Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Николай Кёррер
Империя одного императора
стр. 3


считать решенным). На востоке были созданы два оборонительных рубежа: Сорбский и Саксонский. Примечательно, кстати, что Карл совершенно спокойно относился к язычеству ободритов, союзных франкам. «Железное мессианство» монарха было практичным и имело свои границы. * Войны, однако, на этом не кончились. В 787 г. восстал герцог Баварии, данник Карла, и одновременно кочевники авары с территории современной Венгрии ударили на Фриуль. Аваров отбили, уже в следующем году герцог Баварский сдался, его владения были присоединены к государству франков. Управление этими землями перешло к графам. Аварам Карл набег запомнил, опасность с их стороны должным образом оценил. На свою сторону король привлек хорутан, славянских соседей баваров, и в 791—793 гг. провел аварскую кампанию соединенными силами — даже с участием речного флота на Дунае. Ряд аварских ставок был разгромлен, захвачена богатая добыча. Но падеж лошадей (эпизоотия) помешал быстро довести дело до конца, хотя для завершения войны тремя годами позже присутствия самого Карла и участия основных франкских сил уже и не понадобилось. К аварам Карл применил политику геноцида: они не совмещались с франками сразу по двум параметрам — и как язычники, и как кочевники. Нельзя, конечно, утверждать, что Карл понимал дело именно так, однако действовал в этом духе. Правда, тех, что покорялись, король не истреблял. И тут, по сообщению франкских анналов, стало известно, что «проклятые саксы» в 792 г. отправили посольство к аварам (очевидно — договориться о совместных действиях), а в 793 г. — вновь восстали. Карл ответил молниеносным разгромом восстания. В 797 г., видя явную бесполезность дальнейшего сопротивления, которое привело бы только к полному истреблению народа, последние упорствующие представители саксонской знати пошли на соглашение с Карлом. Годом ранее франки разгромили аварскую столицу. Последние достаточно крупные силы непокорных саксов были разбиты в 798 г. помогавшими Карлу ободритами, о чем Лоршские анналы поместили любопытную запись, в которой хорошие язычники — ободриты (им «помогла вера христиан и короля») — противопоставляются плохим, непокорным. После этих событий, по мнению хрониста, саксы «слились с франками в единый народ» (на самом деле этого всё же не произошло). Саксонская эпопея оставила глубокий след в умах современников. Биограф Карла Великого Эйнгард писал о ней как о 33-летней войне, ибо до 804 г. продолжались еще, «на всякий случай», переселения и депортации побежденных, да и отдельные вспышки сопротивления. Последним аккордом в военных успехах Карла стал захват Барселоны в 801 г. Была образована Испанская марка (пограничная, буферная область). Еще раньше были созданы другие марки — Восточная (Западная Венгрия и будущая Австрия), Бретонская (на границе с населенным кельтами полуостровом Бретань) и Фриульская (на стыке Италии со славянскими землями). В распоряжении их правителей — маркграфов — имелись серьезные военные силы. Вместе с Саксонским и Сорбским оборонительными рубежами эти марки сложились в систему, способную обеспечить государству спокойствие. Так что Карл увидел все-таки результаты своих трудов. * Оценивали военную деятельность монарха по-разному. Часто Карла обвиняли в жестокости и экспансионизме, которые упомянуты выше. «Экспансионизм» — это, конечно, модернизация; а что до жестокости... Ф.Кардини верно писал, что не нам, людям ХХ столетия, судить Карла Великого. Можно, конечно, решить, что Карл настоящим-то полководцем не был и возмещал жестокостью недостаток таланта. Вот, скажем, Л.Н.Гумилев писал о короле в тоне весьма пренебрежительном: Великим-де прозвали его за победы, но побеждал он успешно только своих же «немцев» (непонятно, правда, какие в то время были «немцы»), Барселону якобы взял лишь потому, что она арабам была и не нужна вовсе, а «с одной маленькой Аварией» воевала вся огромная империя, причем захватили лишь кусок страны. Надо заметить: «вся империя» не могла воевать с аварами не только потому, что самой империи тогда еще не было, но и из-за саксов. Недаром Карл привлек славян к антиаварскому походу — король при всем желании не мог сосредоточить все силы против аваров. Прошлый опыт всякого научил бы, что противников бывает больше одного. Кстати, жестокость Карла объяснима как реакция на угрозу окружения (сразу оговорюсь, что от моральных оценок здесь лучше воздержаться). Монарх не имел права ошибиться, ибо неограниченными военными силами не располагал. Великим Карла прозвали все-таки не зря. Ведь его деятельность по франкизации Германии и Италии, тяжелая задача и сама по себе, происходила на фоне длительной Саксонской войны, причем параллельно велись еще испанские и аварские кампании. Повторю: франки вели превентивную войну. Именно такая тактика и принесла успех. Атаковать, дабы предотвратить худшее, наступать в оборонительных целях, — это было для Карла правилом всей жизни. Но — только там, где это необходимо. Пример ободритов тут достаточно показателен. К главным же итогам военной деятельности Карла Великого следует, как то сделал уже в прошлом веке русский историк Т.Н.Грановский, отнести прекращение сотрясавших Европу переселений народов и племен и объединение германских народов (за исключением скандинавов и англосаксов) в одном государстве. Франкская держава стала сильнейшим государством на Западе Европы. Даже самого

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика