Global Folio Search
использует технологию Google и предназначен для быстрого поиска книг в сотнях интернет - библиотек одновременно. Индексирует только интернет-библиотеки содержащие книги в свободном доступе
  Рассылки   Subscribe.Ru
Новости портала  "Монсальват"
 

Я в сердце заключил завет

© Галина Росси

 

Михаил Врубель. Панно "Принцеса Грёза"

Михаил Врубель. Панно "Принцеса Грёза"

 

 

Длиннее дни, алей рассвет,
Нежнее пенье птицы дальней,
Май наступил, спешу я вслед
За сладостной любовью дальней.
Желаньем я раздавлен, смят,
И мне милее зимний хлад,
Чем пенье птиц и маки в поле.

Я верой в будущность согрет,
Ведь встречусь я с любовью дальней,
Но после блага жду я бед,
Ведь благо - это призрак дальний.
Стать пилигримом буду рад,
Чтоб на меня был брошен взгляд,
Прекраснейший в земной юдоли.

Услышать на мольбу в ответ
Жду, что готов приют мне дальний
Я мог бы, если б не запрет,
Быть рядом с ней и в дали дальней
Польются наши речи в лад
И близь и даль соединят,
Даря усладу после боли.

Печаль и радость тех бесед
Храню в разлуке с дамой дальней,
Хотя и нет таких примет,
Что я отправлюсь в край тот дальний.
Меж нами тысячи лежат
Шагов, дорог, земель, преград...
Да будет все по божьей воле!

Даю безбрачия обет,
Коль не увижусь с Дамой дальней,
Ее милей и краше нет
Ни в ближней нам земле, ни в дальней.
Достоинств куртуазных клад
Сокрыт в ней - в честь ее я рад
У сарацинов жить в неволе.

С творцом, создавшим тьму и свет,
Любви не позабывшим дальней,
Я в сердце заключил завет,
Чтоб дал свиданье с дамой дальней,
Чтоб стали комната и сад
Роскошней каменных палат
Того кто нынче на престоле.

Мой только тот правдив портрет,
Где я стремлюсь к любови дальней,
Сравню ль восторги всех побед
С усладою любови дальней,
Но стать горчайшей из утрат -
Ибо я крестным был заклят -
Ей предстоит. О, злая доля!

О, сладость горькая утрат!
Будь крестный мой врагом заклят!
Страсть без ответа - что за доля!

  / Джауфре Рюдель /

Эти удивительно нежные и прекрасные слова, пронизанные светлой печалью и чистой любовью были написаны в 12 веке провансальским трубадуром Джауфре, правителем Блай, что лежит на северо-запад от Бордо, и посвящены прекрасной графини из  далёкого города Триполи, что на Ливанском берегу.
Рыцари-паломники, посетившие Утремер, и возвратившиеся домой, в родную Францию, рассказывали о необычайной красоте графини. И не только о красоте, но и о благородстве, доброте и многих других добродетелях. Слушая эти рассказы Джауфре полюбил прекрасную даму и изливал свои чувства в грустных и возвышенных песнях о Дальней Любви. Любви идеальной, чистой, благородной, недосягаемой.

Историческая карта Триполи Пири Рэйса

Историческая карта Триполи Пири Рэйса

Ему напели в уши про нее,
Про Мелисинду сказочную эту.
С каким они усердьем неуместным
Хвалили дочь великого Раймунда
И Годиерны! Слушать - просто бред!
Чего-чего они не говорили:
"Цветок далекой Азии роскошный,
Звезда небес!" Чего они не пели!
Особенно один, с безумным взглядом...
Он, помню я, наговорил такого,
Что, встав из-за стола, наш милый принц,
Поэт, влюбленный в тень и шорох ветра,
Провозгласил ее своею дамой
И с той поры остался верен ей,
О ней мечтая, для нее рифмуя...
И так себя настроил за два года,
Что наконец, день за день угасая
И близкий свой предчувствуя конец,
Решил пуститься в путь за сине море
К неведомой своей "Принцессе Грезе",
Не в силах умереть, не увидав
Хотя на миг ее!..

/ Эдмон Ростан «Принцесса Греза» /


Проходило время и образ Прекрасной Далёкой Дамы все сильнее завладевал сердцем трубадура, пока, наконец, в 1146 году он взял крест и вместе с другими крестоносцами, участниками II Крестового похода, отправился в Антиохию, чтобы увидеть свою возлюбленную. Путь в Утремер был по Средиземному морю и на корабле Джауфре тяжело заболел и когда парусник причалил в Триполи, где жила графиня, рыцарь был уже при смерти. Прекрасной графине сообщили об умирающем поэте и его безнадежной любви, и она пришла к его ложу. Умирая у нее на руках, Джауфре благодарил Бога за то, что тот позволил ему перед смертью взглянуть на его далекую прекрасную возлюбленную.
Трубадур был похоронен в Триполи с большими почестями, а благородная графиня постриглась в монахини.


Михаил Врубель. Эскиз панно "Принцесса Грёза"

Михаил Врубель. Эскиз панно "Принцесса Грёза"

История умалчивает имя возлюбленной Джауфре благородной дамы, но исследователи предполагают, что это была Мелисента – старшая дочь Балдуина II Иерусалимского, ставшая впоследствии королевой Иерусалима, или Ходиерна Триполийская – третья дочь Балдуина II Иерусалимского, и впоследствии супруга Раймонда II Триполийского, или, возможно, четвёртая дочь Балдуина -  Иовета, принявшая постриг.

Такова то ли быль, то ли легенда, рассказываемая в средневековом жизнеописании трубадура Джауфре Рюделя.


В Ливане рассветное солнце
над морем алеющим брезжит.
Корабль крестоносный несется
от кипрского побережья.
Плывет под его парусами
Рюдель Джауфре, что из Блайи,
и Триполи ищет глазами,
в жару лихорадки пылая.

И славным встречает напевом
он Азии берег печальный:
"Любовь моя дальняя, где Вы?
Как сердцу без Вас тяжело!"
И мечется серая чайка,
внимая той жалобе чудной,
и солнце над мачтами судна,
тоскуя, за тучи зашло.

Корабль паруса убирает
и в тихом порту пристает.
Сеньора Бертран оставляет
и к холму, задумчив, идет.
Обвязанный траурной лентой
щит Блайи гласит о беде.
Он в замок спешит: – Мелисента,
графиня прекрасная, где?

Я прибыл с любовным посланьем,
я прибыл со скорбною вестью,
я прибыл, правителю Блайи,
сеньору Рюделю служа.
О Вас он слагал свои песни,
о Вас понаслышке лишь зная.
Он в Триполи. Он, умирая,
приветствует Вас, госпожа! –

На оруженосца младая
графиня взглянула с печалью
и лик свой, поспешно вставая,
укрыла за черной вуалью.
– Но где Джауфре умирает?
Пойдемте скорее к нему! –
воспетая так отвечает
впервые певцу своему.

Лежал он в беседке у моря
и, силясь мученье развеять,
свое упованье и горе
в изысканный слог облекал:
– Господь, пожелавший содеять
любовь мою столь безнадежной,
дозволь, чтоб к руке ее нежной
с последним я вдохом припал! –

А та, о которой молил он,
ведомая верным Бертраном,
уже на пороге застыла,
с прискорбьем внимая сим странным
речам. И, дрожащею дланью
вуаль отведя от чела,
конец положила страданью,
сказав: – Джауфре, я пришла.

Вгляделся, вздыхая протяжно,
поэт в госпожу, что есть мочи,
привставши с усилием тяжким
на пышных ливанских коврах:
– Не эти ли дивные очи
любовь мне давно обещала?
Не к этому ль лику, бывало,
тянулся я в смутных мечтах? –

Подобно луне, что ночами
сквозь тучи проглянет нежданно
и мир осияет лучами
цветущий и благоуханный,
пред взором певца восхищенным
предстала красы безмятежность,
и в сердце, на смерть осужденном,
небесная вспыхнула нежность.

– Что жизнь, Мелисента, земная?
Лишь сон, лишь короткая сказка.
И только любовь пребывает
нетленной вовек. Посему
утешит болящего ласка.
В изгнании новом Вас жду я.
А ныне прошу поцелуя
и дух свой вверяю ему. –

И донна над бледным влюбленным
склонилась, к груди прижимая,
и трижды к устам воспаленным
любовно прильнула устами.
А солнце, с небес ниспадая,
над мертвым поэтом сияло
и светлыми донны играло
распущенными волосами.

/ Джозуэ Кардуччи.  Перевод Яны Токаревой /

Миниатюра из итальянского манускрипта 13 века (Bibliotheque Nationale Française) Джауфре Рюдель умирает на руках "Дальней Дамы".

Миниатюра из итальянского манускрипта 13 века (Bibliotheque Nationale Française) Джауфре Рюдель умирает на руках "Дальней Дамы"

 
Следующая
 
              Яндекс.Метрика