ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ том I
 
На главную
 
 
 
 
Предыдущая все страницы
Следующая  
ЛЕОН-БАТТИСТА АЛЬБЕРТИ
ДЕСЯТЬ КНИГ О ЗОДЧЕСТВЕ В ДВУХ ТОМАХ
том I
стр. 358

КНИГА ДЕВЯТАЯ — ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

О том, что в особенности должен учесть зодчий, и о том,
что ему необходимо звать

Но нельзя никак обойти молчанием некоторых вещей: для того,
чтобы зодчий мог правильно и так, как ему полагается, преду
смотреть, приготовить и исполнить то, о чем мы сказали, ему
нужно подумать, за какую задачу он берется, какая будет от этого
польза, эа кого он хочет прослыть, к какому великому делу он при
ступает, сколько похвал, сколько славы, сколько благодарности он
стяжает в потомстве, если исполнит свой долг так, как следует. И
наоборот, сколько порицаний, сколько презрения он на себя навле
чет, если примется неумело и неосмотрительно, и сколь язвитель
ное, сколь очевидное, наглядное и неуничтожимое свидетельство
своей глупости он оставит человеческому роду.

Великая вещь—архитектура, и не всем можно браться за нее. Не
обходимо иметь высочайшее дарование, величайшее прилежание,
лучшие знания, огромнейший опыт, в особенности же зрелое и неис
порченное суждение тому, кто осмеливается назвать себя зодчим.
Ибо первое качество в зодчестве—судить правильно о том, что подо*
бает. Ведь строить—это вызвано необходимостью, а строить удобно—
заставляют и необходимость и польза. Выстроить же так, чтобы
знатные одобрили, а люди бережливые не отвергли, это возможно
лишь благодаря опытности ученого, сведущего и осторожнейшего
зодчего. Далее, выстроить то, что кажется удобным и без спора со
ответствует цели и затраченным средствам, дело не столько зодчего,
сколько строителя. А заранее обдумать, и умом и рассуждением ре
шить, что будет во всех отношениях совершенным и законченным,
свойственно лишь той изобретательности, которую мы ищем.

Итак, следует дарованием находить, делом познавать, рассужде
нием выбирать, размышлением сочетать, искусством довершать то,
к чему мы приступаем.

Основа всех этих вещей, утверждаю я, — мудрость и зрелость
мысли. Прочие же добродетели: человечность, простота, скромность,
честность, должны, полагаю, быть присущи зодчему в неменьшей
степени, чем прочим людям, занимающимся искусством. Ибо того, у
кого их нет, я не считаю даже возможным назвать человеком. Зодчий
должен всячески избегать легкомыслия, упрямства, хвастовства, не
сдержанности и всего того, что уменьшает расположение граждан и
увеличивает их ненависть. Наконец, я хотел бы, чтобы он поступал
так, как люди, занимающиеся науками: ведь никто не считает себя
достаточно искушенным в науках, если не перечитал и не изучил всех
авторов, даже плохих, писавших по тому предмету, которым он за
нимается. Так и здесь, все, что получало единогласное одобрение
людей, он рассмотрит самым старательным образом, начертит, запи


[ 333 ]