Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

О.В. Мареева
Священное тело короля: Ритуалы и мифология власти
стр. 3


позднейшее время, приблизительно в XIII в., с целью образовать из короны византийскую стемму); в это же время (XIII в.) выполнены и треугольные и полукруглые щитки с прозрачной эмалью, для украшения лицевой стороны короны. Таким образом, на примере короны св. Стефана можно рассмотреть все три типа репрезентативных византийских венцов: диадему, скиадий и стемму. Причем, форма стеммы, крытой короны с дугообразным завершением, стала впоследствии типичной формой европейской императорский короны в подражание венцу византийских василевсов. Однако на Руси, так ревностно придерживавшейся византийских традиций, форма царского венца — шапки Мономаха, на первый взгляд, не подходит под рассмотренную нами классификацию. И все таки, мы смеем утверждать, что обряд возведения на престол русских государей и форма их наследственного венца имели под собой византийский прототип. В Византии был развит обычай возлагать инсигнии не только при венчании царя на царство, но и при хиротониях и производствах государственных сановников. Обряд венчания Дмитрия-внука не слишком похож на соответствующую процедуру у византийских императоров. Происхождение этого обряда следует искать в чинах хиротоний византийских сановников 30, сложившихся задолго до конца XV в., к которому относится первый дошедший до нас чин русского поставления, хотя Иван III назвал передачу великокняжеского стола «старым обычаем». Сравнивая чин венчания внука Ивана III с византийскими обрядами, В. Савва 31, отмечает, что при хиротонии кесаря присутствовал патриарх и совершал милоствования, на хиротонируемого знаки его достоинства возлагал император, после производства в чин выходил патриарх, совершая молитву и приобщая его. Известный нам обряд венчания Дмитрия внука на великое княжение дает возможность сравнить эту церемонию с обрядами чинопроизводств в Византии. Из всех хиротоний и чинопроизводств к первому русскому обряду венчания ближе всего кесарская хиротония, так как только на ней присутствовал патриарх и только на кесарей возлагались венцы. Как мы помним, венец кесаря представлял собой скиадий — шапочку с диадемой, трансформировавшейся в драгоценный околыш. Чем же, как не скиадием является шапка Мономаха? И не поэтому ли золотой наследственный венец русских государей полусферической формы, украшенный драгоценными камнями, жемчугом, сканью, назывался шапкой? Стоит обратить внимание на то, что в Лицевом Летописном Своде изначально шапка изображалась без креста 32, что согласуется с формой скиадия.

424 Говоря о шапке Мономаха как атрибуте возведения на престол, т.е. основной инсигнии русских государей, начиная с 1498 г. и по 1682 г., когда этот головной убор использовался в церемонии последний раз, следует помнить об исторически сложившемся расхождении реально существующего объекта — «шапки» и ее символического образа — «царского венца». При венчании на великое княжение Дмитрия-внука, несмотря на то что шапке отводится роль регалии, она еще не отождествляется с «царским венцом», ей не предается символического значения. Судя по тексту «венчания» на Дмитрия возлагалась именно «шапка» согласно его титулу наследника престола, в византийской иерархии — кесаря, которому полагалась шапочка-скиадий. О «царском венце» для Дмитрия-внука речь даже не шла. Шапка, использованная в церемонии вокняжения, стала ассоциироваться с «венцом власти» лишь после создания «Сказания о князьях владимирских»33, где ее появление связано с именем императора Константина, снявшего со своей шеи «животворящий крест», а с головы — царский венец. Тот факт, что именно «Сказание» отождествляет безымянную ко времени венчания Дмитрия-внука шапку с Константиновым венцом, подтверждает мысль о том, что легенда о присылке даров появилась в годы правления политического противника Дмитрия — князя Василия, в оправдание его прав на великокняжеский престол. Таким образом, произошло совмещение понятий реально существующей шапки, используемой в церемонии, и легендарного царского венца «с головы императора Константина». Во все последующие «Чины венчаний», начиная с 1547 г., легенда о присылке даров, а соответственно, термин «царский венец», вошли в текст «Поставления» к «Чину»34. Шапка Мономаха стала прочно отождествляться с венцом исконного владения царской властью, более того, она стала символом этой власти практически на двести лет. Чин венчания на царство, составленный еще при Иоанне IV, не имел существенных расхождений и в основном соблюдался при последующих поставлениях, вплоть до воцарения Федора Алексеевича. Обряд венчания на царство на Руси, при Федоре Романове был максимально приближен к церемонии возведения на престол византийских императоров 35. В него впервые были введены: символ веры, переоблачение в «царские одежды», куда входил царский венец, выполненный в 1624 г. еще по заказу царя Михаила Федоровича, а также причащение в алтаре, в отличии от отца, царя Алексея Михайловича, который был миропомазан и причащен перед царскими вратами алтаря, а не допущен внутрь.

425 Венчание Федора Алексеевича проходило в атмосфере особой торжественности. В церемонии был использован персидский трон — «царское место златое з драгоценны каменьи зовомое пер- сидским»36. Все эти дополнения были взяты из обряда венчания византийских императоров, что было связано с исправлением богослужебных книг. Можно предположить, что именно при этом в Москве обратили внимание на разницу в чинах венчания русских царей и византийских

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика