Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
 

Роксан Мерф
Ричард III: создание легенды
стр. 11


что им нечего бояться короля Ричарда. В апреле 1484 года единственный ребенок королевской четы, Эдуарда, принц Уэльский, умер в замке Миддлхэм [51]. Хотя он был болезненным с рождения, его смерть стала ударом, от которого его родители никогда до конца не оправились. 21 августа, Ричард назначил своего племянника Джона де Ла Поля, графа Линколна, Наместником Ирландии, должность, традиционно предоставляемая йоркистскими королями своим законным наследникам [52]. 11 марта 1485 года умерла Анна Невилл, вероятно от туберкулеза. Почти сразу начали циркулировать слухи о том, что король собирается жениться на своей племяннице Элизабет, и что он мог ускорить конец своей жены. Вероятно, некоторые считали, что Ричард собирался сделать Элизабет своей женой, чтобы нанести удар Генри Тюдору, надежда которого на поддержку йоркистов основывалась на его обещании жениться на юной наследнице. По совету своих советников, Ричард предстал перед магистратами Лондона и лордами и твердо отверг эту клевету, заявив, что это работа агентов Тюдора [53]. Генри Тюдор, воодушевленный обещанием французской помощи, уже начал серьезные приготовления для вторжения. Ричард, осознавая опасность ситуации, создавал планы защиты своего королевства. Он послал флот, чтобы охранять пролив и укрепил гарнизоны городов. Приказы о наборе войск были разосланы по всем графствам [54]. Лорд Стэнли, отчим Генри Тюдора, теперь начал свои маневры, рассчитанные на то, чтобы оказаться на стороне победителя, кто бы им ни стал. Он попросил позволения короля вернуться в свои владения, где он находился бы в лучшей позиции, чтобы поднять силы для поддержки короля в случае вторжения. Стэнли имели большую историю предательств в отношении и Ланкастеров и Йорков, но всегда не только избегали обычных последствий измены, но извлекали огромную выгоду от сделок. Ричард, который хорошо знал характер и прошлое Стэнли, дал свое разрешение. Однако, чтобы успокоить своих советников, он послал за сыном Стэнли, лордом Стрэнджем, чтобы тот действовал как представитель своего отца и обеспечил его верность [55]. В воскресенье, 7 августа 1485 года, Генри Тюдор высадился со своей армией в Милфордской гавани в Южном Уэльсе [56]. Его солдаты были, по большей части, преступниками, освобожденными из тюрем Нормандии на условии, что они последуют за Тюдором в Англию [57]. Их предводителями были дядя Генри, Джаспер Тюдор, граф Пембрук, и Джон, граф Оксфорд. Генри Тюдор ни разу в жизни не сражался в битве [58]. Тюдор, который выбрал для своего знамени красного дракона Кадуаладра, встретил определенную поддержку среди уэльсцев, которые видели в нем нового короля Артура, пришедшего предъявить свои и их права на место правителей Англии. Он приобрел поддержку главного вождя Уэльса, Хриса ап Томаса, пообещав ему пожизненное наместничество над Уэльсом [59]. Это было огромным усилением для его дела, но его надежды на всеобщее восстание в его поддержку оказались необоснованными. Когда Ричард узнал о вторжении, он приказал своим предводителям присоединиться к нему в Лестере. Лорд Стэнли, который получил приказ встретиться с королем в Ноттингэме, прислал ему сообщение, что он болен и не способен откликнуться на призыв. Лорд Стрэндж, захваченный, когда пытался бежать, признался, что его дядя, лорд Уильям Стэнли, собирался предать короля. Однако, он настаивал на том, что его отец не намеревался изменять, и написал лорду Стэнли, умоляя его присоединиться к королю со своими сторонниками [60]. Стэнли были не единственным источником беспокойства Ричарда. Он узнал, что граф Нортумберленд, уполномоченный по набору войск в Ист Райдинге, не собрал людей Йорка, возможно потому, что он возмущался их верностью Ричарду. Когда магистраты Йорка узнали о сложившейся ситуации, они послали 80 человек на помощь королю [61]. 19 августа, узнав, что армия Тюдора двигается к Лестеру, Ричард повернул со своими силами на юг от Ноттингэма. Он соединился с герцогом Норфолком, но граф Нортумберленд и его армия оставались позади. На западе располагалась армия Стэнли, и, наконец, разношерстная армия французских преступников и уэльсцев, двигавшихся под знаменем Генри Тюдора. По пути, состоялась тайная встреча при Атерстоне, во время которой Стэнли пообещали Генри Тюдору, что они помогут ему в предстоящей битве, перейдя на его сторону, когда настанет нужный момент. Однако, Генрих полностью осознавал, что если покажется что армия Ричарда побеждает, Стэнли без сомнения поддержат короля. Он никогда не простил им их сомнений [62]. В конце дня, 20 августа, Нортумберленд и его армия достигли Лестера. Его люди, сказал он Ричарду, измождены длинным переходом, и будет лучше, если их оставят в арьергарде, нежели поставят на острие атаки. Ричард без сомнения знал, что он не может рассчитывать на Перси. Всю свою жизнь, Перси негодовал по поводу власти, которой Ричард обладал над северянами – власти, которой поколениями привыкла обладать семья Перси, и которую они считали своей по праву. Действительно, вполне вероятно, что Перси уже был уверен в прощении Генри Тюдора, в надежде на то, что Генри победит и, в ответ на такую поддержку, восстановит положение Перси на севере [63]. 22 августа, король расположил свои войска на Редморской равнине, в нескольких милях от небольшого городка Маркет Босворт. Его сон прерывался снами, и те, кто находился вокруг него, отмечали, что он был бледнее обычного. Не важно кто победит в этот день, говорил он своим людям, но Англия, которую они знали, будет уничтожена. Если победит Тюдор, он должен будет уничтожить тех, кто поддерживал дом Йорков, и править посредством устрашения. Если победит Ричард, он также будет должен править силой, поскольку его попытки завоевать верность справедливостью и добротой потерпели неудачу. Король заявил, что отсутствие капеллана, который должен был прочесть мессу перед битвой, было умышленным. Если их ссора была Божьим промыслом, в молитвах нет нужды; если нет, их молитвы были бы бессмысленным богохульством [64].

* * *

Оглавление темы     Примечания
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика