Екатерина Корнаро, королева Кипра

Избежав этой угрозы своей жизни, король принял решение жениться, дабы иметь причину, по которой оставить путь, который считал он таким опасным. И посему отправил он архиепископа Никосии – Алуиза Фабриса (Aluise Fabrices) – брата графа Карпассо (Carpasso) [Карпаса], в Рим, дабы убедил он папу Пия Второго, что Его Святейшество должен был короновать его королем Кипра, а также – посодействовать ему в сватовстве к дочери деспота Мореи (Morea), который находился в Риме в подчинении у кардинала Ничео (Niceo). Блаженнейший не хотел пожаловать ему корону, разве что в случае, если пожелает он взять в жены племянницу (nipote) Его Святейшества, которую – после того, как отвез архиепископ ее портрет и описал нравы ее, – не пожелал король Джакоб (Giacomo), отказавшись как от супруги, так и от коронации на сих условиях.
Затем, поразмыслив, что за жену мог он взять, дабы подходила она его намерениям, и, имея душу возвышенную в высоких материях, послал он Филиппа Подокатаро (Philippo Podocatharo) в Венецию, и убедил благороднейшего владыку Венеции сделать своей приемной дочерью Катерину (Catherina) – законную дочь Марко Корнаро (Marco Cornaro), аристократа из честного и благородного семейства. И власти пообещали королю приданое.
В 1472 году стала она королевой Кипра и в Фамагусте (Famagosta) сочеталась браком, сопровождавшимся праздником, достойным короля великодушного и щедрого.

Но недолго прожил король после свадьбы, умерев числа пятого Июня 1473 года; и оставил он королеву беременной. И в завещании своем приказал он, что становится она наследницей, сеньорой и королевой Кипра, вместе с сыном своим, который у нее родится. Комиссарами же и управляющими королевством назначил он графа Триполи (Tripoli) Иоана Тафура (Gioan Tafure), капитана Фамагусты (Famagosta) Иоана Пере Фабриса (Gioan Peres Fabrices), графа Карпассо (Carpasso) [Карпаса] и капитана галер Морфо де Гриньера (Morpho de Grinier), графа Рохаса (Rochas) Андреа Корнаро (Andrea Cornaro), аудитором Кипра, то есть – королевы – Иоана Арагонского (Gioan d’Aragona), Риццо Марино (Rizzo Marino) из Неаполя – казначеем*, и Пьетро Давилла (Pietro Davilla) – коннетаблем. Перед смертью сказал король, что оставляет он огромные сокровища, приобретенные различными путями; еще приказал, чтобы галеры его – поневоле содержавшиеся вооруженными – должны были быть разоружены, люди же освобождены, и так и было сделано.
Сразу же по смерти короля были назначены в Никосии адмирал Муцио де Костанцо (Mutio de Costanzo), бывший вице-королем Никосии, и бальи Венецианцев теми, что (che) должны были принимать клятву на верность королеве, которая была объявлена (1) королевой Кипра. В Черинес (Cerines) был отправлен брат Сабат (fra Sabat) вместе с Николо Морабито (Nicolo Morabito), и приняли они клятву на верность. В Бафо (Bafo) отправился граф (2) Кортезе (Cortese) с капитаном Иоаном Аттаром (Gioan Attar); и точно так же и в Фамагусте принесли омаж королеве все феодалы. Пьетро Давилла отправился в Фамагусту и там и остался, и отправил также за женой своей – которую дал ему король и которая была племянницей короля. Через несколько дней после того, как король был забальзамирован и похоронен в [церкви] Сан Николо (San Nicolo) в Фамагусте, послала королева за саркофагом из яшмы, что был в [церкви] Санта София (Santa Sophia) в Никосии, дабы поместить в него мертвое тело короля; но священники церкви пригрозили отлучением и не позволили его тронуть; и послали они старшего кардинала в Фамагусту, который извинился за их решение, объяснив его приказом понтифика; и королева приказала послать в Рим за получением разрешения, но ничего за этим не последовало.
О смерти короля был извещен султан, и была послана галера в Венецию – сообщить эту новость сенату и представить королеву; в это же время был послан к понтифику нунций, дабы сообщить о смерти короля и представить королеву.

Султан хорошо принял посла королевы и отправил ему золотое одеяние с богатыми дарами; и дайдар, который ранее прибыл с королем Джакобом и армией, послал к королеве сказать, что незамедлительно должна она была послать султану дань, согласно обычаю, и, послав ее, получила бы все, что ни пожелает. Затем послал он [султан] корабль с письмами к королеве, в которых испрашивал останки усопшего короля, то есть – принадлежавшие ему, коль скоро был он [король] его вассалом, умершим бездетным, но, когда понял султан, что королева родила младенца-мальчика, он успокоился. Венецианские сеньоры написали своему генералу, что был в Кандии (Candia), что должен он был оказывать любую помощь и услугу королеве.
Королева Шарлотта, узнав о смерти короля Джакоба, брата (3) своего, удалилась на Родос (Rhodi), и всеми путями искала помощи, дабы вернуть себе свое королевство. И отправила она к султану посла, которым был Николин ди Мильяс (Nicolin di Miglias); но тот был доставлен к послу королевы Катерины, который должен был препроводить его к ней, чтобы поступила она с ним, как сама того пожелает. Проходила через Фиско (Fisco) – город перед [неподалеку от] Родосом – венецианская армия, капитаном которой был Пьетро Моченико (Pietro Mocenico), и Шарлотта отправила послов к упомянутому капитану, сообщая ему о случившейся в те дни смерти короля Кипра, и о том, что Шарлотта, сестра его, рожденная с законном браке, была несправедливо отстранена от царствования, которое полагалось ей по наследству; однако она умоляла и просила о помощи, как дочь короля – друга Венецианцев – и невестка дуки, дабы быть восстановленной на отцовском троне, с которого была она ранее несправедливо изгнана незаконнорожденным братом. На слова эти венецианский капитан, вспомнив о старинной дружбе и союзе меж королем Джакобом и Венецианцами, ответил, что он – от имени государства – готов был сделать для Шарлотты все возможное в разумных пределах, но что был он немало удивлен тем, что она считает, что права на королевства состоят не в оружии, а в законах; не только у нее была отнята власть, но еще и у Генуэзцев, которые тогда владели лучшей частью острова; кроме того, должна она была знать, что жена усопшего является приемной дочерью венецианского сената, оставшейся беременной; и король перед тем, как умереть, назначил ее наследницей вместе с ребенком, который должен будет родиться, и желает она иметь почет и уважение, будучи женою короля и матерью того [короля], что должен родиться, а также – Венецианкой и приемной дочерью властей своего города. Посему пусть она [Шарлотта] ищет в другом месте помощи против нее [Катерины], потому как он, по долгу своему, хотел служить ей [Катерине] защитой и опорой. И с этим ответом отослал он посла королевы Шарлотты.
Она же послала на Кипр бригантину, высадившую в Круссохо (Chrusocho) юношу от Иоана де Монтолифо (Gioan de Montolipho), звавшегося Валентином (Valentino), который отправился в Никосию. Но будучи в Пендайе (Pendaia), был он опознан и схвачен жителями, и отправлен в Фамагусту; и на допросе сказал он, что был он послан королевой Шарлоттой, которая находилась на Родосе, дабы убедиться в смерти короля Джакоба и разузнать – что собирались делать на Кипре; и сказал, что на бригантине, на которой он прибыл, находился благородный муж по имени Иоан де Жибле (Gioan de Giblet), и слуга королевы по имени Оде Буссат (Odet Bussat), и многие другие, имевшие при себе множество писем. Посему вооружена была одномачтовая галера, на которую поднялся Иоан Перес (Gioan Peres), граф Карпассо, и отправился он искать бригантину, но не смог найти ее. По возвращении галеры отрубили голову упомянутому Валентину и четвертовали тело его, части же его развесили по городу.
Те слова, что произнес король Джакоб, будучи при смерти, о том, что оставляет он огромные сокровища, были поняты мудрыми мужами так, что имел он в виду доблестных мужей, приобретенных им в разное время и разными способами; люди же Фамагусты, поняв под сокровищем деньги, стали искать в разных местах, дабы найти их; и потому-то схватили они некоего Фоку (Foca), бывшего при короле слугой и презренным скрягой, и потребовали от него план, но и под пыткой он сказал, что не знает ничего. Написали в Никосию и отправили туда слугу Риццо [имеется в виду Риццо Марино], которого схватили, но, коль скоро не смог он ничего сказать, был он отпущен; были подвергнуты пыткам некоторые другие все по той же причине, и разрыты (4) многие места, и искали старательно, но так никогда ничего и не смогли найти.
Написали из Фамагусты виконту Никосии, который должен был приказать Луке Брагадину (Luca Bragadin), брату Мариэтты Брагадин (Marietta Bragadin), отправиться в резиденцию королевы в Фамагусте и, если не пожелает он прийти, чтобы прислал его виконт силой. Он прибыл и привез с собой свои привилегии, а также – принадлежавшие Мариэтте и Кьяре (Chiara) – его сестрам, и Дзарле (Zarla) – его свояченице. И приехав (5) в Фамагусту, принес он омаж королеве за всех них, и королева подтвердила все их привилегии.

Еще при жизни король Джакоб послал Алуиза Фабриса – архиепископа Кипра после смерти брата Джулиана Гоннеме (Giulian Gonneme) – и отправился он договариваться о браке между незаконнорожденной дочерью короля Джакоба, которой было шесть лет, и незаконнорожденным сыном короля Фердинанда (Ferdinando). Сей архиепископ очень резко обошелся с послом упомянутого короля Фердинанда, звавшегося Севером (6) (Severo); который появился в королевском зале в Фамагусте в присутствии управляющих королевством, и заговорил о бракосочетании упомянутых незаконнорожденных детей, и убеждал правителей осуществить упомянутое бракосочетание, ибо принесло бы оно пользу всему этому королевству. Из-за тех слов оскорбились те, кто был на стороне королевы, и изгнали из Фамагусты сего посла, а также и некоторых Каталонцев, которые, замышляя нововведения, желали потворствовать ему.
В тот же самый день был раскрыт в Черинесе заговор некоторых лиц, что желали захватить Черинес от имени королевы Шарлотты. И были ими [заговорщиками] Маттео Чентурионе (Matteo Centurione), отец Дезидерио (patre Desiderio), один каноник, брат Антонио (fra Antonio) – рыцарь с Родоса, и Джорджо Льютер (7) (Giorgio Liuter); кои, подвергнутые пытке капитаном Черинеса и при содействии епископа Лимассола (Limisso), находившегося в Черинесе, во всем признались; посему епископ лишил их духовного сана и отослал в Фамагусту, вместе в другими пятью чужеземцами. Которые провели ночь в поместье Стиллус (Stillus), где один из тех чужеземцев нашел нож, которым ранил себя в горло, чтобы покончить с собой. Туркополы и охранники прибежали, дабы задержать его, чтобы не убил он себя, и в этом смятении сбежал другой из этих чужеземцев. Остальные же были отправлены в Фамагусту и признались, что 15 августа проводилась ярмарка в монастыре в Ахиеропити (Achieropyti) и в Пситии (Psithia), что близ Черинеса; и многие Чериниоты (8) приезжали на эту ярмарку, и хотели они, чтобы Чентурионе вошел в замок и убил капитана, и захватил замок для Шарлотты, и все это – через Маноли (9) Хаваро (Manoli Chavaro), жителя Родоса, посланного Шарлоттой специально для того. Все они были четвертованы: кто-то в Фамагусте, а кто-то был послан в Черинес и четвертован там в том самом замке.
В то время остров Кипр находился в большом смятении; и высшие чины чужеземцев – Каталонцы, Испанцы и прочие придерживались разных мнений. Часть из них желала обратиться к королю Фердинанду, другие склонялись на сторону Шарлотты; но бoльшая же их часть (10), наряду с селянами, желали утвердиться с венецианскими сеньорами, которыми, надеялись, будут они защищены от любой несправедливости во имя любви к королеве Катерине – их соотечественнице и приемной дочери. И из-за этих разногласий не знала кому доверять королева Катерина.

Примечания:

1 У Paris-a: stridata - провозглашена.
2 У Paris-a: cavaliere - рыцарь
3 Так у Paris-a.
4 У Paris-a: aperti – открыты, вскрыты.
5 У Paris-a: anda – отправился, пошел.
6 У Paris-a: Securo – Секуром.
7 У Paris-a: Livert (Ливер) или Livest (Ливе).
8 Бустрон пишет Cerinioti, Paris – Cerioti.
9 У Paris-a: Manuel – Мануэль.
10 В издании «А» Paris-a в этом месте пропущено шесть слов.

*Прим.переводчика: Бустрон использует здесь слово «zamberlan» – старовенецианский вариант итальянского слова «ciambellano», которое переводится как «камергер». Но у него есть еще и синоним: «camerlengo», который, помимо камергера, может означать еще и «казначей, управляющий двором», что по смыслу ближе к тематике текста.


© Перевод со староитальянского
Светланы Блейзизен

май 2007 г.
На русском языке публикуется впервые

Выражаю признательность Светлане Блейзизен
за любезное предоставление перевода порталу "Монсальват".


Источник:
Chronique de l'Ile de Chypre, par FLORIO BUSTRON, publiee par M.Rene de Mas Latrie,Chef deBureau au Ministere del'Instruction Publique. Paris, Imprimerie Nationale,
M DCCC LXXXVI


Оригинал текста можно
сгрузить здесь

© Перевод со староитальянского Светланы Блейзизен.
Все права защищены.
Правами на публикацию данных материалов по поручению переводчика распоряжается администрация портала "Монсальват". Любое воспроизведение данного материала в целом либо его части запрещается без согласия администрации портала "Монсальват".

Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at June 2003 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика