Борьба за корону

Теперь зима нашего недовольства
Создаст славное лето этим солнцем Йорка

Споры окружающие Ричарда III касаются нескольких событий, а именно смертей Эдуарда Ланкастера, Генриха VI, Джорджа Кларенса и принцев в Тауэре. Остальное, менее спорное, но по-прежнему являющееся источником для больших расхождений, это смерти жены Ричарда – Анны Невилл, Энтони Вудвилла и лорда Хастингса. Многие из фактов, касающихся этих смертей, омрачены неопределенностью и по этой причине спекуляции по поводу роли Ричарда в них, множились. Прежде чем приступить к изучению и сравнению различных взглядов изложенных историками и писателями, краткий обзор известных фактов имеющих отношение к жизни и деятельности Ричарда III может быть полезен (1). Ричард родился 2 октября 1452 года в замке Фотерингхэй. Он был двенадцатым или тринадцатым ребенком Ричарда, герцога Йоркского, и его жены Сисилии Невилл, и младшим из семи, которые выжили. В этой семье больших, красивых, здоровых детей угрюмый, низкорослый, болезненный Ричард должно быть казался подкидышем. Во время семи лет проживания в Фотерингхэе, Ричард общался лишь с братом Джорджем, который был на три года старше, и сестрой Маргарет, которая была на шесть лет старше его. Эдуард и Эдмунд, старшие братья, жили в замке Ладлоу на уэльской границе, в то время как Анна и Элизабет, старшие сестры, воспитывались при других знатных семьях, как это было принято в те времена. Дети видели своих родителей очень редко (2).
Ричард рос в нестабильный и опасный период Английской истории. Старая феодальная система верности, основывавшаяся на земельных владениях, рухнула и новая сила, основывавшаяся на системе “прокорма и содержания”, заняла свое место. В ответ на “добрую власть” могущественного магната, его вассалы обещали служить ему во время мира и во время войны. Таким образом, лорд мог собрать вооруженных людей, когда он в них нуждался, а его вассалы получали защиту от своих врагов, в некоторых случаях плату, и, довольно часто, избегали преследования по закону. Угрозы и подкуп судей для защиты своих вассалов были обычной практикой для могущественных лордов XV века. Король обязывался следить за свершением правосудия, но в царствование Генриха VI это обязательство мало что значило. Генри часто впадал в периоды безумия, и двор оказывался в руках его красивой и энергичной жены, Маргариты Анжуйской. Она защищала своих приверженцев и преследовала тех, кого считала своими противниками. Она обращалась с отцом Ричарда, герцогом Йорком, как со своим главным врагом и добилась того, что он стал таковым (3).
В течение весны и лета 1459 года стало очевидным, что королева собирается вести всеобщую войну против йоркистов. Герцог Йорк, опасаясь, что Фотерингхэй больше не безопасен, перевез Маргарет, Джорджа и Ричарда в Ладлоу – большой, хорошо укрепленный замок, принадлежавший его семье. Там Ричард в первый раз встретился с двумя старшими братьями. Эдуарду, граф Марчу было семнадцать, а Эдмунду, графу Рутлэнду, шестнадцать лет (4).
Сторонники Йорка собрались тем летом в Ладлоу, готовясь к нападению, которое, как они считали, несомненно, последует. В октябре они узнали, что королевская армия находится в Ковентри и направляется в сторону Ладлоу. Йоркисты послали Генриху петицию, уверяя его в своей верности. Он ответил обещанием простить всех, кто оставит дело йоркистов (5).
Отряды герцога расположились на Ладфордских лугах и приготовились к битве. Ночью 12 октября лучшие и наиболее опытные войска йоркистов – гарнизон Кале под командованием Эндрю Троллопа – перешли на сторону короля, передав ему план сражения. Герцог и его сыновья, Эдуард и Эдмунд, граф Солсбери и его сын, граф Уорвик, бежали. Герцогиня и ее два младших сына были оставлены на милость короля. Они не взяли в расчет ярость королевы Маргариты. После того как королевская армия разграбила замок и город Ладлоу так, словно это была вражеская территория, герцогиня и ее сыновья были доставлены в Ковентри. Йорк, Уорвик и Солсбери были осуждены парламентом и их владения объявлены конфискованными (6).
Тем временем, герцог Йорк и Эдмунд уплыли в Ирландию, где ирландцы и англо-ирландцы предоставили им поддержку. Действительно, ирландцы были столь верны, что казнили храброго или глупого человека, который доставил королевский приказ об аресте Йорка (7). Уорвик, Солсбери и Эдуард бежали в Кале, который, к счастью для них, остался верен своему коменданту Уорвику (8). Эдуард, беспокоясь о безопасности своих младших братьев, написал архиепископу Кантерберийскому, прося его присмотреть за ними. В результате, мальчики оказались в доме архиепископа, где оставались с начала сентября 1460 года до сентября этого же года, когда они воссоединились со своей матерью (9).
26 июня 1460 года, Уорвик, Эдуард и Солсбери высадились с 2000 человек в Сандвиче и двинулись прямо на Лондон. Их приветствовали магистраты города, которые дали им 1000 фунтов, после чего они отправились на север, чтобы встретиться с королевской армией, которая расположилась к югу от Нортхэмптона. Измена некоторых солдат короля позволила йоркистам захватить короля, который затем был отправлен в Лондон. После установления нового правительства под контролем йоркистов, герцогиня Йоркская, сопровождаемая Джорджем и Ричардом, прибыла в Лондон, но вскоре она отправилась на встречу мужу, который высадился в Честере. Однако, Джордж и Ричард, остались в Лондоне, и не было ни дня, чтобы их не навещал Эдуард. Вполне вероятно, что такое внимание со стороны старшего брата в этот нестабильный период жизни, может объяснить преданность и верность Ричарда Эдуарду на протяжении всей жизни (10).
10 октября, герцог Йорк вернулся в Лондон. Он отправился прямо в Вестминстер, где собрались лорды, возложил свою руку на трон, и сообщил, что прибыл, чтобы претендовать на него по праву наследства. Все пэры, включая Уорвика и Эдуарда, были шокированы и потрясены этим поступком (11). Они рассчитывали на Йорка, чтобы реформировать правительство, но не для захваты короны. В итоге, после долгих споров, король Генрих согласился, что если ему сохранят корону до конца жизни, герцог Йорк станет его наследником и будет наименоваться Протектором (12). Этот поступок лишал наследства сына королевы Маргариты, то на что она не могла согласиться.
Разъяренная королева бежала на север, где она собрала армию, предложив шотландцам приграничный город Бервик в обмен на их помощь (13). Тем временем, йоркисты начали собирать свои войска, и Эдуард отправился в Уэльс, чтобы набрать людей. Герцог Йорк и граф Солсбери отправились в Йоркшир, оставив Уорвика в Лондоне руководить правительством. 30 декабря, в нарушение рождественского перемирия заключенного обеими сторонами, ланкастерская армия атаковала йоркистов у замка Сандал, неподалеку от Уэйкфилда. Йорк, его сын Эдмунд и Солсбери были убиты, а их головы были привезены в Лондон и выставлены над Миклгэйстскими воротами. Маргарита водрузила на голову герцога бумажную корону (14).
Со смертью своего отца, Эдуарда стал йоркистским претендентом на трон. В феврале 1461 года, при Мортимерс Кросс, он разбил большую армию ланкастерцев, но несколькими днями позже, во Второй Битве при Сент-Олбансе, Уорвик был побежден королевой, которая смогла вырвать короля из рук йоркистов. Силы королевы преследовали бегущих йоркистов до Лондона, грабя по пути (15). Герцогиня Йоркская, опасаясь за жизнь ее младших сыновей, в том случае если ланкастерская армия захватит Лондон, отправила их в Бургундию, где их принял и по королевски с ними обращался герцог Филипп (16).
Однако, Лондон выстоял против Ланкастерцев, и когда 4 марта Эдуард вошел в Лондон, его с энтузиазмом провозгласили королем (17). После этого, Маргарита и ее армия бежали на север, преследуемые йоркистами. 29 марта, в Вербное воскресенье, в снежный шторм, две армии встретились при Тоутоне. В кровавой битве, превосходившие противника числом йоркисты разбили армию ланкастерцев (18). Генрих, Маргарита и их сын бежали в Шотландию.
Когда в середине апреля новости о победе йоркистов достигли Бургундии, Джордж и Ричард были препровождены в Кале эскортируемые телохранителями. Из Кале они отправились во дворец Шен (Ричмонд), где их брат, король Эдуард IV, ожидал, чтобы поприветствовать их. Ричарду еще не было 9 лет, но за свою короткую жизнь он уже испытал огромную опасность и несчастье – потерю отца, брата и дяди, фактически плен и изгнание. Теперь, под защитой своего красивого, одаренного брата, счастье впервые улыбнулась ему.
27 июня, Джордж и Ричард, новопосвященные рыцари Ордена Бани, участвовали в коронации нового короля. Эдуард дал Джорджу титул герцога Кларенса, а Ричарду титул герцога Глостера, сделав обоих рыцарями Ордена Подвязки.
Девять лет это не было слишком рано, для того чтобы начинать обычный период обучения при дворе знатного вельможи, с целью научиться всему, что необходимо уметь рыцарю. Король решил, что его брат Ричард должен жить при дворе богатейшего и могущественнейшего вельможи в Англии, своего кузена графа Уорвика. В конце 1461 года Ричард отправился в графский замок Миддлхэм в Уэнслидэйле, чтобы начать свое обучение (19). Там он встретил Роберта Перси и Фрэнсиса Ловелла, которые также обучались при дворе Уорвика. Эти два подростка стали ближайшими друзьями Ричарда, и оставались его верными сторонниками до конца жизни (20). Мальчики жили вместе и обучались латыни, законам, математике, музыке, религии, кодексу рыцарского поведения и этикета. Каждый день они практиковались в верховой езде, охоте, владении оружием. Вечером они обучались пению, танцам и игре на музыкальных инструментах. Ричард прилежно относился ко всем урокам, но его основные усилия были направлены на совершенствование искусства владения оружием (21).
В течение нескольких следующих лет, осыпал своих братьев почестями и землями. В возрасте двенадцати лет Ричард был назначен уполномоченным по набору войск в девяти графствах и получил задание с набранными войсками очистить Нортумберленд от ланкастерцев. Джордж, хотя и был старше Ричарда на три года, не считался достаточно зрелым для такой ответственности, факт который разозлил его. Этот, и другие инциденты этого периода, которые показывали фаворитизм Эдуарда к Ричарду, могли ознаменовать начало враждебности, которую Джордж позднее демонстрировал по отношению к обоим своим братьям (22).
В сентябре 1464 года, Эдуард объявил о своем браке с Элизабет Вудвилл, вдовой ланкастерца и матерью двух юных сыновей (23). Брак, который был заключен в большой тайне несколько месяцев назад, имел серьезные и далеко идущие последствия. Уорвик вел переговоры о французском варианте брака для короля и чувствовал себя публично униженным поступком короля. Это послужило причиной разрыва между ними. Уорвик, который помог своему кузену Эдуарду овладеть троном, рассчитывал, что он будет править из-за его спины. Однако, Эдуард, собирался быть королем не только по названию, но и по сути.
Напряженные отношения между королем и “Создателем королей”, вероятно, закончились в пользу Эдуарда, весной 1465 года, когда Ричард перебрался из Миддлхэма (24). Ричард провел следующие пять лет в Вестминстере при дворе, в котором доминировали родственники королевы. Члены клана Вудвиллов были многочисленны, агрессивны и жадны, и им не потребовалось много времени, чтобы обеспечить себе высокие должности и выгодные браки (25). Сестра королевы, Кэтрин, вышла замуж за герцога Бакингэма, который был на дюжину лет младше ее, в то время как ее двадцатилетний брат Джон пленил сердце восемнадцатилетней вдовствующей герцогини Норфолк. Неудивительно, что королева и ее семья заслужили враждебное отношение со стороны старой знати.
Негодование Уорвика, главы могущественной семьи Невиллов, приняло определенную и опасную форму. Он попытался привлечь двух королевских братьев на свою сторону. Хотя Ричарду без сомнения льстило внимание, проявленное к нему, он разглядел предательские намерения Уорвика и остался верен королю. С Джорджем Уорвик достиг большего успеха. В 1469 году, вопреки приказу короля, Джордж Кларенс женился на дочери Уорвика, Изобел Невилл, в поспешной и тайной церемонии в Кале (26). Когда они вернулись в Англию, Уорвик собрал армию, захватил короля, и казнил нескольких королевских приверженцев, включая отца королевы, ее брата Джона, и графов Пембрука и Девона (27).
Где находился Ричард в это время? Очевидно, Невиллы считали его столь мало дееспособным и значимым, что он не был задержан вместе с братом. Однако когда король узнал, что Ричард и лорд Хастингс смогли собрать армию чтобы идти ему на спасение, он тайно призвал свой Совет присоединиться к нему в Понтефракте, где его держали в плену. Когда Совет и королевская армия подошли, Эдуард хладнокровно сообщил своим тюремщикам, что эти люди прибыли, чтобы сопровождать его в Лондон, и он собирается идти с ними (28).
Это спасение позволило королю более полно оценить верность и способности его младшего брата. Вернувшись в Лондон, Эдуард наградил Ричарда, назначив его коннетаблем Англии пожизненно. Эта было чрезвычайно могущественное положение, и оно возлагало огромную ответственность. Коннетабль, как глава Рыцарского суда и Военного трибунала, мог определять предательские поступки и наказывать за них (29).
Ричард был также назначен Главным судьей Северного Уэльса пожизненно, и на этом посту он впервые взял на себя независимое военное руководство. Он быстро подавил уэльское восстание и освободил замки Кардиган и Кармартен. В начале 1470 года Ричард стал Главным судьей Южного Уэльса, что сделало его фактическим правителем Уэльса. Таким образом, он занял место Уорвика, который забрал эти должности себе, когда держал короля в плену (30).
Несмотря на показное примирение между Уорвиком и королем, Невиллы продолжали замышлять мятеж. Когда бумаги, захваченные у мятежников после стычки, доказали, что Уорвик планировал возвести на трон Кларенса, Эдуард предпринял немедленные действия. Уорвик и Кларенс были объявлены предателями и Джон Невилл, единственный член семьи Невиллов, который оставался верным королю, был лишен графства Нортумберленд. Титул графа Нортумберленда был возвращен Генри Перси, симпатизировавшего ланкастерцам (31). Это был опрометчивый поступок со стороны Эдуарда, один из тех, за который Ричард дорого поплатится.
Ричард, который находился в Уэльсе, когда началось восстание, пошел с армией на помощь брату. Уорвик и Кларенс, хорошо понимая, что они не смогут победить объединенные силы Ричарда Глостера и короля, собрали вместе своих жен, младшую дочь Уорвика, Анну, и несколько сотен приверженцев, и бежали под защиту Людовика XI Французского (32).
Король Эдуард, который хорошо знал своего брата Джорджа и кузена Уорвика, понимал, что они не сдадутся так легко и начал готовиться к защите своего королевства. Он послал Ричарда в Мидлэндс собирать налоги и поддерживать порядок. В то же время король лишил Невиллов наместничества на Западных Границах и возложил эту должность на Ричарда, который, он был уверен, сможет обеспечить верность Йоркшира (33).
Тем временем Уорвик не бездействовал. При посредничестве своего покровителя, Людовика Французского, Уорвик помирился с Маргаритой Анжуйской. В обмен на обещание Уорвика восстановить Генриха VI на троне, Маргарита согласилась на брак ее сына Эдуарда и дочери Уорвика, Анны Невилл. Однако брак не должен был быть заключен, пока Уорвик не выполнит свою часть соглашения (34). Кларенсу, который ничего не получал от этого соглашения, был предложен утешительный приз. Он унаследует трон, если у Анны и Эдуарда не будет наследников.
13 сентября 1470 года, Уорвик высадился в Англии, где к нему присоединился его брат, маркиз Монтэгю, бывший граф Нортумберленд. Когда Эдуард узнал об измене Монтэгю, он сам и некоторые из его сторонников, включая Ричарда, Хастингса и Риверса бежали в Бургундию (35). Они взяли только ту одежду, что была на них одета, и таким образом, во второй раз в жизни, Ричард оказался в зависимости от милосердия герцога Бургундского. Карл Смелый, сын Филиппа Доброго, был мужем сестры Эдуарда и Ричарда, Маргарет. Карл, будучи потомком Джона Гонта был по сути своей ланкастерцем. Однако, политическая необходимость заставила повернуться его лицом к йоркистам. Он находился в состоянии войны с Людовиком XI и знал, что ланкастерский король Англии не поможет ему. Следовательно, он должен был оказать Эдуарду помощь, в которой тот нуждался, чтобы возвратить себе трон.
Хотя Уорвик выполнил свое обещание восстановить Генриха VI на троне, Маргарита оставалась во Франции со своим сыном и Анной Невилл, до тех пор, пока не будет уверена в том, что Англия вновь стала ланкастерской. С другой стороны, йоркистские надежды продолжали жить после рождения сына у Элизабет Вудвилл, которая находилась тогда в убежище в Вестминстере (36).
В марте 1471 года Эдуард возвратился в Англию. Он не встретил сопротивления на своем пути в Лондон, возможно из-за того, что он объявил, что прибыл лишь, для того чтобы потребовать свое герцогство (37). Однако, когда он приблизился к городу, он отбросил это притязание и множество верный йоркистов присоединилось к нему. Даже Джордж Кларенс, или чтобы досадить Уорвику или из-за запоздалого чувства семейной верности, перешел на сторону брата с армией, которую он собрал, чтобы сражаться против него (38). Лондон приветствовал Эдуарда и снабдил его армию. Через несколько дней король вышел из Лондона, чтобы встретиться с “Создателем королей” в бою. Вместе с армией йоркистов ехал старый король Генрих VI (39).
В пасхальное воскресенье, 4 апреля 1471 года, в битве при Барнете, армия Уорвика была уничтожена, а он и его брат Монтэгю убиты (40). Девятнадцатилетний Ричард командовал правым флангом победоносной армии своего брата. Три недели спустя, королевские силы, левым флангом которых командовал Ричард, разбили ланкастерцев раз и навсегда. 4 мая, при Тьюксбери, армия Маргариты была полностью уничтожена, и ее сын Эдуард остался лежать среди мертвых (41).
21 мая король вошел в Лондон в составе триумфальной процессии, возглавляемой его братом Ричардом. В процессии участвовали пленница Эдуарда, Маргарита Анжуйская, и подопечная Кларенса, Анна Невилл. В этот вечер, в соответствии с официальной версией, Генрих VI умер в Тауэре от “неудовлетворенности и меланхолии” (42). Нет сомнений, что его смерть была узаконенным убийством, совершенным по приказу короля. Уничтожение законной ланкастерской линии позволило Эдуарду IV наслаждаться относительным миром остальную часть его царствования.
Через несколько месяцев после Тьюксбери, благодарный король еще больше осыпал почестями своего младшего брата. Ричард, восстановленный в своих должностях коннетабля и адмирала Англии, получил также должность Великого Камергера, ранее принадлежавшую Уорвику, и был назначен сенешалем герцогства Ланкастерского за Трентом. Поскольку Ричард был сильно привязан к северным частям страны, а королю был нужен человек, доказавший свои военные способности, чтобы иметь дело с постоянными проблемами на шотландской границе, Ричард стал наследником всех владений и власти в этом регионе, которые раньше принадлежал Уорвику. В пожалование были включены замки Миддлхэм и Шериф Хаттон. Таким образом, герцог Глостер стал крупнейшим магнатом на севере, имевшим власть над графом Нортумберлендом (43).
Прежде чем отправиться на север, чтобы вести кампанию против шотландцев, Ричард получил позволение короля на брак с Анной Невилл. Между двумя молодыми людьми, еще с их детских лет в Миддлхэме, существовала глубокая привязанность, и поскольку жених Анны, Эдуард Ланкастер, был мертв, она была свободна, чтобы выйти замуж за Ричарда. После успешного завершения шотландской кампании, он вернулся в Лондон, чтобы забрать невесту. Анна находилась под опекой своего зятя Кларенса, который не собирался делиться наследством Уорвика с Ричардом. Поэтому, он отказался выполнить его требования, несмотря на предупреждение короля не мешать двум влюбленным. Когда на него надавили, он начал утверждать, что Анна исчезла, и что он не знает и его не волнует, куда она подевалась. После нескольких недель усердных поисков, Глостер наконец нашел Анну работающую кухаркой в доме приверженца Кларенса. Ричард отправил ее в убежище при Сент-Мартин ле Гранд, где она была в безопасности от Кларенса, а также от Ричарда, если она того пожелает (44). Несколько месяцев два брата короля занимались спорами по вопросу наследства Уорвика и опекунства над Анной. Ричард вполне был готов принять Анну даже без ее наследства, так что дело было вскоре окончательно урегулировано. Ричард сохранил Миддлхэм и некоторые другие владения Уорвика в Йоркшире, а Кларенс получал остальную часть огромного наследства (45).
Как только вопросы собственности были улажены, Анна Невилл вышла из убежища. Не ожидая папского заключения, обычного при браках в такой степени родства (мать Ричарда и отец Уорвика были сестрой и братом, так что Ричард и Уорвик были двоюродными братьями, а Ричард приходился Анне двоюродным дядей), Анна и Ричард женились весной 1472 года, и немедленно вернулись в дом их детства – Миддлхэм (46). Там, в 1473 году, Анна родила их единственного ребенка, Эдуарда.
Вслед за этим браком, Ричард распространил свое покровительство на других членов семьи Невилл. Его теща, лишенная ее земель после осуждения мужа, вышла из своего убежища в аббатстве Болье и стала жить в доме, который Ричард предоставил ей. Он помог обеспечить вызволение Джорджа Невилла, который был брошен в тюрьму за заговорщество, и обеспечил ренту сестре Уорвика, графине Оксфорд, несмотря на то, что ее муж активно потрудился над свержением йоркистского короля (47).
В ответ на призывы короля, Ричард вернулся в Лондон весной 1475 года. Эдуард решил вторгнуться во Францию, отвоевать территории потерянные Генрихом VI и удовлетворить английские претензии на французский трон (48). Деньги на это предприятие были собраны благодаря пожертвованиям, армия благодаря договоренностям (49). Герцогу Кларенсу и Глостеру, было необходимо, каждому привести на поле по 120 рыцарей и 1000 стрелков. Йоркширцев, желавших выступить под знаком Ричарда – Белым Вепрем – было столько, что он смог собрать, по крайней мере, на триста человек больше, чем он был обязан (50).
Вторжение потерпело фиаско. Союзник Эдуарда оставили его, и он был вынужден принять предложенный королем Франции мир. Хотя это решение было одобрено большей частью английских советников, которые были ловко подкуплены Людовиком, оно встретило жесткую оппозицию герцога Глостера. Он рассматривал Договор в Пекиньи, по которому Эдуард получал большую пожизненную французскую ренту, как унизительное поражение Англии. Ричард, был единственным членом королевской партии, который отказался от взятки французского короля (51), что увеличило его популярность в Англии, но породило неискоренимую враждебность со стороны Франции.
По возвращении в Англию, Ричард вновь уехал в Йоркшир. В начале 1477 года Эдуард вызвал его в Лондон, чтобы обсудить кризис который разразился со смертью герцога Карла Бургундского. Кларенс, недавно овдовевший, предположил, что ему позволят жениться на наследнице Карла, Марии, чтобы защищать английские интересы в Бургундии. Однако, Эдуард не хотел, чтобы его посредственный, амбициозный брат стал правителем богатейшего герцогства в Европе, поэтому он отказался разрешить этот брак (52). Кларенс прореагировал на это с почти безумной яростью. Он схватил и казнил двух слуг своей последней жены по сфальсифицированным обвинениям, вооружил своих вассалов, и публично обвинил короля в попытке уничтожить его (53). Годами Эдуард с удивительным терпением переносил амбиции Кларенса, его неверность, и даже его измену, но на этот раз его изменчивый брат зашел слишком далеко. Чтобы подкрепить свои претензии на трон, Кларенс начал распространять слухи, что Эдуард был плодом связи герцогини Йоркской и неизвестного лучника. Если же этого было недостаточно, он подверг сомнению законность брака Эдуарда и Элизабет Вудвилл (54).
Ричард, который вернулся в Йоркшир в начале года, поспешил обратно в Лондон, когда узнал, что Кларенс арестован, обвинен в измене и отправлен в Тауэр. Он просил Эдуарда пощадить жизнь Кларенса, но Вудвиллы, нажимая с другой стороны, убедили короля не уступать (55).
16 января 1478 года, парламент собрался, чтобы судить Кларенса по обвинению в измене.(56) Эдуард был единственным обвинителем, а Кларенс один выступал в свою защиту. 7 февраля Верховный сенешаль вынес смертный приговор, но Эдуард колебался до 18 февраля, когда спикер Палаты общин ходатайствовал к Палате лордов о выполнении приговора. В тот же день Кларенс был казнен, согласно распространенной истории, утоплен в бочке с его любимой мальвазией (57). Ричард не извлек никаких выгод из смерти брата. Он лишь получил назад должность Великого Камергера, которая была отдана Кларенсу, а сын Ричарда, Эдуарда, получил титул графа Солсбери (58).
