ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том II
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том II
стр. 58

ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ

бьгть. Итак, мы оказали, каким образом рисуются большие угловые
и круглые поверхности при помощи параллелей. Таким образом, за
кончив об очертаниях, то есть о приемах рисунка, нам остается ска
зать о композициях.

Композиция есть то правило живописи, при помощи которого от
дельные части видимых предметов сочетаются на картине. Какая ве
личайшая задача для живописца — изобразить колосса! А история?
История — большая заслуга для таланта, чем любой колосс. Части
истории — тела, части тел — их члены, части членов — поверхно
сти. Итак, поверхности — первое дело в живописи. Из композиции
поверхностей рождается то очарование в телах, которое называют
красотой. Если видишь лицо, на котором поверхности то большие,
то маленькие, здесь — выпуклые, а там — глубоко запавшие, как
на лице старушек, это производит впечатление большого уродства.
Когда же поверхности соединяются на лице так, что они принимают
на себя приятные и мягкие тени и света и не имеют жестких торча
щих углов, мы, конечно, скажем, что эти лица прелестны и нежны.
Итак, в композиции поверхностей следует всячески искать прелести
и красоты предметов, для достижения чего, как мне кажется, нет бо
лее подходящего и верного пути, чем заимствовать эту композицию
у природы, следя за тем, как она, эта удивительная мастерица всех
вещей, отменно компонует поверхность в прекрасных телах. Однако,
чтобы подражать ей, необходимы постоянные размышления и вни
мание и большое пристрастие к нашей, описанной выше, завесе.
А когда мы хотим применить на деле то, что мы уразумели в при
роде, то мы всегда первым делом заметим себе те границы, в преде
лах которых мы проводим наши линии к определенному месту.

До сих пор было сказано о композиции поверхностей. Теперь
следует «казать о членах тела. Прежде всего, надо следить за тем,
чтобы отдельные члены хорошо соответствовали друг другу. Соот
ветствовать же друг другу они будут в том случае, если они по вели
чине, назначению, виду, цвету и тому подобному в свою ючередь бу
дут соответствовать единой красоте. Ибо если в картине будет
огромнейшая голова и маленькая грудь, широкая рука, распухшая
нога и вздувшееся тело, такая композиция, без сомнения, окажется
безобразна на вид. Итак, необходимо держаться определенного пра
вила в отношении величины членов тела. Для такой соразмерности
следует «начала связать каждую кость в живом существе, затем
приложить его мышцы и, наконец, целиком облечь его плотью. Одна
ко здесь найдутся такие, которые возразят мне то же, что я говорил
выше, а именно, что живописцу нет дела до того, чего он не видит.
Они хорошо делают, что об этом напоминают, однако ведь прежде,
чем одеть человека, мы рисуем его голым, а затем уже облекаем
в одежды, и точно так же, изображая голое тело, мы 'сначала распо
лагаем его кости и мышцы, которые мы уже потом покрываем
плотью так, чтобы нетрудно было распознать, где под ней поме





[ 46 ]

Предыдущая Начало Следующая  
 

Новости