Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 

Замок Кантара. Гравюра на дереве. London News, 1878

Замок Кантара. Кипр.
Гравюра на дереве. London News, 1878

 

 

Ричард Львиное Сердце завоевывает Кипр, 1191

Source: Itinerarium Peregrinorum et Gesta Regis Ricardi, ed. William Stubbs, Rolls Series, (London: Longmans, 1864) II, 9-29 (pp. 150-83), translated by James Brundage, The Crusades: A Documentary History, (Milwaukee, WI: Marquette University Press, 1962), 166-74 For this text see also The Crusade of Richard the Lionhearted, ed. and trans. John L. LaMonte, (New York: Columbia University Press, 1941)
Перевод с английского Галины Росси.
На русском языке публикуется впервые
Сентябрь, 2008

 

Незадолго до захода солнца, в канун праздника св. Марка Евангелиста [среда, апрель 24, 1191] черная туча омрачила небо. Внезапно бушующий шторм и сильные ветры вздыбили бурные волны моря и опрокинули моряков. Даже до прихода шторма, корабли короля Ричарда были рассеяны бурными ветрами и погнаны к Кипру. Корабли эти швыряло волнами во время шторма, гоняло туда-сюда ветром, и разбивало о скалистые утесы.
Итак, многих людей швыряло яростно ветром, и хотя матросы пытались избежать этого, [тем не менее] три королевских корабля были вдребезги разбиты стремительными волнами и немало людей в них утонули… Среди других утонувших был Роджер, известный как Мэлкиел, Хранитель Королевской печати. Потеряна была также и печать. Позднее тело Роджера было выброшено на берег волнами, и  один из простолюдинов нашел печать и доставил ее в войско [короля Ричарда], дабы продать. Печать, таким образом, была обретена и возвращена королю.
Жители этого места [Кипра] притворились, что их намерения мирны. Они радостно  приняли тех, кто безопасно достиг земли после кораблекрушения. Они утешили потерпевших кораблекрушение людей в их злоключениях, и доставили их к близлежащему замку подкрепиться. Когда выжившие  добрались туда, они, тем не менее, были лишены всего своего оружия и заключены под стражу. Это было сделано, как [им] сказали, из опасения того, что если они выйдут вооруженные, то смогут шпионить в стране или даже смогут вступить в сражение. Кипрские греки утверждали, что они не могут поступить иначе, до тех пор, пока не выяснят желания императора [Исаака Дуки Комнина, величавшего себя титулом «император Кипра»].  Наши предводители соболезновали нашим потерпевшим кораблекрушение людям, содержащимся в тюремном заключении, и послали им одежду и другие необходимые вещи. Стефан Турнхам, королевский маршал и казначей послал им великое множество предметов первой необходимости, но, фактически, все посланное заключенным было конфисковано киприотами и стражей при входе в замок, где наши люди удерживались взаперти ....
Когда он [император] выслушал жалобы паломников о воровстве их денег и нанесенных им побоях, император пообещал все полностью возместить: возвратить потерпевшим кораблекрушение людям деньги. Он даже выпустил четырех заложников в знак своих добрых намерений. Согласно этим условиям, паломники в дальнейшем получили право свободного входа и выхода из города Лимассол. Тем временем император приказал всем воинам своего королевства собраться, и они составили вместе весьма сильную армию. В день, после своего прибытия [Четверг, май 02, 1191] император (скрывая свои замыслы под  миролюбивыми словами) призвал королев [младшую сестру Ричарда королеву Джоанну Сицилийскую и его невесту Беренгарию  Наваррскую] прибыть в безопасное место.
Он утверждал, что они [королевы] могут рассчитывать на него, что они будут вольны во всем, вплоть до мелочи, что не будет никакого беспокойства для их людей, и что нечего опасаться. Они отклонили [предложение] приехать, но вновь, на следующий день, император, под предлогом оказания им почестей,  послал приветственные дары к ним: хлеб, мясо коз, и наилучшее вино из кипрского винограда, которое, как говорят, не похоже [на вино] какого-либо другого народа. На третий день, в воскресенье, он попытался сблизиться с королевами льстивыми речами и выманить их хитростью. Они были теперь в сложном положении и колебались, что же им выбрать. Они беспокоились, опасаясь, что, поддавшись на уговоры императора, могут быть пленены, в то время как, если они непоколебимо откажутся присоединиться к нему, опасались, что он может учинить над ними насилие…
В то время как они совещались и грустно беседовали  друг с другом этим воскресеньем, караульные внезапно заметили два корабля, следующие прямо по направлению к ним, и выглядевшие словно качающиеся пики средь пенистых верхушек  закручивающихся волн. В то время как королевы и все, кто был с ними, все еще обсуждали эти неподтвержденные новости, они увидели и разглядели [ещё] больше кораблей, следующих  за первыми. Не мешкая, за военно-морскими силами следовало множество судов [флота короля Ричарда], и они направлялись прямо в порт. Обсуждая [появление] этого королевского флота они торжествовали с огромным ликованием, соразмерно тому, как ранее они были в отчаянии и безнадежности. Ныне и впрямь, после многих тяжких усилий, провидением Божьим, король Ричард  был приведен к острову Кипр. В праздник св. Иоанна у Латинских врат [май, 6] король Ричард  и вся его армия прибыли в порт Лимассола. Король, однако, оставался на борту корабля.
Когда король узнал о лишениях людей потерпевших кораблекрушение, о воровстве у них, и о других вещах, которые за это время постигли их, он глубоко огорчился. На следующий день, в понедельник, он послал двух рыцарей эмиссарами к императору и миролюбиво попросил его и его людей принести добровольную сатисфакцию за обиды, которые были сделаны, и, также, возвратить полностью имущество, украденное у потерпевших кораблекрушение людей.
Император был крайне возмущен этим указанием, словно ему было нанесено величайшее оскорбление. Он осыпал грубыми

 

Следующая

Оглавление темы
 
 
 
              Яндекс.Метрика