В течение этих смутных лет Ричард большей частью проводил свое время на севере, традиционно непокорной части страны, и он добился успеха, завоевав популярность своей мудростью и твердым правлением. Он вернулся туда сразу после казни Кларенса и за следующие четыре года посетил Лондон лишь дважды – один раз в 1480 году, чтобы увидеться со своей сестрой Маргаритой, которая приехала из Бургундии, чтобы навестить свою семью, и еще раз в 1481 году, чтобы проконсультировать короля по поводу войны с Шотландией. В Миддлхэме он вел жизнь типичную для богатого и могущественного лорда. Он возложил большую часть судебной деятельности связанной с его двумя важнейшими должностями, Коннетабля и Адмирала Англии, опытным судьям, но он в то же время выполнял множество других функций. Ничто не занимало его так, как должность Наместника Западных границ, которая включала надзор над Восточными и Центральными приграничным графствами, входившими в наместничество графа Нортумберленда. Несмотря на перемирие с шотландцами, происходили постоянные вооруженные нападения из-за границы, и Ричард проводил большую часть своего времени, следя за тем, чтобы приграничные крепости были укомплектованы гарнизоном, обеспечены провизией и ремонтировались. Он установил такие высокие стандарты для Наместника Границ, которые его последователи на этой должности нашли весьма трудными для исполнения (59).
Совет приграничных графств, консультативный орган при наместнике, действовал также как суд, выслушивавший жалобы бедных арендаторов, которые в остальном могли лишь надеяться на милость лордов. Любой человек, от беднейшего крестьянина до могущественного лорда, мог потребовать и получить правосудие от наместника и его Совета. С целью установить гармоничные отношения с Генри Перси, графом Нортумберлендом, семья которого раньше была лордами Севера, Ричард использовал его как помощника в судебных делах и случаях города Йорка, а также назначив его вторым после себя военноначальником в войнах против шотландцев. Однако, Перси больше не был удовлетворен этим положением, лучшем чем то в котором был Кларенс, и он никогда не стал преданным приверженцем герцога Глостера.
Ричард не был слишком занят, чтобы не уделить внимание проблемам, излагавшимся ему жителями Йорка, и его участие в их благосостоянии, принесло ему их чистосердечную преданность. Его просили разрешить важные вопросы, такие как спорные избрания, или более мелкие проблемы, такие как перемещение рыболовецких запруд, которые мешали передвижению и уменьшали количество рыбы, которую могли поймать бедняки (60). Заинтересованность Ричарда и его поддержка была глубоко оценена горожанами, которые оставались его верными и откровенными приверженцами даже в Тюдоровский период.
В 1482 году, после нескольких лет бесплодных и не энергичных попыток разрешить шотландскую проблему, король решился на войну как крайнее решение. Здоровье Эдуарда, ухудшившееся после многих лет беспутной и разгульной жизни, препятствовало его активной роли в войне, и полная ответственность за кампанию легла на Ричарда (61). Он отвоевал Бервик, который был сдан шотландцам Маргаритой Анжуйской, и захватил Эдинбург, не потеряв ни одного человека. Шотландцы сразу же запросили мира, и Ричард с триумфом вернулся в Лондон в январе 1483 года на открытие парламента. Его бурно приветствовали за успех в кампании (62).
Парламент выказал свою благодарность Ричарду, даровав ему то, что было, по сути, практически автономным графством в Камберленде и на шотландской границе. Дар включал постоянное Наместничество над Западными Границами и многими землями, поместьями, разные льготы (63).
Перемены которые Ричард обнаружил в своем брате во время этого визита оставили его сильно обеспокоенным. Эдуард стал толстым и ленивым, и кажется жил лишь ради удовольствий. Ричард, взгляды которого на жизнь были пуританскими по сравнению с Эдуардом, без сомнения возложил вину за падение своего брата на влияние распоясавшихся Вудвиллов и лорда Хастингса. Он не знал, что, покинув Лондон в феврале 1483 года возвращаясь домой, он больше никогда не увидит своего брата.

 

Примечания

[1] При изложении нижеприведенных данных автор в основном полагался на Richard the Third by Paul Murray Kendall (New York: Doubleday, 1956). Другие хорошие источники об этом периоде The Fifteenth Century by E. F. Jacob (Oxford: Clarendon Press, 1961) и Richard the Third by James Gairdner (Cambridge, England: Cambridge University Press, 1898).
[2] Kendall, Richard III, p. 29.
[3] Ibid., pp. 29-31.
[4] Ibid., p. 34.
[5] Ibid., p. 36.
[6] Hearne's Fragment in Chronicles of the White Rose of York ed. by J. C. Giles(London: James Bohn, 1843), pp. 5-6.
[7] Kendall, Richard III, p. 37.
[8] Ibid., pp. 37-38.
[9] Ibid., p. 39.
[10] Ibid., pp. 39- 40.
[11] Смотрите высказывания двух современников, William Wyrcester и Whethamstede, процитированные в Chronicles of the White Rose of York, p. lxxx.
[12] Ibid., pp. lxxxi-lxxxii.
[13] Kendall, Richard III, p. 42.
[14] Цитату Wyrcester’а, смотрите в Chronicles of the White Rose of York,p. lxxxiii. [15] Ingulph's Chronicle of the Abbey of Croyland, ed. and transl. by Henry T. Riley(London: Henry G. Bohn, 1854), pp. 421- 422.
[16] Kendall, Richard III, p. 44.
[17] Croyland Chronicle, p. 424.
[18] Ibid., pp. 425-426.
[19] Kendall, Richard III, p. 49.
[20] Ibid., p. 51.
[21] Ibid., p. 52.
[22] Ibid., pp. 55-56.
[23] Croyland Chronicle, pp. 439-440.
[24] Kendall, Richard III, pp. 58- 59.
[25] Croyland Chronicle, p. 445.
[26] Hearne's Fragment in Chronicles of the White Rose of York, p. 23.
[27] Ibid., p. 25.
[28] Kendall, Richard III, pp. 87- 88.
[29] Ibid., p. 89.
[30] Ibid., pp. 90- 91.
[31] Ibid., pp. 94- 95.
[32] Hearne's Fragment in Chronicles of the White Rose of York, pp. 26-27.
[33] Kendall, Richard III, p. 98.
[34] "The Manner and Guiding of the Earl of Warwick at Angers" in Ellis's Original Letters, second series, Vol. 1 (London: Harding & Lepard, 1827), pp. 132-135.
[35] Croyland Chronicle, p. 462.
[36] Ibid., p. 463.
[37] Historie of the Arrivall of Edward IV. in England, and the finall recoverye of his kingdomes from Henry VI., ed. by John Bruce (London: Camden Society, 1838),p. 4.
[38] Ibid., pp. 10- 11.
[39] Ibid., p. 18.
[40] Ibid., p. 20.
[41] Ibid., p. 30.
[42] Ibid., p. 38.
[43] Kendall, Richard III, pp. 124-125.
[44] Croyland Chronicle, pp. 469-470.
[45] Ibid., p. 470.
[46] Kendall, Richard III, p. 127.
[47] Ibid., p. 130.
[48] Phillippe de Commynes, The Memoirs of Phillippe de Commynes, ed. by Samuel Kinser, transl. by Isabelle Cazeaux (2 vols., Columbia: University of South Carolina Press, 1969), I, p. 264.
[49] Croyland Chronicle, p. 471.
[50] Kendall, Richard III, pp. 133-134.
[51] Commynes, Memoirs, I, p. 282.
[52] Croyland Chronicle, p. 478.
[53] Kendall, Richard III, pp. 145-146.
[54] Ibid., p. 146.
[55] Ibid. , p. 147.
[56] Croyland Chronicle, pp. 479-480.
[57] Dominic Mancini, The Usurpation of Richard the Third, ed. by C. A. J.Armstrong (2nd ed., Oxford: Clarendon Press, 1969), p. 63.
[58] Kendall, Richard III, p. 149.
[59] James Gairdner, Richard the Third (Cambridge, England: Cambridge University Press, 1898), p. 42.
[60] Kendall, Richard III, pp. 158-159.
[61] Croyland Chronicle, p. 481.
[62] Kendall, Richard III, p. 170.
[63] Ibid., p. 176.

1  2

 
 
Проявления "духа времени"    Боги и божественные существа   Галерея   Короли и правители  Реликвариум  Сверхестественные существа    Герои и знаменитости   Генеалогии   Обновления      
 
 
              Яндекс.Метрика