Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Ведастинские анналы
стр. 5


за ними до этого места. Поскольку их корабли еще не прибыли, норманны переправились через реку на кораблях, найденных на Сене, и, не откладывая, тотчас приступили к укреплению своего лагеря. Между тем сошлись все, кто жил в Нейстрии и Бургундии и, собрав войско, они выступили, намереваясь воевать с норманнами. Но когда они уже должны были схватиться, случилось так, что Рагнольд, герцог Мэна, погиб с немногими людьми, и, вследствие этого, остальные в великой скорби возвратились на родину, не совершив чего-либо полезного. Тогда норманны, алкавшие пожаров и смерти, снова начали неистовствовать -- они убивали христиан, уводили их в плен и разрушали церкви, не встречая сопротивления. И франки вновь приготовились к обороне, но не к открытой битве -- они соорудили укрепления, чтобы сделать для норманнов невозможным передвижение на кораблях. Они построили крепость на Уазе у Понтуаза и поручили ее охранять Алетрамну. Епископ Гауцлин приказал укрепить Париж. Но в ноябре норманны вошли в Уазу, осадили упомянутую крепость и не давали тем, кто в ней заперся, брать воду из реки (других же источников у них не было). Защитники крепости сильно страдали из-за недостатка воды. Что много говорить? Они запросили мира и добивались, чтобы им позволено было уйти живыми; и после того, как обе стороны обменялись заложниками, Алетрамн со своими людьми отправился в Бовэ. Норманны же сожгли упомянутую крепость, захватив в качестве добычи все, что нашли в ней. Дело в том, что те, которые покинули крепость, оставили там все свое имущество, кроме оружия и лошадей; только при этом условии им было позволен уйти. Невероятно кичащиеся этой победой, норманны дошли до Парижа и тотчас атаковали одну из башен -- они надеялись, что ее можно будет быстро завоевать, поскольку построена она была еще не полностью. Христиане мужественно обороняли ее и сражение продлилось с утра до вечера, наконец, ночь прервала битву и тогда норманны возвратились на свои корабли. Но аббат Гауцлин и граф Одо со своими людьми работали всю ночь, чтобы еще больше укрепить башню, подготовив ее к сражению. На другой день норманны вновь поспешили на штурм этой башни и была тяжелая битва вплоть до заката солнца. Даны, потеряв многих из своих, возвратились на корабли. Но потом они соорудили напротив города крепость и приступили к настоящей осаде, построили осадные орудия, попытались развести [под стенами] огонь и использовали все свои способности для того, чтобы завоевать город. Но христиане храбро сражались против них и из всего выходили победителями. В год Господень 886 в феврале жителей города постигло тяжелое несчастье. Значительным подъемом воды в реке был разрушен маленький мост. Епископ, услышав об этом, еще ночью послал благородных и храбрых мужей из своего окружения для защиты башни с тем, чтобы с наступлением утра можно было снова восстановить мост. Для норманнов же все это не осталось сокрытым. Они поднялись перед рассветом, в большом количестве поспешили к этой башне, окружили ее со всех сторон для того, чтобы никакая помощь из города не могла прибыть к тем, кто был в ней, и начали штурмовать ее. И так как те, кто находился в башне, оказывали отчаянное сопротивление, крик толпы достигал неба, в то время как епископ и все горожане, стоя на городской стене, громко стенали и плакали от того, что ничем не могут им помочь, и, поскольку епископ был не в состоянии сделать что-либо иное, он поручил их Христу. Норманны же стремительно прорвались к воротам башни и подожгли их. И те, которые находились там, побежденные ранами и огнем, попали в плен и для того, чтобы опозорить народ христиан, были различными способами убиты и брошены [норманнами] в реку. Затем они разрушили эту башню и продолжили далее осаду города. Епископ же, с сердцем, разбитым тяжелой утратой, послал к графу Херкенгеру письмо с поручением как можно скорее отправиться в Германию и умолять Генриха, герцога австразийцев, оказать помощь ему и всему народу христиан. Херкенгер немедленно исполнил данное ему поручение и сделал так, чтобы Генрих с войском отправился в Париж, но тот ничем не сумел помочь и вновь возвратился в свою страну. Тогда Гауцлин, который всячески стремился поддержать христиан, заключил мир с датским королем Зигфридом, чтобы таким образом освободить город от осады. Пока все это происходило, епископ был застигнут тяжелой болезнью и окончил свою жизнь, и был похоронен в собственном городе. Его смерть не осталась тайной для норманнов. Еще прежде, чем о его смерти стало известно жителям, снаружи норманнами было объявлено, что епископ умер. Теперь народ, лишившийся своего отца и истомленный, осадой, пребывал в состоянии глубокой подавленности. Сиятельный граф Одо пытался воодушевить людей своими увещеваниями, однако норманны изо дня в день продолжали совершать нападения. С обеих сторон многие были убиты, еще больше обессилело от ран; кроме того и еды в городе оставалось все меньше. В это время ... умер почтеннейший аббат Гуго и был погребен в Оксере в монастыре св. Германа. Одо же, видя, что народ повергнут в уныние, тайком покинул город, чтобы искать помощи у знатнейших людей королевства и, кроме того, через них уведомить императора, что город будет вскоре потерян, если ему не подоспеет помощь. Вернувшись, он нашел город в великой скорби по поводу его отсутствия; но больше всего [у людей] удивление вызвало то, что он вообще попал в город. Норманны наперед узнали о его возвращении и ожидали его перед воротами башни. Он же пришпорил своего коня и, разя врагов направо и налево, пробил себе дорогу в город и скорбь народа превратилась в радость. Никто из смертных не может сосчитать, какие опасности они там перенесли и сколько тысяч людей пало в разных сражениях с обеих сторон. Дело в том, что норманны беспрерывно тревожили этот город, применяя различные виды оружия, [осадных] машин и стенобитных орудий. Все христиане при этом с великим усердием взывали к Богу и всегда спасались; и борьба в том или ином виде продолжалась около восьми месяцев,

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика