Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 
 

 

 

Общественный строй англосаксонских королевств

В. В. Штокмар

В. В. Штокмар История Англии в Средние века. Санкт-Петербург. Издательство «Алетейя» 2000

 

Источниками для суждения о том, что представляли собой социальные и экономические отношения англосаксонских королевств, служат прежде всего англосаксонские «Правды» (законы Кента, Уэссекса и др.). Большой интерес для характеристики общественных отношений англосаксонских королевств представляет «Сага о Беовульфе» — эпос, ядро которого возникло, очевидно, задолго До конца VII в. или, во всяком случае, не позднее конца VIII в. Сага проникнута языческим духом и отражает весьма архаичные отношения, свойственные германским племенам эпохи переселения их на Британские острова. Описание подвигов героя Беовульфа и его борьбы с чудовищем Гренделем и с драконом, описание дружины, ее пиров, обстановки, оружия — все это дает историку богатейший материал. Германские завоеватели принесли в Британию соседскую общину— марку. На захваченной земле англы, саксы и юты ставили усадьбы, входящие в общины, которым и принадлежала земля. Земля давалась общинам при разделе ее после завоевания. Верховным распорядителем земли был король того или иного племени. Он делил и распределял землю от лица племени, за которым оставалось право собственности на землю. Король давал землю не только общинам, но и вождям, родовой знати, воинам. Община распределяла землю для обработки между своими членами. Надел общинника — керла, человека свободного, составлял одну гайду. Величина гайды была различной в разных районах, но в среднем равнялась 48—50 гектарам. Структура англосаксонской общины была типичной структурой германской марки. Гайдовые наделы находились в наследственном пользовании общинников и не представляли собой цельных кусков земли; они состояли из многих полос, разбросанных по полям взятых под обработку конов (участков). Каждый кон делился на два или три поля (в зависимости от того, двухпольная или трехпольная система была принята в данной общине): озимое, яровое и поле под паром. В каждом поле каждого кона каждый общинник получал по одной полосе. Совокупность полос, данных общиннику, и составляла его пахотный надел. Землю пахали крестьяне тяжелым плугом, в который запрягали по две, а то и по три пары волов. Помимо пахотной земли, община имела так называемые общинные угодья: луга, пастбища, воды и леса. Они находились в совместном пользовании всех общинников. Пахотные наделы подчинялись действию системы открытых полей, суть которой была в том, что после снятия урожая все поля становились общинным выгоном. Для того чтобы не страдали интересы общины, на всех полосах одного поля, принадлежавших разным общинникам (чересполосица), сеялось одно и то же и в одинаковые сроки (принудительный севооборот). Открытые поля, чересполосица и принудительный севооборот — это три обязательных признака общины. Так же, как и сама община, они сохранятся и после установления феодальных отношений и продержатся вплоть до эпохи первоначального накопления (XVI в.). Для VI—VIII вв. характерно равенство наделов. К концу периода этот порядок начинает нарушаться. Если у керлов надел состоял из одной гайды, то представители родовой знати — эрлы имели поместья в сорок гайд, а королевские дружинники-гезиты (позднее тены) — не менее пяти гайд.
По англосаксонским «Правдам» за убийство человека убийца уплачивал вергельд, размеры которого соответствовали положению убитого. Система вергельдов дает представление о социальном строе англосаксонской эпохи. За убийство керла полагался вергельд в 200 шиллингов. Вергельды практически выплачивались скотом, причем за 3 шиллинга отдавали одну корову. Таким образом, за убитого керла платили 66 коров; за убийство эрла (крупного землевладельца) — 400 шиллингов, а с конца VII в. уже больше — 600 шиллингов; за королевского дружинника-гезита, владеющего землей, — 1200 шиллингов, а за дружинника, не владеющего землей, — 600 шиллингов. Помимо свободных крестьян-общинников англосаксонского происхождения — керлов, были крестьяне кельтского происхождения — леты, или уили. Они находились в зависимом состоянии и за них платили от 40 до 80 шиллингов. За убийство раба платили не вергельд, а штраф, который шел его господину. За убитого уиля вергельд шел господину и родовому союзу, к которому принадлежал уиль. Вергельд же за свободного делили между отцовским (2/з) и материнским (1/з) родом. Поскольку родовые связи во время завоевания оказались нарушенными, свободные образовывали союзы (гильдии) для совместной защиты. Члены гильдии в случае убийства собрата выступали как обвинители. Основная масса крестьян — это свободные керлы. Они работали на общинных наделах, которые находились у них в наследственном владении. На землях эрлов и гезитов работали уили, получавшие за это от господина надел для прокормления. Рабы были преимущественно дворовыми слугами.

 

 

Оглавление темы     
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика