Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 

Империя одного императора

Николай Кёррер

1200 лет назад, согласно принятой хронологии, произошло событие, которое можно — с известной долей условности — считать рождением современной Европы. Именно в 800 г. франкский король Карл, за которым позже закрепилось прозвание Великого, был венчан в Риме императорской короной. К тому времени почти весь европейский Запад (кроме Британии, завоеванной арабами Испании, а также византийской Южной Италии) был фактически включен в состав единого государства, которое сравнивают с Западной Римской империей, отошедшей в небытие в 476 г. Это, впрочем, не совсем корректно: держава Карла ничем не напоминала прежнюю Западную Римскую империю — иной исторический период, условия, границы... Преемницей Римской империи скорее следует считать Византию. Название Империя Карла Великого, закрепившееся в литературе, кажется мне более правильным. Карл был и создателем этой империи, и единственным ее монархом, этому званию соответствовавшим. Не его вина, что преемники не выдержали испытания империей и развалили ее на 43-м году существования. Однако видение империи надолго пережило державу Карла и оказало большое влияние на историю Европы. На этот образец ориентировались германские короли Саксонской династии, создававшие Священную Римскую империю (впоследствии к ее названию добавили слова германской нации), об английской империи мечтал (и воевал за это) Генрих II Плантагенет, создавали свою мировую державу Габсбурги... Поэтому кажется небесполезным в этот юбилейный для империи Карла Великого год вспомнить о том, как и почему она появилась, почему не устояла и какими домыслами обросла в ученых трудах.

Карл правил сначала (с 768 г.) совместно со своим братом Карломаном, а после кончины последнего, с 771 г., — как полновластный король. Его дед, знаменитый Карл Мартелл, еще не король, а лишь майордом (управитель королевских владений), — реально, впрочем, державший в руках всю полноту власти, вошел в историю как создатель системы бенефициев (пожалований земель за службу); на этой основе Карл Мартелл организовал боеспособное конное войско. Правитель известен и как усмиритель внутренних смут, а также сопротивления племен-данников (саксов, фризов, баваров и аламаннов), и как человек, остановивший натиск испанских арабов на Франкское государство (битва при Пуатье в 732 г., война в Провансе и т.д.). До этого он успешно воспользовался помощью тех же арабов, чтобы сломить мятежную знать у себя дома. Сын Карла Мартелла, Пипин Короткий (правил в 741—768 гг.), отстранил от власти последнего короля из династии Меровингов и получил от папы римского королевский титул — в благодарность за помощь против лангобардов, завоевателей Италии. Так была основана династия, получившая название Каролингской. Пипину Короткому тоже пришлось подавлять мятежи внутри страны и отбивать натиск саксов и фризов — язычников-германцев. Пипин справился с врагами; дань саксов возросла, теперь ее брали лошадьми, а не крупным рогатым скотом — военные потребности франков росли. Таким образом, Карл получил в управление обширное государство с оформившимся слоем служилых людей, составлявших основу войска — государство, поддерживавшее тесные связи с папством и имевшее известный опыт общения с соседями. Но в то же время это было государство довольно бедное, c редким населением (как вследствие предшествовавших войн, так и из-за частых неурожаев и голодовок, подрывавших экономическую основу страны — ее сельское хозяйство). При этом страна жила в окружении весьма опасных соседей: испанских арабов на юге; обложенных данью, но не покоренных германских народов на востоке и севере. В тылу у германцев, на востоке, располагался Аварский каганат, чьи орды постоянно тревожили набегами кого только могли. Наконец, на юго-востоке была лангобардская Италия, от которой приходилось защищать папский Рим. Такое положение требовало постоянного совершенствования военного мастерства — ведь соседи были не побеждены, а в лучшем случае замирены. Обстановка напоминала, по остроумному замечанию итальянского историка, ветхозаветный Израиль в период, описанный в «Книге царств». Не случайно новозаветная проповедь мира в то время отходит на второй план. Политика Карла отнюдь не была экспансионистской, как ее представляли в прежних учебниках. Чтобы побеждать многочисленных врагов, нужны воины-профессионалы, многочисленные и хорошо экипированные. Такая армия стоила весьма дорого (известная оценка полной экипировки, приравненной к стоимости 45 коров, относится именно к тем временам, а не к рыцарскому периоду). Хороший меч был буквально на вес золота; боевой конь и доспехи, весьма еще примитивные, тоже стоили целое состояние. В таких условиях Карл мог решить военную проблему только через пожалования земель за службу. Так делали его отец и дед, но земель, находившихся в сельскохозяйственном обороте, уже не хватало. Определенную роль в укреплении войска должна была играть и идея военного мессианства. Дух проведи христианства мечом был вполне понятен германцам (силен только тот бог, что приносит военные победы своим приверженцам). Эта вполне варварская точка зрения шла вразрез с официальным учением Церкви, но ее приходилось

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика