Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Э. Канторович
Два тела короля.
Очерк политической теологии Средневековья
стр. 2


Истоки этого представления Канторович ищет в трактатах анонимного нормандского юриста XII в., что составляет предмет третьей главы "Королевская власть, основанная на Христе". Эти трактаты исполнены роялистских чувств и, по выражению Канторовича, еще горят "огнем, зажженным борьбой за инвеституру". В трактате "Об освящении епископов и королей" речь идет о двойной природе короля, а также раскрывается мистический смысл миропомазания королей и епископов. По естественной природе своей король - обычный человек, а по божественной власти, переданной ему освящением, он - милостью Божьей Христос, Богочеловек. Аноним характеризует ветхозаветных царей: они предвосхитили приход настоящего владыки - Хриcта, "помазанного вечностью". После прихода воплотившегося Христа и после его вознесения в качестве царя небесного, земная власть получила свою функцию в системе спасения. Земные владыки являлись отныне не провозвестниками Христа, но его тенями, "подражателями" Христа. Христианский суверен - "christomimetes", "актер" или "персонификатор" Христа. На земной сцене он представляет живой образ Бога. Но между королем и Христом существенная разница: Христос - "помазанник вечности", а его земной прототип - король - "временный помазанник". Как считает Канторович, теологическая концепция королевской власти в это время (XII в.) строится вокруг антитезы natura— gratia (природа - милость). На этот счет историк приводит высказывания того же анонимного нормандского юриста: "Власть короля есть власть Бога; [она] принадлежит Богу по природе и королю по милости". Таким образом, король есть в то же время и Бог, но по милости, и все, что он ни делает, он делает не только в качестве человека, но как "наделенный милостью Божьей". Все эти идеи, пишет Канторович, были очень актуальными в период борьбы за инвеституру. Защищая интересы королевской власти, сторонники монархии часто ссылались на божественную природу короля. Именно в это время и сформировалась теория короля-священника, представление о королевской власти как литургической. Со временем ставшая очевидной невозможность победы в борьбе за инвеституру ни одной из сторон положила конец попыткам утвердить литургическую модель королевской власти. Представление о короле-священнике, в котором видели прежде всего образ Христа, постепенно исчезло. Но в Х-ХI вв. именно такие представления о королевской власти были, как предполагает Канторович, наиболее типичными. 144

Чтобы убедиться в этом, он обращается к иконографической традиции. Подтверждением того, что земной владыка воспринимался как "персонификатор Христа", является, по мнению Канторовича, знаменитая миниатюра "Евангелия Аахенской капеллы", выполненная в 973 г. в аббатстве Рейхенау. Эта миниатюра представляет восседающего на троне Оттона II. Суверен изображен с императорской диадемой, пурпурным плащом на плечах, все атрибуты его земной власти ниже его, тогда как сам он парит в небесах. Трон его подвешен в небе и в тс. же время спускается на землю, вокруг него - символы евангелистов, князья, церковные иерархи и т.д. Божественный нимб, окружающий руку Бога, почти касается королевского нимба. Император находится между Небом и Землей: он принадлежит и Земле, верша земные дела, и в то же время он существо сверхъестественное, наделенное властью небесной. Точно так же и в византийской иконографической традиции императоры изображались с нимбом над головой, этот нимб - символ вечной власти, идущей от бога, знак сакральной природы императора. Когда представление о короле-священнике начинает терять свою очевидность, формирующаяся политическая мысль для подтверждения сакральной природы королевской власти обращается уже к иной аргументации. В четвертой главе книги ("Королевская власть, основывающаяся на законе") историк прослеживает, как концепция королевской власти постепенно удаляется от теологической сферы и выкристаллизовывается новая политическая теория - не на основе представлений о короле как образе Христа, а на основе ученой юриспруденции. Это не означает, что прежняя концепция была отброшена и бесследно исчезли; скорее существовавшая ранее система ценностей была адаптирована к новому образу мышления - светскому и преимущественно юридическому. На примере правления Фридриха II Гогенштауфена Канторович показывает, как это происходило. Фридрих II во всех своих актах вдохновлялся идеей Божества, но оправдание своих действий черпал из кодекса Юстиниана (так же, как раньше короли ссылались на библейскую традицию). По мнению Канторовича, в XIII в. на смену религиозным ценностям пришло римское право. Если в эпоху борьбы за инвеституру королевская власть рассматривалась как эманация литургических и сакраментальных ценностей, то теперь - как эманация права. Государь не переставал быть "королем и священником", но утверждал свой священнический сан через посредство высоких претензий философии римского права, которое приравнивало экспертов права к священникам. Фридриха II называли "lex animata" - "воплощением юстиции". Императорский сан - величество, которое есть ex animata на земле и в котором 145
гражданские законы имеют свое начало. Юстиция стала рассматриваться как опосредующее звено мeжду королем и Богом. Юриспруденция как закон божественных и человеческих вещей - таков лейтмотив юридических трактатов. Новая дуальность образа короля была основана на "религии права" - "religio juris". Поле напряжения власти теперь определялось не поляризацией человеческой природы и божественной милости, а поляризацией, сформулированной в юридических терминах: "закон природы" - "закон человека", или "природа - человек", а позже "разум - общество". Король - "отец и сын

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика