ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том I
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том I
стр. 26

ФРАГМЕНТ АНОНИМНОЙ БИОГРАФИИ

Услыхав, что один наглый и всем досаждавший гражданин от
правлен в ссылку, он сказал: («Разве я не предупреждал его, что то
му, кто, забыв о достоинстве, непрестанно услаждается запахом ды
ма, следует опасаться на что-нибудь натолкнуться, споткнуться и
опрокинуться ? »

Людей богатых он сравнивал с теми, кто плывет по мелководной
реке: ибо если они, облегчив судно, не будут работать шестами, то
сядут на мель.

Обратившись к одному зловредному согражданину, когда тот хва
лился выбором его в магистрат, он сказал: «Помни, что когда-нибудь
тебе опять придется стать частным человеком или же умереть в тво
ей должности».

У некоего хвастуна, кичившегося тем, что он занимает высшую
административную должность в государстве, он спросил: «Кого боль
ше: тех ли, кто поднимается по лестнице Дворца, или тех, кто по
ней спускается?» А когда тот ответил, что по его мнению число и тех
и других одинаково, он снова спросил: «Кого больше: входящих в
окна или выходящих?»

Про одного человека, тратившего все время на всякие мальчише
ства и пустяки, он сказал: «Этот на много лет переживет Нестора».
А когда его спросили, почему это, он ответил: «Потому что я вижу
перед собой сорокалетнего мальчика».

«Настоящим надо пользоваться, как настоящим».

Тонкий слух друзей он называл писательским подпилком.

«Лживых завистников, двуличных и вообще всех обманщиков
надо судить как святотатцев и разбойников, раз они открыто грабят
самое священное и ценное — правду и суд». Поддерживая всякими
благодеяниями и услугами добрые отношения с недостойными род
ственниками, он обыкновенно говорил, что несмотря на это помнит,
что гнилой бочки не свяжешь никаким обручем.

Он советовал держаться подальше от домов всяких толстосумов и
богачей, говоря, что из переполненного сосуда все выливается.

Видя, как люди легкомысленные и тщеславные, выдающие себя
за философов, разгуливают по городу и красуются перед глазами
толпы, он говаривал:    «Вот они, наши смоковницы, влюбленные в

бесплоднейшую и надменнейшую пустыню — в общество».

Приглашенный рассудить спор между упрямыми и наглыми людь
ми, он отказался от этого приглашения, а на вопрос друзей, почему
он поступает вопреки своей всегдашней услужливости и любезно
сти, ответил: «Разбитую и расстроенную лиру надо выбросить маль
чишкам и дуракам».

Говоря об одном деревенском жителе, он сказал: «Люди могли
бы легко обогатиться, если бы добровольно исполняли требования
бедности и преодолели ее, уступив ей».

Взглянув на дом тщеславного человека, он сказал: «Этот надутый
дом не сегодня-завтра выдует своего хозяина», что и случилось: бо

[ XXVII ]