ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том I
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том I
стр. 9

ОТ РЕДАКЦИИ

тисте пришлось пережить жестокую нужду:    отец    его умер очень

рано, а родственники, видя его страстное увлечение науками и пол
ную неспособность и нежелание вести дела, все больше и больше
урезывали его содержание. Надо думать, что они смотрели на него
как на отщепенца. Он чувствовал, что его судьба в собственных его
руках и что он должен сам сделать из себя человека. Отсюда, — как
это видно из его предполагаемой автобиографии, этой первой био-
трафии европейского интеллигента,—упорная работа над самовоспи
танием и сознательная закалка тела и духа, благодаря чему из болез
ненного и забитого юноши выработалась сильная, гармоничная на
тура, сочетавшая в себе «спортсмена», художника, писателя и мы
слителя.

Трудно сказать, какими средствами располагал Альберти после
того, как опала была снята с его семьи и после того, как правление
Медичи дало ему возможность вернуться на родину. Во всяком слу
чае, он всю жизнь находился в зависимом положении, занимая те
или иные, иногда весьма скромные, служебные должности сначала
при церковных магнатах, а затем, на протяжении почти что всей
своей долгой жизни, — при папской курии. Повидимому, Медичи не
очень-то давали ходу своим прежним союзникам, и Альберти так и
не мог или не пожелал обосноваться во Флоренции.

Альберти впервые посетил Флоренцию, вероятно, уже в 1428 или
1429 [году, тотчас же после снятия ic него опалы. Во всяком случае,
в 1435 году он уже близко сошелся с Брунеллеско и его кругом и на
писал два трактата: «О живописи» и «О статуе», причем оба дошли
до нас в двух редакциях: итальянской и латинской. Трактат о (живо
писи, написанный сначала по-итальянски, является первым докумен
том итальянской научной прозы и образцовым научно-популярным
изложением математических и эстетических положений. По глубине
мысли и точности формулировок альбертиевский трактат остается,
пожалуй и поныне, непревзойденным образцом, ибо даже знамени
тый леонардовский «Трактат», при всем ювоем богатстве, значитель
но уступает ему в этих отношениях, не товоря о том, что основные
положения Леонардо заимствовал у Альберти. Книга о живописи,
написанная для живописцев и для широких масс «не книжных»
людей, была не только манифестом нового искусства, но и первым
учебником новой европейской перспективной живописи. То же
в значительной степени 'относится и к трактату «О статуе».

При этом одновременно со своей научночштуляризаторсюой де
ятельностью Альберти ведет горячую борьбу за права итальянского
языка как языка литературного. Альберти начал свою писательскую
деятельность айак правоверный гуманист. Когда он приехал во Фло
ренцию, ему еще! не было тридцати лет, но »он был уже /автором
нескольких латинских трактатов на моральные и эротические темы,
а главное — автором латинской комедии, которой он долго мистифи
цировал знатоков, выдавая ее за античный подлинник. Но во Фло-

[ X]