Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Священная миссия короля-судии, ее вершители и их статус во Франции XIV-XV вв.

С.К. Цатурова

Источник: С.К. Цатурова Священное тело короля: Ритуалы и мифология власти / Ин-т всеобщ. истории РАН; МГУ. - М.: Наука, 2006, с. 78-95.
Энциклопедия культур Deja Vu



Природа монархической власти в Средние века генетически содержала в себе элементы сакрального, поскольку в той или иной трактовке король по сути изначально и неизменно исполнял миссию посредника между вверенным ему народом и Богом. В этом ракурсе эволюция королевской власти во Франции предстает как процесс утраты персоной монарха сакральных качеств (в раннесредневековом духе отпрыска избранного рода божественного происхождения) и их перенос на функции главы «мистического тела государства», с постепенной автономизацией этих функций. Священной становится корона и ее миссия, а король превращается лишь во временного ее держателя со всем вытекающим из этого набором обязанностей и лимитов власти. На этом пути главными вехами явились сначала появление (751 г.) церемонии коронации и миропомазания (sacre), внедрившей министериальную концепцию королевской власти и обязавшей короля быть гарантом мира и справедливости, а затем григорианская реформа с ее четким разделением функций духовной и светской власти, частичной десакрализацией монарха (имевшего прежде вследствие коронации статус полусвященной особы) и усилением акцента на миссии короля-судии — гаранта мира и вершителя правосудия 1. В дальнейшем рецепция римского права и приток во власть правоведов-легистов способствовали развитию чисто юридического концепта королевской власти, сделав акцент на особом статусе монарха как «персоны публичной» и защитника общего блага. Главным инструментом этой защиты в представлении идеологов монархической власти было именно правосудие, которое король вершил на земле по образу Бога 2. Хотя миссия короля-судии признавалась доминирующей функцией верховной власти везде в средневековом обществе Западной Европы, во Франции она сыграла исключительную роль в становлении монархического государства 3. Эта миссия короля здесь воплощалась прежде всего в церемониале коронации: король Франции приносил не только обычную клятву

79 защищать веру и церковь в ее привилегиях и правах, но с середины XIV в. единственный из европейских монархов — и клятву оберегать правосудие, гарантируя его справедливость и милосердие 4. Важно обратить внимание на эволюцию самого понимания этой справедливости: если вначале она воспринималась как преимущественная защита бедных, вдов и сирот, то затем уже трактовалась как равенство всех, богатых и бедных, перед судом. Более того, французский король во время коронации получал уникальную инсигнию, подчеркивавшую его миссию короля-верховного судии: помимо меча, традиционного в Средние века символа правосудия, ему вручалась с середины XIII в. (оrdо 1250 г.) «длань правосудия» 5. Не ставя под сомнение сакральный смысл и этой клятвы, и королевских инсигний, хотелось бы подчеркнуть важную особенность судебной власти во Франции: французские короли считались на деле единственными законными судьями; они реально занимались отправлением правосудия, выслушивая стороны и вынося приговоры. В этой связи напомним, что мудрые и справедливые решения, которые выносил Людовик IX Святой, способствовали его авторитету и славе не меньше, чем особая набожность и преданность крестоносной идее 6. И этот образ короля, вершащего правосудие под венсеннским дубом, остался надолго идеалом справедливой, разумной и милосердной верховной власти. Правосудие являлось фундаментом монархической идеологии во Франции XIV—XV в., трансформировавшей священную природу короля, заложенную в раннее Средневековье, в новые юридические и сакральные концепты. Миссия короля-судии по образу Бога на земле обосновывалась сакральной концепцией правосудия и покоилась на следующих фундаментальных постулатах Священного Писания: Господь является верховным судией и восседает на престоле суда («Царь, сидящий на престоле суда, разгоняет очами своими все злое» — Притч. 20: 8); правосудие — основание этого престола и, следовательно, главный инструмент власти («облако и мрак окрест Его; правда и суд — основание престола его — Пс. 96: 2; «И могущество царя любит суд — Пс. 98: 4); наконец, суд есть единственный путь к достижению высшей цели — миру («И делом правды будет мир, и плодом правосудия — спокойствие и безопасность вовеки» — Ис. 32: 17; «Милость и истина сретятся, правда и мир облобызаются» — Пс. 84: 11; «Плод же правды в мире сеется у тех, которые хранят мир», Иак. 3: 18). Такая трактовка правосудия была доминирующей у теоретиков монархической идеологии, среди которых, естественно, превалировали люди церкви, заложившие основы светской власти, ее. институтов и их идейных опор. Оговоримся сразу, что наряду с этой сакральной концепцией судебной власти, параллельно и не в противовес ей развивалась и чисто юридическая теория судопроизводства, опирающаяся на античную традицию и труды отцов церкви 7.

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика