Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Тенденция опираться на представителей родственных фамилий характерна для всего времени правления Алексея. «Родственники и свойственники» императора постоянно упоминаются Анной. В военных походах они составляют непосредственное окружение самодержца (VIII, 3, стр. 232; IX, 5, стр. 253; XV, 2, стр. 402 и др.), в бою сражаются бок о бок с ним (VII, 3, стр. 209 и др.). Но что самое любопытное, они составляют (часто вместе с высшими командирами войска) постоянный совет при императоре. С ними Алексей консультируется по военным вопросам (V, 5, стр. 167; X, 2, стр. 267) и при решении наиболее серьезных политических дел (VIII, 8, стр. 242; XI, 3, стр. 299; XII, 6, стр. 331—332 и др.). Они занимают высшие военные и государственные посты и исполняют ответственные поручения.
Знаменательно также стремление императора породниться с влиятельными и могущественными фамилиями. Именно потому в восьмилетнем возрасте Анну Комнину разлучили с ее женихом малолетним Константином и впоследствии выдали замуж за отпрыска знатного рода Никифора Вриенния 10. Немало усилий прилагает Алексей, чтобы закрепить родственные связи с провинциальным магнатом Феодором Гаврой (VIII, 9, стр. 243 и сл.) и т. д.
Император не только всячески отличал родственников, но и богато их одаривал. «Алексей, — сообщает Зонара, — целыми колесницами раздавал государственные деньги () своим родственникам () и некоторым слугам (); он назначал им также огромные ежегодные выплаты (), так что они купались в богатстве и роскоши, подобающей не частным гражданам, а царям, сооружали дома, великолепием ничем не отличавшиеся от дворцов, а величиной равные городам. Что же касается остальной знати, то, мягко говоря, он отнюдь не выказывал ей такого же расположения...» 11.
Остро нуждаясь в деньгах, Алексей в отличие от своих предшественников делал упор не только на увеличении налоговых поступлений, но и на расширении своих домениальных владений. По свидетельству Анны Комниной, Алексей не видел большой разницы между государственной казной и средствами своей семьи 12.
Господствующее положение родственников и свойственников Алексея в государстве неминуемо приводит к резкому ограничению прав сената, роль которого в середине XI в. значительно возросла. «Алексей, — пишет Зонара, — не оказывал должного почтения синклитикам, не проявлял заботы о них, а напротив, старался всячески их унизить» 13. Это сообщение Зонары подтверждается и косвенными данными «Алексиады». Излагая историю 1081—1118 гг. (времени непосредственного правления Алексея), Анна ни разу не говорит ни об одном заседании сената, ни об обращении к сенату императора. В трех случаях, когда в соответствующих главах сенат вообще упоминается в «Алексиаде», он собирается не самостоятельно, а вместе с высшим духовенством и представителями воинского сословия. Можно предположить, что в период правления Алексея сенат не функционировал как самостоятельный совещательный орган при императоре 14. Всячески стремился первый Комнин ограничить власть патриаршего престола, который до воцарения Алексея доставлял немало неприятностей византийским императорам.
На кого же опирался могущественный союз Комниных и Дук? В «Алексиаде» среди деятелей комниновского режима очень небольшое место занимают выходцы из старинных аристократических фамилий, известных по историографическим памятникам и документам предшествовавших эпох. Напротив, подавляющее большинство знатных, по утверждению Анны, героев «Алексиады» — выходцы из семей, неизвестных нам по источникам докомниновской поры. Можно думать, что это представители феодальной знати средней руки.
Интересно отметить, что многие впервые названные Анной имена в дальнейшем часто встречаются на страницах нарративных источников и документов и принадлежат лицам, занимающим высшие посты в государственном аппарате и армии (Враны, Контостефаны, Каматиры, Кантакузины, Камицы, Аспиеты и т. д.). Создается впечатление, что при Алексее происходит определенное «обновление» византийской знати: к высшей военной и государственной деятельности приходят отпрыски прежде маловлиятельных родов.
Среди военачальников и советников Алексея нередко встречаются и вовсе безродные люди, сделавшие карьеру полководцев уже при новом императоре. Характерный в этом отношении пример — сын несвободных родителей Татикий, один из наиболее приближенных к самодержцу людей. Весьма знаменателен и тот факт, что в армии и при дворе Алексея большую роль играют иностранцы — «варвары»: алан Росмик, «скифы» Уза и Караца, «полуварвар» Монастра и многочисленные «латинские» советники императора 15.
Все сказанное является, по нашему мнению, неплохой иллюстрацией к краткой, но выразительной характеристике, которую дает режиму Алексея враждебный императору Зонара: «Алексей выполнял свои функции не как общественные или государственные, себя рассматривал не как управителя, а как господина, империю же считал и называл собственным домом». Причину успехов Алексея скорее всего и следует искать в новом направлении политики императора, который не старался укрепить старую бюрократическую машину, а последовательно проводил патримониальный принцип, опираясь на среднюю и мелкую феодальную знать, а возможно, и провинциальные города 16.
Далеко не сразу удалось Алексею Комнину изменить к лучшему положение своего отечества. Лишь к концу своих дней императору довелось увидеть плоды собственных усилий, а прежде ему пришлось пережить длительную борьбу с Робертом Гвискаром и его сыном Боэмундом, войну с печенегами, Первый крестовый поход, бесконечные сражения с турками, многочисленные заговоры знати. Эти события происходили уже при жизни, а некоторые и на глазах их будущего летописца Анны Комниной.

Примечания:

1 На податных сборщиков горько жалуется в конце XI в. архиепископ Болгарии Феофилакт (PG, 126, col. 405, 433, ср. col. 333, 357, 444).

2 См. Ангелов, История на Византия, стр. 390—391.

3 К этой мере прибегал в начале своего правления и Алексей I (Ал., V, 2, стр. 158 и сл.).

4 Ostrogorsky, History..., pp. 283—284.

5 См. прим. 359.

6 См. Литаврин, Болгария и Византия, стр. 376 и сл.

7 См. Каждан, Загадка Комнинов.

8 Oster, Anna Komnena, III, S. 16.

9 Еще в 1059 г. Анна Далассина пыталась утвердить на престоле своего мужа, отца Алексея, Иоанна Комнина (см. прим. 289). Судя по «Алексиаде», в 1081 г. Анна Далассина руководила каждым шагом своих сыновей.

10 См. ниже, стр. 14.

11 Zon., XVIII, 22. До нас дошел акт, по которому Алексей передавал во владение своему брату Адриану полуостров Кассандра.

12 Так, например, испытывая финансовые затруднения в 1082 г., Алексей в первую очередь обращается к своим ближайшим родственникам, которые помогают императору из своих личных средств (V, 1—2, стр. 157 и сл.).

13 Zon., XVIII, 29.

14 Характерно, что, описывая события до воцарения Алексея, Анна дважды упоминает сенат как самостоятельный орган (I, 9, стр. 74; II, 5, стр. 100).

15 См. Force, Les conseillers...

16 Большинство наших свидетельств о развитии провинциальных городов и о расцвете там ремесла и торговли относится ко времени правления наследников Алексея. Можно, однако, предположить, что этот процесс начался уже при первом Комнине, тем более что Анна несколько раз говорит о деятельности своего отца по восстановлению старых и строительству новых городов (XI, 10, стр. 315; XIV, 1, стр. 374; XIV, 9, стр. 398). Любопытно указание писательницы на то, что «Алексей, как известно, повсюду соорудил города»
( — XV, 7, стр. 418).

* * *

Оглавление темы