Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Семченков Я.С.
Карл Великий
стр. 2


усугублялись взаимной неприязнью братьев-королей и их соперничеством из-за политического первенства: так, когда в 769 г. восстание полунезависимого герцога Аквитании Гунольда (чьи владения в итоге раздела оказались разрезанными надвое) охватило области, составлявшие долю Карла, король Карломан отказался прийти брату на помощь. На использовании этих династических разногласий была построена внешняя политика нового короля лангобардов Дезидерия (757-774). После смерти Айстульфа Лангобардское королевство вошло в кризисный период: оно было расшатано борьбой претендентов на трон и центробежными устремлениями лангобардской племенной и военной аристократии. Папство, возвысившееся благодаря покровительству франков, превратилось в самостоятельную силу, потеснившую лангобардов с политической арены и, кроме того даже пытавшуюся использовать их как орудие своих замыслов (сам Дезидерий занял престол при активной поддержке римской курии, которой обещал содействие в разрешении её спора с Византией из-за некоторых областей в Италии). При жизни Пипина Короткого Дезидерий, учитывая такое перераспределение сил, придерживался выжидательной тактики, ограничиваясь дипломатической игрой на разногласиях Рима и Константинополя, но после раздела Франкского государства между Карлом и Карломаном ситуация выгодно изменилась. Оба преемника Пипина, озабоченные взаимным удельным соперничеством, не придавали значения положению дел в далёкой Италии. Более того, Карломан, чьи земли граничили непосредственно с королевством лангобардов, открыто искал дружбы с Дезидерием в противовес растущему могуществу старшего брата. Учитывая это, к сближению с лангобардами как к средству сохранения единства Франкского королевства стремилась и вдова Пипина Короткого, королева-мать Бертрада (иными словами, она не желала допустить открытого конфликта между сыновьями, в котором Карломана почти наверняка поддержал бы Дезидерий). По плану королевы, династический брак мог стать первым шагом к такому сближению, и когда проект супружества сына Дезидерия с её дочерью Гизелой был отложен из-за малолетства невесты, Бертрада настояла на том, чтобы Карл женился на дочери лангобардского короля Дезидерате (770 г.). Компромисс «на лангобардском фундаменте», казалось, уже начал приносить Дезидерию свои плоды: во франко-папский союз проник разлад. Напуганный перспективой лишиться покровительства франков, папа Стефан III умолял Карла отказаться от «дьявольского брака» и «не объединяться со смрадным и вероломным племенем лангобардов, кого и за народ-то никогда не считали и от кого произошла проказа». Но тревога понтифика оказалась преждевременной: внезапная смерть короля Карломана в декабре 771 г. в корне изменила международную ситуацию. Карл немедленно овладел землями брата, воссоединив таким образом под своей властью всё Франкское государство. Поскольку опасность междоусобицы была устранена и над Карлом уже не нависала необходимость каких бы то ни было политических реверансов в сторону лангобардов, он отверг навязанную ему супругу - как утверждает хронист, на редкость безобразную, - и отослал её назад к отцу. Жестокое оскорбление для престарелого Дезидерия! Настолько жестокое, что гнев, по-видимому, заставил его утратить осторожность. Ответным ударом Дезидерия стало обнародование притязаний на удел Карломана от имени малолетних сыновей последнего, которые нашли приют при лангобардском дворе. Спустя около двух месяцев, в январе 772 г., скончался также папа Стефан. Но если колебания Стефана перед лицом утраты франкского протектората ещё позволяли Дезидерию надеяться на то, что папство изберёт в качестве альтернативного варианта политическую тактику Захарии, и что на смену трансальпийскому блоку придёт союз папы с лангобардами, то в свете последних событий новый понтифик Адриан I (772-795), сохранял безусловную профранкскую ориентацию. Чтобы заставить папу поддержать своё требование в отношении детей Карломана и короновать их как франкских королей, Дезидерий прибег к военному давлению и в конце 772 г. аннексировал ряд областей патримония. Карл в это время был отвлечён борьбой с саксами, однако выпад Дезидерия, оспаривавшего его права на престол, поставил франкского короля перед необходимостью как можно скорее устранить опасность, исходившую из-за Альп. Нарыв прорвался. Война стала неизбежной. Войска Карла в сентябре 773 г. были стянуты к Женеве, откуда король обратился к Дезидерию с формальным предложением освободить захваченные им церковные владения - именно об этом просил папа Адриан, и именно это стало поводом к началу нового военного вмешательства франков в Италии. Ультиматум Карла остался без ответа. Поход начался. Организуя наступление, Карл разделил своё воинство на две армии, из которых основная, ведомая самим королём, пересекла Альпы через перевал Мон-Сени и была задержана лангобардами во главе с Дезидерием близ местечка Суза у подножия Готских Альп. Тем временем другая франкская армия, во главе с дядей короля Бернгардом (ум. после 773 г.) переправилась значительно севернее - через хребет «горы Иова», которая позднее в память о Бернгарде была названа его именем (отсюда и названия перевалов - Большой и Малый Сен-Бернар). Опасность позиции побудила лангобардов поспешно отступить: одну часть своего войска Дезидерий отвёл в хорошо защищённую Павию, тогда как другая двинулась ещё дальше на восток и укрепилась в Вероне. Верона пала уже зимой 773/774 гг., и Карлу удалось захватить укрывшихся там вдову и сыновей Карломана. Их дальнейшая судьба неизвестна; по-видимому, они закончили свою жизнь в одном из монастырей. Осада Павии, однако, затянулась более чем на полгода. В апреле 774 г. Карл отправился в Рим, чтобы отпраздновать Пасху, а также лично встретиться с папой и подтвердить незыблемость франко-папского союза и гарантий в отношении «Пипинова дара». Папа выехал ему навстречу, а у ворот Вечного города, как повествует летописец, Карла встретили дети, «несшие в руках пальмовые и оливковые ветви» и «радостно

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика