Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
 
 
 
 
 
 
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 
Даниил Андреев. Песнь о Монсальвате
 

Предыдущая    Начало    Следующая


Даниил Андреев
Песнь о Монсальвате
стр. 14

 

ПЕСНЬ ПЯТАЯ.
Рождение

Скоро ль? Скоро ль, чудные вестники?
Все спокойней душа, все покорней.
Им, премудрым, дарующим песню
И очам открывающим - горнее.
Им, одетым нетленными тканями,
Им, рожденным от Духа и пламени, -
Эти свечи в унылом жилище,
Эта горькая трапеза нищая!

    * * *

До ночи глаза поднимали в мольбе
В Распятью - Рожэ, королева - к звездам,
В последнюю ночь перед страшным отъездом
Навстречу неисповедимой судьбе.
Созвездье Орла поднялось над отрогом,
С вершин потянул холодный дух,
Когда, наконец, за усталым порогом
Оранжевый отблеск лучины потух.

Но слабым, усталым, уснувшим - на смену,
В сарайчике тесном, где сено в углу,
Седой Гурнеманц преклоняет колена,
Больные колена - на жестком полу.
Лицо опустилось в простертые руки,
Молитвенной формулы краткие звуки
В послушное сердце низведены;
Дыхание мерно, глаза смежены.
И слово за словом, проникновенно,
Смиренно выстукивает оно,
Как колокол, погруженный на дно
В сияющем озере спящей вселенной
И тихо, кругами, молитва - любовь
Исходит из сердца лучисто и ровно...
Безгласна спокойно текущая кровь.
Отогнаны мысли. Сознанье безмолвно.
Глубокая тьма. За дверями, в ущелье
Ни шага, ни звука... Поляна - как сад.

- Мир твоей келье
И душе твоей, брат! -

Он вздрогнул. Нежданный
Вздох сорвался - и стих.
В дверь поляны туманной
Входят тени троих:
В пальцах каждого - посох
С крестом наверху,
В голубеющих росах
От тропинок во мху...

И шепчет он слово,
Трепет, радость и ужас тая:

- Ведаю, кто вы...
Верую, кто вы,
Но за что мне милость сия?!

- За смиренье без страха,
За невидимый подвиг в тиши,
За созданье из праха
Богоносной души.
И капюшон -
откинулся...
Ни - облика, ни - зениц, -
Лишь луч ослепительный хлынул,
Бросающий в страхе ниц:
Старик отшатнулся.
Руку
Подняв щитом у лица,
Как сноп подкошенный рухнул
К стопам святого гонца;

Но свет - через пальцы - в очи
Лился, как белая дрожь,
Как волны по воздуху ночи,
С дыханьем лилии схож.

- Радуйся, брат наш, полно!
Взгляни на нас, - не страшись!
Близится вечный полдень
Ставшей твоей души!

Был голос теплее привета -
Так смертные не говорят, -
И поднял к источнику света
Старик прозревающий взгляд...
Он видел - сквозь струи сиянья -
Отеческий взор и уста,
Улыбкой прощенья и знанья
Подобные лику Христа.
Черты проступали сквозь свет
- Аммарэт!..

Не знал он, что светом обратным
Лицо его блещет; что он
Уж избран на путь невозвратный
Из плещущих волн времен.

- Тебя ожидают, как брата,
Святые в саду Монсальвата. -
- Учитель!.. Учитель!.. Брачных одежд
Нет у меня! Нет!
Как же взойду я на пир? Где ж
Вынести мне этот свет?!

Но встали, склонив колена,
Младшие из троих,
Касаясь - справа и слева -
Тканью одежд своих;
И - как священник во храме,
Пред тем, как Чашу поднять,
Руки воздев над Дарами,
Испрашивает благодать, -
Так Аммарэт у порога
Руки возвел и лик,
И звуку молитвы строгой
Внимал, рыдая, старик:

- Искупитель невольных и вольных,
Воплощенный Завет!
Солнце горних и дольних!
Всепрощающий Свет!
Милосердьем ведом,
Ты открыл Никодиму
О рожденье втором.

Душу нового брата
Мощь и право нам дай провести
До ворот Монсальвата,
Защищая в пути,
К совершенному строю
В осиянном краю,
Сквозь рожденье второе
В Дух и Волю твою!

И легла, как бесплотный огонь,
На главу Гурнеманца ладонь.

- В Богоносное
Тело
Облекись, - и в Нетленную ткань;
Под творящие
Стрелы
Духа Божьего -
Встань! -

Пламя ли ринулось с неба, как дар?
Сердце ли оборвало свой удар?
Вихрь ли смятенную кровь закружил
Вспять по руслу пламенеющих жил?
Это, как молния, Божья милоть
Падала - на расщепленную плоть.
Сил земнородных бессильная муть
Голову покидала и грудь,
Через стопы, торопясь, как струя,
В землю, под землю, на дно бытия;
Жадно впитывала их толща пород,
Всасывая в круговорот,
В сумрачный круговорот вещества,
В битву без торжества.

И просиял ослепительный лик,
Выстраданный
и раскованный,
Долго томившийся в узах Двойник,
Царствию
приуготованный,
Странно подобен был кроткий взор

Распятому,
Сострадающему,
Как уподобилась лилия гор
Крину
неувядающему.

А над ущельем делался серым
Воздух, и над колыбелью дня
Матерью нежной никла Венера,
К сыну лицо золотое клоня.
Медных бубенчиков тонкие трели
Пели в долинах, и пастухи
У побледневших костров смотрели
На розовеющие верхи.

Там, по ступеням алого снега
Выше, все выше текли облака,
Ибо в морях лучезарного неба
Смерть, как и жизнь, - свята и легка.

1934-1938

 

 

 

Предыдущая    Начало    Следующая

Оглавление темы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
              Яндекс.Метрика