ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том II
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том II
стр. 1541

ДЖАНОЦЦО МАНЕТТИ

в диаметре при толщине стен в 16 локтей, а в высоту достигать 100 локтей, хотя
выше 30 локтей он благоразумно не стал строить [до поры до времени], желая
поднять выше эту стену не раньше, чем будет расчищено ровное место для по
стройки дворца; он понимал, что, в согласии со старинным заветом прославлен
ных зодчих, ни одно здание, а в особенности большое и высокое, не может быть
хорошо и успешно построено, если почва на всем протяжении не выровнена.
Само собою понятно, что тот, кто стремится закладывать здания надлежащим
образом и строить великолепно, по необходимости должен придавать всем местам,
отводимым под постройку нового здания, вид ровной земной поверхности. Такая
огромная и поразительная башня могла, без сомнения, с успехом исполнять одно
временно три важнейших и необходимых назначения. Во-первых, она самым пре-
ърасным образом служила расширению и обороне упомянутого квартала после
сноса старых стен и постройки новых, которые должны были простираться по пря
мой линии от этого места книзу, юпло/ь до второй башни Адрианова мавзолея.
Во-вторых, в верхней части она оказывалась полезной для другой стены, которая
смыкалась с более высокими стенами, доходившими до вершины горы. В-третьих,
она примыкала еще к одной толстой стене, начинавшейся с одной ее стороны и
тянувшейся поперек [горы], вплоть до ступенек апостольского храма. От конца
этой [толстой] стены в поперечном направлении вздымалась в гору другая стена,
отделявшая базилику от дворца.

На конце той стены, которая начиналась от башни, там где она смыкалась
с указанной разделительной стеной (divisor), высились две больших башни; в про
межутке между ними были сооружены ведущие к дворцу ворота с триумфальной
аркой. Притом сначала здесь по устроенным ступенькам вел постепенный подъем
к огромному двору (curtis), который со стороны главного спуска имел колоннады
и портики; этот двор ограждался разделительной стеной и другой стеной, начи
навшейся от одной из упомянутых башен. Кроме того, от стены, начинавшейся
у башни и тянувшейся вплоть до вершины горы, в том месте, где эта стена дости
гала верхней части дворца, была сложена стена, проходившая поперек, к югу,
и соединявшаяся, наконец, с упомянутой выше разделительной стеной. Таким
образом, со всех четырех своих сторон дворец был огорожен.

На этом обширном участке было сооружено1 много прекрасных и разнообраз
ных жилых зданий и построек, служивших для различных нужд: во-первых, книзу
от дворца находился большой прекраснейший сад, изобилующий всеми видами
трав, плодов и живыми освежающими ручьями, которые были проведены в этот
сад с вершины горы по подземным ходам для его орошения и для услады, потре
бовав немало средств, но еще больше старания. В этом светлом раю стояли три
прекрасных, отличнейших здания Во-вторых* внизу высился благородный, без
укоризненный театр со сводом, покоившимся на мраморных колоннах. Справа от
Этого театра был построен большой атриум для заседаний, конклавов, папских
коронаций и тому подобных редких и знаменательных торжеств; он был перекрыт
сводом и имел два триклиния, верхний и нижний, симметрично расположенные
друг в отношении друга, а  ) сбоку от него было отведено место для апостольского
казнохранилища, в котором сберегались церковные сокровища. Над этим атриу
мом была устроена большая зала (coenaculum), предназначенная для ежегодных
и повседневных благословений папских; она выходила окнами на восток, к мосту
Адрианова мавзолея. А слева [от театра] была выстроена очень большая капелла
с огромным вестибулом, который равным образом был наверху сделан сводчатым.

За стеной сада, к западу, было расположено множество величайших и пре
краснейших жилых зданий. 4.tj же касается той стороны, которая находилась меж
ду стеною, тянувшейся от большой башни к верхней части дворца и к названным
жилым зданиям, то здесь выступал большой двор (curtis), орошаемый неиссякаю

[ 733 ]

1

Уже раньше Манетти начинал сбиваться на прошедшее время при описании
проектов. В дальнейшем он говорит почти исключительно в прошедшем времени,
превращая проекты в реально построенные здания. — Прим. перев.

Предыдущая Начало Следующая  
 

Новости