ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том I
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том I
стр. 11

ОТ РЕДАКЦИИ

жизни Альберти занимает своеобразное положение высоко автори
тетного консультанта по архитектурным делам. Обращаясь « нему
за советом, некоторые заказчики поручали ему и составление про
ектов, как Маиюатеста ib Римини и Гопзага в Мантуе. iBo какова
была степень реального участия Альберти в пострюйке приписывае
мых ему (здании, остается вопросом столь же темным и 'спорным,
как и вютарос об оценке (архитектурного творчества Альберти и его
значении для развития итальянской архитектуры. Спор на эти те
мы продолжается, и исследователи раскололись на две противоре
чивые группы. Одни, как например Штегман и Шлоссер, отмечая
низкое художественное качество приписываемых Альберти произ
ведении, а также их стилистическую пестроту и поэтому — неуло
вимость личной манеры мастера, считают его дилетантом и призна
ют
1эа ним в лучшем случае роль проектировщика, возлагая всю
художественную ответственность на помощников Альберти, то есть
на реальных строителей, как-то Росселино (палаццо Ручелаи) и Бер
тино (Санта Мария Новелла) во Флоренции, (Пасти (Сан Франческо)
в Римини и Фанчелли (Сайт Андреа и Сан Себастыяпо) в Мантуе.
Другие, как например Геймюллер и Вил л их, 'считают Альберти не
только гениальным художником, но самой крупной фигурой в италь
янской архитектуре XV века, -смелым новатором, который пред
восхитил (многие идеи и приемы высокого Ренессанса и барокко
и который, являясь создателем целой школы, оказал огромное вли
яние на Лаурану и тем самым на Браманте. Мало того, 'апологеты
Альберти готовы приписать ему такие шедевры, как палаццо Питти
во Флоренции и Канчелярию в Риме, которые принято связывать
с именами Брунеллеско и Браманте.

Время для категорического разрешения этого спора, видимо, еще
не назрело. Доля истины имеется и на той и на другой стороне. Дей
ствительно, во всех произведениях, для которых документально ус
тановлено то или иное участие Альберти, несомненно имеется налицо
некоторая сухость, тяжесть и даже грубость; однако, с другой сто
роны, столь же несомненно, что Альберти во многом оказался нова
тором (ордерное расчленение дворцового фасада — палаццо Руче
лаи, введение мотива триумфальной арки в оформление фасада —
Сан Франческо в Римини, так называемый «большой ордер» и рит
мическое расчленение боковых нефюв — Сант Андреа в Мантуе
и т. п.) и благодаря своему авторитетному положению оказал влия
ние на многих мастеров. Так, если термин «школа Альберти» и зву
чит, пожалуй, слишком громко, то во всяком случае во многих, осо
бенно в римских, постройках конца XV века (палаццо Венеция, Сан
Марко) чувствуется типичный для Альберти «холодок» и свойствен
ная ему антикизирующая манера. Однако историческая роль Аль-
берти-архитектора заключается в том, что он ввел в архитектуру
Ренессанса ту, если можно так выразиться, гуманистическую и архео
логическую струю, которая явилась очень жизненным элементом во

[XII]