Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

О.В. Мареева
Священное тело короля: Ритуалы и мифология власти
стр. 4


императоров. Так например, символ веры вошел в византийский обряд венчания с коронацией императора Анастасия 37, от которого патриарх Ефимий потребовал перед венчанием рукописного клятвенного обещания сохранить веру чистую и не вводить в церковь ничего нового. С того времени клятвенное обещание вступающего на престол императора Византии хранить веру в чистоте вошло в коронационный обряд как постоянная составляющая его часть. Переоблачение венчающегося и причащение его в алтаре, также входили в него. Так, русский путешественник, наблюдавший в 1392 г. венчание императора Мануила, описал «чертоги», устроенные в соборе св. Софии: «облачени вси червленным червцем, на них же поставлени два стола златых». В одном из этих чертогов император облекался «в кесарскую багряницу и диадиму, и венец кесарский возложи»38. Таким образом, переоблачение императоров во время венчания было традиционно. Кроме того, на дополнения чина венчания Федора Алексеевича могло повлиять так называемое «дело патриарха Никона». Как известно, восточные иерархи не одобряли политики Никона, и вопрос об отношении патриаршей власти к царской решался не в пользу первой 39. Поэтому вполне логично, что в чин венчания московского государя могли войти некоторые подробности, заимствованные из обряда венчания византийских императоров, которые возвышали царя. Именно такими возвеличивающими дополнениями и стали принятие венчающимся святых Тайн по чину священнослужителя и возложение на него царской одежды. Ориентация на византийский, а не на западный церемониал возведения на престол, отразилась и на одном из главных атрибутов венчания — царском венце, имевшем программную провизантийскую форму и использованном в церемонии возведения на престол Федора Алексеевича, наряду с шапкой Мономаха. Это сложное ювелирное сооружение имело три яруса, состояло из трех, поставленных друг на друга «корун» — двойного навершия на тулье 40. Дуговые, сводчатые «коруны» наводят на мысль о византийской стемме, символичной форме, увенчивающей тулью..

426 Венец изготовлялся под присмотром думного дьяка Грамотина, и в дальнейшем будет называться нами Грамотинским венцом. Он совпадает по форме с другими шапками XVII в., известными по изобразительному материалу, так и с сохранившейся до наших дней шапкой первого наряда царя Михаила Федоровича, сделанной в 1627 г. при думном дьяке Ефиме Телепневе 41, и повторяющей форму Грамотинского венца. Но, как видно из описания, Грамотинский венец украшен таким обилием камней, что весил 11 фунтов 74 золотника. Он был более чем в два раза тяжелее созданного ему взамен венца царя Михаила Федоровича. В описи Большого государева наряда 42 Грамотинский венец следует сразу же за шапкой Мономаховой, чем подчеркивается его несомненный приоритет, перед другими царскими парадными головными уборами. Кроме того, как уже подчеркивалось выше, он единственный, документально поименованный «венцом». Все остальные головные уборы, во всех описях как Государевой казны, так, в последствии и Оружейной палаты, назывались «шапками». Следует отметить, что Грамотинский венец, со сложным коронообразным завершением, призванный стать регалией, при последующих венчаниях на царство (отсюда и подчеркивающее эту его функцию название), использовался в церемонии возведения на престол вопреки укрепившемуся в науке мнению, что все венчания производились только шапкой Мономаха. Но это произошло лишь однажды, при возведении Федора Алексеевича. Был ли использован Грамотинский венец во время венчания его отца, царя Алексея Михайловича, остается неясным. Трехъярусный «романовский» венец с навершием в виде византийской стеммы-камилафки был призван подчеркнуть преемственность русского государства от Восточной Римской империи периода расцвета. Некоторые исследователи склонны видеть в стеммообразном навершии аналог западной императорской короны, т.е. ориентацию России на Запад и приближение российских регалий к государственной символике, принятой в Европе 43. Нам видится, что это ложный путь исследования, особенно учитывая усиление в XVII в., когда и возникла новая форма царского парадного головного убора, «антилатинской» направленности в государственной доктрине «Третьего Рима», обосновывавшей легитимность новой династии 44. В свете поощряемой на государственном уровне нетерпимости католичества вряд ли могло произойти заимствование элементов западной, латинской, государственной символики, такой как императорская корона. Сходство коронки, укрепленной в навершии «романовского» венца с западной короной, как нам представляется, имеет более глубокие корни.

427 Византийская стемма и западная императорская корона, вероятно, имели общий прототип головного убора, принятый у правителей периода единства христианского мира, до разделения церквей на Западную и Восточную. Крытый венец императора Константина Великого мог явиться образцом парадного головного убора христианских правителей как Восточной, так и Западной импе- рий. Этим может объясняться близость формы навершия русского трехъярусного венца как к стемме, так и к западной императорской короне. После смерти царя Федора Алексеевича на престол были возведены его братья Иван и Петр. В силу обостренной политической обстановки венчание было проведено по старому, не исправленному образцу, без переоблачения в «царские одежды», а следовательно и без использования трехъярусного венца. А с принятием в 1721 г. Петром I титула императора,

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
              Яндекс.Метрика