В упомянутое время, проездом в этих местах по дороге в Иерусалим, дабы помочь королю Иерусалима Ги де Лузиньяну (1), воевавшему с Саладином (2) – султаном Вавилонии, Ричард (3) – король Англии со своей армией, состоявшей из тридцати галер и двадцати кораблей, оказался в Лимассоле (4), где правил император [duka] по имени Исаак (5). Который, поняв, что это был король Ричард, не пожелал ждать, поскольку незадолго до того, когда проезжали по этим местам мать упомянутого короля и королева Франции – жена короля Филиппа, Исаак оскорбил их (6), попытавшись овладеть ими, будучи человеком крайне беспутным и похотливым. И бежал он из Лимассола вместе со всеми своими людьми, способными носить оружие, и ушел в горы, в местечко Килани (7). Прибыл король в Лимассол и нашел его пустым, остались там лишь несколько купцов да других бесполезных людей; спросил он причину, и ответили ему, что император укрылся в горах со всей своей армией.
Не позволил король своим людям учинить какой-либо вред городу и даже – напротив – расположился лагерем вне города, дабы не причинять беспокойства жителям; и тотчас же призвал двух греческих монахов и с ними одного благородного мужа из Нормандии по имени Гульермо де Прага и отправил их к императору Исааку: сказать, что был он несказанно удивлен подобным его отъездом и покинутым его городом; и успокаивал его, сказав, что должен он приехать к нему, чтобы поговорить с ним, заверяя его в том, что не причинит он ему вреда ни при встрече, ни при возвращении. Заверенный таким образом, император спустился с гор и приехал; и расположился со своей армией в местечке Колосси (8), в двух лигах от Лимассола, и пришел он к королю в сопровождении нескольких человек. Король же, узнав о появлении императора, вышел пеший из своего шатра и пошел ему навстречу; император же, давно уже спешившийся, часто и весьма низко ему кланялся, по обычаям греков, и так же поступил и король; потом взял он его [Исаака] за руку и ввел в свой шатер, усадив подле себя; и сказал он ему через толмача: «Господин император, я немало удивлен Вами: христианином, который видел осаду святого града, в котором умер наш Спаситель, и уничтожение христиан, и никогда не оказал помощи: ни людьми, ни провиантом, ни хотя бы добрым словом – особенно при осаде Акры, которая так пострадала; вы же не только не выказали ни малейшего признака сожаления, но даже препятствовали и вредили тем, кто шел на помощь. Однако я снова вас прошу и к вам взываю от имени Бога и христианства, дабы вы отказались от подобной небрежности и отсутствия сострадания, и лично отправились на войну в помощь христианству, приведя с собой возможно больше людей, и освободили от налогов тех, кто обратится к вам за покупкой провианта для христианской армии; так вы обретете честь и пользу для вас самих, и заслужите похвалу от Бога и от мира, и сотрете дурную славу, вокруг вас сложившуюся».
Когда понял император Исаак просьбу короля, почувствовал он беспокойство в душе, замешкался с ответом, и все же, в конце концов, разразился такими словами, весьма далекими от того, что было у него на душе: «Светлейший король, я в высшей степени благодарен вашей светлости за справедливые и откровенные свидетельства, мне представленные, которые я действительно признаю, и, как вы мне сказали, следуя которым, я совершил бы благородное дело и заслужил бы великую похвалу; но я замещаю императора и подчиняюсь ему, и если я оставлю эти места и уеду, тотчас же император пришлет другого на мое место, и лишит меня власти, кроме того, если бы я и хотел уехать, то лучше мне отправиться одному, потому что никто из этих благородных мужей и остальных, способных носить оружие, никогда не покинет остров, даже за величайшее вознаграждение, которое бы я им дал или пообещал, потому что они не обязаны нести службу вне острова, и потому что, даже будучи обязанными, они бы неохотно пошли со мной, по этим причинам я и не могу уехать. Но в том, что касается свободного предоставления без какого бы то ни было налога провианта, ради установления христианства в Акре, я счастлив внести свою лепту». Король принял его извинения, а также – предложенный провиант, но, пожелал – по прибытии в Акру - лично удостовериться в том, что провиант будет послан и доставлен по назначению, а также – что те, кто доставит его, не получат никакого ущерба жизни и имуществу. На что Исаак ответил ему: «Я дам вам в заложники свою единственную дочь, ибо нет у меня других детей». Король этим весьма удовлетворился и, обсудив еще некоторые вопросы, приказал накрыть для него [Исаака] в отдельном шатре роскошный ужин и приготовить постель.

Император удалился с немногими своими приближенными, отужинал и лег спать; но, уже в постели, получше взвесив все, что он пообещал королю, особенно – дать ему дочь в заложницы - он раскаялся и сказал себе: «Откуда мне знать – возвратят ли мне когда-нибудь дочь, и возвратят ли мне ее нетронутой, не изнасилует ли ее кто-нибудь, за кого я потом ее сосватаю? Кому дам ее в жены, если должен сказать, что была она в руках франков, бродила среди солдат, откуда знаю я, что с ней сделали? И помимо всего прочего, нельзя запретить перенять обычаи франков. Но если невзначай, как часто уже случалось, и может случиться вновь, король будет побежден, и среди прочих, взятых в плен неверными, окажется моя дочь, когда смогу я вернуть ее обратно и чем смогу ее я выкупить?» Воображая эти и многие другие несчасться, которые могли бы случиться, отправился он спать, разговаривая сам с собою, и, в конце концов, порешил обмануть короля и бежать, и так и поступил. Лишь только увидел, что отряды отошли ко сну, сел он на коня и поскакал в Колосси, где находилась его армия, и приказал ей скакать к Никосии (9), перейдя горы, чтобы не попасться на глаза королю.

На следующий день король Англии, увидев обман императора, поднял паруса и направился в Саламину (10), где высадил тысячу лошадей и четыре тысячи всадников, отдав приказ отправляться в Никосию; поняв же по дороге, что армия императора Исаака находилась в Тримитусии (11), сменил направление и встретились они в Тримитусии, в тот же день; и доблестно встретились обе стороны, потому как армия императора насчитывала в среднем тысячу лошадей и шесть тысяч всадников, но не было у них ни достаточно оружия, ни военного искусства, потому, в конце концов, пленили императора Исаака и привели его к королю, взявшему лагерь греков и обратившему их в бегство. Король упрочил свою победу, дойдя до Никосии, где казнил императора (12), и занял город, объявив себя его сеньором. Править им он оставил своих людей, а сам с армией направился в Акру, где вместе с королем Филиппом Французским осадил замок и вынудил сарацин пойти на переговоры, о чем и записано в анналах Иерусалима.

Когда король Ричард осаждал Акру, встретился он с магистром Ордена Храма (13), и продал ему остров Кипр за сто тысяч дукатов, из которых был ему дан задаток в сорок тысяч, остальные же должны были выплачиваться согласно определенным срокам с доходов Кипра. Тамплиеры тут же послали на Кипр командора и несколько рыцарей своего ордена, которые и приняли остров от рыцарей короля Ричарда, немедленно удалившихся. Тамплиеры, став хозяевами острова, задумались о том, где могли они достать плату королю, и посему постановили, что все, кто покупал или продавал что-либо в субботу или воскресенье – основные базарные дни – должны были платить налог в один безант: как покупатель, так и продавец; из-за чего возмутились греки и решили напасть и перебить всех латинян (14).

Поняв это, брат Эрнальдо Беккардо [Арно де Бушар]– командор и правитель Кипра – призвал к себе всех итальянцев, каких только мог, и укрылся с ними в замке Никосии, и было там сорок три всадника и семьдесят четыре пеших воина. Греки тотчас же осадили замок и те, кто были в нем, не успев запастись провиантом, начали голодать, и обратились они к грекам, и просили их позволить им уйти, обещая не причинять им более зла и покинуть остров; но греки не удовлетворились этим, еще и потому, что полагали, что люди эти ушли бы не ради того, чтобы больше не возвращаться, но чтобы собрать армию и победить их, и покарать их за измену.
Однако брат Эрнальдо – будучи рыцарем опытным и умелым – вызвал к себе товарищей и сказал им: «Братья, вы ясно видите упорство этих греков, как они не сдаются, и хотят единственно нашей смерти; нас мало, а их много, и, желая биться с ними, мы заведомо обрекаем себя на худшее; если же мы пожелаем остаться в безопасности в замке, то, не имея пропитания, умрем с голоду, подобно скотине; не ждем мы подмоги ниоткуда, да и нет времени, чтобы просить ее, поскольку смерть вокруг нас, и со всех сторон смотрим мы ей в глаза; и поскольку все равно придется нам умереть, выберем же такую смерть, что покажется нам менее предосудительной, и, коль скоро вы выберете смерть в бою – как, полагаю, каждый из вас решит – как знать, не захочет ли удача помочь нашей отваге, дабы смогли мы избежать этой смерти и снискать великую славу? Мы вступим в бой не ради завоевания крепостей или городов, богатств или славы; не на защиту наших богатств, наших доходов, наших жен или детей встанем мы, и никто не платит нам, чтобы мы защищали его; мы вступим в бой, чтобы избежать смерти, или чтобы умереть, но умереть без стыда». Единодушно все ответили ему, что их собственным желанием было выйти утром из крепости и вступить в бой. Принято было это решение в тот день, когда греки устроили празднество (15), и вечером того дня наелись мяса и упились вином, так что утром у всех франков, которые должны были выйти из замка, дабы отважно умереть, было время отслужить мессу и причаститься, в то время как греки, еще не пришедшие в себя после кутежа, спали. Однако, когда они пробудились и взялись за оружие, еще до того, как поняли они – кто были те люди, что ранили их, успели уже они [франки] устроить такую бойню, что те, кто сумел быстрее всех сбежать, полагали себя наисчастливейшими; и никак не защищаясь, не оглядываясь даже на тех, кто нападал на них, бежали все, кто мог бежать.
Но многие греки погибли, и огромное количество их было ранено; и столько крови пролилось, что текла она от замка до моста Сенешаля, который теперь зовется Лодрон (Lodron), оттуда же вода понесла ее до моста, называвшегося Берлина (Berlina), где был установлен огромный камень в знак и в память об этом событии. После этого тамплиеры отправились по острову, мародерствуя, и отняли все, что сумели найти; и со всем этим обеспечили себе безопасность, но были они властелинами города без жителей, потому как все они [жители] бежали в горы; и даже крестьян не осталось - от страха бежали и они, из-за чего почти все сельские усадьбы оказались пустыми. О чем сразу и известили магистра Храма, который все еще был в Акре с королями Иерусалимским, Французским и Английским.
Ричард же, видя как мало проку от этого народа, и как плохо обошлись с этими землями, и к тому же – найдя Ги де Лузиньяна уже королем Иерусалимским, через жену его королеву Сибиллу и детей их, встретился с вышеупомянутым магистром Храма [Робертом де Сабле] и выкупил у него остров Кипр за ту же цену в сто дукатов; из которых упомянутому магистру отошли 40 тысяч, остальные же 60 тысяч дукатов должен он [Ги де Лузиньян] был уплатить королю Английскому, в те же сроки, которые сам магистр установил (16).


© Перевод со староитальянского
Светланы Блейзизен

январь 2007 г.
На русском языке публикуется впервые

Выражаю признательность Светлане Блейзизен
за любезное предоставление перевода порталу "Монсальват".


Увеличить изображение карты Кипра

Примечания и комментарии:
(Составлены Галиной Росси)

1 Ги де Лузиньян - король Иерусалимского королевства с 1186 по1194, сеньор Кипра с 1192 по1194 (годы жизни 1160-1194).

2 Саладин - Салах ад-Дин Юсуф Ибн Айюб - султан Сирии и Египта с 1175 по1193 (годы жизни1138–1193).

3 РичардРичард I Плантегенет, «Львиное сердце», король Англии 1189 - 1199 (годы жизни 1157- 1199).

4 Лимассолгород и порт на южном побережье острова Кипр.

5 ...император (duka) по имени Исаак… - в это время Кипром управлял Исаак Дука Комнин, считавший себя императором независимого государства. В 1184 году он отказался платить императору Византии обычные годовые налоги, поднял на острове восстание, убедил греческих епископов на Кипре учредить патриархию и избрать своего патриарха в оппозицию патриарху Константинопольскому. Вновь учрежденный патриарх и короновал Исаака императором. Самозваный император стал называть себя «Священным императором Кипра», и правил Кипром de facto шесть лет.

6 …мать упомянутого короля и королева Франции жена короля Филиппа, Исаак оскорбил их… - здесь Флорио Бустрон дает неверные сведения. На корабле, бросившем якорь в прибрежных водах Лимассола находились невеста Ричарда – Беренгария Наваррская, а также его сестра – Джоанна, королева Сицилии.

7 Киланиместечко к северу от Лимассола, в горах.

8 Колоссидеревня, расположенная в десяти километрах к западу от Лимассола.

9 Никосия (Левкосия) – столица острова Кипр. Расположена примерно в 80 км от Лимассола.

10 Саламингород на юго-восточном берегу острова Кипр.

11 Тримитусия - называется, также, Тримифунт.

12 казнил императораздесь Флорио Бустрон дает неточные сведения. Исаак сдался окончательно после захвата трех последних укрепленных пунктов - Кириния, Дидиму (сейчас Св. Илларион) и Буффавенто, находившихся в его руках, и просил короля Ричарда только о том, чтобы его [Исаака] не заковывали в железные цепи. Ричард пообещал, однако сдержал свое обещание весьма своеобразно: заковал императора в серебряные цепи... и передал под надзор Ральфа Фитц Годфри, а после смерти Ральфа – рыцарям Ордена Святого Иоанна (госпитальерам). Они отправили Исаака Комнина в крепость Маргат в Сирии, где тот и оставался в заключении, как считают исследователи, до завершения Третьего крестового похода. Никита Хониат пишет об этом следующую версию: «…что же касается тирана или, лучше сказать, бесчеловечного и неумолимого губителя кипрского, Исаака Комнина, то он был схвачен, и сначала король держал его в заключении, а потом, спустя немного времени, совсем удалил с острова и, как негодяя, отдал его в невольники одному из своих соотечественников».
Многие хронисты сходятся на том, что Исаак Комнин умер в 1195 году, однако версии о причинах смерти расходятся. В одном случае причина смерти считается естественной, а иные рассказывают, что это известие о смерти было подложным, и Исааку удалось освободится из заключения, и более того – претендовать на византийский престол, вступив в сговор с турками. Однако, смерть его в этом случае все равно постигла, в том же 1195 году, только от яда. Об этом имеется следующий пассаж у Никиты Хониата: «Потом разнеслась везде молва, что злой человек зло и жизнь свою кончил. Но, как оказалось впоследствии, он кончил свою жизнь только по уверениям молвы, а на самом деле избавился от уз, вышел, к сожалению, из темницы на свободу и уже питал прежние властолюбивые замыслы. <…..>
Говорили, что злодей умер не естественной смертью, но погиб от яда, подмешанного ему в питье одним человеком, которого сам царь склонил на это дело великими дарами».

13 ...когда король Ричард осаждал Акру, встретился он с магистром Ордена Храма и продал ему остров Кипр за сто тысяч дукатовсогласно источникам король Ричард отправился с Кипра в Сирию в июне 1191 года, и королевским флотом командовал адмирал, близкий друг и дальний родственник Ричарда – Роберт де Сабле (Саблуа). На острове король оставил небольшой отряд во главе с Робертом де Турнхамом, для того, чтобы они посылали в Палестину продукты, крайне необходимые для осаждающих Акру войск.
Ко времени прибытия франкских войск к стенам осажденного города, во главе Ордена тамплиеров стоял некий брат Вальтер, официально не избранный грандмастером, однако, принявший на себя временное руководство Орденом, после гибели 4 октября 1189 года под Акрой грандмастера Жерара де Ридефора.
Вскоре Ричард получил с Кипра известие о том, что население острова, не желая мирится с франками, подняло восстание, провозгласив своим императором некоего монаха – родственника Исаака Комнина. Командующий франкского гарнизона Роберт де Турнхам подавил это восстание единолично и быстро. По свидетельствам хронистов, он «промаршировал» в центр восставшей толпы, захватил зачинщиков и новоявленного императора, заковал их, и на этом восстание потерпело фиаско. Держать на Кипре больший гарнизон, учитывая военные действия под Акрой, Ричард, вероятно, не имел возможности, и было принято решение передать права владения Кипром Ордену тамплиеров. Однако, передавать право владения богатым и стратегически выгодным объектом Ордену, не имеющему во главе законного грандмастера, было не лучшим решением и, поэтому друг и соратник Ричарда - Роберт де Сабле - в спешном порядке приносит под Акрой тамплиерские обеты, а слава его деяний заменяет ему карьеру в войске Ордена, столь необходимую для претендента на эту должность.
По условиям сделки тамплиеры, вступив во владение островом Кипр, сразу выплатили депозит в размере 40 тысяч сарацинских безантов, а 60 тысяч должны были выплачиваться из полученного дохода - в рассрочку.

14 …возмутились греки и решили напасть и перебить всех латинян - Целью восстания было неожиданно напасть и вырезать поголовно небольшой тамплиерский гарнизон. Для этого киприотами был выбран день, следующий за Пасхальным Воскресением. Командующему тамплиерским гарнизоном Арно де Бушару (в ит. тексте Эрнальдо Беккардо) донесли о подготовке восстания.

15 Принято было это решение в тот день, когда греки устроили празднество… - то есть в Пасхальное Воскресение.

16 …сам магистр установил… - После этого восстания по инициативе короля Англии Ричарда "Львиное Сердце" между Грандмастером Ордена тамплиеров Робертом де Сабле, королем Иерусалимского королевства Ги де Лузиньяном и фактическим правителем Иерусалимского Королевства графом Генри Шампанским происходит сложная политическая сделка, главной целью которой является избежание конфликта интересов в вопросе Иерусалимского трона. По условиям этой сделки Ги де Лузиньян пожизненно остается королем Иерусалима, однако едет управлять островом Кипр, который ему, по просьбе Ричарда, уступил Грандмастер тамплиеров при условии возврата 40 тысяч сарацинских безантов, выплаченных как депозит королю Англии. Генри Шампанский, с согласия Ричарда и всех многочисленных конфликтующих партий в Иерусалиме, остается фактическим правителем Королевства от имени короля Ги, который, в свою очередь, возвращает Ордену тамплиеров их залог в размере 40 тысяч безантов, а оставшиеся 60 тысяч обязуется выплатить Ричарду в двухмесячный срок. Большую часть из этих 60 тысяч Ги де Лузиньян получил от Генри Шампанского в обмен на привилегию пожизненного управления Иерусалимским королевством, а оставшуюся сумму без труда собрал менее чем за месяц у триполийских купцов, получивших взамен особые торговые привилегии на острове Кипр.


Фрагменты из Никиты Хониата в комментариях цитируются по изданию: Никита Хониат. История со времен царствования Иоанна Комнина. Т. 1 (1118-1185). Рязань: Александрия, 2003

Источник:
Chronique de l'Ile de Chypre, par FLORIO BUSTRON, publiee par M.Rene de Mas Latrie,Chef deBureau au Ministere del'Instruction Publique. Paris, Imprimerie Nationale,
M DCCC LXXXVI


Оригинал текста на староитальянском
находится здесь

© Перевод со староитальянского Светланы Блейзизен.
Все права защищены.
Правами на публикацию данных материалов по поручению переводчика распоряжается администрация портала "Монсальват". Любое воспроизведение данного материала в целом либо его части запрещается без согласия администрации портала "Монсальват".

Историко-искусствоведческий портал "Monsalvat"
© Idea and design by Galina Rossi
created at June 2003 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика