем, палата Общин подготовила новую петицию королю, которая была ему представлена 7 июля 1610 года. В Петиции палата общин потребовала, чтобы:
— во-первых, «все импозиции, наложенные без согласия парламента, были отменены»;
[26]
— во-вторых, «в течение сессии парламента был принят закон, которым все импозиции, которые были или будет введены в отношении Вашего народа, его имущества и товаров, за исключением тех, на которые получено согласие парламента, были бы отменены»[13].
В связи с тем, что Яков I до получения данной Петиции не получил от парламента желаемых ассигнований, то он пошел на компромисс с нижней палатой.
Король, 10 июля 1610 года, предложил палате сохранить все веденные им до сих пор импозиции, в обмен на его согласие утвердить акт, которым было бы запрещено взимание импозиций в будущем без разрешения парламента[14].
Предложение короля было принято и палата Общин вотировала Якову I ассигнования в виде одной субсидии, одной десятой и одной пятнадцатой[15].

Примечания:

[1] The select statutes and other constitutional documents illustrative of the reigns of Elizabeth and James I / ed. by G.W. Prothero. Oxford, 1934. P. LXIX

[2] The select statutes… P. LXIX

[3] The select statutes… P. LXX

[4] Gardiner S.R. History of England from the accession of James I to the outbreak of civil war. Vol. 2. London, 1877. P. 5–6

[5] The select statutes… P. 341–342

[6] Gardiner S.R. History of England… Vol. 2. P. 12

[7] The Parliamentary debates in the 1610 / Ed. By S. R. Gardiner. Camden society, 1862. P. 32

[8] The select statutes… P. 296

[9] Лавровский В. М. Сборник документов по истории английской буржуазной революции XYII века. М., 1973. С. 67

[10] Лавровский В. М. Указ. соч. С. 81–82

[11] The Parliamentary debates… P. 41

[12] Cobbett’s Parliamentary History of England from the Norman Conquest in 1066 to the year 1803. Vol. 1. London, 1806. P. 1130

[13] The select statutes… P. 305

[14] Gardiner S. R. History of England… Vol. 2. P. 82

[15] Cobbett’s Parliamentary History of England… Vol. 1. P. 1133]. Однако акт об импозициях не был принят, так как палата Лордов его провалила [Gardiner S. R. History of England… Vol.2. P. 83

Александрова С. П

Опубликовано в : Герценовские чтения 2004. Актуальные проблемы юриспруденции. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 8 – 10 апреля 2004 г. / Под ред. В. Ю. Сморгуновой ; Сост. Т. А. Васецкая. - СПб., 2005. - C. 22 – 26
Источник: Юридическая Россия


Оглавление раздела "Человек владычествующий"
Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at june 2003 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика