Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Роксан Мерф
Ричард III: создание легенды
стр. 10


уселся на мраморное королевское кресло и, в тот же день, он начал царствовать. 6 июля, в великолепной церемонии, Ричард и Анна были коронованы в Вестминстерском аббатстве, в присутствии практически всех пэров и важнейших горожан [36]. Через две недели после коронации новые король и королева отправились в путешествие по королевству сопровождаемые множеством епископов, лордов, судей, и придворных служителей, но без вооруженных людей. В Глостере, они встретились с Бакингэмом, который оставался в Лондоне, а теперь ехал в Брекон. Это была последняя встреча между королем и его главным сторонником [37]. Когда Ричард прибыл в Линколн в начале октября, он узнал, к своему великому удивлению и потрясению, что Бакингэм восстал против него. Восстание началось в южных и юго-западных графствах, когда ланкастерцы и Вудвиллы попытались вернуть Эдуарда V на трон. Когда Бакингэм достиг Брекона, планы восстания уже были готовы. Извещенный о заговоре, и соблазненный хитрым епископом Мортоном, герцог был вовлечен в измену [38]. Вполне возможно, что Мортон убедил Бакингэма, который был потомком Томаса Вудстока, младшего сына Эдуарда III, что он имеет шансы самому претендовать на трон. С другой стороны, Мортон мог уговорить Бакингэма сыграть роль создателя королей еще раз, поддержав претензии Генри Тюдора. Если Мортон действовал последним способом, он без сомнения убедительно доказал, что шансы Тюдора на выигрыш короны более значительны, чем у Бакингэма, поскольку мать Генри имела большую поддержку ланкастерцев и его обещание жениться на Элизабет Йорк, должно было принести ему помощь и дружбу Вудвиллов и многих недовольных йоркистов [39]. По причинам известным лишь ему самому, Бакингэм согласился оказать поддержку делу Тюдора. Вожди восстания уже в процессе узнали о том, что они могут рассчитывать на поддержку Бакингэма и его большого отряда вооруженных последователей. Однако, за несколько дней, Бакингэм и Мортон смогли повернуть направленность восстания от Эдуарда V к Генри Тюдору, сообщив восставшим, что оба, и молодой король и его брат, были преданы смерти неизвестным способом [40]. Были ли оба мальчика действительно мертвы в этот момент, является темой множества споров. 15 октября Ричард выпустил прокламацию, объявлявшую Бакингэма предателем и призывавшую его подданных поднять против него оружие. Прокламация запрещала, кому бы то ни было вредить последователям Бакингэма или их имуществу, которые остались верными королю. Это сыграло на руку лорду Стэнли, жена которого, мать Генри Тюдора, была вовлечена в восстание, но он сам в этот раз решил остаться верным королю [41]. Стэнли сделал удачный выбор, поскольку восстание обернулось катастрофой с того момента, когда Бакингэм стал его предводителем. Отряды Бакингэма многие из которых были вынуждены присоединиться к его силам по мимо воли, дезертировали в больших количествах [42]. Во время своего марша по Уэльсу он подвергался нападениям отрядов людей преданных королю. Однако, погубила его погода. Сильный шторм, известный с тех пор как Наводнение Бакингэма, обрушился и размыл дороги, мосты и поля. Мортон, чувствуя приближение катастрофы, бросил герцога и бежал во Фландрию, чтобы подождать лучшей возможности [43]. Бакингэм, без сомнения сознавая, что он был использован и брошен епископом, надел грубую рабочую одежду и бежал в Шропшир, где нашел убежище в доме своего сторонника. Огромная цена назначенная за голову Бакингэма оказалась слишком большим грузом для верности его сторонника и Баккингэм был отдан агентам короля. Его привезли в Солсбери, где, впав в истерику от страха, он рассказал все подробности заговора и умолял о встрече с Ричардом. Его просьба была отвергнута и 2 ноября, на рыночной площади, несостоявшийся создатель королей был обезглавлен [44]. Когда Генри Тюдор, флот которого стоял на якоре в Плимуте, узнал о судьбе Бакингэма и восстания, он вернулся во Францию [45]. Ричард выказал великое милосердие по отношению к большинству мятежников. Десять предводителей были казнены, но многие другие были прощены. Леди Стэнли была лишена своих титулов и владений, которые были отданы ее мужу, а сама она была отдана ему на попечение. И Стэнли и Нортумберленд оба весьма обогатились за счет конфискованных владений герцога Бакингэма [46]. 23 января 1484 года, через два месяца после краха восстания Бакингэма, в Вестминстере был собран единственный парламент Ричарда. Канцлер Расселл выступил с открытой речью. В дополнение к Titulus Regis, которые подтверждали акт предыдущего парламента, возлагавший корону на Ричарда [47], это парламент провел еще несколько важных законов. Поборы под видом добровольного подношения были запрещены, а законный механизм управления был реформирован, с целью защитить обычных граждан. Эти акты, изданные по требованию короля и его Совета, вызвали поддержку Ричарду у простолюдинов. Знать и дворянство, которые многие годы использовали закон для устрашения и давления на низшие классы, были разочарованы настойчивыми реформами Ричарда. Один интересный и вероятно неоспоримый акт, изданный в это царствование, строго регулировал деятельность иностранных торговцев в Англии. По требованию Ричарда был внесен пункт, запрещавший иностранцам участвовать в печатании, переплетении и продаже книг. Это был первый шаг в законодательстве Англии, который защищал и поощрял искусство книгопечатания [48]. В начале марта 1484 года, после того как Ричард публично поклялся защищать их и найти подходящих им мужей, пять дочерей Элизабет Вудвилл покинули свое убежище [49]. Вероятно, но не наверняка, Элизабет присоединилась к ним. Ей была назначена рента в размере 700 марок в год, и каждой из ее дочерей было предоставлено небольшое приданое. Элизабет написала своему сыну Дорсету, который находился в Бретани, что он может вернуться в Англию. Он действительно попытался вернуться, но был схвачен агентами Генри Тюдора и отвезен в Париж [50]. Очевидно, что в это время Вудвиллы чувствовали,

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика