ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том II
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том II
стр. 6

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

самые злые карикатуры. В своей нелюбви к греческому и прославлении древне
римского он доходит порою до националистической ограниченности.

Понять Альберти, а следовательно, и критически принять то ценное, что
заключено в его литературном наследии, можно только подойдя к нему конкрет
но-исторически. Всего ошибочнее было бы превращать его полную противоречий
фигуру в носительницу какой-нибудь одной простой формулы или идеи. К со
жалению, слишком часто пытались подменить конкретного Альберти элементарной
схемой. Так, для Зомбарта Альберти—прямолинейный выразитель буржуазных
идеалов собственничества, бережливости и домовитости, один из духовных пред
ков мещанина Смайльса. Поэт, археолог, любитель музыки^ спортсмен не укла
дываются в эту схему ограниченного купца. С другой стороны, попытка фальси
фицировать эстетику Альберти и преувеличенно резко подчеркнуть в ней эле
менты платоновского идеализма (Флемминг) оставляет совершенно в тени черты
реализма, пусть классово-ограниченного, но все же решительно обращенного
к действительности, к человеческому, к «земному». Только представив Альберти
во всей его противоречивой сложности, можно дать настоящий анализ и насто
ящую его оценку. Только анализ всей исторической среды моя«ет уяснить нам
причины, почему энциклопедизм Альберти оказался ограниченным, почему, про
кладывая новые пути в искусстве и давая здесь выражение новым стремлениям,
Альберти в области науки либо повторял и популяризировал чужие теории, либо
формулировал новые проблемы без полного их разрешения. Взгляды Альберти
на искусство сложились в общении с художниками. Основы науки он почерпнул
в университете, где еще господствовало схоластическое образование. Наука не
пережила еще тех сдвигов, которые уже имели место в искусстве и литературе.

Не будем забывать также, что обращение к античности не носило в ренес
сансе характера рабского копирования. Здесь, разумеется, не было еще подлин
ного историко-критического подхода, но был совершенно определенный оценоч
ный выбор. Писатели и теоретики Возрождения по-своему стилизовали антич
ность. Выявить все творческое и самобытное этого периода можно лишь после
того, как будет точно установлено, какими литературными источниками поль
зовались архитектурные теоретики ренессанса, остатки каких античных памят
ников имели они перед глазами, по каким путям шла реконструкция этих па
мятников, и как преломлялись произведения античности в новых исторических
условиях. Словом, конкретно-исторический анализ классических трактатов по
архитектуре представлялся издательству единственно возможным.

К сожалению, до сих пор ни архитектурное творчество Альберти, ни Аль-
берти-теоретик не изучались именно с этой точки зрения. Литература об Аль
берти — это либо эмпирический и фактический материал без обобщений, либо
весьма спорные обобщения, не подкрепленные в достаточной мере фактами. До
статочно напомнить, что до самого последнего времени давались две диаметраль
но противоположных оценки Альберти-архитектора, а самый трактат подробно не
изучался: в оригинале (на латинском языке) он не переиздавался после 1541 г.,
и критического издания до сих пор не существует.

Произвольность обобщений Флемминга и др., пытавшихся вычитать у Аль
берти систему идеалистической эстетики в духе Платона-Плотина, показана в на
стоящем комментарии. Разрыв между голым эмпиризмом и произвольными обоб

[ VII ]

Предыдущая Начало     Следующая  
 

Новости